Призвание варяга гл 54 Всем на радость

В это пятничное утро у Вольны было чудесное настроение. Лето, солнце, праздник. Сегодня славили Макошь, как хранительницу домашнего очага. И Вольна готовилась провести сей значимый день вместе с Рёриком, который пообещал ей отставить все дела.

Однако когда Вольна проснулась, князя рядом не оказалось. Весь ее радостный настрой сразу улетучился. Зевнув, она недовольно огляделась: как есть, опочивальня пуста.

Послышался грохот за стенкой. Вольна просияла. Встряхнув волосы, маняще раскинулась на перинах. Должно быть, Рёрик где-то там и сейчас он придет к ней.

Когда дверь распахнулась, Вольна нескромно улыбалась, сладко потягиваясь. Но ожидания не подтвердились. На пороге толкалась босоногая малышня – старший и младший сыны Вольны. В отличие от своей матери, они просыпались рано. Зная, что она не любит, когда ее отрывают ото сна, они тихонько играли в горенке. Но солнечные лучики так весело прыгали в травинках, призывая их на улицу, что дети не могли до обеда дожидаться ее пробуждения. Тем более ночью прошел дождь, и им не терпелось попускать по еще не высохшим лужам кораблики из щепок и дощечек, оставшихся от строительства.

- Ма, можно в рощицу? - Аскольд держал за руку маленького братика.

- Можно…- кивнула Вольна и разочарованно плюхнулась на подушку. - Только осторожно! - крикнула она вслед удаляющимся детям, которые уже бросились на улицу.

Посидев у окна с полчаса, Вольна проснулась окончательно. Ее разум заработал. Все идет врозь с задумкой. Однако в такой день она не станет расстраиваться и лучше возьмется за приготовления.

Перво-наперво Вольна отправилась в баню. Выпарившись, она тщательно вымыла голову яйцами, еще сохранившими тепло курицы. В конце обдала свои сияющие смоляные волосы отваром молодой крапивы. На лицо намазала мед и сливки. А после ополоснула посвежевшую кожу настоем василька.

Пол-утра Вольна покусывала губы и теребила щеки, добиваясь появления непринужденного румянца. Закончив с чернением бровей, она нанесла на губы бальзам из ягод и жира и довольно улыбнулась своему пригожему отражению. Она и без всех этих мер была прекраснее богини. Но прихорошившись, и вовсе стала походить на мираж, а не на простую смертную.

Оставалось определиться с облачением. Выбор пал на расшитую узорами плахту и рубаху тончайшего льна, которые она еще ни разу не надевала после пошивки. Не забыла Вольна и о прическе. Убрав волосы жемчугами, закрепила пряди серебряной заколкой, которую только вчера принесли от мастера.

Близилось время обеда. Жилище к этому моменту было давно убрано и украшено веточками и цветами, а стол - кушаньями. По такому случаю Вольна отправилась в стряпную и лично проследила за тем, как поварихи готовят жаркое. Расставив вместе с Радой мясо и овощи на скатерти, она уже была готова садиться за стол. Но князя все еще не наблюдалось. Вольна сначала ждала, а потом начала кипятиться.

- Ну и где он?! - нетерпеливо выглядывая в окно, Вольна выгнула губы в узкую дугу досады.

- Может быть, дела в гриднице? Слышала, приехали посланники откуда-то...- отозвалась Рада, переодевающая младшего сына Вольны. Тот пролил на себя кружку с молоком и был весь мокрый.

- Я же вразумительно обозначила, что сегодня день особый, и мы должны разделить его вдвоем! Ужели какие-то гонцы важнее обещания, данного мне! - взялась Вольна за старую песню. - Знаешь, он порядком изменился. Раньше он не был таким…Таким бездушным! - по приезду в Новгород Вольна сделалась еще более ревнива и требовательна, чем была прежде. Она и сама замечала эти неприятные перемены, однако все равно никак не могла побороть себя. Ведь постоянно ее спокойствие что-то нарушало.

- Может быть, я сбегаю и разузнаю, что к чему? - предложила услужливая Рада.

- Гоняйся в поле за ветром, - злилась Вольна. – Я уж теряю терпение. Иди. Но не задерживайся: как разведаешь – так сразу обратно!

