Пушкин и коты, кошки, котята

   Среди картинок питерского художника Владимира Румянцева с кошками, есть и картинка, где с котом встречается сам Александр Сергеич Пушкин (акварель  "Счастливая встреча").*


  Удивительно уважительное, заинтересованное, любовное, отчасти - мистическое  - отношение проявил наш великий поэт к этим милым грациозным животным.
Собственно, - такое, - какого они и заслуживают.


  Прежде всего, мы все - в 2-3 года узнаём его Кота Учёного:

У Лукоморья дуб зелёный,
Златая цепь на дубе том.
И днём и ночью кот учёный
Всё ходит по цепи кругом.
Идёт направо - песнь заводит,
Налево - сказку говорит...

 И - в конце Вступления говорится о том, что именно этот Кот Учёный рассказал Поэту одну из своих сказок:

И я там был, и мёд я пил,
У моря видел дуб зелёный,
Под ним сидел, и кот учёный
Свои мне сказки говорил.
Одну я помню.Сказку эту
Поведаю теперь я свету.

 Об этом коте рассказала Поэту его няня - Арина Родионовна Яковлева.

  «У моря лукомория стоит дуб, а на том дубу золотые цепи,  и  по тем цепям ходит кот: вверх идёт — сказки сказывает, вниз идёт — песни поёт», - записал Пушкин с её слов.

 А ещё об этом коте писал Гаврила Романович Державин в своей сказке "Царь-Девица" :

   И по веткам птички райски,
   Скакивал заморский кот,
   Пели соловьи китайски
   И жужукал водомет.

 Изначально это, по-видимому, Кот-Баюн. Это был злой кот-людоед, сидевший на железном шесте и заманивавший к себе песнями и сказками. Его укротил один Иван-Царевич, которому было предсказано, что его отец выздоровеет, послушав кота Баюна. Иван-Царевич побил кота палкой и привёз домой уже смирного. Отец-царь послушал сказки кота - и выздоровел.

 Итак, сказку о "Руслане и Людмиле" рассказал Пушкину учёный Кот.

 В самой поэме в кошку превращается злая старуха Наина.

       К нему волшебница явилась,
       Вещая: «Знаешь ли меня?
       Ступай за мной; седлай коня!»
       И  ведьма  кошкой  обратилась.
       Осёдлан конь. Она пустилась;
       Тропами мрачными дубрав
       За нею следует Фарлаф.

 Это - кошка-оборотень.

   

    Трогательный бесёнок в "Сказке о Балде"

   Замяукал, как голодный котёнок...

   Бесёнок - такой же ребёнок, как и все ребята-зверята. И его жалко, и на него улыбаешься: тоже мне, "нечистая сила"!

   Другой котёнок плачет - в песне юродивого Николки в "Борисе Годунове":

Месяц светит.
Котёнок плачет.
Юродивый, вставай!
Богу помолимся.


  В старину было поверье, что в кошку может обратиться душа умершего человека. И, - конечно, - здесь котёнком плачет душа маленького убитого царевича Дмитрия...

  С котёнком Пушкин сравнивает маленького ребёнка и в письме к жене - от 8 сентября 1833 года: «Здорова ли ты? Здоровы ли вы все? Дорогой я видел годовую девочку, которая бегает на карачках, как котёнок, и у которой уже 2 зубка. Скажи это Машке...» (Из Казани в Петербург.)

  Примечательно то, что Пушкин сравнивает девочку с котёнком именно в Казани. В Московии коты появились именно из Казани. Казанские коты были крупными мышеловами. Цари выписывали казанских котов себе в палаты. Для охраны Петербургского Эрмитажа от мышей и крыс Екатериной Второй было выписано из Казани 30 котов. (И до сих пор коты служат в Эрмитаже).

  Известна была лубочная картинка "Кот Казанский".


  В лицейском стихотворении А.С. Пушкина "Тень Фонвизина" реальная кошка уступает своё место тени русского писателя Дмитрия Ивановича Фонвизина.
  Это - кошка другого русского писателя и поэта -
Гаврилы Романовича Державина, - который сгоняет её с места ради гостя:

"Брысь, кошка,
 Сядь, усопший брат!"

