Призвание варяга гл 56 Женитьба тиуна

На княжеских дворах с самого утра царило редкое оживление. Собиралась свадьба Арви и Росы. Но сама невеста не участвовала в приготовлениях. Ее мало заботило, как все пройдет. И даже сейчас, стоя посреди горницы, где ее готовили к свадебному обряду, Роса даже не следила за нарядом и украшениями.

В этот день рядом с княжной не было ни одной родной души. Ни Трувора, который уехал с золотом. Ни Велемиры, которую, как та сама объяснила, тиун отправил с посланием к Умиле. Ни даже Варвары, у которой не так давно случились роды.

- Княжна, не нужно робеть, - Рада приколола к подолу Росы вязанный узелками оберег. Все вокруг полагали, что Роса смущена и растеряна. И никто не знал истинных причин ее отстраненности. – Все знают, как тиун любит свою невесту.

- Не хочу, - всхлипнула Роса, не договорив.

- Может быть, княжне еще понравится замужем, - подмигнула Мирава. - Тем паче, тиун – самый завидный холостяк в Новгороде, - подчеркнула девушка тоном, каким беседуют все заговорщики. А Роса уже не могла выносить хвалебных речей про Арви: все вокруг только и делали, что превозносили его. - Ничего страшного в замужестве нет, - ободряла бойкая Мирава.

- А что же жених? Готовится к торжеству? – полюбопытствовала Рада, вплетая ленту в волосы Росы.

- Не знаю, - Роса смотрела в одну точку. Ей было все равно, где «жених». Лучше б потерялся.

- Поутру он был в гриднице…- отозвалась Мирава. - Государь ведь отправляет своих гридей - Оскольда и Дира - в поход. На Киев.

- А разве не на Царьград? - засомневалась Рада, несколько раз мельком слышавшая разговоры о грядущем походе.

- На Царьград три года тому назад ходил Гостомысл, - хмыкнула Мирава, которой догадки Рады показались достойными того, чтобы их высмеять.

- И Царьград наш теперь? - дивилась Рада.

- О, боги, ты будто из лесной чащи! - закатила глаза Мирава. - Конечно нет! Не наш!

- Неудача? - уточнила Рада огорченно.

- Ну ты…- хихикнула Мирава. - Наоборот! Богатый откуп получили тогда от Греческого Царства. Так что теперь на Киев. На этот раз без князя даже.

- И все же, я точно слышала, что на Царьград они идут, - не унималась Рада, даже приостановившись украшать Росу.

- Прясло Макоши! Натужь свой ум, наконец, Рада! – выругалась Мирава. - Объявлено, может, что и на Царьград. Но на самом деле – на Киев! Разумеется, кричать об этом на каждом углу не следует! Ты же понимаешь, что тут могут отыскаться лазутчики…Вот пусть они и доносят своим хозяевам, что на Царьград мы идем! Ясно теперь?!

- А…Тогда, конечно…- догадалась наконец Рада. - А ты откель все это знаешь? - Раду поразила осведомленность новенькой девушки.

- Уметь надо, - многозначительно изрекла Мирава, не раскрывая своих источников.
 
- А как же Оскольд и Дир без князя выступят? - недоумевала Рада, заканчивая наряжать невесту.

- Они с ним уже лет двадцать! - фыркнула Мирава. - И потом, сам он сейчас явно никуда уйти не может из Новгорода. Тут все только налаживаться начало. А поход – это нам всем во благо!

- Не знаю, какое тут благо, - не согласилась Рада. - Чтоб отрядить войско, понадобятся орудия, одежа, едьба…А это значит, что князь, вероятно, увеличит поборы…Людям и так тяжело. А станет еще тяжелее.

- Какая ты мудрена, - усмехнулась Мирава. - Не наше это дело. А поборы, точно говоришь, увеличит.

- И чего добьется этим? - не унималась Рада. - Токмо народ попусту всколыхнет…

- Много ты понимаешь. Киев без князя вскоре останется, - Мирава была куда более сведущей в делах княжества, чем Рада и все прочие девы, вместе взятые. - Такая удача только раз в сто лет выпадает.

- А кто еще выйдет в поход? - вдруг проснулась Роса, до того особенно не вслушивавшаяся в скучный для нее разговор. Тема политики никогда ее не занимала.

- Тиун, точно, не выйдет, - отрицательно покачала головой Мирава.


****
Празднование не было обширным – всего несколько бояр и помощников тиуна, в том числе некий Орм, который только сегодня прибыл из Дорестадта. Арви был ему крайне рад. «Видать, тот такой же змий», - подумалось Росе при виде нового гостя с удивительными желтыми глазами.

