Рассказ пятый в котором перепутались архивы

 У заброшенной железнодорожной станции рядом с Тёмным замком раздавалось ворчание. По двум разным причинам.
 Хель ворчала о том, что она не хочет идти на то место, где её так сильно унизили – предложили встречаться. И теперь она сидела на старой сломанной ржавой лавке на той самой станции, где когда-то проснулась. Правда уже не в доспехах (их не было), меч не был сломан (меча тоже не было), и была она здесь не одна (вон, Порфирий у стенки ходит).
 А поезд так и не ехал. Но её это не особо беспокоило.
 Порфирий же ворчал совсем по другому поводу. Этот повод его раздражал и в прошлый раз, когда они уезжали отсюда к тому проклятому дому, который утонул в болоте.
 Расписание.
 Вот оно! Всё перекошенное, скособоченное, с одного края мокрое – потому что крыша протекает! – с другого – расслоившееся, стекло треснуло. И  разобрать половины нельзя! А ту, что можно – там ничего не понять!
«Озеро слёз» - закрыто из-за ливней!
«Кокит» - не ездим. Пассажиры начинают сходить с ума!
- «Шахты – 1», «Шахты – 2» - и так далее… Да как это так?! – возмущался дворецкий, нервно теребя косу.
- Порфирий, не вой! И так тошно! – рыкнула Хель и снова уткнулась лицом в коленки.
- Но здесь нет остановки «Железная башня»! И… И нет времени! Что за расписание без времени! И в каком оно состоянии! И…
- Мертвяки такие счастливые, что часов не наблюдают. Не знал?
 У Порфирия загорелись щёки.
- А поезд здесь ходит по своему расписанию.
- Какому?
 Хель хитро улыбнулась. Так обычно улыбался её отец, когда он знал то, что другой не знает, но очень хочет узнать. «А это приятно!» - она поймала себя на этой мысли.
- Особому. Когда проводник захочет, тогда и придёт.
- Это ещё что за расписание? Что за?.. – вампир задохнулся от возмущения.
«Ай-яй-яй! Твой педантичный мозг просто кипит – я аж пар вижу! Никогда бы не могла подумать, что это может быть так забавно!»
- Хочешь, поезд сейчас появится? – хихикнула Хель.
- Да, хочу, - не раздумывая ответил Порфирий.
- Ну ладно, - девушка пожала плечами, встала и спрыгнула с платформы. Порфирий резко обернулся, испуганно вздохнул и бросился к краю.
- Хель! – он увидел свою подругу преспокойно лежащей поперёк рельсов. Положив голову на мокрую сталь, она подпёрла щёку рукой и ожидала неизбежного.
- Ну, я,  - она подала голос.
- Ты что, поднимайся! Поезд же!.. – вампир замолчал.
 За высокими кипарисами раздался гудок поезда.
- Хель, всё поднимайся, - прошептал Порфирий.
- Не-а, мне и здесь хорошо, - она закинула ногу на ногу.
 Стволы деревьев расступились. На площадку рядом со станцией выпрыгнул локомотив. Хотя, эту штуку трудно было назвать локомотивом. Котёл был взорван – его длинные куски, как странные щупальца дёргались по бокам. Воза с углём не было, следом за кабиной гремели два пустых вагона.
 Порфирий пискнул и сел на колени. Он слышал, что у поездов взрываются котлы, но не зал, что это настолько страшное зрелище. И оно приближалось, и оно гудело! И оно неслось прямо на…
- Хель! – Порфирий забыл о том, что ему страшно и сам спрыгнул с платформы. – Хель, вставай!
- А зачем? – насмешливо спросила она.
- Поезд!.. – выдохнул он и попытался поднять девушку. Видимо, она не совсем понимает, что делает.
- Ну да, едет… О, уже почти приехал! – она повернула голову.
 Порфирий тоже обернулся. Локомотив заскрипел по рельсам, проехал ещё немного и остановился за полметра до абсолютно спокойной великанши и дрожащего как осиновый лист вампира. Всё, можно ехать.
- Ты, билеты-то достань, - Хель потрепала вампира за рукав.
***
- А-а! Здорово, ребятки! А я-то думал, кто-то хулиганит на рельсах? А это ты, малышка! Ну, не дуйся! Для вас, как для свиты короля – особое предложение! Бесплатный проезд целый день! Давай билетики! Ну, парень, чего у тебя лапа-то не разжимается? А, во, отдал! Хе, а как весело с братишкой мы придумали – чтобы вызвать поезд, надо лечь на рельсы! Забавно, да? Это всё Тан – такой шутник! Эй, ну чего ты такой грустный, вампирёныш? Может кровушки подогретой? На тебе лица нет! – весёлый монолог от Харона – скелета, проводника  и машиниста поезда в одном черепе быстро летел в Хель и бледного как мел Порфирия.
