Призвание варяга гл 52 Выбор

По всей округе разносился противный скрип. То скрежетал ворот на старом колодце. Каждый раз, как  раздавался этот звук, Арви спрашивал себя – кому понадобилось лезть в этот позабытый студенец, уже поросший мхом.

Тиун закончил разбирать берестяные грамоты вместо Козьмы, большую часть из них отправив в корзину на розжиг. Накинув ферязь, Арви носком сапога пододвинул плетенку к остывшей печи и пошел на улицу. На сегодня он закончил дела и собирался отдохнуть, предавшись мечтаниям о том, что может быть.

****
Услышав скрип ворота старого колодца, Варвара встрепенулась. Выбежав на гульбище, обозрела окрестность, будто высматривая кого-то.
 
- Княгиня, я молока согрела, - обратилась служанка к Варваре.

- Мне нужно идти…Где мой платок? – Варвара рылась в сундуке.

- Жарко на улице в платке будет, - высказалась Мирава.

- В самый раз, в самый раз, - Варвара наконец нашла платок и накинула его на плечи. Разумеется, в самый раз. Ведь она идет не на улицу. А в погреба. В те самые, в которых столько времени провела, когда-то в ужасе ожидая возвращения Рёрика из Изборска.

****
В подземелье оказалось холодно. Особенно, после улицы. Варвара покрепче запахнулась в платок, выставив вперед руку со свечой. Тут было не только темно, но, и кажется, сыро.

- Я здесь, княгиня, - раздался тоненький голосок.

Варвара заметила огонек. Он осветил лицо Рады, притаившейся за бочонком с медом.

- Что стряслось? – разволновалась Варвара. Судя по всему, сведения важны, раз Рада прибегнула к самой крайней мере связи – громыхающему на всю округу колодцу.
 
- По приказу Вольны, мела я сегодня гридницу…- начала запыхавшаяся Рада. – Дабы князь не дышал пылевыми хлопьями да клопами…- тараторила Рада. – И вдруг на улице голоса. Один из которых показался мне знакомым.

- Ты послушала, о чем они говорят?! – Варвара прислонила руку к уху.

- Это было нелегко, но я смогла, - продолжала Рада. – Мне пришлось спрятаться за сундуки…

- Какие сундуки? – не поняла Варвара.

- Да те, что Вольна еще с собой привезла…И которые до сих пор болтаются в гриднице…- Рада заметила, что при упоминании имени Вольны, Варвара погрустнела. – Вдобавок для верности, накрылась я какой-то тряпицей, чтоб не видно с крыльца меня было…

  Рада слышала весь разговор тиуна с гонцом. Потом даже видела, как Арви проследовал сначала в первую горницу, где она мела, а затем и во вторую, где был Козьма. Потом она слышала, как Козьма радостно умчался.  А вместо него пришел Агат. Тот самый, с которым, кажись, сам Перун не смог бы сладить, не то, что худосочный Козьма. Однажды она наблюдала сцену, как Агат на спор свалил с ног кобылу. Было какое-то празднество, и сие сошло за потеху. Хотя Раде это развлечение не показалось веселым. Испугавшись за Козьму и еще больше за себя, она, озираясь, выползла из-под сундуков и поспешила скорее прочь из гридницы. Вдруг Арви и ее отыщет!

Выбежав на улицу, Рада увидела, как вдалеке из конюшни уже выходит Агат. Его огромная фигура не помещалась в низкий дверной проем. Чуть склонившись, он вышел и неспешно отправился прочь. Было ясно – дело сделано. Рада хотела сначала бежать туда: проверить, вдруг Козьму еще можно спасти. Но потом, еще раз оглядев Агата, поняла, что было бы глупо рассчитывать на чудо. Это событие очень ее испугало. Она теперь даже не знала, что и делать. И потому скорее побежала на колодец - крутить ворот, который скрипел на всю округу. Это был условный знак, после которого она и Варвара встречались в погребах.

****
После разговора со служанкой Варвара вернулась в терем расстроенной и напуганной. Ею овладел страх. Конечно, беседуя с Радой, она не выказала оного. И даже напротив, обещала стереть злодея тиуна с лица земли. Но оставшись в горнице наедине с собой, она без сил опустилась в кресло, сжав голову руками. Она недооценила Арви. Она-то полагала, что он лишь пустяковое брехало, которое только и может, что грозить. Но она ошиблась. А ответил за эту ошибку Козьма. А эта подлость с Вольной…Итак, если с красоткой что-то случится - обвинят ее, Варвару. Можно в этом не сомневаться, коли за дело берется Арви. С его циничностью он значительно опаснее, чем она хоть с десятью наследниками.

- Княгиня, я принесла снеди из стряпной, - Мирава шуршала соломой в корзинке, прикрытой полотнами. На скатерке стали появляться плошки с едой.

- Я не…- Варвара не договорила. Поскольку никак не могла сосредоточиться. То и дело перед глазами возникало лицо улыбающегося Козьмы, с которым они были одного возраста. Не она ли виновата в том, что случилось с пареньком? Ведь если б не ее поручения и посул награды, он был бы жив.

- Встретила княжну Велемиру по пути…- щебетала Мира. – Кажется, она шла к Росе…

- Ах ты жижа болотная, - выругалась Варвара. Еще эта сомнительная свадьба Росы и Арви. Откуда вообще это взялось?! А ведь, верно, если тиун женится на ее сестре, его положение упрочится само по себе. Но вот вопрос, почему она узнает об этом замужестве только сейчас? Да еще и столь диковинным способом…Никто ничего ей не сказал. Может, это какая-то тайна…

Роса обладала одним редким, но крайне важным достоинством. Она была совершенно независтлива. И Варвара любила сестру за это. А также за ее доброту и мягкость. Но отчего-то дружбы у них не сложилось. Та всегда тяготела к старшей сестре. Видимо, из-за общей их матери. А в последнее время Варвара и сама не так уж старалась подружиться с кем-либо. Сейчас ей не до того, чтоб искать чьих-то симпатий, кроме княжеских. И все же она желала видеть Росу счастливой. Но будет ли Роса счастлива замужем за Арви? За этим злодеем и лицемером, который к тому же намного старше нее! 

