Погоня за призраком. часть третья. гл. 5

Александр впервые увидел Полищука в лицо. Внешность парня была довольно привлекательная, такая обычно нравится женщинам. У него были тонкие черты, красиво изогнутые брови, чувствительные губы, красивые светлые густые волосы. Он был одет в голубые джинсы, клетчатую рубашку. Нужно отдать ему должное, он держался спокойно и независимо. Остановившись на перекрестке, Виктор достал из кармана сотовый телефон и стал с кем-то разговаривать по телефону.
«Похоже, он с кем-то договаривается – решил Серов, услышав обрывок речи. – Интересно с кем?»
В кармане  брюк Александра снова завибрировал телефон. Он достал его, продолжая по-прежнему наблюдать за преступником.
- Серов, слушаю, - произнес он.
Ответа не последовало.
«Потом перезвоню» – подумал он, возвращая телефон снова в карман.
 Серов оценивающе посмотрел на Виктора и его приятеля.
«Одному брать не стоит, оба накачены и довольно сильны. Жаль, что не взял с собой оружие, с ним можно было бы рискнуть, - взвешивая свои шансы, размышлял он. – С другой стороны, чтобы дало наличие оружия? Наверное, ничего, стрелять на улице все равно не будешь. Его нужно брать живым, а иначе ни одно преступление не докажешь».
В кармане снова завибрировал мобильный телефон.
- Да, Серов – произнес он.
- Это Шахов, - услышал он голос Валентина. – Ты, где Саша?
- Слушай, я иду за Виктором.
- За каким, это Виктором? – непонимающе переспросил он.
- За убийцей, теперь ты понял. Мне срочно нужна поддержка, один я его не задержу.
В трубке повисла тишина. Шахов явно был растерян, услышав эту информацию.
- Валентин, ты понял меня? Я на улице Вишневского, подхожу к кафе. Похоже, что они хотят там перекусить.
- Это кто они?
- Убийца и его товарищ. Понял?
- Да. Я сейчас пойду, доложу Собину. Пусть решает, как тебе помочь.
- Хорошо, Валентин, я на связи.
Виктор с товарищем вошли в кафе и сели около окна. Чтобы не привлекать к себе лишнего внимания, Серов не стал заходить в кафе, так как ему и так было все хорошо видно через окно. Они о чем-то долго разговаривали, а затем, парень в тюбетейки вышел из кафе и, остановив частника, поехал на машине в сторону центра города. Полищук взял в руки телефон и начал снова кому-то звонить. Александр прикурил и посмотрел на окно. Столик, за которым только что сидел Виктор оказался пустым. Кровь ударила Серову в голову, он в какой-то момент понял, что он находится на грани паники. Александр быстро пересек проезжую часть и рванул к кафе.
Они столкнулись в дверях.
- Проходите, - услужливо произнес Полищук, пропуская его внутрь помещения.
- У тебя спичек не будет? – спросил его Александр, первое, что пришло ему в голову.
- Я не курю, - ответил Виктор и вышел на улицу.
«Глупо, Серов, глупо – успел подумать Александр и не торопясь, направился вслед за разыскиваемым преступником.

***
Полищук свернул во двор и, обойдя девятиэтажный дом, направился к магазину «Магнит», около которого  стоял под разгрузкой рефрижератор. Он по-дружески обнялся с водителем и начал с ним о чем-то говорить, то и дело, похлопывая шофера по плечу.
«Интересно, о чем они говорят, о чем договариваются?» – думал Серов, наблюдая за ними.
То, что они о чем-то договариваются, он не сомневался, так как водитель иногда отрицательно качал головой, словно отвергая слова парня. Наконец они, похоже, договорились. Полищук достал из кармана джинсов деньги и отсчитал несколько купюр, которые передал водителю. Тот сунул деньги в карман и продолжил разгрузку машины. Виктор, словно артист, улыбался и здоровался с женщинами, которые выходили из магазина, прошел внутрь помещения.
Александр вынул телефон из кармана, звонил Шахов.
- Ты, где?
Серов назвал ему адрес магазина и поинтересовался у Валентина, какое решение принял начальник отдела.
 - Ты меня извини, но он промолчал, когда я ему передал твою информацию. Похоже, что он вычеркнул твою фамилию из списка отдела.
Александр промолчал, говорить с Шаховым на эту тему ему не хотелось.
- Сам подъехать сможешь?
