Рассказ шестой о настоящей дружбе

Первые три ступеньки Порфирий просчитал своим подбородком. Потом смог подтянуть руки и немного закрыть голову – и пожалел, что у него сейчас нет рыцарского шлема. Хотя, он наверняка был бы ржавым и не особо элегантным. Ну что ж – меньше поводов расстраиваться.
 Продолжив счёт локтями, он заметил, что скоро лестница закончилась. Его выволокло на середину башни к тому месту куда он влетел, а потом снова резко дёрнуло вверх. Порфирий неестественно взвизгнул. Мимо его глаз пронеслась винтовая лестница, почему-то летящая вниз. За полётом дворецкого из ниш на стенах наблюдало что-то белое, округлое и немного черное. Причём ниш было много, а некоторые из них перемежались маленькими оконцами, которые и были видны снаружи.
 Кстати, Порфирий сейчас действительно хотел оказаться снаружи. Там, под этим противным дождём, рядом со знакомой великаншей. В безопасности!
 Но тут полёт внезапно прервался – так же как и начался. Его ноги ударились в деревянную заслонку, она скрипнула, распахнулась, и Порфирий почувствовал дождь у себя на штанах.
- Ох, боже, - выдохнул он.
 Ну, по крайней мере, он снаружи.
 Вытирая лицо от неприятных холодных капель дождя, он осмотрелся. Его левую ногу крепко держал капкан в виде собачьей головы. Поводок был прочной цепью с массивными звеньями, которая тянулась к деревянному крану с рукояткой. И рядом с этим краном стояла подозрительно знакомая фигура -  в длинной робе, перевязанной ремнями, и в капюшоне, из под которого выглядывали жёлтые глаза, злые, как у собаки.
- А.. Алекто? – неуверенно спросил Порфирий.
 Молчание.
- Мегера?.. – вторая догадка испуганно просипела в мокром воздухе.
 Порфирий сразу же понял, что ошибся – причём оба раза. Одежда этой леди была другой -  рваной, потрепанной, ремни с клёпками и шипами, а в руке вместо плети или связки ключей сверкала увесистая алебарда.
- Т… Тизифона? – неестественным голосом спросил Порфирий. И понял, что угадал.
 Палач ещё немного на него посмотрела, а потом сказала низким тихим голосом.
- И как моя сестра могла в тебя влюбиться. Она же тебя даже не допрашивала, дохляк.
- ЧТО?! – не своим голосом проорал Порфирий.
***
 Хель злилась и пялилась на свой кулон. Он не хотел работать. Зараза. Ну вот как она могла забыть? Надо сюда втроём идти- вот с этим, как его?.. Номером 10! Хотя, врядли он бы смог её втолкнуть в башню как следует. Только бы сустав себе вывернул. Или ногу оторвал.
 Целых полчаса. Что там с Порфирием? Ищет и читает он лучше чем она – наверное скоро найдёт то, что им нужно. Всё ли с ним в порядке? Ну… Если бы «нет» - он бы точно позвал на помощь, ведь так?
 Скучно! Хель уже было всё равно, что она вся промокла – здесь это было нормальным явлением. Равно как и постоянные вскрики в лесу и… сверху?
 Знакомые вопли. Хель подняла голову и прищурилась. Наверху началась какая-то возня. Вопли Порфирия, что-то пойманное за ногу пыталось улететь, его держали, рычали в ответ. А он вопил.
- Порфирий?! – крикнула Хель, убирая волосы с лица.
- Хель! Помоги! Она хочет!.. – фигурка дернулась и упала на верх башни.
- Порфирий! – девушка чуть не заплакала.
 Тоже мне герой! Не может спасти своего друга, не может использовать магию, она вообще ничего не может! Только сидеть под дождём и скучать… Как же это бесит!..
 Бесит!
***
 У Порфирия прорезался не только голос, но и крылья (правда, они опять порвали рубашку). Да вот только они не помогали. Капкан держал крепко, больно и отпускать вампира он явно не собирался. Это было обидно – сейчас ему хотелось оказаться как можно дальше от этой проклятой башни. И её гостеприимной хозяйки тоже.
