Как мир проходит тест Израилем

    В Ы Д Е Р Ж К И  И З  К Н И Г И  ДЖ. Г И Л Д Е Р А  П Е Р Е П Е Ч А Т К А
    Когда израильтяне говорят о вопиющей несправедливости по отношению к их маленькому государству со стороны "миролюбивой" общественности, их бьют дубинкой ООН, что не удивительно, ибо давно вошло в моду и соответствует "стандартам современного либерализма". Но когда с этим не согласен кто-то вне иудаизма за пределами Израиля - это нонсенс...
 "Тест Израилем содержит вопрос, может ли этот мир подавить в себе зависть и признать, что все они зависят от выдающихся достижений сравнительно небольшого количества мужчин и женщин. Ибо выживание человеческой расы зависит от признания совершенства, где бы оно не появлялось… Оно зависит …."от того, сможет ли мир пройти тест Израилем".
 Джордж Гилдер, «протестант… без малейшего намека на еврейское происхождение»

 Центральная проблема международной политики, разделяющий мир на две неустойчивые армии, – это крошечное государство Израиль. И дело вовсе не в глобальной войне цивилизаций между Западом и исламом или расколе между арабами и евреями. Данные конфликты реальны и бросаются в глаза, но они заслоняют собой более глубокую моральную и идеологическую войну. Реальное противостояние здесь между правлением закона и правлением сторонников социального равенства, между креативным блеском и «справедливостью», между восхищением достижениями и завистью к ним и их отторжением, между мнением леволиберальной сволочи и вменяемыми, объективно мыслящими людьми…

 В странах, где евреи свободны изобретать и созидать, они накапливают заметное богатство и вызывают зависть и подозрение. В этот век информации, когда достижения разума существенно опередили власть масс и материальную силу, евреи выковали как немалую долю науки, так и богатства данной эпохи. Их пионерский вклад в квантовую теорию сделал возможным век цифрования. Их прорывы в ядерной физике и компьютерной науке привели Запад к победе во второй мировой войне и в холодной войне. Их изобретения в биоинженерии улучшили здоровье человечества, а сконструированные ими микрочипы служат топливом для его процветания. Их гений вознес ввысь мировую экономику и культуру…

 Сегодня еврейский гений сконцентрирован в Израиле. Затуманенные доминирующим медийным клише о «истерзанном войной» Ближнем Востоке, нечасто празднуемые подвиги коммерческой, научной и технологической креативности Израиля венчают собой еврейскую сагу 20 века о триумфе после трагедии. Сегодня крошечный Израиль с населением в 7,23 миллиона(8,08 млн. по данным на сентябрь 2013 года – прим. ред.), из которых пять с половиной миллиона евреев, второй только после Соединенных Штатов по количеству технологических изобретений. По количеству инноваций на душу населения Израиль далеко превосходит все государства. Мировая цивилизация продолжает питаться интеллектуальным богатством, которое воплощает собой Израиль…