****
Варвара взошла на крыльцо Росы, толкнула дверь и оказалась в сенях. Не дожидаясь, пока ее встретят, она направилась сразу в горницу. Открывшаяся картина была такова. Роса лежала на перинке, отвернувшись к стене. Рядом с сочувствующим видом сидела Велемира, поглаживающая страдалицу по голове.

- Я хочу поговорить с сестрой. Покинь нас, - обратилась Варвара к Велемире.

- Ей не до пустой болтовни, - собственно, Велемира умышленно осталась с Росой, чтобы та не наделала глупостей. Скажем, не пошла к Трувору или еще к кому-нибудь, например, к самому Арви с признаниями. Но и Варвара небезопасна со своим бескостным языком. - Она хвора, уходи,  - фыркнула Велемира, оглядев живот Варвары с неприязнью.

Велемира была старше обеих сестер, а у нее не было ни зарождающегося дитя, ни мужа, ни даже жениха. В последнее время это злило ее больше обычного. Одна на сносях тут расхаживает. Другая не сегодня-завтра сделается женой тиуна! И главное - все это им совершенно бесплатно достается! Какая-то необъяснимая щедрость судьбы! А ей, Велемире, все приходится делать самой! И даже сейчас, когда она пытается хоть что-то устроить в своей судьбе, на пороге возникает эта беременная кубышка. Которая нынче еще наглее, чем обычно. Возомнила себя матушкой сына княжеского.

- Пошла вон, - Варвара указала перстом на дверь. - Или стража выволочет тебя отсель за загривок.

Велемире пришлось выйти. Это было крайне оскорбительно для нее. Но ничего другого не оставалось. Прошли те времена, когда младшая сестра трепетала перед ней.

- Роса, что с тобой? Ты, правда, нездорова? – Варвара присела рядом с плачущей сестрой на кровать.

- Все ладно, - ответила Роса шепотом.

- Что ж…Тогда я хотела поговорить с тобой, - продолжала Варвара. - Я знаю, что у вас с Трувором…

На этих словах из подушек вынырнуло испуганное лицо Росы. И теперь уже Варвара увидела, что ее сестра вся заплаканная. А вовсе не хворая.

 - Одного я  не пойму…- продолжала Варвара. – Откуда тогда взялись слухи о свадьбе с Арви…

В горнице на миг повисло молчание. А потом, как гром среди ясного неба, раздались рыдания Росы. Столь сильные, что Варвара даже опешила от внезапности.

- Не плачь. Мы пойдем к нашему князю, - придумала Варвара, сообразив, наконец, что замужество это супротив воли Росы. - Расскажем ему все. Я попрошу, и он решит эту проблему…

- Нет, что ты! - перепуганная Роса поспешила прикрыть рот Варвары ладошкой. - Никто не должен знать о нас с Трувором! Тем паче, князь!

- Мы попросим, чтобы наше признание он сохранил в тайне…- предложила Варвара.

- Ой, нет, что он подумает обо мне, - Роса лишь сейчас осознала, как легкомысленна была все эти дни. И ей сделалось стыдно за свои поступки. Хотя при этом она бы все повторила снова, если б время повернулось вспять.

- Я не пойму, ты желаешь замуж за Арви? – Варвара уже не знала что и думать.

- Нет, - Роса снова залилась слезами.

****
Варвара торопилась в гридницу одна. Как ни пыталась она уговорить Росу отправиться к Рёрику, та оставалась непреклонна, опасаясь за жизнь Трувора, свою честь и еще за что-то.

На улице начинало смеркаться. Варвара подошла к гриднице. Стражник доложил о ее приходе, и двери перед ней распахнулись. Переступив порог, она уперлась взглядом в Арви. Возле него стояли несколько дружинников, в том числе, Оскольд с Диром, которых она помнила отчетливо по их непрерывным выступлениям на пирах. Оскольд о чем-то галдел, перебивая всех, кто пытался вставить слово. Дир негромко шипел, видимо, поддерживая речь Оскольда.

- Варвара, ты зачем пришла? – раздался голос Рёрика.

- Я хотела…- начала Варвара. Но тут же запнулась о порог, различив в уголке на лавках нарядную Вольну. Лицо красавицы было свежо, словно она только что со сна. На руках у нее играл ребенок.

Непредвиденная встреча поразила Варвару. Хотя вроде бы ничего удивительного в присутствии здесь Вольны нет. А этот ребенок у нее на руках…Он возник не сам по себе. Это плод, кажется, большой любви. Вот он здесь. И будет теперь тут всегда. Как напоминание о том, что она сама, Варвара, жена князя лишь наполовину, то  есть, по закону, но не по сути.

Огорошенной Варваре сначала показалось, что ее ударили по голове пыльным мешком с зерном. Она ощутила подавленность и растерянность. А потом обиду и гнев. Ей вдруг захотелось устроить дебош. Вцепиться в эту разодетую куклу, что заявилась в ее Новгород. В город ее отца! Пусть проваливает вон!

- Что ты хотела? – повторил Рёрик свой вопрос.

- Я…То есть, мне нужно…- горло Варвары сдавило. Она облизнула высохшие губы. Нужно как-то совладать с собой и добраться до вопроса, по которому пришла. – Я хотела кое-что обсудить…

- Сейчас? – вопрос князя звучал почти как отказ.

- Сейчас. Дело безотлагательное. И важное, - объяснила Варвара кратко. Она старалась вести себя так, словно в гриднице нет никого лишнего. – Мы можем обговорить наедине?

Присутствующие обернулись сначала на Варвару, а потом на князя, который утвердительно кивнул в знак согласия. Арви, Оскольд с Диром, и другие дружинники пошли на улицу, попутно обсуждая тему, от которой их оторвали. Недолго поколебавшись, вслед за ними мягкой походкой выплыла и Вольна с ребенком. По пути она заглянула Варваре в глаза.

Но Варвара не смотрела на соперницу. Даже не повернула головы, словно мимо нее прополз муравей.

- Я тебя слушаю, - Рёрик указал жестом на табурет возле себя. Сам он восседал на троне, который некогда принадлежал Гостомыслу. Высокая спинка напоминала разинутую пасть медведя. А подлокотники выглядели как широкие лапы этого животного. Это кресло, оббитое шкурой, очень любил прежний князь. И вот теперь на нем другой.

- Я пришла просить о…- Варвара пыталась сосредоточиться на своей цели. Но картина Вольны с ребенком не выходила из головы, сбивая с мысли. – Мне нужны деньги.

