Книга V. Часть 1. Западня. Глава 3

http://www.proza.ru/2016/09/16/77 - начало 1 книги

http://www.proza.ru/2017/06/28/1936 - предыдущая глава

1926 г. (Париж)

ЭЛЬ

Воскресный весенний день — отличное время для прогулок. Особенно если все утро потрачено на уборку. Успешно управившись с делами, приодевшись и настроившись на позитивные эмоции, я вышла из дома. Но, не успев спуститься со ступенек, с удивлением увидела Криса с букетом пышных ярких цветов. «Мы что, договаривались встретиться, а я забыла?» — с тревогой пронеслось в голове.

— Здравствуй, Эль, — поприветствовал мужчина. — Потрясающе выглядишь. Я без приглашения, просто очень захотелось пообщаться. Но вижу, что ты уходишь. Жаль, возможно, в другой раз повезет, — и он протянул букет.

Ситуация довольно необычная, я лихорадочно соображала, как в таких случаях следует поступать.

— Крис, постой. Я вовсе не занята, собиралась в книжный магазин. Спасибо, цветы чудесные, мне очень приятно. Нужно поставить в воду. Ты не зайдешь?
Мужчина с удовольствием согласился, значит, я все сделала правильно. Вскоре мы пили свежесваренный кофе на  кухне.

— Хорошая у тебя квартира, уютная, — одобрил визави. — И совсем недалеко от Университета.

Такая незамысловатая похвала, но было очень лестно. Крис оценил и пасторальные пейзажи провинций кисти современных художников, подаренные Джори, разделив мое мнение, что в сельских просторах очарования не меньше, чем в исторических местах Парижа. Я смотрела на него с легкой полуулыбкой.

Добрались мы и до книжного магазина. Крис тоже выразил желание полистать литературные новинки, а я купила несколько произведений для досуга. Попутно мы увлеченно обсуждали классиков и сошлись, что нам нравятся почти одни и те же авторы.

На ходу я думала, куда сводить гостя столицы. Крис, незнакомый с городом, полностью доверился мне, предоставив выбирать маршрут.

Вершину Монмартрского холма венчал один из знаменитых символов Парижа — Базилика Сакре-Кер. К ней вели двести тридцать семь ступеней, которые давно облюбовали уличные музыканты и лицедеи, прямо под открытым небом ежедневно демонстрирующие таланты прохожим. Мы долго переходили от одной труппы к другой, слушали выступления, смотрели короткие спектакли, импровизации и представления мимов, медленно продвигаясь к смотровой площадке. Оттуда открылся такой вид, что дух захватывало, и предыдущие впечатления стирались. Я нередко здесь бывала, но каждый раз столица открывалась с какой-то новой, неведомой прежде стороны. Глядя на восхищенное лицо Криса, я понимала, что он целиком разделяет мои ощущения.

После Сакре-Кер мы поужинали в кафе на Монмартре. Пили шампанское и разговаривали. Удивительно, но молодой капитан заставлял меня смеяться. Приятно общаться с милым интересным человеком, ни о чем не беспокоясь и не думая о плохом.

Как и вчера, Крис проводил меня до крыльца. Пожелав спокойной ночи, он спросил о планах на следующие выходные. С привычной грустью признавшись, что я, наверняка, буду полностью свободна, дала согласие на встречу.

Есть поверье, что, если не можешь уснуть, значит, кто-то вспоминает о тебе. Ворочаясь в кровати с боку на бок, я надеялась, что это Джори. Хотя, возможно, еще чьи-то мысли сейчас обращены ко мне.

ДЖОРИ

Весь воскресный день я сидел в кабинете, как крот в норе, и думал, на ком бы выместить злость, в то время, как виновник моих несчастий, несомненно, старался занять место в сердце Эль. И каков павлин! Даже отца обвел вокруг пальца своим деланным благородством. Знавал я таких правильных, а на поверку с гнильцой в душе.

