Призвание варяга гл 55 Змей

Фризия погрузилась во мрак. Вечер выдался пасмурным, улица опустела раньше обычного. Собаки уползли в свои конуры, кошки упрятались под крыши, а курицы давно уснули на насестах. Лишь суровая стража обходила дозором вдоль стен, да филин ухал где-то среди веток.

Улицу поглотил монотонный шум дождя. Сквозь непрерывный стук капель о кровли домов, еле доносилось приглушенное хихиканье из сенника. Освещения там, как водится, не было. Но кто-то явно присутствовал внутри. Под навесом возле сарая стояло двое молодцов, запахнувшихся в длинные плащи, защищающие их от дождя, ночной стыни и ветра. Этими людьми были Торвар и Льет – ближайшие други Синеуса. За расположение правителя им приходилось платить высокую цену – они почти постоянно находились при ним. Их жизни были лишь частью его собственной.

Торвар и Льет о чем-то разговаривали между собой, когда завидели, как по дорожке, ведущей к их укрытию, спешит один из стражников.

- Беда приключилась, - сообщил страж, достигнув навеса, где от дождя скрывались Торвар и Льет. - Этот пленник…Что покушался на принцессу…Смежил очи, кажись...Нашли его сейчас бездыханным…

- Как это?! - лицо Торвара вытянулось. - Что с ним приключилось?!

- Не понятно…Лежит мертвенный, точно истукан, - пожал плечами страж.

- Глупое обдувало, чего мелешь?! - Торвар ухватил стража за шиворот, как будто у того был какой-то личный интерес в смерти заключенного. - Кому нужен этот побродяга?! Не доглядели, поди, так и скажи! Велено же было, не спускать с него глаз! Как мы теперь узнаем, кто наводчик?!

- Стерегли мы его на совесть, - клялся стражник. - И все было, как по обыкновению. Только вот после того, как съел он краюшку хлеба да выпил водицы, что ему принесли на сон грядущий, вскоре сразу и замер, словно каменный…

- Пошел отсель! - разозлился Торвар, вытолкнув стража из-под навеса.

- Так князю надо ж доложить…- напомнил страж. - Велел он - буде что – к нему тотчас…

- Без тебя ясно. Иди вон, - кивнул Льёт.

Торвар не стал медлить и прошел в сенник, откуда по-прежнему доносилось сдавленное женское хихиканье. Распахнув дверь, он ничего не разобрал в темноте. Была лишь слышна какая-то возня в углу.

- Князь…Дело срочное…- кашлянув, Торвар обратился в ту сторону, откуда шел неясный шум.

- Ну что еще?! - после недолгого промедления послышался недовольный голос Синеуса.

- Да этот…Коротышка…- кашлянул Торвар. – Неладно там с ним…

- Погоди, Сигрун, я сейчас, - пообещал Синеус кому-то.

Торвар вернулся под навес, где дожидался Льёт, ежившийся от порывов усиливающегося с моря ветра. Из сенника вышел и Синеус, на ходу застегивающий ремень с повисшим на нем длинным кинжалом.

- Ну чего там у вас? - Синеус взял кожаную флягу из рук Льёта и сделал несколько больших глотков, затем утер рот.

- Дело такое…- начал Торвар, неуверенно переглядываясь с Льётом. - Тот убивец…Что на принцессу твою покушался…Он будто того…Помер.

- Что ты сказал? - Синеус чуть не подавился и даже выплюнул остатки напитка изо рта. - Как это помер?! - после услышанного откровения, как и ожидал Торвар, его сюзерен пришел в ярость.

****
Луна, словно любопытная соседка, заглядывала в маленькие окошки домиков с соломенными крышами. Синеус сидел в покоях Умилы. В сей поздний час он пришел к ней дабы сообщить ей неожиданную новость о кончине подозреваемого.

- Сущая трагедия...- Умила подула на подогретое вино в своей чаше.

- Да уж... - Синеус закинул пятки на стол и потянулся. - Я все размышляю над этим делом...И кому Ефанда только могла понадобиться?

- Ты же сам сказал, что это как-то связано с Негом, - напомнила Умила.

- Да. Там где он, там всегда одни неприятности. По крайней мере, для меня, - заметил Синеус.

- А может быть, напротив? - Умила растянула губы в улыбку. - Сейчас, благодаря этому покушению, Олег останется с нами еще на неопределенное время. В условиях, егда даны могут напасть на нас почти в любую минуту, его дружина – важное подспорье…

- С чего ты взяла, что он останется с нами?! - удивился Синеус.