- На что? – удивился князь.

- Я хочу помочь семье одного человека.

- Кого еще человека?

- Это человек незначительный. И князю неизвестен, - Варвара с трудом подбирала слова. Она очень не хотела никаких расспросов. Ведь будет непросто объяснить, с какой стати ее волнует судьба павшего Козьмы. - Но зато он долгое время служил этому дому. Однако теперь он не в состоянии позаботиться о собственном…

- Все понятно, - кивнул Рёрик, которого особенно не волновало, кто этот неизвестный слуга и что с ним такого приключилось. – И сколько же тебе нужно?

- Разумеется, чем больше, тем лучше, - простодушно объявила Варвара. – Ведь помощь самого князя не может оказаться ничтожной. Щедрость правителя должна поразить, раз уж на то пошло…

- Ахаха, - расхохотался Рёрик. - Так и быть. Возьми, сколько надо. Но пусть это будет не через край…- все-таки предупредил князь. – Это все? Или еще что-то?

- Еще…- вздохнула Варвара, ощущая себя какой-то обузой. - Говорят, Роса выходит замуж за тиуна. Это так?

- Это так, - Рёрик зевнул. Судьба Росы, похоже, мало волновала его.

- Дело в том, что…Эм…- Варвара не знала, как лучше выразиться. - В общем, она его не любит…

- Ну и что…- равнодушно ответил Рёрик. - Ты меня тоже не любишь. Но это ни на чем не отражается.

Ответ князя озадачил Варвару. Она делала все мыслимое, чтобы уверить его в искренности своих чувств. И ей казалось, что у нее это успешно получается. Неужели он не поверил? Или, может быть, проклятая Вольна уже успела внушить ему обратную мысль?

- Я глубоко опечалена, - призналась Варвара нарочито огорченно. Она не собиралась  молчать, пожимая плечами. - Должно быть, моя в том вина, что мой муж не разглядел той великой любви, что я к нему испытываю…Кого же мне еще любить, как не моего единственного защитника и благодетеля...Для чьего дитя я готовлюсь стать матерью. Как бы там ни было, для меня осталась всего одни радость – улыбка моего князя.
 
- Рад слышать, что ты не держишь на меня обид, - несмотря на то, что Варвара говорила без упрека, Рёрик уловил некий укор. Он не привык отчитываться и извиняться, но о словах своих пожалел. - Значит, это подтверждает то, что я тебе сказал. Возможно, и твоя сестра со временем полюбит Арви. Тем более, что он не так плох. Он одаренный деятель, и я весьма ценю его.

- Не мне перечить князю…Тиун, поистине, выдающийся деятель. Но присутствует и еще одно основание…- Варвара замялась. Нельзя же растрепать, что она видела Росу и Трувора вместе в час, когда все княжны обычно смотрят сны в своей горнице. Удар по чести Росы недопустим.

- Что еще за основание? - уточнил князь без особого интереса.

- Ну…Мне показалось, будто это решение сделает несчастной не только мою сестру, но и верного друга князя…- видя, что Рёрик недоумевает, Варвара пояснила, кашлянув, - речь идет о Труворе…

На лице Рёрика изобразилась недовольная гримаса. Чему Варвара немало удивилась.
 
- Какое ему дело до чужих свадеб? - сухо спросил Рёрик, который не был посвящен в любовь Трувора.

- Я могу ошибаться…Но, мне кажется, они питают друг к другу чувства, которые…

- От меня ты чего просишь? - перебил Рёрик, напряженно вздохнув.

- Справедливости. Ведь будет несправедливо, если любящие сердца окажутся разлученными навеки…- видя, что речи о любящих сердцах не очень действуют на князя, Варвара дотронулась до живота, приговаривая, - меня очень тревожит эта мысль. Я лишилась сна отнележе, как…

- Я понял. Пусть придут сюда. Все трое! - скомандовал Рёрик.

- Да, но…- Варвара немного не так представляла себе развитие сюжета. Ей думалось, что он сразу отменит свадьбу, а не будет вникать в детали происходящего.

- Ты хотела справедливости. Сейчас мы ее восстановим.

****
В горницу Росы прискакал мальчишка-гонец и сообщил, что государь хочет срочно видеть ее. Не понимая причин сего внезапного желания, княжна испугалась. Несмотря на то, что они и двумя словами за все время не обмолвились, она побаивалась свирепого князя. И старалась по возможности избегать общества правителя, дабы ничем его не огорчить и не навлечь беду на себя. Или кого-нибудь еще.

- Видишь, как важно поскорее засыпать это дело! - нагнетала Велемира. В отличие от Росы, она сразу все смекнула. Такой блестящий был замысел! А змея Варька все попортила! Надежда только на благоразумие Росы…- В глазах наших врагов ты перестанешь быть княжной, и сделаешься обычной потаскухой, как только правда вылезет. Ты бесславишь наш род! – грызла Велемира, попутно приводя Росу в должный вид: та была заплаканна и лохмата. - Из-за болтовни Варьки твой любимый сейчас в  опасности! – наседала Велемира еще сильнее, видя напуганное лицо Росы. - Зачем ты ей рассказала? Посмотри, что вышло! Молись Макоши! Хотя, уже поздно, скорее всего! Пропала ты! И он!

- Я ничего не говорила ей…- оправдывалась Роса, виновато утирая нос. - Она сама догадалась…

- Егда Трувор погибнет, ты будешь тому виной! - сгущала краски Велемира, намеренно озвучивая самый мрачный вариант. - Потом не ищи у меня утешения.

- Что же делать? - глаза Росы вновь наполнились слезами. - Придумай…

- Не знаю. Я не знаю, что теперь можно поделать…Твой длинный язык сгубил тебя саму и твоего любимого…

- Я ничего ей не говорила…Я токмо…- шмыгала носом Роса, браня себя за легкомыслие и слабость.