Прежде чем получу достоверную информацию, я должен сам составить представление об этом Кристофе, дьявол его раздери. Он явно хороший актер, не зря же мне так сильно противен. Я ведь большинство людей насквозь вижу. Бередить и расковыривать сердечные раны больше нет сил. Как только скроется солнце, прослежу за новоявленным ухажером.

Машину я оставил в темном переулке в паре кварталов от дома Эль. Наблюдательный пункт выбрал на крыше. Удобно устроившись на парапете, оставался почти незаметен с земли. Люди нечасто смотрят вверх, звезды интересуют только влюбленных или астрономов.

Ждать пришлось недолго, даже заскучать не успел. Кристоф вел Эль под руку, оба улыбались и мило болтали, делясь впечатлениями прошедшего дня. Ревность ядовитой змеей впилась в мозг, яд заструился по венам. Он понравился эльфийке! Вдруг это и есть тот самый — достойный? Вот они остановились у подъезда, вежливо попрощались, а потом этот наглец ангажировал мою девочку на следующие выходные. Сердце замерло, пропуская удары, когда я услышал, как она дала согласие.

Эль исчезла за дверью, а ухажер бодрой походкой отправился восвояси. Даже со спины видно, как доволен. В три прыжка я оказался на нужной крыше и приземлился перед ним.

— Черт! — изумленно воскликнул он, отшатнувшись. — Откуда ты?

— С неба упал, — съехидничал я. — Привет, Кристоф! Поговорим?

— Привет, Джори! — он настороженно напрягся, очевидно, опасаясь, что я предложу разобраться на кулаках.

Немного разочарую его. Как бы ни чесались руки, я не буду сейчас разбивать служивую физиономию о мостовую, сегодня я исключительно деликатен.

Усевшись на переднее сиденье «Пежо», вполоборота к Кристофу, я поймал его взгляд. Допрос с пристрастием длился долго, но даже внушение на этот раз не помогло. По дороге домой я попытался еще раз сосредоточиться и обобщить то, что удалось узнать.

Пока все очень безрадостно. Если не считать несущественных мелочей, у настырного вояки почти нет недостатков. Как ни пытался я копаться в его намерениях и помыслах, не смог уловить ни единой грязной мысли в отношении Эль. Да, она ему понравилась, и даже очень. Пожалуй, больше, чем кто-либо с тех пор, как он стал обращать внимание на противоположный пол. Причем он испытывал почти пиетет к ее поведению, целеустремленности и образованности.

Конечно же, она произвела на него впечатление и как на мужчину, вызывая вполне конкретные желания. Услышав это, я, поражаясь собственной выдержке, напомнил себе, что не имею права его убивать (как смеются злые боги!). Однако он с огромным уважением относился к ее скромности и девичьей чести и хотел бы продолжить ухаживать за ней, добиться ответных чувств. Да уж, кандидат безупречен, отец может гордиться собой и своим чутьем! А у меня начала дергаться лицевая мышца. Не знал, что у вампира возможен нервный тик.

Добравшись домой, первым делом позвонил в штаб и выслушал информацию, которую сотрудники собрали о Кристофе. Нестерпимо захотелось разбить телефон. Утром от месье Катри доставили пакет с копией служебных документов и официальные характеристики на капитана Легранта. И снова ничего. Отличник учебы, никаких серьезных проступков, неоднократно отмечалась его храбрость в боевых условиях, все награды действительно заслуженные. Разве бывают такие идеальные люди? На его фоне я выгляжу абсолютным антиподом. Посмотрим, что еще расскажут мои командированные, но надежды практически не осталось.

За ужином отец пытался завести разговор, однако я не жаждал ничего обсуждать.
Следующая ночь прошла в напрасном ожидании. Если завтра мои парни не вернутся, поотрываю им головы за нерасторопность, а заодно и этому Кристофу. Даже позволил себе малодушно помечтать пару минут о таком приятном зрелище.

Разумеется, пустой билет! На службе офицер имел много друзей, сослуживцы отзывались о нем положительно. Честный, порядочный, благородный, никогда не подводил, всегда готов помочь. Не жадный, не трусливый, общительный, с удовольствием поддерживает компанию, но не пьяница. Ни в каких аморальных историях не замешан. Дьявол! Нужно поинтересоваться в соборе Сен-Северин, не прорисован ли на иконах его ангельский лик? Если нет, послать прошение в Ватикан о причислении месье Легранта к святой братии.