- Ну как же…Покушение может случиться вновь. Ведь причина в твоем брате, как утверждал твой пленник. А значит, еще долго придется выяснять, что к чему. Так что Олег теперь не бросит Ефанду в опасности. Разве ты не  заметил, как он любит ее? Олег хороший брат...

- Хорошо б, чтобы он остался у нас подольше, - согласился Синеус, но лицо его все еще оставалось недовольным.

- Так что ты должен радоваться тому, что произошло…- заключила Умила.

- Радоваться тому, что мою жену все считают его собственностью?! - разозлился Синеус.

- Лишь какой-то неумелый убивец, который и с курицей бы не справился…- усмехнулась Умила.

- Вот именно, даже этот тупица, и тот – осведомлен, что она предназначалась Негу!

- Кстати, твой почивший пленник все-таки успел указать на того мужа, что провел его в нашу усадьбу? - полюбопытствовала княгиня.

- Нет...- вздохнул Синеус в голос. Действительно, пленного не раз провели по дворам, но он так и не заприметил наводчика. В итоге солнце село, и коротышку решили бросить в яму до следующего дня. И вот, что произошло потом.

- Конечно, нет, - усмехнулась Умила.

- Что это значит? - Синеус оглядел мать, нахмурив лоб. - Что ты все недомолвками меня кормишь?

В этот момент дверь в покои Умилы отворилась и внутрь проследовала молоденькая служанка. Бросив кокетливый взор на князя и получив в ответ точно такой же взгляд, она что-то шепнула на ухо правительнице.

- Нет, нет, не сейчас, уже ночь на дворе, - кивнула Умила. - Сигрун, и принеси мне шалей…

После того, как девушка вышла, княгиня снова обратила взор на сына.
 
- Так что ты там говорил о торговле с югом? - зевнула Умила.

- Я ничего не говорил о торговле…

- Так давай поговорим…Вот купчие…- Умила указала Синеусу на стопку документов на своем столе.

****
Задумчивый Синеус в полной темноте шел по спящему дому. Навстречу ему, откуда ни возьмись, выпорхнула служанка Умилы, прелестная Сигрун.

- Князь, - позвала Сигрун звонким голоском. - Что-то содеялось? Я ждала, а вас все не было…

- Кое-что содеялось, - Синеус без особого пыла, скорее для порядка, потрепал Сигрун за юбку. Он только что побывал в подземельях, где держали человека, неделей раньше покушавшегося на Ефанду. Настроения теперь у князя не было, так как в деле не имелось никаких зацепок. Лишь хладный труп горе-убийцы. И еще слова лекаря, который утверждал, что коротышку отравили. Однако стражники божились, что никого постороннего к пленнику не пускали. Синеус тогда предположил, что яд имелся у коротышки при себе, и бросился на стражей, которые не уследили за своим подопечным. Но они лишь что-то мычали в свое оправдание, отнекиваясь, что, дескать, обыскали того дюжину раз, никакого яда у него не было.

- Но ведь мы еще увидимся сегодня? - ластилась Сигрун, прижимаясь к князю.

- Я занят. Впрочем, возможно, ты можешь сделать так, что я освобожусь скорее…- Синеус вдруг внимательно оглядел служанку Умилы. – Мне нужно, чтобы ты сосредоточилась…

- Зачем? - заулыбалась Сигрун, поправляя выбившуюся из чепчика завитушку.
 
- Видишь ли, в чем дело...- Синеус вздохнул, не зная как покороче объяснить суть дела. – Ты ведь знаешь, что в подземелье у меня сидел злоумышленник, который покушался на Ефанду…

- Ага, - кивнула Сигрун.

- Его сегодня отравили, - сообщил Синеус. – И знаешь, что…Я думаю, это сделал кто-то из своих…- Синеус в раздумьях прислонился к стене. - В кухне бывает множество народу. Тот человек, который подложил отраву в еду коротышки, был знаком поварихам…Раз уж они даже не придали значения его присутствию…- взвешивал Синеус имеющиеся в наличии скудные факты. – А еще я думаю, что этого человека уже несколько дней в поместье нет…Потому что иначе коротышка узнал бы его. Мы ведь для этого и выводили этого болвана погулять…Поняла?

- Ну да, - отозвалась Сигрун.
 
- Ну так и кто это может быть? – на сей раз Синеус смотрел на Сигрун вопросительно.
 
- Не знаю, - пожала плечами девушка.

- Ты должна знать. Ведь ты постоянно бегаешь по двору с поручениями от матушки…Кому, как ни тебе, знать тут каждую тень?! – отчитал Синеус строго.