- Одно лишь может помочь…- Велемира сделала паузу, дождавшись того момента, когда Роса станет смотреть на нее как на прорицательницу. – Ты должна все отрицать, когда Рюрик тебя спросит. Веди себя так, словно Трувор для тебя ничем не лучше Арви. И смотри, не будь дурой! – Велемира дернула Росу за рукав сорочки, дабы привлечь ее внимание к своим словам. - Если Арви что-то заподозрит, то тебя тогда ждет будущее не с влюбленным мужем, а с обиженным. Как сестра, не советую тебе и капли сомнений давать этому ревнивцу, - справедливо предостерегла Велемира. – Да и Трувору в этом случае конец точно. Арви ему такого не простит. Это ясно. Хотя, может, так оно ему и надо. Этому головорезу, волоките и пьянице…

****
Когда две сестры вошли в гридницу, все уже собрались и ожидали только их. Варвара сидела на табурете подле князя, с лицом, полным надежд. Арви и Трувор болтались здесь же, в ожидании занятый каждый своим делом. Было понятно, что ни тот, ни другой не знали, с какой целью состоится это собрание. По крайней мере, Арви безмятежно дочитывал какое-то послание от соседей, а Трувор смотрел в окно с отсутствующим видом. Велемира, словно поддерживая, вела Росу под руку. Хотя ее сюда никто не приглашал. Рёрик не обратил на старшую княжну внимания. А никто из присутствующих не решался руководить в присутствии князя. Что до Велемиры, то она понимала только одно. Если она будет рядом с Росой, то меньше вероятности, что та начнет нести отсебятину и, чего доброго, еще расскажет князю правду.

В гриднице царило безмолвие. Варвара тоже притихла. Она поначалу с жаром принялась за дело, но теперь немного оробела.

- Раз уж все, наконец, собрались, то я хочу прояснить следующее…- начал Рёрик.

Глаза присутствующих следили за каждым словом, вылетевшим из уст князя. Но лишь двое не подозревали, что именно сейчас будет. Впрочем, Арви примерно представлял себе, к чему все это сборище. Раз призваны Роса и ее сестры, то, видимо, князь хочет сообщить о женитьбе. Кончено, это не совсем по плану: сверх того, здесь посторонний Трувор. Но он друг князя, от него порой никуда не денешься.

Что до самого Трувора, то он готовился к завтрашнему отъезду в тот момент, когда гонец пришел за ним. И у него совершенно не было никаких идей, зачем он понадобился в гриднице. Тем более все наставления он уже получил от Арви. Памятуя размолвку с князем, он хранил молчание, думая, что речь пойдет о поездке.

- Итак! Роса, - Рёрик обратился к княжне, которая еле стояла на ногах. И если б не сестра, поддерживающая ее под локоток, ей бы точно потребовался табурет. - Мой тиун желает взять тебя в жены, - на этих словах князя лицо Трувора вытянулось. Ему показалось, что он ослышался. А Рёрик продолжал, не смотря в сторону любимого дружинника. - Имеешь ли ты что-то против этого намерения?

Вопрос был задан, но Роса молчала. Странная тишина окутала горенку. Огорошенный новостью Трувор смотрел на Росу, не моргая. Конечно, она скажет, что не согласна. Тем паче, сам князь дозволяет возразить…

И все же, невзирая на уверенность в ответе любимой, Трувор чувствовал необъяснимую тревогу и напрягся, словно струна гуслей.

Время шло, а Роса все еще немотствовала. Тогда Велемира повернула голову и ковырнула сестру острым взглядом, одновременно стискивая своими тонкими пальцами ее локоть.

- Я не против…- собрав все силы, что имелись в ослабевшем теле, вымолвила Роса.
 
Трувору почудилось, что в горнице начались сумерки. Что это?! Какая-то зверская шутка? Через миг, когда все выяснится, он ведь еще посмеется над этим громче всех?!

Тем часом, довольная Велемира, пыталась спрятать улыбку, склоняя голову все ниже. И не только ответу Росы радовалась она. Но и тому, какое было сейчас лицо у ненавистной Варьки: глупое и растерянное!

- Спрашиваю в последний раз, - князь снова обратился к Росе, которая после своих собственных слов была ни жива, ни мертва. - Согласна ли ты принять предложение Арви и сделаться его супругой?! Роса!

- Согласна, - ответила белая, как полотно, Роса.

Варвара раскрыла рот в недоумении. Ведь и часа не прошло, как Роса плакала в горнице по Трувору, а теперь соглашается на Арви! Вероятно, переживает за свое имя. Ну так вроде все тонко: Рёрик не горланит про Трувора во всеуслышание! И сейчас она сама, Варвара, чувствует себя нелепо. Она затеяла это слушание, убедила князя в необходимости внести ясность. А теперь оказывается, что никому это не нужно. Роса согласна выйти за Арви. А у остальных наличествующих в горнице возражений нет.

Что касается князя, он не был удивлен. Слова жены с самого начала показались ему не слишком убедительными. Если б что-то было, Трувор бы давно ему разболтал. Как всегда это и делал. Да и сама Роса не отказывается от свадьбы, хотя ей был предоставлен выбор.

Рёрик не был хорошо знаком со свояченицей. Потому ему не бросились в глаза ни ее бледность, ни ее угнетенность. Тем более несколько раз встречая ее мельком, он примерно такой ее и запомнил – дрожащей и пугающейся любого безобидного слова.

В носу у Велемиры защекотало, и она чихнула. Как радостно, что Арви ни о чем не догадывается, а Роса сделала все, как нужно. Опасения внушает лишь Трувор, сраженный ответом любимой и пребывающий в некотором ступоре. Кажется, он ведь не отличается особым тактом. И может запросто выдать что-то совершенно неуместное, смешивающее весь замысел. Скажем, заорать во все горло: «Роса, а как же прошлая ночь?!». Но пока он лишь выпучил глаза, слава Велесу! Уж так ли он ошарашен или все же помнит о чести Росы, но все еще молчит. Побыстрее бы уже князь отпустил их на все четыре стороны, пока Трувор не успел прийти в себя и не плюнул на честь Росы.

Что касается самого Арви, то он воспринял ответ княжны естественно. Именно так он себе все и представлял. Сестры Росы поставлены в известность. Сама она не против предложения и со временем, возможно, даже будет счастлива. По крайней мере, ни с одной женщиной доселе он не был так чуток, как с ней.

- Роса, подумай еще раз, - Варвара решила, что, возможно, причина нерешительности Росы в застенчивости. Помимо тревог о своем имени, она робеет перед князем и не смеет открыть ему своего сердца. Что и понятно…- Ты уверена, что готова принять предложение нашего тиуна?

- Да ведь я уже сказала! Готова! – после этих слов Роса отдернула руку от Велемиры и выбежала прочь из горницы.