Также на свадьбу пришлось позвать нескольких уважаемых дружинников. Арви не любил этих бандюг. В отличие от обыкновенных людей, то есть, разумных и воспитанных служителей князя, эти звери запросто могли отчебучить нечто непотребное. Скажем, развязать рукопашную прямо за гарным столом… Питьевой посудой избить друг друга или, не приведите, боги, кого-то еще…И наконец, вообще, раздолбать всю праздничную утварь! Сложности тиуну не нужны. Но что ж делать! Обойти стороной этих разбойников было бы еще хуже, чем пригласить.

За столом Роса не промолвила ни слова, бросая все силы на то, чтобы не расплакаться. Грустные мысли не покидали ее головы, порождая в слабой душе отчаяние. Тяжелый кубок стоял перед ней, полный багряного забвения. Роса облизнула высохшие губы. Может быть, ей немного выпить? Хотя, где это видано, чтоб княжна пила вино! Впрочем, этим дикарям неведомы ни манеры, ни правила.

И все-таки терпкий запах с непривычки внушал Росе лишь отвращение. Она отвернулась.

Свадьба Росы оказалась прескучнейшей. Тут почти не было молодежи, не считая пары-тройки дружинников возраста Трувора. Но они оказались не таким уж любителями обрядов и таинств. И в основном ели и пили, не привнося особого задора на размеренное празднование. Вопреки новгородским свадебным традициям, сегодня не было ни игр, ни привычных забав. За столом шли разговоры о политике и войне, перемежаемые тостами за новоиспеченных супругов и, разумеется, за князя. Которого на праздновании не было. Вернее, он заглянул ненадолго, но потом ушел и больше уже не появлялся. Арви не знал, расстраиваться или радоваться тому. С одной стороны, правитель осчастливил это торжество своим визитом. С другой – не слишком ли быстро он удалился?   

- Оскольд, правда ли, что ты родом из Киева? - интересовался Гуннар. Большинство участников застолья были уже пьяны. Их разморило, и им хотелось разглагольствований.

- Потомок самого Кия! - пошутил Оскольд. Потом добавил, - у меня там сродник…

- Кстати, я и сам родом из Киева, - встрял старый дружинник Бойко. - Что за город! Цветущий сад!

- Это верно, земли те плодородные весьма, - поддержал приятеля глава вече Аскриний. - Вот только хаты их мне совсем не по сердцу…Землянки да мазанки …С такими в зиму нелегко придется…

- Ну там и зимы иные нежели здесь, - оправдывал земляков Бойко. - Я помню еще те времена, когда Киев был любимым градом князя Буривого…Он тогда порассудил так, что Новгород Гостомыслу достанется, а Киев – его младшему брату…Жаль только, что в итоге оказался град в руках подлых.

- Это ненадолго, - прогремел Оскольд, приковав к себе внимание всех пирующих. Несмотря на то, что юные годы его остались позади, он выглядел моложаво. И с виду был внушителен: статен и ладен. Кроме того, обладал звучным голосом. К тому же он был из тех редких личностей, которые даже глухого и слепого могут уговорить пуститься в авантюру. Почти всегда полупьяный, он любил произносить речи, затевать ссоры, драться и влюбляться.

- Какая уверенность…Захватить полян не так-то просто, - мечник Хельми оглядел Оскольда с неприязнью. Между ними когда-то давно произошла размолвка. Случай вроде забылся, но приятельства между ними больше не было.

- Подобное никогда не бывает просто, - урезонил вечно-спокойный Дир. Он был полной противоположностью своего друга. Невысок и худощав. С виду скрытен и безразличен ко всему, связанному с чувствами. - Но из всех возможностей – эта самая благоприятная, - продолжал Дир, играя кубком, который был все еще не тронут.

- Но они платят дань хазарам, - напомнил Хельми.

- А станут платить нам! - во всеуслышание постановил Оскольд.

- Это может повлечь за собой спор с каганом …- не отступался Хельми. - Не всем нравится, егда отымают данников…В любом случае неприятностей не избежать…

- Ну да…Ты-то всегда боишься неприятностей…- хмыкнул разгоряченный напитками Оскольд.

- Если б я боялся неприятностей или чего-либо еще, то не был бы княжеским мечником, - далеко нетрезвый Хельми ощупал свой кинжал за поясом. Этот наглец с Днепра давно уже раздражает его. Но только сейчас появилась идея заткнуть его раз и навсегда.

- Ну так дань брать – это не в сечи идти, - едко отозвался Дир.

- Разве что только с крестьянками воевать…Горазд...- ухмыльнулся Оскольд.