 Тизифона дёрнула цепь и Порфирий, взбрыкнув, упал обратно на крышу башни. Разрешения на выход не было.
- Король разрешил мне сюда войти! – закричал дворецкий.
 Тизифона сдёрнула цепь с крана.
- Я знаю.
- Отпустите меня пожалуйста, леди! Вы… вы не должны этого делать!
- Я знаю, - Тизифона тряхнула цепью в руке.
- Леди, опомнитесь! За что? – вампир попытался отползти.
 Палач дернула цепь, Порфирий неловко перевернулся на живот и испуганно посмотрел на неё.  Да, определённо, они – сёстры. У всех троих эриний был невыносимый характер.
- Ни за что. Это личное, - Тизифона схватила цепь одной рукой и, размахнувшись, приложила ей вампира пониже спины.
***
 С верха башни раздался непонятный металлический звук, а потом раздался не то вой, не то рёв медведя, подвернувшего лапу и разбившего при этом нос.
- Да что вы там творите! – заорала Хель. Они развлекаются без неё!
 Череп на шее девушки щёлкнул зубами. Его глазницы сверкнули искрами. О, новая хозяйка злится. Это хорошо.
***
 Порфирия отец при жизни бил часто и достаточно сильно. Впрочем, вина самого Порфирия в этом тоже была – он был невероятно упрямым и склочным мальчиком. Но даже это не стояло рядом с подарком от Тизифоны.
 Молодой мужчина тихонько подвывал, скорчившись как мокрый щенок, которого ударили ботинком под хвост.
 Тизифона откинула цепь в сторону, схватила горе-детектива за шиворот и поволокла его к краю башни. Слегка приподняв, она засунула его головой в узкую бойницу в бортике башни. Действительно красивый вид портила неудобная поза, бешеная боль по всему телу и уже успевший ему надоесть страх.
 Сверху что-то щелкнуло и запрыгнуло на камень. Порфирий попытался повернуть голову и прекратил попытку – в настолько узкой бойнице это было сделать невозможно. Но то, что он увидел краем глаза, ему не понравилось ещё больше. Тизифона вскочила на край башни и размахнулась алебардой. Вампир понял – ему сейчас отрубят голову.
- Нет-нет-нет! Леди! Не надо! – запротестовал промокший и униженный джентльмен.
 Палач ничего не ответила. Она просто опустила топор с тонким свистом к заметно похудевшей шее вампира. Да вот только он до неё не долетел.
 Острый клинок, дымящийся фиолетовым, не дал ему этого сделать.
***
 Порфирий открыл глаза и увидел перед собой лицо Хель. Великанша одной рукой держалась за край крыши, а второй – не давала отрубить своему другу голову топором. Точнее, голову не давал отрубить длинный меч с фиолетовым туманом у клинка, который девушка держала в руке.
- Прости, я немного задержалась, - чуть улыбнулась она вампиру и подпрыгнула. Сверкающий от мокрого блеска доспех рыцаря мелькнул перед ним. Он успел заметить, что этот наряд Хель идёт больше, чем предыдущие латы.
 Порфирий опустил взгляд и увидел, что по всей длине башни к нему шла тропинка из сломанных и ржавых шипов и глубоких следов от латных сапог.
« О, впечатляет! Вот на что способна разъярённая женщина! Особенно если она великан и… Секунду. Она разве была так одета? А латы-то откуда?» - пронеслось у него в голове.
 Хель стояла на краю парапета. Лёгкие прочные латы, окутанные фиолетовой дымкой казались полупрозрачными. Чёрные волосы парили в мокром воздухе – струйки тумана играли с ними. Глаза злобно горели, пальцы правой руки нервно перебирали длинный меч с волнистым клинком. На шее скалился череп из александрита.
- Ты кто? – спросила Тизифона, отпрыгивая на противоположную сторону башни.
- Та, кто всыплет тебе по первое число! – выплюнула Хель.
- Иди прочь. Здесь вершится правосудие.