Не все поняли, отчего так произошло. Не утруждаясь разбором поведения Росы, князь решил, что она, очевидно, не в себе. Варвара – сестра что-то скрывает, и, видно, не все так просто. Арви – что любимая напугана сим крепким натиском (как же она ранима, его лесная елень!). И только рядом стоящая Велемира видела, как Роса давилась слезами и на последнем слове уже не могла себя больше сдерживать, потому и умчалась прочь.

Почти сразу следом за Росой из гридницы выбежал ошарашенный Трувор, который, наконец, очнулся и понял, что именно произошло минутой назад. Сие обстоятельство не укрылось от внимательного Арви. Тиун приподнял вверх левую бровь. Отчего этот медведь помчался за его нежным цветком, когда князь даже не отпускал никого?!
 
Заметив подозрительный взгляд Арви, коим он проводил до дверей удаляющегося с немыслимой скоростью Трувора, Велемира занервничала. Венец стал слишком сильно давить ей на лоб. Не хватало только, чтоб Арви обо всем догадался и передумал жениться на ее сестре! Тогда, вообще, будет полный крах всех блестящих задумок!

- Ну что ж, раз собрание наше лишилось фигуры невесты, то все можете быть свободны, - Рёрик сделал жест в сторону дверей, позволяющий оставшимся не задерживаться более в помещении.

- Но, я не понимаю, мой князь…Дело в том, что…- тихо зашептала Варвара почти на ухо Рёрику.

- Похоже, ты заблуждалась в своих ощущениях. Роса не против союза с Арви. Ты сама видела…

- Да, но...Нег…Это не совсем…- лепетала Варвара, сбиваясь. - Я не знаю, что и думать…Ведь…

- Мы уже все выяснили. Больше не будем к этому возвращаться. Или мне что, сейчас гнаться за ней?

- Нет…Но…- Варвара вздохнула. - Благодарю, мой князь…За все…- Варвара встала со своего места, чуть поклонилась и уже собиралась удалиться.

- В ответ на это я хочу, чтобы больше ты не думала обо всяких пустяках…В твоем положении все это могло привидеться...- князь действительно так думал!

Пока Рёрик и Варвара заканчивали разговор, Арви уже торопился следом за Росой и Трувором. Которые вылетели друг за другом из гридницы, даже не испросив позволения владыки, чем выразили полнейшую бестактность.
 
Аври уже выбежал на крыльцо, как вдруг был остановлен Велемирой. Она буквально догнала его на пороге.

- Хочу поздравить тиуна с долгожданной свадьбой, на которую князь дал свое высочайшее позволение, - обратилась Велемира к Арви, придержав последнего за плечо, дабы он не успел удрать от нее.

- Благодарю, - сухо ответил тиун, желая поскорее возобновить свой путь. Но княжна продолжала речь.

- Желаю тиуну многих лет счастья с моей сестрой! Она сделается верной и любящей женой, в чем я не сомневаюсь. И надеюсь, вскоре я стану тетей для прекрасных чад, - Велемира подстрекательски улыбнулась.

- Возможно…Прошу прощения, я спешу…- Арви все же сошел с крыльца на двор. Но никого в видимости уже не было. Пока он замешкался в сенях с Велемирой, Росы и Трувора след простыл.

- Ну неужели у тиуна совсем не имеется времени для свояченицы! – вновь поравнявшись с Арви, обратилась к нему Велемира.

- Сколько угодно, - раздосадованный тем, что упустил Трувора из виду, согласился Арви на разговор. В конце концов, они с Велемирой в своем роде давние пособники и даже приятели.

- Я хотела узнать, все ли в силе? Золото отправляется завтра? А то мне не терпится уже выступить…

- Да…- рассеяно бросил Арви, который уже и думать забыл про груз. Хотя момент серьезный: если по дороге ограбят или что-то еще, то Рёрик сам отрубит ему голову, поскольку именно он все распланировал. - А княжна разве тоже собралась в путь? - для порядка уточнил Арви, которого теперь занимали иные мысли, нежели ее ответ.

- О, да. Я желаю посетить Дорестад…И познакомиться с великой матушкой нашего князя...- городила Велемира, не стесняясь. Она видела, что тиун напряжен и даже не слушает ее. - А этот бедняга Трувор…- вдруг покачала головой княжна как-то неопределенно.

- А что не так с ним? - Арви вышел из своих дум и посмотрел на собеседницу внимательней.

- Его страшно жаль. Он влюблен в мою сестру до беспамятства…- вздохнула Велемира.

- Вот как? А что же она? - Арви решил, что эта шипящая змея Велемира обязательно сейчас все ему выложит.

- Всем известна скромность Росы! Она невинна и чиста! Она доверилась мне и открыла, что этот тип неприятен ей своей настырностью, - по секрету сообщила Велемира, для убедительности прикрыв роток ладонью. - Его бандитские замашки пугают ее. И она молит богов, чтобы он побыстрее оставил ее в покое. Но он почему-то решил, что раз его друг и наш князь женился на княжне, то и он обязан сделать то же самое…

- Ты в этом уверена? - Арви поморщился в сомнениях.

- В чем? - спросила Велемира, недоуменно захлопав ресницами.

- В том, что Роса не имеет приязни к нему. Сей взористый молодец уже не одно сердце покорил…

- Уверена? О, Сварог, да он же сущий дикарь! Роса и грубость - это несовместимо! Сей бессовестный мужлан ей отвратителен! Тем паче, она винит его в смерти отца, - соврала Велемира для верности.

- А это разве он прикончил вашего батюшку? - осведомился Арви, дрогнув бровью.

- Не знаю. Но полагаю, что нет. Я слышала, что убийца Оскольд…А может, и нет! Никто толком не знает. Или умышленно не говорит. Но Роса отчего-то решила, что это был именно Трувор, - еще раз подчеркнула Велемира. - Возможно, это оттого, что он столь наглый. А она так пуглива! Чтобы ее ранить, достаточно лишь одного дерзкого слова. А он весь воплощение неловкости и грубости. И мог запросто выкинуть какую-то нелепость на этот счет…Как-то гнусно пошутить…А наш отец был для нее всем. Тиун и сам понимает,что ввиду всего этого, о Труворе не может быть и речи…Такое даже не воображается: Роса и этот дуболом! Ха-ха…Да она, моя бедная Роса, боится его, аки лесного пожара! Скорей бы вы уже поженились, и он перестал бы ее третировать…- тараторила Велемира. - Она и убежала-то потому, что испугалась, как бы князь не заставил ее выбрать Трувора. Вероятно, он именно за тем и пригласил того…О, моя Роса…Эх…- причитала княжна.