Рада отсутствовала недолго. Но Вольне казалось, что время застыло. Больше всего на свете она ненавидела ожидание. И теперь ее злило, что она обязана томиться без толку, словно горшок в остывающей печи. Один раз она даже вскочила с места и бросилась к сундуку: хотела одеться и уйти из дома в город. Пусть бы Рёрик вернулся и не застал ее! Пусть бы теперь он ее подождал! Пусть бы задался вопросом, куда она делась и почему! Но вот станет ли он ждать ее так же, как она его? И будет ли искать причины ее странного отсутствия? А если, не обнаружив ее в избе, он отправится к змее Варваре?! Там-то ему всегда рады!

Вольна в бешенстве бросила платок обратно в сундук и с грохотом захлопнула крышку. Тут же послышался скрип открываемой двери: Рада влетела в горницу запыхавшаяся и раскрасневшаяся.

- Ну же? - взвизгнула Вольна, не давая своей посланнице отдышаться.

- Похоже, нескоро придет он: послы, и правда, прибыли, - сообщила Рада, оставив главное событие дня на закуску. - Да и к тому же, у княгини роды идут…Князь, кажись, туда пошел…

- Что?..- Вольна на секунду оторопела, а потом прокричала в ярости, - чтоб ее на части разорвало! Чтоб девчонку родила! Нехай к папаше отчаливает! Вместе со своим  приплодом проклятым! Вертлячка пакостная! Это ж надо, такой день мне изгрызла!

Вольна горячилась долго. Бегая по горнице и ругаясь, она хватила об пол посудину, в которой появления князя ожидало жаркое с кореньями и лесными травами. Вырвав из стены букет, Вольна избавилась и от него, в неистовстве выбросив оный в окно. Зачем все это барахло, если Рёрика нет и неизвестно, когда он будет! И раз уж он все-таки с той, то и нечего тут стелиться перед ним, ожидая с блюдами, цветами и кувшинами!

- Если б знала, не сидела б здесь, как курица на насесте! - Вольна рывком растворила сундук и все-таки вытащила шаль. Она не могла больше оставаться в доме. Напоследок обозревая свое отражение, она вдруг отшатнулась, вообразив себе возможный исход дела. Если Варвара все-таки родит…Если это будет сын…И если она еще и жива останется после всего…Ведь проскальзывали же слухи, что не все ладно с ее беременностью. Судачили, все какая-то бабка к ней ходила, чем-то там отпаивала…Бесспорно, она, Вольна - любимая женщина князя. Но не признанная жена! И ее сын может оказаться никем, если мальчишку Варвары бояре потребуют признать, как наследника Новгорода…- Надо было тебе сразу туда идти и все выяснять…

Вообще-то Рада знала о родах еще ранним утром, когда приходила навестить Варвару и передать сплетни. В последние дни они встречались именно в это время, поскольку у княгини на рассвете стала проявляться бессонница. И это оказалось удобно для их встреч, которые должны были оставаться в тайне. И тогда же у Варвары вдруг отошли воды. Она испугалась. Но Рада успокоила, объяснив, что все идет, как надо. И побежала за повитухой, а позже и за Рёриком. Что до Вольны, она не любила отрываться ото сна, и потому, когда в ранний час раздался стук в дверь, князь сам отправился выяснить, кого это принесло. Рада, ожидавшая у порога, сообщила, что у Варвары схватки, скоро она родит. И очень просит, чтобы он пришел.

Таким оказалось утро Рёрика. Едва проснувшись, он побежал в терем Варвары. Но какого было его удивление, когда роженицы там не оказалось. Мало того, все сундуки, двери, ставни – были настежь распахнуты, как выяснилось позже, чтоб поспособствовать благополучному появлению дитя из чрева. Также в тереме не нашлось ни одного человека, у которого можно было б узнать, где же все-таки княгиня. Рёрик выскочил на улицу, и какой-то бойкий малыш, подвернувшийся ему по пути, сказал: «Как, ты разве не знаешь? Рожают в банях!». Рёрик взял за правило ничему не удивляться в этом государстве, и потому без лишних вопросов побежал на задние дворы. Хотя позже, ему стало ясно, почему действо было перенесено именно в мыльную.