***
 Железная башня производила неизгладимое впечатление, но, разумеется, не такое как башня Госпожи Туман. Стандартный железный шпиль, с маленькими бойницами, ведущими вверх изящной спиралькой. Их подоконники украшали длинные, тонкие изысканные шипы, некоторые были дополнены подвесками из чего-то белого, кажется костей. Шипы были и по всей остальной поверхности башни, длинные, острые – под водопадом из них сооружение походило на худого, ощетинившегося ежа, который сел и свернулся в конус.
- Я туда не пойду, - спокойно сказал Порфирий, садясь на траву  скрестив руки на груди.
- Я тоже, но надо, - хмыкнула Хель, наклоняясь и поднимая своего друга вампира за шиворот уже привычным движением.
- Это место мне не нравится.
- Ты это говоришь про любое место на Плутоне.
- Хм! – Порфирий хмыкнул и отвернулся.
- Ты это видимо, серьезно. Если уж сел в лужу в своих знаменитых штанах, которые чудом не взорвались до сих пор.
- Что? Пятно? Где? – вампир встрепенулся и стал вертеться на одном месте.
«Как хорошо, что мы с ним просто друзья! Я бы его прибила, будь он моим парнем», -  Хель перестала обращать на него внимание и снова осмотрела башню.
 Она ей не нравилась. Даже ей не нравилась. И это было плохо, по крайней мере нехорошо. Две заплечных дел мастерицы из подвалов замка рассказали ей об этом месте – с непривычной им тревогой.
 Железная башня была местом… казни. Казалось, что сам конец жизненного пути был страшен, и после этого может быть только покой. Но это было до обидного не так. Мир Плутона состоял из строгих правил и законов, и горе было тому, кто их нарушит. Виновного в преступлении вели по винтовой лестнице на верх башни, ставили на колени и засовывали головой в узкую бойницу, как на плаху. А уж дальше в ход шла алебарда, которая была в руках палача.
 И этот самый палач имел непосредственное отношение к надсмотрщицам. Точнее, она - сестра Тизифона. Если Мегера была тюремщицей, Алекто – дознавателем, то Тизифона была палачом. Три сестрёнки несли своё правосудие этому миру – как умели, как могли и с позволения Аида.
«Если бы Его Темнейшество не взял нас под свой крылышко, то мы бы совсем от рук отбились. А так – нам ещё повезло. Хоть при деле… А сестра сама отказалась жить во дворце. Вот её в башне и поселили. Она ни с кем почти не разговаривает. И… самое неприятное, что мы её не понимаем – вот она и ушла в себя», - откровения двух подружек повторялись в голове у девушки. Та, кто тут сидит – изгой, даже в собственной семье. Ну что же… Наверное, они смогут подружиться!
- Ты в курсе, что в тёмном замке запрещены казни?
- Да? – Порфирий уже устал всему удивляться.
- Так что виновных ведут сюда, а потом… чик! – Хель сделала ловкий выпад у своей шеи ладонью.
- Да? Хорошо.
- Это точно! Чёрт! Давно хотела с ней встретиться! Она – прекрасный воин! Даже девчонки её побаиваются! Они сказали, что король её переселил в башню, потому что она линчевала заключённых в камерах и… Эй! Ты чего?
 Порфирий хихикнул и пошёл к башне. Потом остановился и развернулся к Хель.
- Хель, скажи, а зачем мы сюда приехали?
- Зачем? – переспросила она.
- Зачем?
 Хель скривила губы и схватила вампира за волосы. Тот не отреагировал.
- Тебе ведь нужны архивы по заключённым и остальным обитателям этого мира. Они здесь, в подвалах, - процедила она.
- А, ясно. А зачем?
- Дела трёх.
- А, трёх, ясно. А кого - трёх?
- Я тебя сейчас убью. Начни с этого, который в шахтах – он главный подозреваемый.
- А, ясно. Мне надо в шахтах убрать архивы?
- Ох… - вздохнула Хель и пошла к башне. – Твои нервы начинают действовать на мои нервы! И мне это не нравится!