А Хельми тем временем приподнялся с лавки. Он не был любителем диалогов. И он не считал, что обязан еще что-то сказать перед тем, как отрежет Оскольду голову. Но тут он почувствовал на своем плече чью-то руку.

- Ну все, все, - Ньер придержал Хельми, вернув того на лавку. Как старший дружинник, он не мог допустить кровопролития среди гридей, а как друг – позволить Хельми ввязаться в недостойную ссору или, и того хуже, дойти до смертоубийства. Что в мирное время карается очень строго. – Ну тебе-то легко рассуждать, - на сей раз Ньер обращался к Оскольду. - Расхлебывать-то в случае чего будешь не ты, а наш князь.

- Кто всего трусит, пусть в бревенке сидит с мамками да жинками, - огрызнулся Оскольд. При желании он умел быть настойчивым и обаятельным, но сейчас в том нужды не было.

- Охотник странствий, - усмехнулся Ньер.

- Дело это все же сомнительное, - заключил Хельми. Но тут же был прерван. На сей раз Диром.

- Ты, верно, лучше князя знаешь, к чему приведет поход, раз порицаешь то, что одобрил он? - в отличие от Оскольда Дир обладал негромким голосом, таким вкрадчивым, словно медовым. Но зато все знали, как остр его язык.

- Я не порицаю, - потемнел Хельми. Подобное обвинение было не только неприемлемо, но и опасно.  - Не мне судить о решениях князя. Я лишь говорю, что на его месте не доверял бы столь важное выступление всякому подхалиму!

- «На его месте» - весьма странное выражение, - усмехнулся Дир. – Так значит, ты желаешь занять место нашего князя?..

За столом водворилась тишина. Арви неодобрительно оглядел Дира, который был относительно трезв и, вероятно, умышлено подвигал мечника на ссору. Ведь этакое заявление превосходило уже все возможные грани. Хельми был преданным соратником Рёрика, и все это знали. Но в вопросах, касающихся власти, даже шутка оказывается серьезной.

- Никто из нас ничего подобного не желает. И даже не помышляет об этом, Дир, - спокойно произнес Ньер. - Замысел заманчив. Но и рискован. Ведь успех зависит от исполнителей. Вы с Оскольдом, разумеется, отменные воители…- с двусмысленной ухмылкой отметил огнищанин. - Потому-то Рёрик и позволил вам возглавить поход…

- Он позволил им это потому, что они лизоблюдское шаркало! - ярился Хельми.

- Что ты там бормочешь? – Оскольд накренился над столом, подавшись вперед.

Арви скривился. Обстановка накалилась до предела. И, кажется, побоища не миновать. Проклятые головорезы. Их вообще нельзя приглашать на чинные застолья!
 
- Я бы хотел испить этот кубок за молодых! - с места вдруг поднялся Орм. Все обратили взоры на желтоглазого гостя, недавно прибывшего из Фризии с новостями. Для многих он был человеком новым и незнакомым. - Как известно, добрая женитьба – к дому приучает, а худая – от дома отлучает…

Пока Орм произносил тост, ссора между дружинниками заглохла. Оскольд и Дир со вниманием слушали речь говорливого гостя, попутно обсуждая между собой его слова и облик. А Хельми и Ньер продолжали тихо вести свой разговор, недовольно косясь на Оскольда с Диром.

- Держись подальше от этих шакалов, - посоветовал Ньер старому другу вполголоса. - Языки у них длинные. Слухи грязные пустят…Особенно Дира берегись. Хоть на вид он, конечно, не так внушителен…

- Да пошел он!.. - еле сдерживался Хельми, который хоть и поостыл, но был все еще зол. – Не хватает мне еще опасаться этого дохляка.

- Не бойся собаку, которая лает. Бойся ту, которая молчит...Оскольд горяч и деятелен. Но Дир куда опаснее. Именно его умом они оба пользуются последние десятилетия…

- Только умом? – ухмыльнулся Хельми, неожиданно повеселев. – А я слышал, у них и жинка одна на двоих.
 
- Было бы странно, если б потаскуха Лея в одночасье сделалась примерной женой, выйдя замуж за такого непревзойденного удальца, как Дир…Ему и собаку пирожком не приручить…- Ньер не подтверждал слухи, но и не опровергал их.

- Но он умен, - признал Хельми.

- Он умен. Но у него нет души. У него нет души, - повторил Ньер.

Несмотря на то, что народу за столом было немного, в горнице стоял шум. Орм все еще держал речь, на сей раз рассказывая новости Дорестадта тем, кто соскучился по этому городу. Те, кому было неинтересно слушать, сами что-то повествовали соседу. И несмотря на опасения Арви, побоища не назревало.