Арви ощутил облегчение. Портрет Трувора, убедительно выписанный Велемирой, не так уж притягателен. Ну а то, что сам этот неотесанный головорез пленился княжной, не удивительно вовсе: на хороший товар и купцов много!

Пока Велемира тратила все свои силы на уговоры Арви, Трувор все-таки нагнал Росу почти у самого ее терема, вернее сказать, внутри него. Роса добежала до порога, не обращая внимания на то, что Трувор не раз окликал ее. Заскочив внутрь горенки, она с размаху захлопнула дверь. Однако затворить засов не успела – Трувор уже ломился снаружи, не давая двери войти в проем. Получилось некое противостояние – княжна, пытающаяся изнутри закрыть наконец свою дверь, и Трувор снаружи, уже теряющий терпение.

- Да что с тобой? Это же я! - орал Трувор, стараясь все-таки не позволить двери захлопнуться, но и не зашибить любимую. А это было бы неизбежно, если б он все-таки приложил больше усилий. - Впусти!

Роса продолжала упорствовать. Она помнила доводы Велемиры. И сейчас они казались ей разумными. Она в этой поганой гриднице чуть со стыда не умерла, когда князь взялся ее допрашивать.

Потеряв терпение, здоровенный, как гора, Трувор оттолкнул дверь вместе с Росой. Влетев в горницу, словно ураган, он схватил княжну и стал трясти ее, пытаясь вытряхнуть правду.

- Что все это значит?! Почему ты согласилась на Арви?! - ревел Трувор.

- Бо так лучше всего…- сглотнув слезы, Роса собрала волю в кулак.

- Как это…- оторопел Трувор. - Ты ведь…Мы же…Роса…?! Зачем?! - кричал Трувор на Росу.

- Я жажду поскорее стать женой тиуна. Теперь уходи, - Роса говорила неспешно, осторожно подбирая слова, чтобы не расплакаться. Вот он какой: уже кричит на нее.

- Отвечай, как мне разуметь то, что было? - Трувор тряс Росу так, что мог бы вытрясти всю душу из нее.

- Все забудь! Не люблю я тебя, - Роса отпихнула Трувора более жестко, чем он мог бы ожидать от нее. - Уходи…это все.

Трувор не верил тому, что услышал. Но гнев и обида застилали его разум. А эта фраза: «Жажду стать женой тиуна», - ежесекундно звучала в его ушах словно эхо. Но последнее - «Не люблю…Это все…» - было мучительнее всего. С грохотом захлопнув дверь в терем Росы, он пошел в избы, не чувствуя под ногами земли. Горечь переполняла его сердце. Как Роса могла произнести такие слова? Он бы скорее проглотил свой собственный язык, чем сказал бы ей такое!

Самое гадкое, что сейчас он никому не мог довериться. Можно было бы пойти к Рёрику и все тому рассказать. Но такого желания он не испытывал. После той неудачной беседы о Вольне они едва разговаривали. И то лишь по государственной необходимости. И то при посредничестве того же Арви.

Трувор чувствовал, как неведомая сила гонит его прочь из изб, куда он пришел в надежде забыться сном до самого утра, то есть до поездки.

****
- Дружина скучает. Разгораются ссоры и пьянки! - с жаром выступал Оскольд. Казалось, он принимает обсуждение слишком близко к сердцу. - А там нас ждет серебро, вино и рабыни…

- Слишком бодрое предсказание, - усмехнулся Арви. – Рабыни, возможно, и будут ждать. Но серебра в Киева теперь нет…

- Что Киев…Кроха, упавшая со стола…- вставил свое слово Дир.

- Вот именно! - возмутился Оскольд. - Мы уже должны штурмовать Греческое царство, Как это сделал Гостомысл вместе с другими князьями! Тиун, ты обязан донести до Рёрика, что нам не следует, точно бабью, сидеть по избам!

- Сам и доноси, - Арви не желал втравливаться в столь сомнительное предприятие. Нет, ему не нужны проблемы. А преимущества сего вояжа писаны вилами по воде.  - Одной вашей удали недостаточно. Надо сперва пополнить дружину новгородцами, но нужны и наемники. А для этого необходимы средства!

- Мы не привлечем наемников, если нам нечем будет им платить, - подчеркнул Дир спокойно.

- Это не ваше дело, - сухо заметил Арви. – И если вы не поняли еще, то наш князь не собирается возвращаться в Дорестадт…Наш новый дом Новгород. И никуда мы не пойдем прежде, чем не укрепимся здесь. Ваше дело – помогать князю, а не роптать…

- Так мы и хотим помочь, - Оскольд в пылу сжал кулак. - Рёрик не может быть разом в двух местах. Потому мы, как его преданные други, готовы отправиться в поход от его имени и под его знаменем. Если мы выступим на Царьград, то путь наш станет пролегать через Киев…Так что полян мы присоединим к себе в любом случае…- распаленный Оскольд легко обосновывал необходимость путешествия. Он был из тех, кто умеет на самую дурацкую затею уболтать любого собеседника. - Тем более, у Гостомысла там во времена оны княжил родственник – брат, кажется. По сути, град и так принадлежит нам!

- Да когда это было! - махнул рукой тиун. - Теперь киевская знать не позволит Новгороду вернуться к ним…

- Днепр для нас привлекателен так же, как и другие реки…- Дир заострил внимание на главном.

- Поход возможен. Но только через несколько лет…А не теперь, - Арви отрицательно покачал головой. 

- Может быть, уверенности придаст новость, что сейчас в Киеве, считай, никто не княжит…

- Что это значит? - Арви поднял бровь вверх: если князя там теперь, и правда, нет, то это меняет дело. Что может быть проще, чем захватить тех, кто остался без защитника? Может, идея не так уж и глупа…

- Наш тамошний родственник недавно прислал нам дары. А вместе с ними весть, что их правитель не сегодня, так завтра кончится…- негромко пояснил вечно-спокойный Дир. – Он уже стар и давно слаб умом.

- То есть, князь у них все-таки есть…- указал Арви.