- Не знаю, - неуверенно ответил Валентин. – Ты сам знаешь, ты уже отслужил, а мне тянуть эту лямку еще около десяти лет. Не обижайся, Саша, но  хотелось бы заработать пенсию.
- Не извиняйся, я все понял, - произнес Серов и отключил телефон.
Александр шагнул за порог магазина и моментально увидел Виктора, который стоял около кассирши и награждал ее своей белозубой улыбкой. Неожиданно из-за полки с продуктами вышла женщина преклонных лет и, шаркая подошвами старой обуви, направилась в сторону парня. Тело молодого человека внезапно напряглось и стало похоже на сильно сжатую пружину, которая могла выпрямиться в каждую секунду.
- Вот, дочка возьми, сколько надо, - произнесла старушка и протянула кассиру кошелек.
- Убери, бабушка, свои деньги, я заплачу за тебя. У меня самого в Душанбе такая же бабушка живет. Мы - восточные люди всегда чтим и уважаем пожилых людей, помогаем им.
Виктор достал из кармана деньги и расплатился за продукты, купленные бабушкой. Полученную сдачу он сунул в кошелек и протянул его старушке.
- Вот возьми бабушка, деньги хоть небольшие, но тебе пригодятся. Кстати, – Полищук широко улыбнулся, - бабуля, а вы давно не пробовали вкусное мороженое? Давайте я вас угощу им. Вы, наверное, здесь рядом живете? Тогда вы идите, а я вас догоню, надеюсь, водичкой вы меня напоите.
Женщина словно оказалась околдованной голосом молодого человека. Она смотрела на него, не обращая внимания, на окружавших ее людей.
- Вы идите, бабушка, я вас сейчас догоню, - произнес Виктор, не отрывая своего взгляда от старушки.
Женщина послушно кивнула и направилась к выходу.
«Похоже, повелась старушка, – подумал Серов, - вот почему он, видимо, и выбирал в основном, пожилых женщин. Действительно, многие из них ограничены в средствах и не могут позволить себе приобрести вкусные и дорогие по цене продукты».
Старушка посмотрела в сторону Виктора, который направился к витрине с мороженым. Парень выскочил из магазина и устремился вслед за старушкой. Он нагнал ее на углу дома и начал что-то говорить ей. Женщина передала ему в руки свой пакет и пошла с ним рядом. Неожиданно из-за угла дома показалась милицейская машина. Полищук сунул в руки женщины ее пакет, упаковку с мороженым и метнулся в ближайшие от дома кусты. Старушка растеряно посмотрела вслед Виктору и медленно побрела дальше.

***
Серов ринулся вслед за парнем в кусты, однако там его уже не было.
«Как же так, вел его полдня и так бездарно потерял – корил он себя, за то, что именно он посоветовал Маргарите сыграть на его страхе и сообщить ему о том, что его разыскивает милиции. – Где теперь его искать? Чтобы ты сделал на его месте, Серов? Конечно, попытался бы покинуть улицы недружелюбного тебе города». 
Александр вышел из кустов и направился к водителю рефрижератора, который еще продолжал стоять около магазина.
- Привет, - коротко поздоровался он с ним. – Как дела?
Водитель что-то буркнул и с недоверием посмотрел на незнакомого ему мужчину.
- Мне нужен Виктор. Ты встречался с ним или нет? Он мне сказал, что у него с тобой встреча.
- Я не знаю никакого Виктора. Кто вы такой?
Немного подумав, Серов достал из кармана джинсов служебное удостоверение и протянул его водителю.
- Я не знаю никакого Виктора, – не совсем уверено произнес водитель.
- Ты, наверное, плохо умеешь читать, если не понял, с кем сейчас разговариваешь. Тебе нужны неприятности? Сейчас ты поедешь со мной в Управление, где я проверю все твои документы и, соответственно, груз. Если в машине окажется посторонний груз, ну, ты и сам все понимаешь, что с тобой будет. Ты здесь останешься надолго, это я тебе гарантирую.
Серов замолчал и посмотрел на мужчину. Он был не совсем уверен в том, что эта оперативная уловка сможет сработать.  По лицу мужчины пробежала едва заметная тень беспокойства.
- Закрывай машину, поехали со мной, - спокойным голосом произнес Александр, словно этот вопрос был уже давно с кем-то согласован. – Я думал, что ты умнее…
- Погоди…, - тихо произнес водитель, севшим от волнения голосом. – Почему сразу поехали? Давай, поговорим?