- Я – воин Тумана. Здесь я – правосудие, - неожиданно низким голосом ответила девушка.
«Госпожа Туман?» - пронеслось в голове у Порфирия.
 И ту тон понял, что бойница, в которую его запихнули, выходит прямо на Башню Разбитого Сердца. Эй! Ему показалось, что оттуда ему кто-то машет длинной фиолетовой шалью.
«Госпожа Туман», - подтвердил он свою догадку.
***
 Сверху раздавались женское рычание и звон стали. Порфирию было стыдно, за то, что он не может помочь Хель. Да, он, наверное, и не смог бы сделать ничего полезного. Он слабее (это факт), он не такой быстрый (это тоже факт!) и, что там говорить – никакой из него боец. Да и интеллект его сейчас подвёл -  поэтому он находится в таком неудобном положении.
 Это ещё более стыдно – стоять на корточках в луже и с головой, застрявшей в стене.
- Стыдоба, - выдохнул Порфирий, опуская голову. – Тоже мне – умник.
 Тут звон и прыжки сверху прекратились. Вампир затих и прислушался. По спине пробежал холодок… Или это меч?..
***
 Хель уважала достойных соперниц. Палач как раз ей и оказалась. Меч и алебарда много раз ударялись друг об друга, девушки скакали по верху башни, причём поединок увлекал их обеих.
 «Как весело! Давно уже так не развлекалась! Какая она сильная! Неудивительно, что девчонки её избегают! Она – мастер!» - Хель лихо сделала колесо на парапете и врезала клинком по древку алебарды.
«Тц! Задела, зараза! Я никогда её не видела! Она что – новенькая? В архивах не было её папки! Что она такое?.. Чёрт, мне нравится с ней драться!» - палач вывернулась и перевернулась в воздухе.
 Но минут через пять поединок им поднадоел. Девушки начали уставать, но уступать друг другу не хотели. Раунд надо было закончить, поэтому Хель вскинула руку, и верх башни разделила завеса из фиолетового тумана.
- Достаточно, - властно сказала великанша, взмахивая мечом.
 Палач промолчала.
- Давай лучше познакомимся, - заявила воин Тумана.
 Палач посмотрела на неё, как на больную.
- Что? – переспросила она.
 Хель взмахнула рукой, и меч исчез, доспехи она решила оставить – мало ли что.
- То самое. Давай, поговорим. Мой папа постоянно говорил, что это помогает.
 Тизифона хмыкнула, положила топор на пол и села на край. Потом кивнула.
- Ладно, - наконец сказала она.
- Ну вот и… ладно. Меня зовут Хель.
- Тизифона, - последовал каменный ответ.
- Так ты была в курсе того, что Аид разрешил нам войти в башню?
- Да.
- Но он же невиновен – его не приговорили к казни. Так... какого же ты поставила его так?
- За дело.
- За какое дело?
- Он виновен. Он лишил чести мою сестру.
 Неловкая пауза повисла в мокром воздухе. Хель ожидала услышать любой бред, любое обвинение – почти на каждое у неё уже был припасён ответ. Но предъявленное обвинение лишило её дара речи – может, она не всё знает о своём новом хорошем друге – сумасшедшем учёном – и на него теперь надо смотреть другими глазами? Что этот задохлик сделал с её подругой?
- ПОРФИРИЙ?! – Хель обернулась на его макушку. – Ты что – то делал с… понимаешь с кем?
- С кем? – выдохнул он.
- С КЕМ?
- С кем… С Мегерой вроде я совсем не общался…
- Я не про неё, тугодум, - прошипела Хель.
-  Боже мой. БОЖЕ МОЙ! НЕТ! НЕТ! Только не она! – до Порфирия дошло о ком идёт речь -  Только не эта женщина! Глаза б мои её не видели! Алекто как с цепи срывается, когда меня видит! Я не знаю, куда от неё бежать! Я боюсь её! Она!.. Ничего постыдного! Ничего постыдного я с ней не делал! Я никогда не!..
- Достаточно, - Хель слегка шлепнула его по ноге.
 Вампир взвизгнул.
- Я ему верю.