И все же, самое главное — это мнение Эль. Если небеса сжалятся, она меня не подведет.

ЭЛЬ

Будни тянулись невыносимо долго. Особенно вечера, которые я проводила, устроившись на диване с книгой.

В понедельник я Джори и не ждала. Во вторник теплилась надежда. В среду я сидела как на иголках, нарядная, с вечерним макияжем, в новых туфельках. Однако меня преследовало жестокое разочарование. Что же это за проблемы такие, что он настолько занят? К утру, вымотанная тревогой и бессонницей, я подумывала плюнуть на занятия, отправиться в Бельвиль и потребовать ответа, не у него, так хоть у Гаэтана. Но, вяло одеваясь и причесываясь, я понимала, что никуда, кроме Университета, не пойду. Не хватит духу.

В четверг я упрямо готовилась. Он обещал, следовательно, придет. Неделя заканчивается, если не сегодня, то когда? Брат появился, когда я наносила последние штрихи — вдевала маленькие капельки бриллиантовых серег. Привычно поставив букет в вазу, я принялась усердно душить Джори в объятиях. А как иначе передать, насколько я соскучилась?

— Эль, я тоже очень скучал, — шепнул он на ухо. — Кажется, мы не виделись целую вечность.

Вот именно! Я даже хотела ему немного попенять, но, заметив во взгляде все ту же грусть, передумала. Значит, проблемы не решены и ничего не изменилось. Внешне он спокоен и уравновешен, как всегда невозмутим, костюм с иголочки, самодовольная полуулыбка на губах. Но я отчетливо чувствовала напряжение и даже, как будто, неуверенность. Вопросы уже почти сорвались с языка, но Джори опередил:

— Ты готова развлечься? А то совсем погрузилась в учебники. Считается, что слишком умным девушкам сложнее выйти замуж, мужчин пугает, что избранница заткнет их за пояс, — он делал вид, что говорит серьезно, но в черных глазах вспыхивали хитрые искорки.

— Вот беда-то какая, — поддержала я тон. — А куда мы отправимся? Я нормально выгляжу?

Я отошла на шаг, дав возможность рассмотреть наряд, как всегда, с замиранием сердца ожидая вердикт.

— Ты ослепительна, — потеплевшие нотки в голосе подтверждали, что он не лукавит.

Тут же растаяв, я не смогла бы вспомнить, по какому поводу печалилась минуту назад.

— Как тебе Кристоф? — неожиданно сменил тему Джори.

— Хороший парень, — честно признала я, ничуть не удивляясь его интересу. – Мне кажется, у Гаэтана не может быть непорядочных друзей, а отличные отцы и сыновей воспитывают отличных, — я задумчиво посмотрела на Джори.

Он понял мой намек и ухмыльнулся.

— Тебе с ним интересно? — вновь спросил он.

— Да, вполне, — наверное, брат хотел удостовериться, что я не тосковала в его отсутствие, поэтому я заверила: — С ним не скучно.

Джори неопределенно покивал.

— Ну, что же, я рад. Пойдем? — он помог надеть плащ и предложил руку.

Мощный автомобиль увез нас в округ Трампль, в квартал Марэ, к одному из домов парижской знати. Хозяин этого белокаменного особняка, завсегдатай салона Гертруды Стайн, скандально известный и популярный скульптор устраивал богемную вечеринку в связи с презентацией своих произведений. По словам брата, это талантливый мастер, работал он исключительно с натуры и в стиле ню, поэтому пользовался большим успехом у ценителей искусства.

Публика собралась творческая, различные актеры, художники, музыканты. Вампиры здесь тоже присутствовали, начиная с самого виновника торжества, я чувствовала вкруг их сущности. Джори поведал, что натурщицы в очередь становятся, чтобы удостоиться чести позировать мэтру. Однако мало кто догадывался, что в своем творчестве он использовал внушение. Получив приказ не шевелиться, девушки на часы замирают, принимают любые желаемые позы, что позволяет скульптору создавать шедевры с такой точностью и натурализмом.