- Уже сейчас всем заправляют бояре, - продолжил Дир. - А они вряд ли будут искать нового князя: стаду без пастуха раздольнее...Мы могли бы отправиться в Царьград. А по пути взять еще и Киев, с легкостью присоединив его к землям Новгорода…Тем более, что по сути, эти земли и так принадлежат нам…- на этих словах Дир заметил, как Арви навострил уши. - Тамошний князь – дальний родственник Гостомысла. Его дед получил от Новгородского князя, тогда еще Буривого, Киев в управление. И стал наместником. Но за давностью лет это забылось…

- Если эти земли, и правда, принадлежат нам по праву…То мы можем притязать на них, не прибегая к помощи оружия, - заметил практичный Арви.

- Притязать мы можем…- усмехнулся Дир. По его усмешке было ясно, что дело это бесполезное.

- Поговори с князем, тиун, - включился в беседу уже остывший во время речи Дира Оскольд. - Мы все уважаем Рёрика, как нашего предводителя. Но в конце концов, пойми, если он захочет остаток жизни провести в славянских землях, не выходя за порог своей избы, то не все последуют его примеру…- уже не стеснялся Оскольд. - Люди скучают. И хотят в поход!

- Ну что ты все заладил! - закатил глаза тиун. - Поход, поход…Киев еще ладно…Возможно…Но Царьград…Здесь потребуется целый флот!
 
- Но ведь у нас имеются кое-какие корабли…- напомнил Оскольд.

- Имеются. Но не в таком числе, как потребно! - отрезал тиун. - И к тому же…- Арви не успел договорить. Отворившаяся дверь прервала его на полуслове, заставив обернуться.

На пороге стоял Трувор. Неожиданно для самого себя он вдруг очнулся в гриднице. Рёрика здесь не было. А у Трувора на глаза упала кровавая пелена ярости. Он видел только соперника. Слова долетали до его ушей словно из-за толстой стены.

Теперь уже все трое мужчин отвлеклись от беседы и обратили свой взор на вошедшего, вид которого настораживал. Он был явно не в себе. Смотрел на говорящих, но как будто не видел их. Грудь его вздымалась от тяжелого прерывистого дыхания. Недобрым взглядом одарил он тиуна.

Трувор видел Арви каждый день. Но сегодня он впервые разглядел того внимательно. Тиун уже немолод. Он, пожалуй, старше Рёрика, старше самого Трувора и, конечно, старше его Росы! Арви не назовешь безобразным или отталкивающим. Но есть в его внешности нечто зловещее. Волчьи глаза смотрят пронзительно и умно. Но Арви не волк. Он стервятник, трусливый и расчетливый, никогда не ввяжется в бой с более сильным противником. Он будет поджидать слабую жертву, которая не сможет спастись от него. Как она, его беззащитная Роса! Этот проклятый паук околдовал его Росу! Он заманил ее какой-нибудь бесчестной ложью! Это именно он все затеял и подстроил. А она лишь запуталась в его коварных сетях!

С этими мыслями обезумевший Трувор накинулся на тиуна. В три прыжка преодолев расстояние, разделявшее их, он замахнулся на Арви, ничего подобного не ожидавшего и даже растерявшегося от столь непредвиденного поворота событий. Целясь в лицо, Трувор вместо этого попал тому в плечо. Поскольку тиун хоть и не был готов к атаке, но, тем не менее, успел ловко увернуться от удара. Свалив Арви с табурета, Трувор напрыгнул на него сверху и ударил правым кулаком в челюсть. Еще миг и Трувор замахнулся левым. Гнев был так силен, что он даже не заметил, как Оскольд и Дир уже оттаскивают его от помятого тиуна, потирающего ушибленную скулу. Отпихнув обоих, Трувор снова подскочил к Арви. Удушающим захватом прижал голову обидчика к своей груди, сдавливая его шею своим предплечьем и внутренней частью локтя. Он сто раз так делал: весьма верный способ. Вот тиун уже и начал сипеть и кашлять…

Трувор не успел довести дело до победного конца. Неугомонные Оскольд и Дир вновь подоспели на выручку тиуну. Им насилу удалось высвободить Арви из рук Трувора, оттащив последнего подальше от первого. Они едва сдерживали разъяренного молодца.
 
- Стража! - прохрипел тиун в сторону двери. Откашлявшись, он крикнул уже громче, - Агат!

Послышался тяжелый топот. Горницу наводнили стражники, среди которых был тот самый исполинский Агат, что сегодня утром прибил писаря Козьму.

Вошедшие быстро угомонили Трувора, скрутив его по рукам. Сопротивляющегося и орущего, его поволокли из гридницы. Арви же, потирая шею, слышал теряющиеся вдалеке угрозы и проклятия.

- Что ты ей пообещал?! Подонок! - орал Трувор, влепив стражам и даже ухитрившись один раз вырваться из их рук. - Я тебя из-под земли достану! Спи вполглаза! Я убью тебя, мразь!

Наконец крики стихли. Отряхнувшись, тиун вернулся на свой табурет изрядно расстроенным. Челюсть побаливала. Хотя, вечная слава богам, Трувор промахнулся. Ведь он, Арви, активно брыкался. Также начинала ныть шея. Еще несколько секунд и этот помешанный, точно, сломал бы ему позвонки или задушил бы его, ни в чем неповинного Арви! Ничего он не сулил ей – он всего лишь был вежлив и ласков. Ни то, что этот безумец, у которого с такими повадками нет шансов покорить княжну. Верно, он просто животное! Как все это неприятно!

Арви был раздосадован произошедшим. Сам он не воин, в отличие от Трувора. И не мог дать отпора тому, кто объективно сильнее. И должен таковым быть! Кусок мяса без мозгов! Оружие тиуна – это его острый ум! Теперь понятно, почему его нежная елень сторонится этого помешанного. Слова Велемиры правдивы – милая Роса и этот безумец совершенно несовместимы. О чем ей говорить с этим умалишенным! Хвала небу, этот медведь завтра уберется вместе с золотом, и его не будет здесь еще долго.