- Давай, мне спешить некуда. Мы уже давно за тобой наблюдаем, хорошо изучили твои маршруты…. – тихо начал на него «наезжать» Серов. – Мы его хотели взять при твоем разговоре с ним, но я тебя пожалел, ты же -  не преступник, а левый товар гоняешь не из-за хорошей жизни.
- Все правильно, товарищ подполковник. Семья - большая, деньги нужны…
Александр  промолчал, продолжая наблюдать за лицом водителя.
- Так о чем вы договаривались? Где ты должен его подобрать? Я просто плохо расслышал это место, вот и решил его уточнить? Вон видишь машину, это - мои люди  наблюдают за тобой. Ты никуда не денешься, мы следим за тобой, - открыто блефовал Серов, указывая рукой, на стоявшую во дворе дома легковую автомашину, в салоне которой сидели два человека.
Водитель мельком взглянул на автомашину.
- Он сказал, что будет ждать меня после контрольно-пропускного поста ГАИ около семи часов вечера. Я часто его подбрасывал из одного города в другой. Мне что жалко, не я же его тащу на себе, а машина.
- Понятно. Ты куда направляешься? Как тебя зовут?
- В Самару еду, а зовут  Рушат…
- Ты тоже из Душанбе?
Он молча мотнул головой.
- Слушай меня внимательно, Рушат. Если ты попытаешься предупредить Виктора, что его разыскивает милиция, ты, наверное, догадываешься, что тогда с тобой будет. Все правильно. Я просто тебя посажу. Пожалей детей…
- Я все понял, начальник…
- Тогда до вечера, Рушат…
Серов повернулся и направился к автомашине, которая все еще стояла в дальнем конце двора.
- Ребят, огонька не будет? – спросил он водителя.
Тот дал ему прикурить от своей сигареты. Поблагодарив его, Александр направился к дороге, ведущей на работу.

***
  Серов поднялся к себе в кабинет и, взяв на всякий случай еженедельник, направился в кабинет начальника отдела.
- Здравствуй Лариса, Собин у себя?
- Да, - ответила она и улыбнулась. – У него сейчас Горохов.
- Давно он там?
- Минут сорок, - ответила девушка. – Я слышала от Евгения Ивановича, что вы вчера написали рапорт на увольнение из органов. Это -  правда, Александр Константинович?
Она недоговорила. Дверь кабинета начальника отдела открылась, и в приемную вышел Горохов.
- А, Серов? Мы только что с Собиным о тебе говорили. Видел твой рапорт, хвалю за мужество.
- Какой рапорт? Я что-то вас не понял, Сергей Иванович?
- Как какой? Который ты написал, - произнес он и с удивлением посмотрел на Серова.
Только сейчас до Александра дошло, что оставленный им накануне вечером рапорт об увольнении почему-то оказался на столе у Собина, а Горохова. Сам он его ему не отдавал, выходит,  передать мог только  Шахов.
- Вы знаете, я утром передумал увольняться, - произнес Серов, чем вызвал у Горохова еще большее удивление. – Взял и передумал, разве с вами подобных вещей не бывает? Я сегодня вышел на след Полищука и мне нужна помощь для его задержания. Собин мне в этом отказал, что скажите вы?
- Это какого Полищука? – словно не понимая его, переспросил Горохов.
- Это -  убийца старушек, - напомнил ему Александр.
Лицо Горохова расплылось в улыбке.
- У тебя, Александр Константинович, определенная паранойя. Ты сам  придумал этого человека и пытаешься нам навязать эту идею о его существовании. Что ты конкретно хочешь? Чтобы я все управление бросил в погоню за этим Призраком? Раз он есть, поймай и приведи его сюда.
- Хорошо, Сергей Иванович. Я докажу вам  существование этого человека.
- Вот когда докажешь, тогда и поговорим. Я подписал твой рапорт об увольнении и передал его в кадры. Вот такие, Александр Константинович, дела. Так, наверное, будет лучше для тебя и для нас.
Горохов улыбнулся и вышел из приемной.
- Что будете делать, Александр Константинович? – спросила его Лариса.
- Доказывать, - коротко ответил он и, развернувшись, последовал вслед за Сергеем Ивановичем. Надобность в разговоре с Собиным отпала чисто автоматически.