Во время праздника несколько раз проводился аукцион, на котором распродавались работы хозяина. Джори умудрился вогнать меня в краску, предложив приобрести творение, изображающее обнаженного молодого человека, раскинувшего руки, в попытке обнять весь мир. Дескать, его неплохо поставить в прихожей в качестве вешалки для шляп, пальто и зонтов. Я толкнула насмешника локтем в бок, а он деланно упрекнул, что я совсем не разбираюсь в высоком искусстве.

Я отлично провела вечер. Брат был со мной, мы много смеялись. Но все очарование этой ночи исчезло, оставив пустоту в душе, когда, провожая домой, Джори сообщил, что увидимся мы опять не скоро.

ДЖОРИ

Мое прошлое внезапное появление в штабе не прошло даром. В этот раз все занимались делами, лишь двое свободных вампиров чинно играли в шахматы. «Это уже перебор, — рассмеялся я про себя. — У нас, все же, не институт благородных девиц».

Поблагодарив Маркоса, я дал ему выходной, пусть проведет его с Элен, не так часто ему выпадала подобная возможность. А шахматистов я отвлек, достав из личных запасов пару бутылок марочного коньяка, так что ночь пролетела быстро. Возвращаться домой желания не было, там, казалось, все пространство заполняет полубезумный Гаэтан, порхающий от удачного воплощения своих замыслов.

В субботу я вспомнил, что плохо справляюсь со своими обязанностями. Пассия явно давно извелась и соскучилась. Решено. Этим вечером вывожу в свет Амалию — невысокую блондиночку с пухленькими розовыми щечками. Молодая жена престарелого чиновника-пенсионера, благополучно наставлявшая рога супругу, больному подагрой, встретила меня пылкими поцелуями, попеняв, что совсем забросил ее. Однако известие, что мы идем в Одеон на премьеру пьесы Мольера «Мещанин во дворянстве» со знаменитым Фирменом Жемье в главной роли, заставило ее позабыть обо всем.

Ожидая третий звонок, мы заняли места в ложе. Я лениво оглядывался, слушая вполуха легкомысленную болтовню Амалии, изредка раскланивался с приятелями, как вдруг в партере заметил знакомый силуэт. Меня словно током прошибло. Эль! Она здесь и, конечно же, не одна. Вот он рядом с ней — моя головная боль. И никто даже не удосужился поставить меня в известность о планах «сестренки».

На сцене началось действие. Обычно я сам не против посмотреть веселую комедию. Но сейчас, обратившись в слух, подавшись вперед, я глядел не на сцену. Перед глазами разыгрывался другой спектакль, драма моей жизни. Кристоф, к своему счастью, руки держал на коленях, лишь иногда шепотом обменивался с Эль короткими репликами по ходу сюжета.

Амалия что-то спросила, но я оборвал ее, сказав, чтобы не отвлекала от представления. Меня совершенно не интересовало, что там с декольте героини. Девица надулась, но замолчала. В антракте парочка внизу направилась в буфет, и я тоже поднялся. Пассия тут же выразила желание съесть мороженое. Я едва не силой усадил ее в кресло, пообещав принести десерт сюда. Не хватало еще, чтобы она своим присутствием случайно выдала меня.

Притаившись за колонной, я наблюдал, как сияющий Крис угощал мою девочку шампанским, а она с улыбкой поднимала бокал. Сердце колотилось все сильнее, я чувствовал, как дикая ревность снова овладевала разумом.

— Где мое мороженое? — возмутилась любовница, когда я вернулся в зал. Проклиная ее и всю молочную промышленность, я быстро выполнил обещанное.
Однако у Амалии при виде лакомства выражение стало довольно кислым.

— Джори, ты же знаешь, что я не ем шоколадное. От какао я покрываюсь пятнами и чешусь, — протянула она обиженно.

Какого беса я вообще должен помнить о такой ерунде?