 Мёртвый брат превращается в кошку в поэме Пушкина "Тазит":

        Будь проклят мной! Поди – чтоб слуха
       Никто о робком не имел,
       Чтоб вечно ждал ты грозной встречи,
       Чтоб мёртвый брат тебе на плечи
       Окровавленной  кошкой  сел
       И  к бездне гнал тебя нещадно…

 Дух убитого брата - окровавлённой кошкой проявившийся в земном мире,  - по верованию Гасуба, - должен взывать к отмщению.


   Когда мы читаем в "Дубровском", как кузнец Архип спас кошку, - то неизменно радуемся этому. При этом, нам - как и Архипу, - совсем не жаль задохнувшихся в дыму подъячих.

" «В сию минуту новое явление привлекло его внимание;  кошка  бегала по кровле пылающего сарая, недоумевая, куда спрыгнуть, — со всех сторон окружало её пламя. Бедное животное жалким мяуканием призывало на помощь. Мальчишки помирали со смеху, смотря на её отчаяние. «Чему смеётеся, бесенята, — сказал им сердито кузнец. — Бога вы не боитесь: божия тварь погибает, а вы сдуру радуетесь», —  и, поставя лестницу на загоревшуюся кровлю, он полез за  кошкою . Она поняла его намерение  и  с видом торопливой благодарности уцепилась за его рукав. Полуобгорелый кузнец с своей добычей полез вниз."



  Кошки известны своими любовными играми. И это кошачье проявление так же нашло отражение в пушкинских произведениях.


  В "Домике в Коломне"

 Бывало, мать давным-давно храпела,
 А дочка — на луну еще смотрела


XIX


   И слушала мяуканье котов
   По чердакам, свиданий знак нескромный,..

  В домике в Коломне так же жил кот - кот Васька, - которого кормила добрая кухарка Феклуша. Он больше всех и пожалел о ней, когда она внезапно умерла:


 Об ней жалели в доме, всех же боле
 Кот Васька.

 (Тонкая пушкинская ирония: кот жалеет о смерти человека больше, чем люди; хоть и из своих - эгоистических, животных, - побуждений...).


Кот Васька есть и в одном пушкинском экспромте:

Кот Васька-плут, кот Васька-вор,
Ну, словом - обер-прокурор!

  Экспромт этот Пушкин прочёл жене обер-прокурора N в Казани в 1833 году, - в ответ на настойчивые просьбы этой дамы.

  К котам и кошкам внимательна и пушкинская Татьяна Ларина. Они подают ей таинственные знаки:

 
  Жеманный  кот , на печке сидя,
  Мурлыча лапкой рыльце мыл:
  То несомненный знак ей был,
  Что едут гости.


  Среди чудовищ, которых видит Татьяна в своём вещем сне, есть сказочное существо (или существа) «полу-журавль и полу-кот».

  Перед этим сном вынули Тане колечко под подблюдую песню "Там мужички-то всё богаты...". Отчего-то, этот напев сулил чью-то смерть. Милей сердцу дев была другая подблюдная песня:


       …Но сулит утраты
       Сей песни жалостный напев;
       Милей кошурка сердцу дев.

  К этим стихам Пушкин даёт ссылку:

    Зовет   кот   кошурку
    В   печурку   спать.
 
   Предвещание свадьбы; первая песня предвещает смерть.
(Прим. А. С.  Пушкина ).

  Пушкин, видимо, любил наблюдать кошачьи игры.

  В стихотворении /"Будрыс и его сыновья" он пишет о польской девице:

  Нет на свете царицы краше польской девицы.
  Весела – что котёнок у печки –  ...   

  А в "Графе Нулине" описывает, как кот играет с мышью, прежде чем съесть её:

       Так иногда лукавый  кот ,
       Жеманный баловень служанки,
       За мышью крадётся с лежанки:
       Украдкой, медленно идёт,
       Полузажмурясь подступает,
       Свернётся в ком, хвостом играет,
       Разинет когти хитрых лап
       И  вдруг бедняжку цап-царап.

  В дебютной статье «Литературные опасения за будущий год», опублико­ванной под псевдонимом Никодим Недоумко, Николай Надеждин писал о «Графе Нулине»:

  «Удивительно ли после того, что мастерское изображение влюбленного кота, в пылу неистового воскипения страсти  цап-царапствующего  свою любимицу, могло составить занимательную эпизодическую картину в одном из пресловутейших пиитических наших произведений?»