В кабинете сидел Шахов и разговаривал с каким-то мужчиной. Заметив вошедшего Серова, он замолчал.
- Валентин, это ты отдал мой рапорт Собину? – спросил его Серов.
- А, что? Вы, наверное, и оставили его на столе, чтобы я передал его начальству, - переходя на «вы», ответил Шахов.
- Ты прав, нет никого страшнее дурака с инициативой.
- Фильтруй базар, - обидевшись на него, ответил Шахов. – Нужно было предупреждать, по крайней мере.
- Есть одно неписанное правило, не твое, не трогай. Однако тебя, похоже, этому, родители не учили.
Серов открыл свой сейф и достал из него пистолет. Проверив оружие, он сунул его за ремень брюк и вышел из кабинета.

***
Александр подъехал к магазину, около которого продолжала стоять автомашина Рушата и встал недалеко от  нее. Из кабины «Вольво» показалось заспанное лицо водителя.
- Как дела? Есть что-то новое?
Водитель что-то ответил Серову, но Александр не расслышал. Он показал ему на часы. Оперативник кивнул головой, давая понять, что он понял водителя и через два часа они тронутся. Александр откинулся на спинку сиденья и, надвинув на глаза бейсболку, закрыл глаза. Услышав шум заведенного двигателя, он открыл глаза. Часы показывали начало  седьмого вечера.  Рефрижератор подался назад, и, ловко лавируя между припаркованными автомобилями, стал выезжать на улицу. Через полчаса машины миновали мост через реку и направились в сторону соседней области.
Александр ехал за рефрижератором  на расстоянии метров пятидесяти. Впереди показался контрольно-пропускной пункт. Сотрудник ГАИ поднял жезл и остановил грузовую машину. Из кабины выскочил Рушат  и чуть ли не бегом направился к сотруднику дорожной службы. Они говорили минут десять, прежде чем гаишник вернул ему права и документы на груз. Водитель открыл дверь рефрижератора и, достав из машины коробку с какими продуктами, передал ее работнику милиции.
«Крыса, - негодованием подумал Серов, признав в нем сотрудника ГАИ, который весной приезжал на ДТП с улетевшим в кювет джипом. – На голом месте делают деньги».
Машины снова тронулись.
«Где-то здесь должен ждать Рушата Полищук, – подумал Александр. – Неужели Рушат обманул меня?»
Дорога круто сворачивала влево. Около поломанной ветром березы Серов увидел Виктора, тот стоял у бровки дороги и махал Рушату рукой.  Александр нащупал на пассажирском сиденье пистолет. Холодный металл оружия придал ему уверенность. Рефрижератор стал тормозить, подняв столб серой удушливой пыли. Автомашина оперативника выехала на бровку и замерла в десяти метрах Виктора.
- Стоять! – закричал Серов, стараясь перекричать шум двигателя грузовика. – Стоять или я буду стрелять!
Для оказания психологического воздействия на Полищука, он выстрелил ему под ноги. Пуля, подняв фонтанчик пыли, глубоко зарылась в землю. Преступник молча поднял руки. Он явно не хотел сдаваться и, судя по его лицу, искал возможность сбежать. Серов махнул рукой, и рефрижератор медленно двинулся дальше, обдав их едким запахом плохо сгоревшей солярки. Теперь они остались вдвоем на дороге.
- Пристегнись, - произнес Серов и бросил преступнику наручники.
- За что? Я ничего не сделал! - оправдываясь, произнес Виктор. – Это -  беспредел, я буду жаловаться! Вам просто так это не пройдет!
Из-за поворота дороги показалась милицейская автомашина. Неожиданно для Виктора Серов швырнул в него свой пистолет. Это было сталь неожиданно, что тот  поднял пистолет с земли. Машина резко затормозила, едва не сбив с ног Серова.
- У него пистолет! – громко закричал оперативник. – Задержите его!
- Руки! Подними руки, - произнес гаишник и направил на преступника автомат.
Второй сотрудник ГАИ подошел к задержанному ими человеку.
- Вот возьмите, - произнес Александр и протянул пакет гаишнику. – Берите осторожно, чтобы на стволе остались его следы.
Виктор сразу понял всю заранее разработанную Серовым комбинацию.
- Это не мой пистолет! - закричал он. – Это он  бросил ствол мне!
Сотрудник ГАИ отломил от куста веточку и, подцепив ей пистолет, сунул его в протянутый Александром пакет. Серов достал из кармана рубашки удостоверение и протянул его гаишнику.