— Прости, дорогая, — буркнул я раздраженно. — Потерпи, пожалуйста, до следующего антракта, куплю ванильного или фисташкового.

Не чувствуя никакого вкуса, я собирал маленькой ложечкой подтаявшие лужицы на дне запотевшей серебряной вазочки, отвергнутой капризной девицей, наблюдая за тем, что происходило в партере. А действие там изменилось. Я заметил, как Крис взял ладонь Эль. Моя девочка по-прежнему внимательно следила за сценой и, похоже, не обратила на это внимания. Жест был достаточно невинным, но у меня потемнело в глазах. Еще малейшее его движение на сближение с эльфийкой, и театр станет свидетелем кровавой вампирской расправы.

Понимая, что мне крайне опасно здесь задерживаться, я предложил Амалии уехать. Она возмущенно захлопала ресницами и стала возражать, но я настойчиво потянул ее за собой.

— Милочка, ты же хотела мороженого, мы по дороге заедем в кафе. Нет сил смотреть на это мерзкое лицедейство! Отвратительная игра актеров, ужасная комедия, полный провал.

Ничего не понявшая блондинка недовольно последовала за мной, причитая, что я сегодня невыносим. Кто бы говорил! Усадив ее в автомобиль, я рванул с места.

Супруг Амалии находился в санатории, чувствуя весеннее ухудшение здоровья, чем я намеревался максимально воспользоваться. Может, хоть немного спадет напряжение и утихнет жажда убийства, а перед внутренним взором перестанут калейдоскопом мелькать картины мастерства средневековой инквизиции.

Но вместо того, чтобы получить удовольствие самой и доставить его мне, любовница решила устроить сцену. Она начала высказывать претензии, которых нашелся целый список. Доля правды в ее словах была, но уговаривать вздорную мадам ни малейшего желания я не испытывал, слишком много негативных чувств скопилось и требовало выхода.

— Дорогуша, мы займемся наконец тем, для чего приехали, или предпочитаешь поскандалить? — едва сдерживая раздражение, процедил я, демонстративно развязывая узел галстука.

Но Амалия не собиралась сдаваться без боя.

— Сперва объясни свое вызывающее поведение!

Чересчур много в последнее время желающих указывать мне, что делать. Перекинув плащ через руку, передав привет страждущему супругу, я объявил, что наши отношения отныне закончены, и, не слушая ее более, направился к двери.

Считается, что дома человек чувствует себя уверенно, защищенным от агрессии окружающего мира. Для меня же родные пенаты стали настоящим капканом.

— Джори, сынок, — взволнованно произнес отец, едва мы уселись ужинать, — Кристоф сегодня попросил официального разрешения ухаживать за Эль!

Поперхнувшись, я закашлялся, отодвигая тарелку. Аппетит, нагулянный за сутки, бесследно пропал.

— Пойти облобызать его и назвать братом? Я должен радоваться вместе с тобой? — с трудом выдавил я сквозь зубы.

— Допускаю, что для тебя это и не так, — посуровел Гаэтан. — А я очень доволен. У них чудесно все складывается, у парня серьезные намерения. Кристоф сообщил, что будет счастлив, если сможет добиться ее благосклонности и считать невестой. Я дал согласие.

— Одумайся, отец! — вновь пошел я в атаку. — Зачем форсировать события? Почему ты решил, что первый попавшийся франт сделает Эль счастливой? И кто сказал, что эльфу нужно именно это — брак с человеком, если других эльфов на горизонте не наблюдается?

— А, по-твоему, счастье эльфиек составляли вампиры? Те самые, которые почти поголовно их уничтожили, — иронично заметил Гаэтан.

— Ничего не могу утверждать по поводу их уничтожения, — ответил я сдержанно. — В подобном не участвовал. Зато я точно уверен, что именно со мной у нее больше шансов прожить очень долгую, практически вечную жизнь. А что ждет ее с Кристофом? Жалкие полсотни лет? Потом, похоронить и оплакивать? Или выходить замуж снова и снова, оставаясь невестой-вдовой? Ты такого счастья ей желаешь? — я заводился все сильнее, приводя отцу новые доводы. — Нельзя же всех подводить под одну мерку. Она не человек, вспомни об этом!