***
 Как и ожидалось, входа в башню не было. По крайней мере, очевидного. Обойдя башню кругом, девушка увидела только стальные листы, непонятно как спаянные друг между другом. Швов почти не было видно. И, кажется, под ними что-то шевелилось. Это было странно – все верхние ярусы башни покрыты шипами. Нижний же был абсолютно гладким – так и хотелось до него дотронуться.  Хель отдёрнула юбку и потёрла подбородок.
- Почти сто процентов уверена – здесь – ловушка.
- Да?
 Хель вздохнула. Надо было проверить. Может Порфирий пихнуть туда? Нет, если ловушка есть, то она его не соберёт после этого. Значит, надо попробовать самой. Может, палочкой или копьём потыкать? Нет, это не её метод.
 Посадив Порфирия в ближайшую лужу, она стала медленно подходить к блестящей поверхности. Вроде, пока ничего. А если, дотронуться? Пальцы тихо заскрипели по мокрой поверхности металла.
- Хорошо, что у меня быстрая реакция, - сказала она, отпрыгнув на два метра назад.
 Из стального листа высунулись острые шипы длиной в метр, немного покачались, поняли, что упустили добычу и залезли обратно.
- Вот что там шевелилось. Хорошая защита – нечего сказать. Видимо, нужно особое приглашение внутрь, - девушка встала с вампира. – Кстати, спасибо что поймал.
- А мы его получили? – высоким голосом спросил Порфирий.
- Мы же сходили к королю.
- Да.
- После чая.
- Да.
- Как он просил.
- Да.
- И мы всё ему объяснили. То, что в книге прочитали. Верно ведь?
- Да.
- Он ведь сказал, что нам можно войти?
- Да.
 Разговор не ладился. Что-то этот «самый умный парень в замке» тупит. И её это уже бесит! Она что сама должна всё делать? Да в конце-то концов! Как можно быть таким трусом! Как можно впадать в ступор от любой непонятной или страшной вещи? Этот сопляк её достал. Ничего, сейчас она его расшевелит.
- Ну, так твоя очередь проверять, умник! – Хель пнула вампира туфлёй пониже спины. Тот взбрыкнул руками и полетел прямо на башню.
- Нет! Стой! Куда! – взвизгнул Порфирий.
 Секундная фантазия о своей тушке, нанизанной на острые тонкие железные колья, не оказалось пророческой. Листы железа расступились, он влетел внутрь башни, споткнулся, упал и ударился лбом.
- Ты как это сделал? – возмущённо спросила девушка.
- Не… не знаю… - Порфирий приподнялся с пола – Больно...
- «Больно!» Умник… - хмыкнула она и собралась зайти следом. И стена благополучно захлопнулась у неё перед носом. И снова ощетинилась.
- Да что за! – закричала Хель, снова отпрыгнув. – Порфирий!
- Хель! – изнутри стены раздались удары по железу.
- Почему меня не пускают?
- Не знаю! – ответил отчаянный вопль. – Не бросай меня здесь одного!
-… Порфирий.
- Что? – переспросила башня.
- А ты чего, только за себя просил у короля. Ну, чтобы в башню пропуск, а? – севшим голосом спросила Хель.
***
- ПРОСИЛ! Что значит!.. А почему она меня не пропускает?  - бесилась великанша, топая по мокрой траве.
 А внутри Порфирий в отчаянии сидел на полу. Эта штука упрямилась. Он дурак. Надо было входить сюда с Хель в обнимку – может тогда бы она смогла пройти? А теперь он здесь совсем один.
 Почему башня упрямится? Может сюда можно войти только насильно?..
- Ой, я дура! – закричала Хель снаружи.
- Что такое? С тобой всё в порядке?
- Нет! Ой, какая я дура! Мне же девочки говорили! А король не сказал, потому что решил, что я знаю!
- Что ты знаешь?
- Порфирий… В эту башню можно войти только насильно.
«И я оказался прав. Но мне от этого не легче», - пронеслось у него в голове.
- Они же говорили мне! Виновного забрасывают в башню! Сопровождающие не заходят! И выйти нельзя! Чтобы приговорённый не сбежал в башне нет выходов!
- Мне конец, - выдохнул Порфирий. Потом он осмотрелся и решил всё же встать с пола.
 Весьма удручающее зрелище. Башня изнутри была, мягко говоря, холодной. Их круглого помещения, наполовину заваленного топорами разного калибра и размера, вели два пути – вверх и вниз. Из прохода сверху раздавалось какое-то завывание.
- Сквозняк, значит там есть проход наружу. Значит, там выход. Как жаль, что туда я пойду позже, - проговорил себе под нос вампир.