- Но я не знаю, - расстроилась Сигрун, опустив глаза.

- Соберись, - Синеус положил ладони на плечи девушки. – Здесь очень много людей. Но этот человек не совсем обычный. Он умен и ловок, раз сумел провернуть такое…И возможно, он раб. О боги…- вздохнул Синеус, видя, что Сигрун совершенно не предназначена для умственных нагрузок. Она молча слушала его рассуждения, но в ее глазах не читалось никаких идей. – Кто…Кто этот чародей…Кто этот волшебник и кудесник! Который так легко устроил покушение и при том остался в тени! – Синеус несколько раз постучал своим затылком о стену. И в этот миг раздался смешок Сигрун. – Что смешного?! – не понял Синеус.

- Совсем недавно княгиня точно так же называла одного человека…Кудесником, - хихикала Сигрун. – Хотя он не похож на кудесника совсем. Он больше походит на  письмоводителя…

- Какого человека она так называла? – Синеус смотрел на хихикающую Сигрун и понимал только одно – она очень глупа.

- Своего нового помощника…

- Помощника? В смысле, того, с змеиными глазками?

- Ага, его самого…- прыснула вновь Сигрун. У нового помощника Умилы, заменившего Арви, глаза были редкого желтого цвета. Оттого, может быть, он чем-то напоминал змею.

- И где он сейчас? – нахмурился Синеус.

- Княгиня ему сказала, чтоб он не приходил, - вспоминала Сигрун.

- Она сказала ему не приходить?! – Синеус дернулся, словно его укусила оса.

- Ага, так и сказала, - подтвердила Сигрун.

- Так может это он и есть?!

- Но он ведь не раб, - возразила Сигрун. – И живет он в городе. А не здесь.

- Да какая разница?! Я сказал «раб» лишь для примера! – гаркнул Синеус. – О боги…Что ж ты молчала?!

- Я думала, это не так важно, - потупила взор Сигрун. - Вы сердитесь?

- Нет, - рявкнул Синеус. А потом развернулся, собираясь уйти. В его голове вмиг вырисовалась ясная картина. Вот он, этот таинственный человек, такой же неприметный, как и все ловкие слуги Умилы. Вот он проходит на кухни, где готовится еда для тех, кто живет в усадьбе. Вот он приближается туда, где в корзинке под столом лежит черствая краюшка хлеба и кожаный мешок с водой для пленника. Вот он достает из-под полы своего короткого плаща крошечный пузырек и осторожно добавляет в напиток пару капель...Поварихи о чем щебечут, даже не обращая внимания на него. Ведь он не посторонний. Он свой. И часто приходит сюда. О да, для этой роли лучше всего сгодился бы именно «новый Арви», желтоглазый змей Орм.

- Мы еще сегодня увидимся? - пропищала Сигрун, выдернув Синеуса из его дум.

- Не знаю, - князя теперь поглотили совсем иные переживания, нежели восторги от прелестей Сигрун.

- Я еще кое-что вспомнила! - крикнула Сигрун вслед уходящему Синеусу.

- Ну? - Синеус приостановился, вопросительно оглядев служанку. - Быстрее! 

- Княгиня еще дала ему кошель…- заторопилась Сигрун. - И сказала: «на дорогу».

Синеус больше не стал ни о чем расспрашивать Сигрун, а как ужаленный куда-то убежал. Девушка проводила его недоуменным взглядом, а потом, поправляя платье, повернула в комнату, где спала вся прислуга.

****
- Я, по-твоему, незрячий и глухой? - заорал Синеус, ворвавшись в покои матери. Несмотря на то, что весь город уже спал, княгиня бодрствовала. В последние дни из ее оконцев свет струился даже по ночам.

- Что такое, мой полевой лютик? - Умила подула на отвар в серебряной чаше и отпила глоток.

- Матушка! - гаркнул Синеус, которого, помимо всего прочего, раздражали подобные ее обращения.

- Ну все, больше не буду, - примирительно улыбнулась Умила. - Почему ты еще не спишь?

- Это твоих рук дело? - Синеус в три шага преодолел расстояние, отделяющее его от матери. - Твоих?!

- О чем ты, не уразумею? - Умила сложила руки в замок и зевнула. - Час поздний. А меня по-стариковски бессонница замучила...

- Все ты понимаешь! - завопил Синеус, нависнув над матерью.

- Прекрати немедля. Я ти не прислуга, чтоб прикрикивать на меня, - Умила поднялась со своего места. Но даже в полный рост она была ниже сына на две головы.

- Ты меня за недоумка принимаешь?! - взревел Синеус.