В бане оказалось тепло и сухо. Дым из печи давно вышел. Здесь приятно пахло смолой и шишками. Саму Варвару расположили в прохладном предбаннике. Там она переживала схватки, которые с течением времени становились все болезненнее и чаще. И только в самый ответственный миг ей надлежало переместиться туда, где было чисто и безопасно – в мовницу, на особое место, которое уже подготовили для нее и будущего наследника.

Влетев, словно вихрь, и всех напугав своей громогласностью, Рёрик поспешил к Варваре. Она была бледна, то и дело металась по устроенной для нее лежанке с глазами полными ужаса. Уставшая от изнурительных схваток, она с трепетом ожидала, когда же наконец настанет долгожданная минута, и малыш пожелает увидеть свет и свое княжество.

- Нег, - простонала Варвара, когда Рёрик оказался возле нее. Обычно она называла его «мой князь». Но сейчас, ввиду не совсем привычных обстоятельств, обращалась без титулов. - Ты пришел…

- Конечно, - князь взял в свои руки холодные пальчики Варвары. Затем оглянулся на суетящихся повитух, снующих туда и сюда. - И когда же все это у вас начнется?!

- Уже началось, князь, - откликнулись бабки, довольно улыбаясь.

- Я имею в виду…Когда же он родится? - Рёрик не располагал познаниями о родильных делах и потому не мог вообразить, как долго еще ждать.

- Скоро, князь. Как богам будет угодно, - отчитались повитухи, подготавливая чистые полотна и согретую воду.
 
- Я боюсь, - пропищала Варвара. Ей действительно было страшно, как и всякой женщине, оказывающейся на пороге данного события.

- Не бойся, - на этих словах князь поправил Варваре подушки. А уже в следующий миг вздрогнул, когда она вдруг вскрикнула и сжала его руку очень крепко. - Что? Уже?! - Рёрик не знал, к кому обращаться - то ли к ней, то ли к бабкам. И был готов скорее выбежать за дверь.

- Пока нет, - спокойно доложила повитуха. - Это лишь предвестники события…Княгиня, - обратилась бабка на этот раз к Варваре, - дыши глубоко… Неспешно …Отпустит абие…

Как и сказала повитуха, приступ вскоре прошел. Варвара вздохнула легче и ослабила пальцы, чуть выпустив теперь уже исцарапанную руку Рёрика. А он в свою очередь недоумевал: что же будет дальше, если это – «лишь предвестники»!

- А если я умру? - Варвара вдруг вспомнила, как отошла матушка Велемиры и Росы при схожих обстоятельствах. Никаких гарантий нет, все может закончиться трагедией. - А если я…

- Не пугай своего князя, - пошутил Рёрик.

- Только не уходи, не оставляй меня, - Варвара вцепилась в Рёрика, лишь тот едва шелохнулся.

- Я здесь, не беспокойся, - в противовес своим высказываниям, князь и сам волновался. И это было столь отчетливо заметно по его глазам, что даже вопреки боли, накатывающей волной, Варвара улыбнулась. Приятно было видеть его таким растерянным, да еще и из-за нее. А то неуязвим, как Перун!

Несмотря на бодрые заверения повитух, время шло, а наследника так и не было. Зато Варвара все сильнее обессиливала, становилась бледнее, дышала все тяжелее. Казалось, что с каждым мгновением ей только хуже.

- Ты не уйдешь? - еще раз обратилась она к Рёрику, который не сводил глаз с ее измученного лица, покрывшегося испариной. Он вообще-то не был чувствителен. Видел вещи куда неприятнее. Но сейчас ему и самому постепенно становилось плохо. Возможно, если б сам он хотя бы был готов к тому, что происходит…Или знал, как это должно быть...Но единственное, что ему было известно о таинстве рождения – это то, что в итоге должен появиться малыш! Так что вопреки обещанию быть рядом, ему хотелось поскорее убраться отсюда и заявиться к своему сыну, когда все будет уже позади. - Не уйдешь? - тянула Варвара князя за руку.

- Не уйду, - на этих словах Рёрик поцеловал ладошку Варвары, что ее подивило немало. Он прежде не проявлял нежности, тем более к ней. И все же происходящее не могло оставить его равнодушным. Он не боялся диких зверей, искусного врага и тому подобных вещей. Зато роды жены оказались куда ужасающей всего перечисленного.