- Подполковник милиции Серов. А сейчас давайте отвезем его на контрольно-пропускной пункт, где и составим протокол по изъятию у него оружия.
Машины развернулись и поехали в обратную сторону.

***
Виктор с отрешенным видом сидел напротив Серова. Судя по его внешнему виду, он был напуган и растерян.
- И так гражданин, Полищук, может, хватит играть в молчанку? Утром, когда на работу придут эксперты, мне твое чистосердечное признание будет уже ни к чему. Ты, парень умный, говоришь, что учился в школе военных разведчиков, поэтому должен отлично понимать, что не возможно совершить столько убийств и не оставить ни одного следа. Если я тебе докажу хотя бы два или три умышленных убийства ты на всю оставшуюся жизнь уедешь в «Черный дельфин».
- По-моему, глупо меня убеждать и склонять к явке с повинной, а тем более пугать меня «Черным дельфином».  Первая же проведенная психиатрическая экспертиза докажет вам, что я -  человек больной и не могу быть судим. Психбольница специально типа, это - реально, то, что я могу получить.
- Ты думаешь, что это лучше?
- Я ничего не думаю, - произнес он. – У меня при задержании в кармане брюк был насвай, вы не вернете его мне?
- Насвай? – переспросил его Серов и, открыв ящик стола, посмотрел на спичечный коробок с этой дрянью. – Нет у меня твоего насвая, Полищук.  Его, наверное, сотрудники ГАИ куда-нибудь дели. Давай, поговорим, Виктор. Расскажи мне, почему ты убивал старушек?
Парень усмехнулся.
- Мне кажется, вы ошиблись в объекте. Я никогда и никого не убивал. Вы знаете, гражданин подполковник, вам не верю. Вы просто хотите повесить на меня все эти убийства.
Теперь улыбнулся Серов.
- Вот, что Полищук. У нас в морге до сих пор хранится тело одной бабушки, той которую ты задушил. Я хочу свозить тебя туда, хочу показать тебе ее. Ты же знаешь, что глаза человека, словно фотоаппарат, фиксируют то, что этот человек видел в последний раз в своей жизни. Вот ты и посмотришь, что они тебе покажут.
Это был пробный камень, брошенный в преступника, ведь он, похоже, боялся чего-то, закрывая лица убитых им старушек тканью. Виктор вздрогнул.
- Я никуда не поеду. Вы не имеете никакого права возить меня в морг.
- Здесь я решаю, поедешь ты или нет. Давай, вставай, поехали.
Александр встал из-за стола и направился к двери. Услышав шум падающего на пол тела, он оглянулся. На полу лежал Полищук.
- Вставай, хватит дурачится, - произнес Серов и наклонился над ним.
Лицо лежавшего на полу парня синело прямо на глазах. Тело его содрогалось от конвульсий.
«Господи, да у него приступ эпилепсии, - пронеслось у него в голове. – Нужно разжать рот и повернуть его набок».
Он с трудом разжал зубы и положил его на бок. Изо рта парня пошла пена. Наконец он открыл глаза. Похоже, он никак не мог понять, где он и почему лежит на полу.  Врач «Скорой помощи», вызванной Серовым, осмотрел Виктора.
- У него был приступ эпилепсии, - подтвердив догадку Александра, произнес он. – Думаю, что в госпитализации необходимости нет. Сейчас я напишу вам справку, о том, что больной может содержаться в условиях ИВС.
Серов проводил врачебную бригаду до двери, и когда за ними закрылась дверь, наклонился к парню.
- Если думаешь сорваться от меня, то глубоко ошибаешься.
- Не нужно меня пугать. Я на зону не пойду. Да, это я убивал ваших старух, я просто их ненавижу. Когда я вижу еле передвигающую ноги женщину, меня просто клинит. Доволен? И еще, я никогда не подпишусь под этими убийствами. Понял?
- А, почему не понять, конечно, понял, - ответил Серов и, достав из кармана куртки небольшой импортный диктофон, положил его на стол.
Полищук рванулся к аппарату, но Серов словно предвидел эту попытку. Он ловким ударом ноги подсек ногу преступнику и тот с грохотом полетел на пол.
- Рожденный ползать, летать не может.


Рецензии
Вот это да, Александр!
Здорово!

Елена Серженко   05.08.2019 18:02     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 22 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.