Муся и брошь. Часть 5

Давно я не писала про Мусю, но не по причине своей обычной лени, а просто потому, что давно не было от нее никаких вестей. А поскольку эта история правдивая, как и все мои истории, я все ждала, что Муся проявится, наконец, и я смогу продолжить повествование. Для тех, кто не совсем в курсе, кто такая Муся - краткое содержание "предыдущих серий": жила была девочка лет тридцати или чуть старше в современном мегаполисе. Что само по себе ничем таким примечательным не является. Но, тем не менее. Была она безалаберной, совершенно неприспособленной к жизни, да к тому же слишком впечатлительной натурой. Образование широкое, бессистемное и дилетантское, воспитание либеральное. Одним словом, по нынешним временам - лузер лузером. И пропала бы она давным-давно в каком-нибудь Марьине без права въезда внутрь третьего кольца, но больно шебутная была эта Муся. Все куда-то стремилась, дергалась и чего-то хотела. Вот по этой причине все и произошло. А началось все с покупки брошки по интернету у никому неизвестного мастера. Брошь оказалась волшебной и все в жизни Муси полетело в тартарары. Короче, история получила сомнительный оборот и кончилась весьма печально. Муся стала ведьмой. "А что же тут такого?" -  скажете вы и будете правы - история знает немало примеров, когда вполне приличные женщины, не выдержав бесконечную тягомотину будней, становились ведьмами. Обычное дело в средней полосе, скажу я вам.

Так, в безумных ночных полетах прошел весь май. Муся уже больше не могла обманывать себя, что все это происходит с ней не во сне, а наяву. Но в каком-то изменённом состоянии сознания, и в каком-то изменённом "наяву". Она совершенно забросила живопись и перестала звонить Валентине. Законченный натюрморт все ещё стоял на мольберте и ближе к ночи комната наполнялась слабым ароматом дыни. Но живопись и таинства превращений холста больше не занимали ее - все это уже казалось мелким и тусклым. Полет и свобода! И власть, так неожиданно свалившаяся ей в руки, и кружившая голову - вот что наполняло все ее существо. В ожидании ночи день проходил серо и незаметно - основное действие разворачивалось ночью и на рассвете. И этой ночи она ждала, ждала с нетерпением, с нарастающей недобрым азартом, с предчувствием запретного наслаждения. Ближе к вечеру Муся выходила на балкон с чашечкой кофе и ждала Густава. Старый ворон был как всегда галантен и не опаздывал на эти ежевечерние встречи. Густав приносил свежие городские новости хотя был не прочь потрещать и на другие отвлеченные темы. А ночью Густав неизменно сопровождал Мусю в ночных полетах, иногда удерживая ее от совсем уж безумных поступков. Вчера ночью, проносясь по Садовому кольцу над верхушками недавно посаженных лип, Муся возмутилась их засохшими видом, а когда узнала сколько стоит одно дерево, она выдернула засохший стволик и закрутив его по спирали отправила куда-то на Юго-восток и вслед за ним ещё несколько тысяч таких же драгоценных крупномеров. Обрушился весь этот бурелом на краю далекой деревни к необычайной радости местного населения, которое тут же растащило его на дрова.

Густав не одобрил Мусины бесчинства, но ничего не сказал. Попрощались они довольно холодно. Сегодня же, Густав, как ни в чем не бывало расположился в детском кресле и даже умудрился закинуть лапку за лапку. В руке у него появилась курительная трубочка, чашка свежезаваренного кофе стояла рядом. Привычная беспомощность Муси и некоторая инфантильность куда-то пропали, потребности поделиться и посоветоваться больше не было. Муся чувствовала, себя сильной и наконец-то взрослой женщиной в свои тридцать с чем-то лет.

- Ангел покинул нас, - угрюмо произнес Густав. Он исчез из Города и когда вернётся неизвестно. Тобой он был недоволен.

- Жаль! Я хотела посоветоваться с ним, - с искренним огорчением произнесла Муся, но объяснять ничего не стала и заговорила о погоде. Угрызений совести она не испытывала. А погоды в мае этой весной стояли отвратительные. Лето, получив щелчок по носу от не желавшей уходить зимы, и сильно обидевшись, засело где-то на южных подступах к столице. Прошлой ночью, пролетая на рекой, Муся увидела вдоль набережной сбившуюся кучку людей, тщетно пытающихся укрыться от холода реки и пронизывающего ветра. Очередь тянулась к Храму. Эта была очередь надежды.  Сегодня предстояла ночь благотворительности.

Ближе к ночи, к набережной,что рядом с Храмом, подъехал небольшой фургон. Из него вышла молодая женщина в куртке волонтера и проходя вдоль очереди паломников, начала раздавать теплые и легкие одеяла. На крыше фургона с унылым видом сидел ворон и издавал странные звуки: " лучшебыремонтсебесделаланаконец" - похожие на старческое ворчание.

Продолжение  http://www.proza.ru/2017/07/08/865


Рецензии