- Ну и что, разве от Дорестадта что-то осталось после того набега данов? – интересовался Оскольд у словоохотливого Орма, которому явно нравилось быть в центре внимания. На сей раз обсуждалась атака викингов, произошедшая несколько месяцев назад.

- Кое-что осталось, но окрестности опустели заметно, - рассказывал Орм. – Даны головней прокатили…И одной хижины теперь не видать на три деревни. Жителей перебили в основном…Да беда даже не в том, - Орм  отхлебнул глоток вина из кубка. Он рассуждал о многочисленных жертвах просто, тема не портила ему аппетита.
 
- А в чем? – усмехнулся Ньер.

- В том, что как раз в ту пору в гавани было много пришедших с юга кораблей с зерном и вином. Суда эти захватили, купцов перерезали…Уж не знаю, захочет ли кто снова в Дорестадте останавливаться без шибкой надобности...

За всеми этими рассуждениями о судьбе города гости на время позабыли о молодых. Но для Росы это было лучше всего. Ведь ничто так не удручало, как новые поздравления и пожелания для нее и тиуна. Поскольку новгородцев за столом было немного, то и разговоры шли в основном на чужом языке. Незнакомая речь только убаюкивала расстроенную невесту.

- Почему ты не улыбаешься, моя луна? - Арви вдруг взял Росу за руку и заглянул в ее тоскливые очи своими прозрачными зелеными глазами. - Тебя утомило торжество?

- Да, тиун, - Роса сейчас ни с кем не хотела разговоров, а с Арви особенно. Потому решила отвечать на его вопросы как можно короче.

- Я для тебя не тиун, а муж, - Арви с нескрываемым вожделением разглядывал Росу. - Я и сам устал от этого шума. И вместо застолья желал бы остаться с тобой вдвоем в нашем доме, - признался Арви. Несколько дней назад ему выделили просторную светлую избу, дабы его супруга могла вести хозяйство, как положено. Ведь в холостяцкой бревенке и одному-то не развернуться было, не то, что с женой.
 
- Можем попировать еще, - Роса выдавила из себя улыбку, желая казаться веселой: уж очень не хотелось идти с ним в его противную избу. Неужели это неизбежно? Да она же не переживет этот поганый вечер! По крайней мере будучи в ясном уме!
 
Недолго колеблясь, Роса все-таки решила взять кубок и испить из него. Гадкое пойло не столь отвратительно, как мысль о ком-то другом, кроме Трувора.

Но не успела Роса еще поднести чашу к губам, как Арви мягко, но решительно забрал из ее рук сосуд.

- Мой цветок, ти не следует злоупотреблять вином. Это напиток мужчин, - тиун налил из черепяного кувшина клюквенного морса и протянул Росе. - Выпей это, если тебя мучает жажда.

Арви истолковал то, что его примерная Роса потянулась к чаше, обычной жаждой. Он заметил, что княжна весь вечер рассеяна и решил, что она перепутала напитки по невнимательности. Не может быть, чтоб его Роса сделала хоть глоток этого раствора!

Празднование перевалило за полночь. Гости, наконец, отпустили новобрачных, провожая их шутками и прибаутками. На улице было темно. Костры давно потухли. Тропку освещали лишь звезды, равнодушно глядящие с небес.

Роса еле шла, так не хотелось ей в проклятый дом, где она теперь будет хозяюшкой. Возле крыльца она в нерешительности остановилась. Арви зашел первым, зажег огни и пригласил Росу. А секундой позже дверь за ней затворилась на засов.

Когда пламя свечи разгорелось, Роса разглядела свое новое жилище. Оно было вместительнее ее теремка. Состояло из нескольких больших, толково размещенных горенок, к которым примыкали сени и крыльцо. Внутри имелось все, что нужно: печь, утварь, сундуки, полки и подобное этому. Заметно, что избу прибирали. Полы и стены чисты. Нигде не видно ни пыли, ни паутин, какие нередко бывают в забытых углах. Впрочем, неудивительно: Роса видела, как накануне отсюда выходили Рада и Мирава с метелками да тряпками. Княжна вздохнула. Наверное, ей повезло, что у нее все именно так. То есть мирно, в отличие, скажем, от Варвары, у которой иначе получилось с замужеством. Сестру ждал разгромленный терем, да и «жених» был не такой влюбленный, как Арви! Да что терем, когда в тот день Варвара, вообще, сделалась сиротой!

Опочивальня оказалась небольшой, но уютной. Крохотные окошки были плотно занавешены. В углу мерцал тусклый светильник. Роса стояла посреди горенки, полная ужаса и желания умчаться прочь. А тиун тем временем снял праздничную ферязь и подошел к жене.