Пушкин ответил:

   «В Вестнике Европы с негодованием говорили о сравнении Нулина с котом,  цапцарапствующим  кошку (забавный глагол:  цапцарапствую,  цапцарапствуешь,  цапцарапствует).  Правда, во всем „Графе Нулине“ этого сравнения не находится, так же как и глагола  цапцарапствую; но хоть бы и было, что за беда?»

  Действительно, граф Нулин сравнивается с котом, играющим с мышкой, - а не с кошкой. А "цап-царап" - это междометие.

 

 
  Пушкину нравилось иногда самому ассоциировать себя с котом.
 
  В 1825 вышла повесть «Лафертовская маковница». Антония Погорельского. Пушкин был в восторге от истории про московскую бабушку-ведьму, решившую передать свою способность к колдовству красавице-внучке, а для того женить её на своём чёрном  коте .

  Кот явился к невесте как приятный молодой человек. Образ важного чиновника-жениха Аристарха Фалелеича  Мурлыкина , «с приятностию выгибающего круглую свою спину», так понравился  Пушкину , что тот писал брату: «Душа моя, что за прелесть бабушкин  кот ! Я перечёл два раза и одним духом всю повесть, теперь только и брежу Трифоном Фалелеичем  Мурлыкиным . Выступаю плавно, зажмуря глаза, повёртывая голову и выгибая спину». (Отчего-то Пушкин заменил имя Аристарх на Трифон).

  Таким, как у Погорельского, - "ведьмовским",  - котом представляется кот в стихотворении "Гусар", - который, обрызганный волшебным зельем, вылетел в печку, - как до этого -  его хозяйка.

Эге! смекнул в минуту я:
Кума-то, видно, басурманка!
Постой, голубушка моя!..
И с печки слез — и вижу: склянка.

Понюхал: кисло! что за дрянь!
Плеснул я на пол: что за чудо?
Прыгнул ухват, за ним лохань,
И оба в печь. Я вижу: худо!

Гляжу: под лавкой дремлет кот;
И на него я брызнул склянкой —
Как фыркнет он! я: брысь!.. И вот
И он туда же за лоханкой.
 

   В повести "Барышня-крестьянка" барышня Лиза, переодевшись крестьянкой, "качала головой наподобие глиняных котов".

   Это уже - не живые, а игрушечные коты, механические игрушки. (В Японии это - манеки-неко - глиняные коты с поднятой лапой, качающие головой). Где их видел Пушкин, - не выявлено.

  А в "Капитанской дочке" прибывший в Белогорскую крепость Петруша Гринёв видит на стене дома капитана Миронова лубочную картину "Как мыши Кота хоронили".
Это - пародия на похороны Петра Великого. Царь был похож на большого кота, - недаром происходил из рода Захарьиных-Кошкиных.

 

  Кот - как некий гарант домашнего покоя, спокойствия духа,  - присутствует в лицейских произведениях Пушкина "Монах" и "Послание к Галичу".


   В поэме «Монах»  кот  отшельника, составляет  часть его бедной собственности:

       Наш труженик не слишком был богат,
       За пышность он не мог попасться в ад.
       Имел  кота , имел псалтирь  и  чётки,
       Клобук, стихарь да штоф зелёной водки.

   Бес искушает старого монаха женской юбкой. И монах теряет свой покой и ... внимание к коту:

        А наш монах, увы, лишён покоя.
        Уж он не спит, не гладит он  кота …

   В  стихотворении «Послание к Галичу» дремлющий в комнате кот - символ уюта, покоя и - безгрешности хозяина кельи, - самого Поэта:

       Уж тёмна ночь объемлет
       Брега спокойных вод;
       Мурлыча, в келье дремлет
       Спесивый старый  кот.



   Вот так - со всех сторон - Пушкин обыграл в своей жизни "кошачью" тему. Кажется, ничего не упустил! Есть ещё множество очень интересных пушкинских рисунков котов, кошечек и котят, но они заслуживают отдельного разговора.


* У этого художника есть и другие работы, где Пушкин изображён с котом.


Рецензии