****
- Хватит рыдать: ты поступила верно! - Велемира потрепала Росу за локоть. - Твое будущее устроено.Ты спасла жизнь любимого. И твое имя теперь вне опасности, - успокаивала довольная Велемира. - Радуйся, что никто не пострадал. И твой будущий муж ни о чем не догадался. Иначе ваш семейный очаг начал бы гаснуть, даже не успев разгореться, - хихикнула Велемира, не сдержавшись. - Но меня волнует другое. Ты уверена, что Трувор с одного раза поверил твоим словам?

- Я не знаю…Думаю, что да…- промямлила Роса, всхлипывая. - Я же сказала ему, что…

- О боги…В любой момент он может снова заявиться в твой терем! В особенности, если перед этим нагрузится. Эти варяги так порочны. Им лишь бы глотать брагу да блудить! Скоро весь наш добрый град совратят, - заворчала Велемира. - Так вот. Налакается хмея и завалится к тебе. На виду у всех! Благословение, если при этом он не будет балакать языком, с кем попало!

- Может, мне все ему рассказать? - неуверенно промурлыкала Роса, утирая покрасневшие глаза.

- Рассказать? Хм, - Велемира замолчала, выдерживая напряженную паузу. - Я не хотела говорить, чтоб не огорчать, но он уже побывал у Арви и устроил там погром. Еле утихомирили. Хорошо еще, князя не было.

- Как! - ахнула Роса, снова испугавшись за Трувора и за доброе имя княжны Новгородской.

- Сама понимаешь, что все это может породить подозрения. Да и тиуну вряд ли пришлось по душе, что какой-то охальный верзила заскакивает в гридницу и пытается его убить. Исполать Макоши, я до этого успела убедить Арви в том, что Трувор влюблен, а ты наоборот – опасаешься сего неуправляемого молодца. Так что если б не я – тиун давно бы догадался, в чем истинная причина ярости этого огурялы, и тот стоял бы уже одной ногой в кургане! Про тебя я вообще молчу. Бедный отец в мире ином краснеет из-за твоего срамного поведения!

- Что делать? - Роса закрыла рот рукой, желая удержать внутри опасения.

- Трувор желал расправиться с Арви лишь потому, что ты ни в чем не убедила его.

- Я сказала то, на что у меня хватило сил…- оправдывалась Роса. - Я и так…

- Любишь кататься, люби и сани возить, - перебила Велемира. - Есть только одно средство, которое надежно защитит тебя от бесчестья, а Трувора - от мести тиуна. Ты должна решительно отвергнуть его. И он не должен сомневаться в том, что ваша любовь прошла. Если ты не можешь высказать ему свои соображения на словах, то передай письмо…- предложила хитрая Велемира.

Прошло еще около часа, прежде чем Велемире удалось уговорить Росу создать послание. Но в итоге оно вышло не слишком убедительным. Прочитав его, Велемира осталась недовольна.

- Я сама снесу ему твое сочинение. Так будет надежнее. Не хватает только еще, чтоб кто-то перехватил сие и отдал Арви! - спрятав записку в рукав сорочки, Велемира неодобрительно оглядела Росу, покачала головой и вышла.

Уже в темноте Велемира отправилась в избу, где разместился Трувор вместе с еще несколькими гридями. Но по пути она заглянула к себе и изобразила новое послание, предусмотрительно избавившись от старого.

Кулачок ее еще не успел постучать в дверь, как оная растворилась. На пороге стоял бледный Трувор. Было не ясно, видел ли он Велемиру из окна или собирался на улицу. В любом случае он сразу узнал ее.

- Трувор…- начала Велемира дрогнувшим голосом. Она оглядела его с улыбкой, которая была неуместна в нынешних обстоятельствах. Она будто забыла зачем пришла, так ласково вдруг засияли ее очи. Лишь письмо в ее руке как-то объясняло этот визит.

Выхватив записку из рук Велемиры, окрыленный Трувор умчался в горенку, чтобы возле свечи прочесть письмо, в котором будет дано объяснение всему тому безрассудству, что происходит.

Трувор плохо знал славянское письмо. Но кое-как все же прочел, пробежав глазами содержание. На лице его изобразилось недоумение. Пришла мысль, что он попросту неверно понял написанное. В конце концов, не такой уж он грамотей. Говорить на языке Новгорода может, но читать, похоже, нет.

Выбежав на улицу, Трувор огляделся. Велемиры уже не было. Как не было никого подходящего, кто бы мог прочитать ему послание. Народу тут сновало немного. Но в любом случае для такого чтива следовало найти кого-то не слишком догадливого. Вдруг он увидел вдалеке выходящего из гридницы мальчишку, помогающего писарю. Он сновал на посылках, обычная передавая слугам всякие мелкие поручения.

- Эй, ты! - Трувор подозвал мальчишку к себе. - Я тут нашел кое-что. Кто-то обронил, - пояснил Трувор историю берестяной записки. - Может, узнаем, кому это…

- Темно очень...Не видать ни слова...

- Пойдем, - Трувор подтолкнул мальчишку к горящему костру, возле которого стояли трое дружинников.

- Тут не указано, кому записка, -  прочитав про себя послание, пожал плечами мальчишка.

- Что там сказано? - Трувор не сводил глаз с чтеца.

- Тут написано, что она кого-то не любит, - мальчишка огляделся по сторонам, словно желая увидеть героев письма здесь же на улице.

- Ты уверен?! - еще минуту назад Трувор надеялся, что неправильно понял содержание. Но уже сейчас, он все отчетливее осознавал, что не ошибся. - Посмотри еще раз…

- Уверен. Вот, тут сказано ясно: «Более не люблю…» - мальчишка указал на соответствующие строки. А Трувор потемнел. - И еще тут написано, что кто-то всего лишь «простой дружинник»…И что такое ей «негоже»…- мальчишка вдруг удивленно уставился на Трувора, который мрачно забрал у него письмо и пошел прочь.

Трувор чувствовал обиду и злость. Разумеется, тиун куда влиятельнее «простого дружинника». После этого омерзительного письма есть только одно желание – поскорее убраться из Новгорода.

Гл. 53 Первая смерть Ефанды http://www.proza.ru/2017/07/04/836


Рецензии
Очень тяжёлая, переживательная глава, Анна! Переживаешь за всех героев. кроме Арви и подлой Велемиры, конечно! Трувора особенно жалко! С уважением,

Элла Лякишева   26.10.2017 14:43     Заявить о нарушении
Мне тоже почему-то больше всех жалко Трувора.

Лакманова Анна   26.10.2017 16:30   Заявить о нарушении