В ответ на его обещание лицо роженицы оживилось слабой улыбкой, за которой  незамедлительно последовали крики. Теперь это были уже настоящие вопли.

- Аааа! О, небо! - согнулась Варвара, сжав угол простыни. - Не могу больше…Я больше не могу!

Она кричала и грозила. Молилась и звала. Один раз Рёрику показалось, что она  потеряла сознание. Но потом она подняла ресницы. От боли глаза были как будто не ее. Она уже не могла разговаривать, а только кричала.  Но ничего не происходило. Младенца все не было. Лишь бабки сновали туда-сюда.

- Так должно быть?! - волновался князь, подгоняя повитух. - Сделайте что-нибудь, в конце концов!

- Что, князь?! - недоумевали повитухи. Все шло привычным чередом.

- Я откуда знаю?! Вы же…- Рёрик не успел договорить, как Варвара закричала не своим голосом.

Бабки засуетились, забегали с тряпками, корытами да согретыми полотенцами.
Одна из повитух заглянула под полотно, укрывающее ноги Варвары.

- Теперь, - единственное, что сказала она помощницам.

Князь не знал, куда деваться от этого безумия и выбежал прочь на улицу, к свежему воздуху. Он теперь подивился на самого себя. Похожих переживаний на своей памяти он не испытывал. И слышал уйму историй от дружинников, которые собственноручно принимали роды у своих жен, когда никого другого рядом не оказывалось. И никто из них в обморок не падал, хотя все вроде тревожились. В любом случае этакие бабские страды влияют на обычного мужика, если только сам он не лекарь. А он, Рёрик, уж точно, не лекарь! Он всегда держится подальше от подобного. Никто при нем еще ни разу не рожал. И уж тем более, его собственное дитя, обещающее стать законным наследником. Здесь есть, о чем побеспокоиться!

Время тянулось медленно, словно заржавелая телега. В какой-то миг к князю подоспела Рада, взявшаяся из ниоткуда.

- Князь, как там наша княгиня? - спросила Рада у Рёрика. В ответ на ее вопрос он лишь неопределенно кивнул в сторону бани. - Может, воды принести? - предложила Рада князю, который теперь тоже уже выглядел скверно.

- Принеси, - согласился Рёрик. И, кажется, уже через миг Рада держала перед ним ковш с ледяной водицей. Раздался душераздирающий вопль Варвары. Рёрик даже вздрогнул. Поскорей бы уже все это кончилось.

Он так погрузился в происходящее, что даже не заметил, как скоро Рады и след простыл. И он опять остался сидеть один на завалинке, точно обычный смерд.

Подул легкий ветерок. В этот невыносимо тяжкий знойный день любое дуновение приятно. Князь призадумался: он множество раз слышал крики и ревы, но они не трогали его до сего дня.

- Егда нам ожидать князя в гриднице? - вдруг услышал Рёрик сбоку. Арви подкрался к нему  незаметно. - Прибыли бояре с суждениями по вопросу наказаний для смердов за кражи...Князь поручал, чтоб…

- Прибыли? - нахмурился Рёрик. Неужели уже полдень? Он и не заметил, как пролетело время. - Хм, а кара за поджоги? И порчу имущества? Это они измыслили?!

- Но князь же сам велел пока заниматься созданием свода по вопросу краж…- напомнил Арви.

- Я помню! - рявкнул Рёрик. - Но это обычно сопутствующие преступления. Так что мы будем рассматривать эти вопросы одновременно. Тем паче, что мне не нравится мысль рубить всем руки: я один буду защищать город в случае чего?! В прошлый раз ваш свод предлагал мне лишь многообразие пыток. А я просил разработать нечто более ценное. Что будет полезно не только для духовного облика новгородцев, но и для моей казны…

- Но князь…Мы так сразу не сможем, ведь…- Арви помнил, как сначала князь говорил, что они будут рассматривать все по порядку, а теперь уже заявляет совсем другое. Вероятно, он просто не хочет ничего обсуждать сегодня. Арви покосился на малюсенькое окошко избенки, из которой вырывались женские крики. «Даже сейчас она все портит…», - подумалось тиуну.