— Джори, откуда ты знаешь, что вечность вообще для нее возможна? Из сказок и легенд? Это несерьезно. А если это выдумки? Давай дадим ей счастливо прожить хотя бы обычную человеческую жизнь. Вероятно, не такую бурную, как предложил бы ты, но полноценную и рядом с достойным партнером.

Спорить можно бесконечно, старик проявлял редкое упрямство. Я уже понял, что он не хочет меня слышать, и собрался прекратить разговор, жалея, что вернулся домой. Хорошо, что завтра понедельник, ухажер будет в казарме, значит, следующий вечер я проведу с Эль. У нас на выбор или танцы в Булонском лесу, которые возобновились с приходом тепла, или выступление индийского факира — хождение по раскаленным углям, укрощение ядовитых змей, сеанс массового гипноза. Было очень интересного, как фокусник будет меня гипнотизировать. Поддастся ли его воздействию моя малышка? Думаю, мы вволю посмеемся.

Однако отец снова меня задержал.

— Теперь главное, что я хотел сказать. Кристоф весьма удивился, как вы с Эль отдыхаете. Она рассказала, что вы ночью посещали выставку скандального скульптура. Он, конечно, не выразил неодобрения, но был обескуражен. Предполагал, что отстал от жизни. А я ведь настоятельно просил не компрометировать нашу девочку!

Отец ходит по краю пропасти.

— Чем я ее компрометирую? Давай сдадим ее в монастырь до назначенного тобой дня, а оттуда, завернув в ковер, сразу к алтарю!

— По ночам девушка должна спать, а не присутствовать на подобных мероприятиях, — отрезал старый упрямец, не оценив сарказма. — Я что, обязан составить список дозволенного? Ты забыл о правилах и воспитании? Если сомневаешься, представляй на ее месте Ноэми.

Злость, обида, негодование — все смешалось в душе.  Будто мы живем не в просвещенном двадцатом веке, а в дремучей древности. Скоро Гаэтан, словно дуэнья, потребует своего присутствия при нашем общении.

Даже не пожелав отцу спокойной ночи, я метнулся наверх и в раздражении захлопнул дверь. Видимо, чем реже стану появляться дома, тем лучше. А я-то был уверен, что мы давно оставили позади проблемы отцов и детей. Я вообще очень много ошибался в последнее время.

http://www.proza.ru/2017/07/13/120 - продолжение


Рецензии
Добрый вечер, Гай!
Да, отношения накаляются. Как бы не любил Джори своего отца, видно, что поступки старика его бесят. Сколько сарказма в одной только фразе о том, как Гаэта "порхал" по комнате. Меня, если честно тоже раздражает упрямство и Гаэтана и его настойчивое желание устроить судьбу Эль, даже не спросив у неё, а хочет ли она сама этого. бедный Джори, представляю сколько демонов сейчас бушует в его душе.
Эль по прежнему напоминает 12-летнюю девочку, не понимающую, что к чему. но я уже почти привыкла и меня это почти не удивляет. Наверное, она никогда не повзрослеет(( Крис в своей идеальности просто невыносимо скучен. Ну придумайте же сему хотя бы один недостаток. Пусть хоть глаз у него косит что-ли...

Рута Неле   02.12.2018 23:22     Заявить о нарушении
Добрый вечер, Алена. Вот уж дудки, Кристоф таким идеальным и нужен, скучным, положительным, правильным, ровненьким, со всех сторон.)) Он не развлекать всех приехал, а Джори кровь попортить.)) Эльфы взрослеют медленнее, как и Ваши боги. По сути, ей и есть лет 15. Повзрослеет, всему свое время и своя последовательность.

Гай Северин   03.12.2018 00:11   Заявить о нарушении
Ну ладно, не буду уже больше на бедняжку Эль наезжать, а то ей и так сейчас не сладко)))

Рута Неле   03.12.2018 00:36   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.