- Эй ты! Что там? Проход всё-таки есть?
- А?
- Я же не вижу! Отвечай!
 Порфирий наскоро описал обстановку и последующие две минуты верещал о том, как ему страшно и что башня его не отпустит.
- Хм, сквозняк значит. Ну да, девочки мне говорили, что там есть люк на крышу – только там как раз место для казни. И Тизифона как раз там сидит.
- Сидит?
- Ну, да. Как правило. Обычно она перехватывает осуждённого и ведёт его вверх по лестнице. Так что, если её сейчас нет рядом с тобой, - Порфирий нервно огляделся. – Значит она наверху. Ещё они сказали, что там такой ветер, что туда невозможно взлететь с земли. А бегать по отвесным колючим стенам я ещё не научилась.
- Девочки сказали? Принцессы?
- Нет.
- А, другие девочки, - понял Порфирий. – Так, Хель. Сделаем так. Я иду в подвалы, ищу личные дела этих троих. После иду на верх башни и…
- И я тебя ловлю, да? – закончила Хель.
- Ну, не знаю. А, наверное? – спросил себя дворецкий.
- Гениальный план. А что ты будешь делать, если наверху встретишься с безжалостным палачом?
- Этого я пока не знаю.
- Ладно, хоть один из нас внутри. Я посмотрю, может с помощью магии я меня получится войти. Я же вроде как воин Тумана.
- А ты научилась колдовать?
- Нет.
- Ясно, - вздохнул вампир. 
***
«Весьма оптимистичная перспектива», - подумал про себя Порфирий и наступил на первую ступеньку ведущую вниз. И сел на пол. Холодная, мокрая, скользкая, она была не рада незваному гостю. Впрочем, гость имел разрешение короля, что давало ему право на некоторую наглость.
 Порфирий решил не подниматься и устроился поудобней на ступеньке.
«Ничего, штаны всё равно потом сами себя постирают», - решил он про себя, с отвращением понимая, что снова сел в лужу. Опираясь на руки и осторожно нащупывая ногами ступени перед собой, вампир, как жук, стал спускаться вниз.
«Как хорошо, что меня никто не видит! Мне снова было бы стыдно за себя!» - подумал он.
 Темень стояла страшная. Ни факелов, ни свечей, ни магического огня, не говоря уже о газовом освещении. Порфирий всё это раздражало, а потом он снова вспомнил, что стал вампиром. Но остался забывчивым парнем.
 Его глаза загорелись красным, и он стал осторожно осматриваться в процессе спуска. Камни мокрые, с каким-то странным конденсатом, воздух сырой – совсем неподходящее место для хранения документов. Сухость и чистота, которые должны быть в нормальных архивах здесь и не гостили.
 Порфирия передернуло от того, что папка с его личным делом теперь хранится где-то здесь.
- Они не слушали о такой вещи, как… Боже, этот аэрозоль создает такую влажность! У меня уже с волос капает! Впрочем, чего я хочу от башни, построенной на болоте!.. Каменной и обитой железом – рассадник ржавчины и… УАА!! – тут левая ладонь соскользнула со ступеньки, и вампир весь оставшийся путь проехал своей пятой точкой и левым бедром. Впрочем, девять ступенек не были таким уж длинным путешествием.
- Домой хочу, в склеп, - захныкал Порфирий, потирая штаны.
 Тут он открыл глаза, и понял, что он уже спустился в архив. И ему здесь не понравилось ещё больше, чем он себе мог представить.
 На деревянных, кривых стеллажах, некоторые причём держались на честном слове, другие – на ржавых гвоздях, лежали папки с личными делами. Картонки были навалены кучами, горками, «лестницами» и просто кипами, нагроможденными просто так. Но, что странно, сами папки были на удивление целы, из них ничего не вываливалось, и даже те, что лежали на полу, не были промокшими.
«Наверное, гидрофобные», - подумал Порфирий, закончив отряхивать брюки.
«Нет, это - магия», - пояснил мерзкий голосок у него в голове.
- Да-да, я уже схожу с ума, я понял, - простонал вампир и подошёл к первому стеллажу. И снова сел на пол. Это невозможно. Он никогда не найдёт то, что ему нужно! Этот бардак сильнее его! Или нет?
 Порфирий снова встал, засучил рукава, поправил бабочку с моноклем и потёр ладони. Пришла пора внести в этот архив нотку систематизации.
***
 Хель в это время прохаживалась вокруг башни, злобно поглядывая на несговорчивое архитектурное сооружение. Вот  зараза. И Порфирий хорош. Да и она хороша. Тоже мне – воин. В башню войти не может.