- Иди, Арви. И старайся лучше, - приказал князь. - Когда ваши предложения разнообразятся, тогда и придешь ко мне, ясно?! Теперь оставь меня. Я занят, - Рёрик кивнул тиуну, чтоб тот убирался с глаз. Сейчас князю не до сводов.

- Мой повелитель, я бы хотел…- Арви не успел договорить, как вдруг на весь окрест раздался плач младенца.

Рёрик вскочил с лавки. Свершилось! Оттолкнул с пути тиуна и устремился на детский крик.

А Варвара не поняла, сколько времени прошло с того момента, как она впервые этим утром ощутила легкую ноющую боль в спине. И наконец все свершилось. Дитя лежало у нее на животе. И казалось, что нет на свете прекраснее ребенка, чем этот. Счастье. Это единственное, что чувствовала сейчас Варвара. Ее переполняли любовь и нежность. Это лучший день в ее жизни. Не может быть радости сильнее. Но есть еще кое-что. О чем ей не забыть даже в такой миг.

- Кто у меня? - спросила она изнеможенно, протягивая руки к малышу, которого уже обмывали согретыми влажными пеленками. - Кто родился? Ну говори же!

- Маленькая княжна, - разулыбалась та самая повитуха, которая лично обещала князю наследника.

Варвара осторожно погладила дочку, сопящую у нее на груди. Девочка была малюсенькой и родной. И Варвара уже любила ее больше жизни, хотя и понимала, что в государственном смысле – это полнейший провал.

Тут же в баньку бесцеремонно влетел князь, чуть не сбив с ног повитух, прибирающих все вокруг. Подскочив к Варваре, он склонился над ней и ребенком. На губах Рёрика светилась добрая улыбка, которую никто из присутствующих прежде никогда не видел на его лице и даже не мог себе ее вообразить. Повитухи, прервав полоскания, залюбовались правителем, который поцеловал малыша в торчавшую из-под пеленок пятку.

- Мой князь, - молвила Варвара тихо и виновато. Она не знала, как примет ее новость суровый правитель, которому все вокруг, и в первую очередь она сама, обещали сына. - Я родила дочку…

- Значит, ты девочка? - приветливо прошептал Рёрик малышу, который ничего еще не понимал и то и дело заливался безутешным плачем.

- Ты возьмешь ее на руки? – утерев слезу радости, спросила Варвара. Она опасалась, что Рёрик разозлится на нее или не примет ребенка.

- Нет, нет, я боюсь, - неожиданно признался князь, повсеместно известный своей отвагой. Малышка была такой крохотной и хрупкой, что он, и правда, опасался брать ее в руки.

- Это несложно, князь, - успокоила повитуха, хихикнув. – Нужно поддерживать головку вот так, - бабка уложила малышку на руки Рёрика. – Ее надо покачать, чтобы она перестала плакать…

Князь взял кроху на руки столь бережно, что было любо поглядеть. Казалось, он умеет только крушить и угрожать, а тут вдруг пеленки.

- Как же отец рад твоему появлению…- улыбнулся князь малютке. В этот миг у него было такое доброе лицо, что казалось, будто это вообще не он! - Твое имя - Ендвинда…

В бане было тесновато. И довольно темно из-за закопченных дымом стен. Варвара очень устала от этого бесконечного дня. Казалось, он никогда не кончится. Было лишь время обеда.

- Я хочу вернуться в терем, - Варвара чувствовала себя разбитой и утомленной, но отнюдь не сонной. Она не могла оторвать глаз от ребенка и была уверена, что отныне сон ей вообще не нужен. Она была готова надзирать за младенцем неустанно.
 
- Княгине пока нельзя вставать, - предупредила развеселая повитуха.
 
- Почему это? – встрял Рёрик.

- Так надобно, князь, - объяснила повитуха таким голосом, которым обычно разговаривают с детьми.

- Почему она плачет? – волновалась измученная Варвара. Только теперь она поняла, что свой покой потеряла навеки. Отныне она всегда будет тревожиться. За своего ребенка. 

- Нужно попробовать покормить ее, - предложила повитуха.

Бабка забрала девочку у Рёрика и положила ее возле Варвары, принявшись объяснять, что нужно делать. Малютка сразу успокоилась, в бревенке стало тихо.