- Как ты прекрасна, моя елень, - восхищенно выдохнул Арви, принявшись на этих словах ласкать поцелуями шею окаменевшей Росы. Видя, что жена не только не шевелится, но и почти уже не дышит, Арви заботливо обратился к ней, - ты испугалась, моя Роса?

На вопрос тиуна Роса лишь сдержанно кивнула. Арви был нежен, внимателен и понимающ, что являлось редкостью среди мужчин, взращенных войнами и лишениями суровой жизни. Многие знакомые Росы ни то, что вести себя не умели. Но даже слова доброго сказать не могли. Но Роса не хотела никаких разговоров. И вообще ничего не хотела, поскольку все это было отвратительно! А хуже всего то, что Трувор теперь потерян для нее навеки. Она-то до последнего надеялась, что произойдет нечто, и женитьбу отменят. А потом, к примеру, Арви отошлют во Фризию или что-то в этом духе. Словом, само все как-то уладится. Но ничего само не уладилось. И этот черный день наступил.

- Я знаю, моя кудесница: мужские объятия тебе неведомы. Но не нужно тревожиться, - Арви крепче обнял Росу, и поцелуи его стали более настойчивы. Расплетая косу жены, он с наслаждением вдыхал запах ее шелковых волос. Как она кротка. Сущая княжна…

С распущенными волнистыми волосами Роса, и впрямь, походила на прекрасную юную кудесницу. А Арви наконец принялся за ее платье, которое являлось украшением всего вечера, но сейчас уже было без надобности.

Почувствовав руки тиуна на своей талии, Роса рывком отстранилась, попятившись в угол. Арви это показалось забавным. Он нынче ощущал себя завоевателем. А не покупателем в лавке, где отдают без разговору все, за что заплатил. Ведь справедливости ради, надо отметить, что за Росой приданного Рёрик не дал. Мало того, Арви еще пришлось приплатить за сие удовольствие и отдать семье Росы вено за нее, иначе говоря выкуп. Который оказался грабительским! Но впрочем, он, Арви, на все готов ради возлюбленной княжны. 

- Не нужно меня сторониться, - повторил Арви, приближаясь к Росе. Его лицо, обычно не вызывавшее никаких чувств, теперь в потемках будило в Росе страх.

- Затушим свет? - пискнула княжна тише мышонка в подполье.
 
Арви улыбнулся: его скромница, так чиста и невинна, что даже мужа стыдится!

- Принеси мне сына, и я одарю тебя всем, о чем мечтаешь, - напоследок пожелал тиун, когда свечи погасли.

Роса всю ночь не спала. И даже тогда, когда Арви уже давно погрузился в сон, она ворочалась в отчаянных раздумьях. Слезы были обычными ее спутниками. И эта ночь не явилась исключением. Расплакавшись, она даже не беспокоилась о том, что может разбудить Арви. Но сон его был глубок, и он не просыпался. А Роса даже не заметила, как наступило утро. Ей так не хотелось лицезреть супруга, что она отвернулась от него, претворившись крепко спящей, когда он коснулся ее губами.

И только когда Арви удалился на службу, Роса встала с кровати. Она ощущала себя разбитой. И поломанной. Ее собственное тело будто стало для нее чужим. Ей было противно от самой себя. Кажется, она теперь никогда не сможет стать чистой, даже если будет торчать в бане безвылазно.

Оглядев голые стены своего нового дома в дневном свете, Роса почувствовала себя узницей. Ее охватили тоска и уныние. Кроме того, начались женские дни, и оттого самочувствие казалось еще более скверным, чем должно быть. Не было ни сил, ни настроения. А между тем у нее появились новые обязанности. Несмотря на слабость к молодой супруге, тиун не собирался менять своих правил: в доме не должно присутствовать никаких слуг, если есть жена. По крайней мере до тех пор, пока она не занята воспитанием потомства.

Посидев недолго у окна, Роса вернулась в кровать, чтобы забыться сном.

Гл 57 Утро Трувора http://www.proza.ru/2017/07/18/1838


Рецензии
Несчастная РОса, как же жаль её! Но всё-таки свадьбу сыграли очень скромную. разговоры лишь о политике, что-то не верится. Любая свадьба в старые времена с огоньком гулялась. А тут тишь да благодать! С улыбкой,

Элла Лякишева   29.10.2017 18:19     Заявить о нарушении
Ну так особенно и друзей у Арви нет, которые бы радостно гуляли. Пришли все для галочки. Посидели и разошлись.

Лакманова Анна   30.10.2017 18:26   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.