 Редко когда в наши дни встретишь столь прочувствованные и, более того, высказанные во всеуслышание комплименты еврейскому государству. «Только протестантский патриций без малейшего намека на еврейское происхождение смеет писать в столь позитивном ключе об Израиле и евреях», – с грустной усмешкой высказался известный журналист Майкл Медвед в журнале Commentary не далее чем пять лет назад, когда свет увидело первое издание книги Джорджа Гилдера «Тест Израилем». Недавно она была напечатана вторично (The Israel Test: Why the World’s Most Besieged State is a Beacon of Freedom and Hope for the World Economy. By George Gilder / Encounter Books. New York-London) – наверное, сама тема нуждается в повторении и разъяснении: действительно, почему самое осажденное государство в мире остается маяком свободы и надежды для мировой экономики?
 Джордж Гилдер, по словам Джона Волстеттера, рецензента его книги в журнале TheAmerican Spectator, является «одним из интеллектуальных титанов планеты прошлого поколения» (имеется в виду не то, что, Боже упаси, Гилдера нет в живых – он здравствует, и ему по нынешним меркам не так много, всего 75 лет, а то, что нынешнее поколение экономистов Запада инфицировано в большинстве своем социалистическими бациллами всеобщего передела). Журнал Forbes (автор соответствующей статьи – Ралф Бенко) в свою очередь пишет о Гилдере как об одном из столпов экономики предложения (т.е. рыночной экономики), который был наиболее цитируемым живущим автором президента Рональда Рейгана, и певце предпринимательского таланта и инициативы, технологической креативности, которые только и обеспечивают экономический прогресс и процветание. Символом последних Гилдер и видит Израиль, который отважно защищает от ненавистников и хулителей. «Полагая, что богатство распределяется сверху, главным образом государством, а не создается изобретательностью и находчивостью, критики Израиля смотрят на мир как на конечную сумму ресурсов. […] Веря, что Израиль, подобно Соединенным Штатам, захватил слишком много мировых ресурсов, они поддерживают широкие программы международной компенсации и перераспределения. Они воображают, что положение палестинцев отражает не их собственный марксистский Angst (ужас перед существованием), антисемитские мании и рецидивы насилия, а вызвано действиями Израиля. По их мнению, богатство Израиля произрастает не благодаря еврейской креативности и гению, а за счет вытягиваемой из Соединенных Штатов помощи или захвату ценной земли и прочих ресурсов у арабов».
 В идее «захвата земли» ничего нового нет: когда в 1939 году английское правительство объявило о введении ограничений на иммиграцию евреев в Палестину, равно как и на их возможности покупать землю у арабов, Уинстон Черчилль, тогда член парламента, ответил на это следующим образом: «Они (еврейские колонисты) заставили пустыню цвести… открыли множество успешных производств… основали огромный город на голом берегу… укротили Иордан и провели во всей земле электричество… Совершенно никем не ущемляемые, арабы толпами хлынули в эту страну и умножились в количестве так, что их население превзошло еврейское даже с добавлением сюда евреев со всего мира. Теперь нас просят декретировать, что все это должно быть остановлено и все это должно закончиться. Теперь нас просят уступить – и это то, что бесит меня более всего, – агитации, которая ведется на иностранные деньги и беспрестанно разжигается нацистской и фашистской пропагандой». И Джордж Гилдер резюмирует: «Этим все сказано, сказано на века. Мало что изменилось восемьдесят лет спустя».
 История, между тем, повторилась во время, по определению Гилдера, второй эры палестинской экономики, которая началась после Шестидневной войны (Первая занимает период с 1948 по 1967 год. «Экономический рост на Западном Берегу и в Газе был в лучшем случае черепашьим, и никто из власть имущих никогда не поднимал вопрос о создании палестинского государства за исключением того, что уже существовало в Иордании») и продолжалась до первой интифады (1987). В это время Западный Берег и Газа были на четвертом месте среди наиболее динамично развивающихся экономик на земле, причем с 1969 по 1979 годы рост составлял примерно 25% ежегодно. Инвестиции с $10 миллионов в 1969 году достигли $600 миллионов в 1991. Арабское население за тот же период выросло с миллиона в 1967 году до почти трех миллионов. При этом количество еврейских поселенцев в 1987 году составило здесь всего 250 тысяч человек (нелишне отметить, что за это же время сюда прибыло в восемь раз больше арабских поселенцев  из Иордании и других арабских стран). Согласно историку Эфраиму Каршу, к 1986 году 92,8% населения Западного Берега и Газы имели электричество круглосуточно по сравнению с 20,5 в 1967. Аналогичный прогресс был отмечен в гигиене, здравоохранении, снижении детской смертности, иммунизации и средствах связи, в результате чего они либо вышли на уровень других арабских стран, либо превысили его. На 102% выросло количество школьников. А прогресс в области высшего образования и вовсе был из ряда вон выходящим. К началу 1990 года здесь работали семь университетов (до 1967 года не было ни одного), где обучались 16,500 студентов.