Князь опустился на лавку и вздохнул. Порядком утомленный ожиданием и переживаниями, он, тем не менее, не хотел идти в избы, где его ждала Вольна, и где он обещался быть. Он желал остаться здесь и любоваться малышом. Это так успокаивало. А он так устал от забот и рож головорезов! Да и к тому же, мало ли что потребуется. Если он будет рядом с дочуркой, то все устроится, как надо: батюшка обо всем позаботится! Но с другой стороны Вольна что-то вчера твердила про сегодняшний день. Какой-то праздник у нее, что ли…Сейчас уже и не вспомнишь. Не придешь, орать будет, как умалишенная…

- Нег, не уходи, - взяв Рёрика за руку, прошептала Варвара. Она была счастлива тому, что все, кажется, благополучно. - Останься с нами…

- Остаюсь, - князь поцеловал Варвару в лоб, позабыв про праздник Вольны окончательно. Как можно думать сейчас о чем-то другом, как не об этом дивном младенце, который кричит совсем как его батюшка!

****
Вольна сидела у распахнутых ставен, смотрела на луну и маленькими глотками попивала квас, смакуя его кисловатый вкус. Несмотря на то, что праздничный день прошел не так, как она задумывала, настроение у нее было отменное: Варвара родила девчонку! Теперь ей самой, Вольне, и ее детям ничто не угрожает. А сколько было тревог и беспокойств! Кажется, именно из-за них она стала грубой и нетерпеливой, когда желала быть ласковой и кроткой. Но теперь все изменится. Как славно они заживут с Рёриком отныне. Должно быть, как в старые времена…

Большинство жителей уже заснуло в своих избах, а Вольна все сидела у окошка и ухмылялась. Да, Рёрик сегодня не с ней. Они весь день не виделись. А теперь он в гриднице. Кажется, пирует со своими душегубами. Ну и пусть. У нее ведь и самой праздничное настроение. Мысли такие приятные, что она даже не заметила, как наступил вечер, а за ним пришла ночь. Полдня она провела в жутких волнениях, сравнимых с пыткой. В ожидании новостей она в отчаянии бегала по горнице взад и вперед, молилась богам, проклинала роженицу и весь этот город. А когда на пороге появилась Рада со странным лицом, Вольна уж решила, что беда – мальчишка уродился у княгини. Но оказалось, что нет – дочь. И чуть только это слово слетело с уст Рады, Вольна подскочила на месте, не веря своим ушам. Она даже несколько раз переспросила, дабы исключить ошибку.

- О, боги, вы услышали мои мольбы! - Вольна прижала руки к груди, носясь туда-сюда на сей раз от радости. Кажется, никогда в жизни она не получала новость более желанную. - Пустозвонное трепло…Слов на мешок, а дел на вершок , - рассмеялась Вольна, доставая из серебряной скрыницы замшевый мешочек и протягивая его Раде. - Отнеси это в храм Макоши. В благодарность за благополучное разрешение…Нашей княгини, - прыснула смехом Вольна.

- Как угодно…- Рада спрятала кошелек под передник. - А вдруг ей посчастливится в иной раз…

- Ты что?! - Вольна вперила свирепый взгляд в помощницу. - Никакого иного раза. Не будет у нее больше детей. Только разве что от дождика за окном, - усмехнулась Вольна, не заметив, как Рада насупилась. – Я сразу предупредила его: никаких других женщин. Только я. Иначе к себе не пущу! - гордо похвасталась Вольна.

- Ясно, - покривилась Рада, но Вольна даже не заметила того на радостях.

- Теперь, ступай…- Вольна сладко потянулась. - Отныне все пойдет на лад…

Гл. 55 Змей http://www.proza.ru/2017/07/10/1947


Рецензии
Дорогая Анна, очень жалко Евфанду, она у тебя такой страдающий персонаж! Очень ярко рисуешь Вольну - антипатичная злая особа. Не думаю, что её ждёт счастье, справедливый автор этого, конечно, не допустит. А Рёрик...неужели он будет любить дочку? Ты так выразительно описываешь роды и чувства мужчины...Хоть на мгновение он ощутил страдания роженицы! С уважением,

Элла Лякишева   28.10.2017 19:27     Заявить о нарушении
Спасибо, Элла :)

Лакманова Анна   30.10.2017 18:25   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.