Одесские рассказики 6а. Пляж 2. Метаморфозы

    http://www.proza.ru/2017/01/18/1133


   Глядя сверху из воздушной кабинки на покидаемую навсегда «Отраду», я вспомнила ещё одну историю, случившуюся здесь во время нашей первой поездки  в Одессу.

   Покемарив часа два  на высоких лежаках и наглотавшись одесского песочка, вдоволь насмотревшись на прохладное  море - грушу, яку нельзя скушать, как cказал  утром наш тренер( водичка-то здесь не только в мае, но и июне кусается холодком) мы двинулись по пустынному пляжу к выходу, то есть к канатной дороге. Двенадцать высоченных горе-купальщиц…

   - Вам бы ещё  по копью в руки, а потом расставить всех  на постаментах вдоль пляжа, и мы бы вами стали любоваться, - это негромко, с одесским акцентом, пошутил один из парней, которые во время принятия нами солнечно-песочных ванн долго обсуждали под тентами глобальную личную проблему их товарища. Проблема эта была  настолько  интимного характера, что я даже не рискну её здесь озвучивать, скажу только,  что в вышедшем в тот год фильме «Курьер» у главного героя  возникла подобная ситуация с ключами от подвала.

   - Первая – это, конечно, Артемида, - с нарочитым сарказмом  представлял  он нас своим возлежащим в тени дискутёрам, - а  последняя – Деметра…  Смотри, смотри: у них и Афродита есть… Ещё несколько наяд…

    Заслышав этот древнегреческий перечень, я тут же остановилась. Вслед за мной, как вкопанные, кариатидами застыли и все остальные. Юлия, следовавшая первой, сразу передо мной, ушла чуть-чуть вперёд, но, оглянувшись, тоже замерла в выжидательной позе с юмористическим выражением божественного лица. Я, сделав руки в боки, наклонила оценивающе голову и только было открыла рот, чтобы дать отпор  внезапному  натиску оратора, как он опередил меня:

  - А эта, вторая, бесспорно, сама Гера, гляди, какие молнии мечет. -  Тут мы уже все покатились от хохота, а оракул начал громко призывать собратьев посмотреть на смеющихся богинь, те лениво на локтях приподнялись  на своих ложах и стали рассматривать через штакетник нашу мизансцену. Отсмеявшись, я подняла руку вверх и провозгласила:

   - Приветствуем тебя, о, путник! Спасибо, что ты узнал нас! Но ты не Зевс и не Посейдон, да и на Аполлона, ты, вроде, не похож. Как смел, ты, простой смертный, куражиться над олимпийками?! Или ты Дионис, прикинувшийся сатиром?! Это в его стиле.

 - Значит, на Зевса я не тяну? – обиженно вопросил парень.
 - Нет!  Это я тебе, как Гера, говорю.
 - А если я сейчас к вам подойду?
 - А смысл? – и я показала жестом, что парень будет ростом мне по плечо. Он яростно замотал головой и тоже показал рукой, что будет мне по ухо:
 - Вай нот? - Парнишка совсем разобиделся, - у вас мания величия! И, вообще, я, может быть, с Деметрой хочу познакомиться, а не с тобой.

   Ленка,  то есть  Деметра, которая театрально вышагивала по склону  на огромных пробковых котурнах в конце нашей процессии, подняла воображаемое копьё и, потрясая им в воздухе, извергала  глазами  такие зелёные разряды, что больше напомнила мне Афину Палладу. Причудливо завязанный на голове белый шёлковый шарф в лучах хаджибейского солнца сиял, как настоящий  коринфский шлем, а складки лёгкой  макси-юбки рельефно струились до земли, подобно древнегреческому хитону.

  Я подбадривающе помахала Ленке, и мы отправились в дальнейший путь. Проходя мимо скучавшей хранительницы весов и  шкалы измерения роста, мы тут же решили воспользоваться её услугами.  Цилиндрическая гирька  с воодушевлением летала туда-сюда вдоль горизонтальной  килограммовой оси, а задвижка  вертикальной шкалы поочерёдно с пафосом падала нам на головы. Пожилая град-дама  не успевала отчеканивать наши координаты: 174-е, 182-а, 177-мь, 170-ят…. И количество килограммов - от 50-ти до 70-ти Ленкиных.

   Неизмеренной осталась лишь Светка, совершенно справедливо получившая от Диониса  сегодня титул Афродиты. Светлана – единственная из нас решившаяся окунуться в пятнадцатиградусную морскую пену, и, когда я увидела, как она с распущенными и намокшими  длинными волосами бежит, чтобы поскорее закутаться в полотенце, я ещё раньше незнакомца  изумилась её сходству с боттичеллиевской новорожденной богиней.

   Но сейчас Света стояла в сторонке и энергично расчёсывала уже подсохшие светлые, слегка рыжеватые, волнистые волосы. Наконец она зачесала их все наверх и, вытащив из кармашка цветную  резинку, соорудила на голове свою обычную причёску – так называемый конский хвост.