 Однако, как пишет Гилдер, с 1993 года Соединенные Штаты и Объединенные Нации по существу передали лавку Арафату (Соглашения Осло). Территории захлестнула антиизраильская и антисемитская пропаганда, набрал силу терроризм, палестинское предпринимательство, уличаемое в «унизительном» сотрудничестве с евреями, стало сокращаться и через несколько лет упало на 40%. Зато «иностранные деньги» (цитируя Черчилля) посыпались, как из рога изобилия, и ключевая роль здесь принадлежит UNRWA (Ближневосточному агентству ООН для помощи палестинским беженцам и организации работ). Именно создание UNRWA в 1949 году и есть, в представлении Гилдера, истинная накба (в палестинской идеологии этим словом, означающим «катастрофа», называется создание в 1948 году Государства Израиль). «Беспрецедентным решением, не применяемым ни к каким другим беженцам на земле, ООН протянула свои удушающие объятья не только к якобы невинным арабским “жертвам” хаоса войны 1948 года, но и навечно всем их потомкам». Реальный смысл этого решения – финансирование конечного уничтожения Израиля. Как в свойственном ему экспрессивном стиле пишет Джордж Гилдер, по мере того как иностранная помощь заслоняет собой предпринимательские достижения как главный источник новонайденного дохода для общества, культура экономического прогресса заменяется театром отверженности. Одним словом, совместное с Израилем и взаимовыгодное экономическое развитие приказало долго жить. Когда-то, еще в 1934 году, Давид Бен-Гурион пытался убедить тогдашнего лидера палестинских арабов Мусу Алами, что сионизм принесет им «благословение» и что у них нет рациональной причины этому препятствовать. Алами ответил так: «Я бы предпочел, чтобы страна оставалась бедной и бесплодной еще сотню лет, пока мы сами не сможем ее развивать». Эта сентенция и по сей день остается политическим кредо «Хамаса» – как не вспомнить разгрома со сладострастным упоением тысяч теплиц, оставленных в Газе после эвакуации в 2005 году еврейских поселений…
>>>
>>> Особое внимание Джордж Гилдер, пропагандист общественного процветания, основанного на капиталистической инициативе, уделяет экономическим реформам, проведенным в Израиле в 2005 году под руководством его тогдашнего министра финансов. «Силой, решительным образом выдернувшей израильтян из их социалистического прошлого в современный мир финансов, стал талант Нетаниягу. Он использовал финансовый кризис в Израиле в 2003-2004 годах, вызванный последней кампанией палестинского террора, как рычаг для преобразования преимущественно социалистического сектора, зависимого от иностранного финансирования, в одну из самых открытых и процветающих финансовых систем в мире». Жизненно важной оказалась поддержка, оказанная израильскому реформатору президентом США Джорджем Бушем-младшим и его министром финансов Джоном Сноу. Нетаниягу, уточняет Гилдер, хотел получить американские гарантии под израильские ценные бумаги, чтобы их курс не страдал от потрясений наподобие интифад и мало ли чего еще. На это Сноу выдвинул следующие условия. Во-первых, израильский профсоюз Гистадрут не должен был больше автоматически получать из казны 6% инфляционную надбавку на свой капитал. Во-вторых, принадлежащие государству предприятия следовало приватизировать путем снижения государственной доли до 20%. Третьим пунктом было создание индустрии финансовых услуг, в том числе инвестиционных банков; при этом ликвидировалось двойное налогообложение не только инвестиций в Израиле, но и зарубежных инвестиций израильтян. Первого января 2005 года реформа Нетаниягу-Сноу вступила в силу.
    Ее результаты были ошеломительными. Гилдер приводит некоторые данные, опубликованные в обзоре за 2008 год международной консалтинговой компанией Deloitte & Touche: в шести областях венчурного капитала – телекоммуникациях, микрочипах, компьютерном программировании, биофармакологии, медицинском приборостроении и чистой энергетике – Израиль по количеству технологических инноваций вышел на второе место в мире после США. В этом же году в Израиле появились 483 компании с венчурным капиталом, в то время как, например, в Германии таких было 100. Гилдер приводит еще много красноречивых фактов и цифр, в том числе и о тесном сотрудничестве с Америкой, и заключает: «Нет ни природного богатства, ни глобального актива, ни американского союзника где-либо на Ближнем Востоке – да и вообще в мире, – которые бы можно было бы сравнить по ценности с гением народа Израиля».
>>>
>>> В 2008 году Джордж Гилдер посетил Израиль с деловым визитом. Партнеры повезли его ужинать в Кесарию. Сам ресторан располагался на пляже Средиземного моря. Над ним высились руины римских храмов и театров, недавно отделанные золотым песчаником и иллюминированные. Вдоль пляжа светились огни магазинов и ресторанов. Шум моря, запах рыбы на гриле, мерцание заката придавали всему волшебное чувство мира и процветания.
>>>
>>> И я подумал, пишет Гилдер, что в ста километрах на юг отсюда лежит Газа, с такими же пляжами, с такой же мягкой погодой, с такими же возможностями для человеческого прогресса. Смогут ли ее жители присоединиться к израильтянам, чтобы вместе сотворить еще одну Ривьеру? Смогут ли они оставить позади мир химер о нулевой сумме, фантазий о джихадистском реванше? И что мы можем сказать на это в августе 2014? Увы, увы…
 В мире, полном опасностей и сталкивающимся с неисчислимыми угрозами, тест Израилем содержит вопрос, может ли этот мир подавить в себе зависть и признать, что все они зависят от выдающихся достижений сравнительно небольшого количества мужчин и женщин. Ибо выживание человеческой расы зависит от признания совершенства, где бы оно не появлялось, и от оберегания его, пока оно не станет повсеместным. Само это выживание опирается на авангард, состоящий из творцов-провидцев на передовых рубежах знания. Оно зависит – и именно к такому выводу приходит «протестантский патриций без малейшего намека на еврейское происхождение» Джордж Гилдер – от того, сможет ли мир пройти тест Израилем.
 сент 2014
 Автор перевода: Лев Рожанский


Рецензии