- Сейчас же возьми себя в руки, - приказала Умила повелительным тоном. - Или выйди вон!

- Я не уйду. Пока ты не объяснишь мне! Этот коротышка ведь твой?! И ты убрала его, как только он стал не нужен! - заорал Синеус. - Зачем ты это сделала? Зачем подослала к Ефанде убийцу?!

- А сам-то не догадываешься? - хмыкнула Умила. – Мне что, и дальше следовало ждать у моря погоды? Ты дотянул до того, что Олег уже собрался уехать от нас!

- Да она чуть не захлебнулась! - Синеус разозлился не на шутку, взглянув на происшествие с Ефандой с нового угла обзора.

- Но ведь не захлебнулась-таки, - Умила довольно прищелкнула языком, а после вернулась на свое место.

- Только благодаря мне! - бросил Синеус сердито.

- А кто еще должен был спасти ее? - Умила вдруг улыбнулась очень довольно, как улыбаются сытые кошки.

- А если бы я не успел? - Синеус пока еще не понял, что погулять мать вызвала его в то утро неспроста.

- Ну если б ты препирался со мной дольше, то, может, и не успел бы…- усмехнулась Умила, поглядывая на Синеуса, меряющего комнату большими шагами. После этого замечания, он приостановился и оглядел ее пристально, начиная постигать суть произошедшего. - Прекрати уже. Все обошлось, хвала богам. Она жива и здорова.

- Может, она и жива. Но не так уж и здорова. Ей до сих пор дурно, - заметил Синеус.

- Брось, - отмахнулась Умила. - Вольна пробыла в ледяной проруби куда дольше, чем Ефанда в своей теплой ванне.

- А может, дело как раз именно в этом? В проруби. Или в том, что двужильная простолюдинка Вольна и изнеженная Ефанда – это не одно и то же! - Синеус снова вскипел, ткнув пальцем в стол, за которым сидела Умила. От этого его жеста все склянки, что стояли на скатерке, подпрыгнули, дребезжа.

- О, дорогой мой…- Умила вдруг романтично улыбнулась, подняв очи к потолку. - А ведь ты полюбил свою принцессу, коли так зол на меня из-за этого малюсенького происшествия…

- Я зол, потому что чувствую себя пустоголовой куклой в твоих руках! - пояснил  Синеус свирепо.

- А мне кажется, что дело здесь в ином. В твоих чувствах, - умилялась княгиня.

- Ну что за вздор? - Синеуса уже давно не раздражала принцесса. Но чувств, на которые уповала Умила, также не было. Он теперь относился к своей женитьбе шутливо. Ефанда была для него лишь одним из многих развлечений, причем, не самым излюбленным.

- Мне кажется, ты горячишься напрасно. Происшествие пойдет на пользу всем нам, - рассуждала Умила. - Если между вами имелись обиды, то теперь они исчерпаны твоим благородным поступком. Ефанда, очевидно, проникнется к тебе глубокой благодарностью и искренней приязнью…И, возможно, скоро по этому полу забегают маленькие ножки…- Умила мечтала о внуках и при каждом удобном случае напоминала об этом и Синеусу, и Ефанде.

- Ну вот опять. Опять эти глупости. Чтобы обзавестись потомством приязни Ефанды не требуется, - напомнил Синеус.
 
- А что требуется? - Умила насторожилась. - Вы уже достаточно долго жительствуете вместе…Вот к примеру, Варька…Как выяснилось, забеременела сразу. А что не так у вас с Ефандой?

- Я не лекарь. Но могу сказать, что после твоих фокусов ей еще долго придется приходить в себя!

- Как бы там ни было, Ефанда жива. Ты – ее спаситель. Чего еще тебе нужно? - Умила недовольно поморщилась. Всякого рода обвинения были ей неприятны. – Иди к жене и приласкай ее, успокой! Принцессу наверняка теперь мучают кошмары.

- Кошмары теперь будут мучить меня! – гаркнул Синеус. – Не смей устраивать подобных сцен без моего ведома!

- Надеюсь, надобности больше в том не будет, - подмигнула Умила. - Олег пока остается с нами.

Гл. 56 Женитьба тиуна http://www.proza.ru/2017/07/15/148


Рецензии
Умила хитра, как змея. Образ лепится тонко и пристрастно. Анна, ты, вероятно, хочешь подчеркнуть, что рука женщины, её ум играли важнейшую роль в управлении государством! С уважением,

Элла Лякишева   29.10.2017 17:55     Заявить о нарушении
Да женщины всегда везде лезут ))

Лакманова Анна   30.10.2017 18:25   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.