- А я – нет, - палач как бы случайно задела алебарду носком сапога.
- А я – верю. Мне он врать не станет, - великанша уверенно скрестила руки на груди.
 Эриния тоже скрестила руки на груди.
- Он вёл себя непростительно.
- Ну?
- Прикасался к…
- К чему?! – заорал Порфирий.
- К самому святому! К пыточным инструментам! Он их отчистил, привёл в порядок! Это её так унизило, что она не может этого простить и забыть! И когда она его видит, то… - сорвалась Тизифона.
- Она что, влюбилась в него?
- Да.
- НЕЕЕТ! Нет, нет!.. Не надо! – завыл Порфирий. – Я не хочу! Только не она!
- Ты сказал, что моя сестра уродина? – эриния напряглась.
- Нет! Но я не люблю её! Есть другая девушка, в которую я влюблён! И!..
- А что ты делал в подвалах моей башни?
- Я искал сведения о…
- Ты с архивами ничего не делал? – изменившимся голосом спросила палач.
- Я… - замялся вампир.
- Порфирий, ты ведь не вздумал их сортировать, а? – немного севшим голосом спросила Хель.
***
 После искреннего ответа и таких же искренних извинений и приведений доказательств, что его действия были оправданы, логичны и лишь во благо, палач снова подала голос.
- Твоё счастье, что я не могу пройти через этот туман, - железным голосом сказала Тизифона.
- Леди, простите.
- Не смей называть меня «леди»!
- Но ведь так же лучше! Так можно быстрее найти то что нужно!
- Ты уже нашёл, что тебе нужно?
- Да, ле… Да.
- Тогда выползай и вали отсюда. А не то закончу то, что не довела до конца.
 Палач сплюнула в сторону и тяжело вздохнула. Вот именно поэтому она не любит гостей. Порядки свои тут наводят – как будто она плохая хозяйка! Бесит.
- Слушай, Тизифона, - подала голос Хель.
- Что тебе? – палач злобно подняла голову.
- Это ведь лобное место, да?
- Нет. Это площадка для пикников.
- А как ты делаешь здесь свои… профессиональные дела?
- Тебе что, интересно?
- Да! Я же викинг, как-никак.
- Викинг? О! А ты научишь меня делать «кровавого орла»? – изменившимся голосом спросила эриния.
- Да! Я это умею!
- Отлично! Тогда расскажу! Значит так! Слушай, как тут дела делаются!  – Тизифона встала с парапета и подошла поближе. – Смотри! Башка этого умника – в той бойнице, которая выходит на башню Госпожи.
- Да, я это вижу, - выдохнул Порфирий.
-  Я засовываю этих идиотов туда головой, отрубаю лишнее и последнее, что они видят – башня Госпожи. А она оттуда машет им платочком! «Пока-пока!» Драматично, правда?
- Ага! Здорово! – Хель от нетерпения потёрла ладони.
- Ну вот! Потом я спускаюсь вниз, забираю голову, тело – выбрасываю в ближайшее болото, а голова идёт на свою полочку в башне. Ну, в эти маленькие ниши, которые вокруг лестницы расположены. И когда следующая жертва поднимается по башне (я в спину их пихаю!), она видит головы других жертв и понимает, что спасения нет, и скоро её голова тоже будет здесь! И…
- А ты не оставляешь записку там, куда поставишь следующую голову?
- Нет… - протянула Тизифона. – Слушай, это идея - надо ставить!
- Ага! Представь, ты подводишь, хватаешь за волосы, или что там у них есть и говоришь: «Надеюсь тебе здесь понравится!» или что-то в этом духе! Представь себе, какая будет реакция!
- Да! От презрительного взгляда до истерики! Так и слышу мольбы: «Ах, пощади! Не убивай!» и так далее…
- Ну, меня это тоже раздражает.
- Леди, простите.
- Порфирий, подожди!
- А, ну… Спешить мне некуда. Колени только ноют.
- Не мешай! – шикнула на него Тизифона.
 Женский разговор продолжился. Они подходили к самому интересному.