 А почему, кстати? Она же воин Тумана. Может, попробовать?
 Хель взяла череп из александрита и посмотрела на него. Тот улыбался.
- Издеваешься? А ну давай работай! – рявкнула она на него.
 Ноль эмоций.
 Не думая о сохранности юбки , Хель вздохнула и села на траву.
«Я надеюсь, что этот гений не будет там трогать лишнего. Девочки сказали, что Тизифона терпеть не может, когда копаются в её вещах. Или за тем, за чем она следит», - с небольшой тревогой, подумала девушка.
***
 А тем временем, уборка в подвале башни была в самом разгаре. Удивительно, как могут быть полезны вампирские силы! Особенно если используешь их не по назначению.
 Порфирий мигом просматривал название папки, ставил её по алфавиту в нужную стопку с нужной буквой, повторяя этот процесс снова и снова, уделяя каждой из картонок какую-то долю секунды. И всего через полчаса, или около того, почти все папки лежали ровными рядками на стеллажах. Неизвестно, что они думали по этому поводу, но сам Порфирий полагал, что они вполне довольны быть наконец-то в полном порядке.
 Вампир вытер лоб и посмотрел на две кучи, оставшиеся лежать на полу. Буквы «С» и «Р». Одна вещь его несколько насторожила – он не смог здесь найти папку со своим именем, это его несколько покоробило.
«И вот, я опять не являюсь частью этого мира», - недовольно хмыкнул про себя Порфирий. – «Как обычно, я – везде лишний… А, проклятье, вот же она!»
 Вампир наконец-то держал в руках папку с именем «Сизиф». Нет, нет он нашёл её намного раньше, но сначала ему надо было убраться. Почему? Он – дворецкий, он – должен всё убрать.
 И точка.
 Синдром «отличника» не давал ему покоя, даже в этом мире, что уж говорить о его вечном неврозе, который любил проявляться в самый неподходящий момент.
 Порфирий присел на нижнюю ступеньку и стал изучать материалы дела. И брезгливо поморщился – весёлую и весьма позорную историю круга интриг и обмана подозреваемого ему не особо хотелось перечитывать. С него хватило книги с мифами.
 Впрочем, он уже увидел то, что ему было нужно. Название и схему шахты, где он отбывает наказание и как туда добраться.
«Так, это уже то, что нужно. Надо записать», - Порфирий достал из кармана брюк небольшой блокнот и записал туда потрепанным карандашом нужную информацию.
 Годится, и даже без проколов. Почти. Ну, пора ставить папку на полку и… А, нет, ещё осталась буква «Р».
 Порфирий встал, поставил подозреваемого на полку и подошёл к последней куче бумаг. Расстановка прошла быстро и…
 Секунду. Знакомое имя.
 Вампир остановился и не поставил на полку последнее дело. Он его не видел раньше? Ну да – нет, не видел. Оно от него как спряталось.
«Рататоск», - прочитал он на обложке.
 Нет, ну всё понятно, она же тоже обитает в этом мире, так что неудивительно, что здесь лежит её личное дело и…
 Вампир не сдержался и открыл папку. Он сразу же покраснел до ушей.
«Зачем я это делаю? Почему я изучаю её личное дело? Это же так вульгарно! Мне стыдно! И…» - его внутренний голос продолжал строить извинительные и оправдательные теории, когда его глаза искали её любимые цветы и музыку. Интересно, она любит танцевать? Наверное, да. Он тогда сможет пригласить её на свидание, бард будет играть романтичную музыку и он…
 Вампир замер. Его горящие красные глаза зацепились за резкое, неприятное, оскорбительное слово, от которого у него внутри всё похолодело.
- Воровка, - прочитал он. Потом протёр глаза, снова посмотрел. Нет, он ошибся, она же такая хорошая, она не могла…
 Воровка. Поймана на краже из королевской сокровищницы. Осуждена на казнь. После – помилована и перевербована на службу короля в качестве курьера.
 Порфирия замутило. Он дрожащими руками поставил папку на полку и схватился за лоб. Нет, нет, нет! Как так! Всё же было так хорошо, и тут она – воровка! Почему она не сказала? Почему она? Почему он?
 За всеми этими переживаниями, Порфирий не заметил, как что-то железное захлопнулось на его левой щиколотке, потом сильно рвануло и потащило его вверх по лестнице.
 Ну, он уже закончил здесь свои дела. Пора и честь знать.


Рецензии