   Светка последняя встала на весы, а потом под команду магистраторши роста выпрямилась у сантиметровой рейки. Гирька указала аж на 72-а килограмма ( Света была самой «фигуристой» из нас). А рост нашей Афродиты весовщица, по-атамански прищурившись, выдала особенно громко, чётко выговаривая каждое слово:

  - Один метр восемьдесят два сантиметра!
  - Как восемьдесят два?! – Гневно возмутилась Светка, выскочив из прокрустовой шкалы.
  - А тебе сколько надо?  - Ответила вопросом на вопрос  весовщица.
  - Что значит,  « сколько надо», у меня только – сто восемьдесят!
  - Становись назад! - Скомандовала тётя. Светка послушно встала на подставку и опять прильнула к рейке, причём, было видно, как она пытается ужаться. Мы тут же плотным кольцом окружили спорщиц.

  - Не горбись, - сразу раскрыла её уловку весовщица. И медленно, говоря нам при этом: « Следите за руками», опустила  свою беспристрастную заслонку на Светкину  голову. – Ну, вот! У меня – всё честно, - и она одними глазами призвала нас убедиться в её правоте. Мы ещё ближе склонились к измерительной планке и явственно увидели, что рост нашей богини любви без всякого обмана составляет именно 182 сантиметра.

   Светка же, схватив над своей головой ненавистный движок и ударив нас по лицам  взлетевшим от резкого поворота «конским хвостом», тоже воззрилась на полученный результат. Её взволнованное лицо в этот момент было  так прекрасно, что даже Юлина красота померкла в лучах Светкиного сияния. Я подумала, что так, должно быть, Афродита и должна превосходить Артемиду… И пресловутое яблоко  досталось ей от Париса  по праву.

   Но Светка, вся в слезах, бросилась почти бегом к канатке, а все девчонки  ринулись вслед за ней, утешая её на ходу.

  - А я-то думаю, ну, чего он врёт, ну, какие у него 180 сантиметров, если он явно ниже меня. А, оказывается, это я - уже 182… - рыдала в голос Светлана.
  - Ну, не плач, Свет… В нашем спорте каждый сантиметр идёт на пользу…
  - А я не собираюсь всю жизнь играть в ваш дурацкий баскетбол, дылды вы стоеросовые…

    За этой сценой, сложив руки на голой груди, в одних лишь плавках, босой и притихший, следил сверху тот самый, совсем недавно рассмешивший нас  паренёк, который всё-таки исполнил угрозу последовать за нами. Подружки мои вихрем пронеслись мимо него, ошеломив местного оракула окончательно. Когда же я  с ним поравнялась, он картинно  вытянулся по стойке «смирно», поставив на голову какой-то золотистый, вроде пенала, предмет, правую руку при этом он приложил к призрачной фуражке.

   Увидев близко его лицо, я поняла, что парнишке этому не больше шестнадцати лет, и, скорее всего, он с компанией прогуливает на пляже  уроки этим утром. Доброжелательная улыбка появилась на его физиономии, и мы перекинулись несколькими фразами:

  - Ничего личного, Гера, я  просто тоже хочу взвеситься.
  - Давай, Дионис. Только смотри, там такая Фемида неподкупная. Ни грамма лишнего не убавит, ни сантиметра…
  - Да, я знаю… Соседка моя… А вы откуда такие языкатые?
  - Так из Москвы, дружище…

   И я не спеша покинула  измерительный чертог и даже задержалась немного наверху, чтобы посмотреть новую картину  живого  пляжного спектакля.

  После молниеносного взвешивания парень шагнул на многострадальную подставку и под команду раздатчицы сантиметров распрямился что есть силы, только что на цыпочки не встал, но наша мадам прикрикнула на него, и он немного сник. Задвижка с треском опустилась, а  тётя громко с апломбом объявила:

  - Сто семьдесят!

  Пареньку явно хотелось получить результат чуть-чуть получше. Но делать нечего, не будешь же спорить с такой специалисткой, и, расправив плечи, он понес на мускулистых босых ногах свой атлетический торс назад на пляж. Зря я на него «наехала»: бронзовая от загара его фигура по пропорциям вполне могла сойти за статую и Зевса, и Посейдона. В принципе, какие его годы: если не будет курить, он может ещё прилично подрасти.

  Я возобновила бег за Светкиным горем, думая по дороге, как несправедливо иногда  природа распределяет рост между людьми. Вот Светка, например, без сожаления  отдала бы  такие ненужные ей два ( и даже двенадцать  сантиметров) этому юному атлету, и все были бы счастливы. Да что там Светка, вся наша команда с радостью рассталась бы с персональными лишними сантиметрами...


   
       Дорогие читатели, рассказ получается слишком длинным, поэтому я решила опубликовать его первую часть, так как, прочитав только что написанное, подумала, что и в таком виде рассказик может быть интересен Вам.
       Но всё же: продолжение следует!



                Фото из одесского Интернета
 


Рецензии
Лариса!

Прибегала за следующей главой - не нашла...)))
Хорошо, что есть ещё непрочитанное мной...
Ой, и тут надо ждать продолжения? Или оно уже есть?

Спасибо за юмор на ночь!
С улыбкой,

Пыжьянова Татьяна   27.12.2017 00:41     Заявить о нарушении
Добрый вечер,Татьяна!
И Вам спасибо за прочтение и интерес к продолжению. Постараюсь на днях выдать на-гора хоть немножко нового текста.

Лариса Бережная   27.12.2017 21:31   Заявить о нарушении
На это произведение написано 17 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.