- Слушай, у тебя должно быть такая классная коллекция черепов! Ну, за то время, что ты тут работаешь!
- Ну да! Должно же у меня быть какое-то хобби.
- Это нормально.
- Спасибо! Только вот…
- Что?
- У меня нет в коллекции черепа ледяного тролля.
- Нет? А почему?
- Здесь их так мало, все ведут себя хорошо и никого из них не осуждают на казнь. И вот моё местечко пустует.
- Какая жалость.
- Вот и я о том же.
- Слушай!
-Что?
- У меня есть этот череп.
- Есть?
- Ну да – лишний. Мне его папа принёс с одной прогулки.
- Спасибо, я его тогда просто так поставлю. Слушай, у тебя есть папа?
- Ну да. Вот сейчас…
 Девушки разговорились. Хель надоело сидеть на холодном камне, и она пересела. Тизифона снова запрыгнула на парапет, поджала под себя ноги и обе продолжили щебетать о способах казни, наказаний и прочих женских штучках. Порфирий же покорно всё слушал, продолжая стоять на четвереньках. Выбора у него не было, тем более что Хель за разговором не заметила, что пересела она на его спину.
***
 Железная башня отдалялась – и это зрелище грело его душу(у вампиров есть душа?). Хоть у него болело пониже… Низ спины жутко болел, укушенная нога ныла, но это уже его не беспокоило. Он уже не там! Это место осталось далеко позади – и возвращаться туда он не собирался. Ну, теперь будет чем похвастаться – он ушёл целым от той, то которой ещё никто не уходил. Правда, идти он не мог, но эта проблема уже была решена – ведь с ним Хель! А она сильная. 
- До остановки далеко? – спросил Порфирий.
- Нет, ещё немного.
- Спасибо.
- Тебе как, удобно?
- Ничего. Твой наплечник плоский, так что под рёбра мне он не врезается.
- Порфирий, прости, что чуть задержалась и… за то, что села на тебя, - смутилась великанша. -  Когда я с кем-то дерусь, я иногда забываюсь. Как твоя спина?
- А у меня что, есть спина? – слегка пошутил Порфирий.
- Да, ещё есть, - улыбнулась Хель.
- А, ну спасибо, что напомнила. Спасибо, что прибежала, а не то, я боюсь, я бы сейчас был в несколько разобранном состоянии.
- Ну, я думаю, вампиры умеют приращивать свои головы обратно.
- Я – особенный вампир!
- Ах! Уже особенный?
- Пытаюсь не опускать руки. Хоть, они сейчас у меня и болят.
- Ха.
- Хель, слушай.
- Ну?
- А как у тебя получилось призвать меч? И эти доспехи, ты же не была в них. И по стене ты как взбежала? И шипы… они же были смяты и…Ты наложила на них проклятие? Хель? Хель?
 Великанша остановилась. Она думала.
 Эй. 
 Она же в доспехах, она дралась мечом, которого у неё раньше не было. Она взбежала по отвесной стене, буквально уничтожая шипы взглядом. А ещё точнее, туманом, который витал вокруг неё тогда.
 Она колдовала.
 У неё получилось. Но почему?
«Потому что я испугалась за Порфирия. За своего друга и поэтому… Да, госпожа?»
«Ну да, малышка. Сильное желание защитить кого-то дорогого и – вот результат. Ты же у нас герой, герои кого-то защищают, так что… Ну, теперь можешь перед всеми хвастаться. Ты стала колдуньей, а точнее. Как тебе звание рыцаря Смерти? Хель – рыцарь. Хорошо звучит, да?»
 Хель закричала так, что деревья начали нервно дрожать рядом с ней. Это был победный вопль викинга, который только что утопил вражеский драккар или завалил медведя голыми руками. Хель засмеялась, подкинула Порфирия до верхушек крон, как могла, опять подкинула, обняла, поцеловала, снова обняла и заревела, как выпь.
- ПОЛУЧИЛОСЬ! – разнеслось по Плутону. – У МЕНЯ ПОЛУЧИЛОСЬ! Я – ВЕДЬМА!


Рецензии