Призвание варяга гл 51 Жертва

Несмотря на то, что был полдень, Новгород стоял в сумерках. На улице уныло моросил дождь. Роса сидела за прялкой с самого утра. С детства она любила рукоделие. И в ее распоряжении для портняжего дела имелись дорогие привозные материи и красивые бусины. А не только шерсть, лен и конопля, бытующие на новгородских землях. Но все же к прядению она тяготела пуще всех прочих занятий. Оно приносило пользу и вместе с тем успокаивало. А сегодня Роса нуждалась во втором даже больше, чем в первом. Все из-за того, что завтра ее милый ускачет вдаль. Кажется, во Фризию. Не забудет ли он ее в разлуке? Ведь дорога неблизкая…А когда он вернется в Новгород, неизвестно.

Роса выкрутила нить и оглядела клубок. Из этой пряжи получится отменное льняное полотно. Возможно даже, для одежи Трувора…Пожалуй, Роса собственноручно скроит ему рубаху. Которая станет греть его тогда, когда сама она не рядом с ним.

В горнице потемнело. Роса вздохнула. И поплелась к светцу, в котором догорели почти все лучины. Заменив почерневшие щепки на новые, княжна уже собиралась вернуться на лавочку. Но тут услышала шаги в сенях. Кто бы это мог быть? Наверное, Велемира. Трувор-то днем на глазах у всех не приходит сюда.

Роса отворила дверь, чтобы встретить сестру. Но вместо Велемиры в сенях стоял тиун.

- Роса…- встряхнув мокрую шапку, Арви положил ее на сундук.

- Добро пожаловать…- Роса растерялась появлению неожиданного гостя. Он ведь даже не постучал в дверь. И вошел в ее терем без позволения. Хотя, может, он стучал? А из-за дождя она не слышала? - Коли тиун желает повидать княгиню, я узнаю, в здравии ли она и может ли принять, - Роса предположила, что тиуну, вероятно, нужна Варвара. Но он не решается беспокоить ее в час, когда она почивать после обеда изволит. Вот он и пришел к сестре княгини за помощью. По крайней мере, один раз такое уже бывало.

- Я пришел к тебе, Роса, - Арви плавным движением подтолкнул дверь. И та закрылась. А Росе как-то тревожно стало от этого действия. Как бы тиун ни был любезен, он, в первую очередь, чужак, которого она мало знает! Что он тут расхозяйничался?

Из темных сеней Роса проследовала в светлицу, где занималась рукоделием. Арви пошел за ней.

- Что ж…- в недоумении княжна развела руки, давая понять, что готова выслушать тиуна.

- У меня есть новость, которая, надеюсь, тебя порадует, - Арви подошел к Росе ближе привычного. Она сначала хотела отстраниться. Но потом решила все же оставаться на месте, дабы не выразить неуважения. Вдруг он желает сообщить ей какую-то государственную тайну, а она отпрянет в сторону, точно глупая курица!

- Что за новость, тиун? - проблеяла смущенная княжна, отводя взгляд в сторону, словно ее заботит судьба таящейся в углу без движения прялки. Росе показалось, что тиун смотрит на нее слишком дерзко. Точно в глаза. Так не полагается смотреть на честную девушку. Хотя Трувор смотрит на нее также. Но то другое дело.

- Зови меня по имени: отныне и всегда. Условности теперь забудь, - Арви продолжал любоваться Росой. Он не торопился с объяснениями. К чему теперь спешка? – Нам они с тобой больше ни к чему.

А у самой Росы возникло такое странное ощущение, что сейчас он дотронется до нее. И ей этого не хотелось. Впрочем, не следует волноваться раньше срока: она княжна. И без ведома нового князя с ее головы ни один волос не падет. По крайней мере, в ее собственной горнице. И такой наглости, как касаться ее, никто себе не позволит, будь то хоть сам тиун! Однако зачем тогда он ведет сии странные речи?

- Не понимаю…- Роса тихонько потерла ладошки. Не оттого, что они зачесались. А дабы как-то скрыть неловкость, которая на нее накатила.

- Горлица моя сизокрылая, - обратился Арви к Росе внезапно. - Мой пленительный цветик! Новость такая…Князь пожелал сделать тебя моей возлюбленной супругой, - после этих слов Арви взял ладонь княжны в свою и поднес к губам, нежно поцеловав.

Изумленная Роса замерла, словно окаменев. О чем он говорит?! Что это? Какая-то злобная шутка скоморохов с пира? Или неприятная ошибка? Как понимать эти слова? Трувор обещал, что по его возвращении они поженятся. Как же тогда князь мог допустить, чтоб она выходила замуж за Арви?! А может, он зол на ее Трувора и потому решил наказать его таким образом?!

- Не может статься…- слова буквально сами сорвались с ее губ. Княжна в смятении заломила локти. Тиун же принял сей жест за присущую деве скромность и испуг от вести, обещающей переменить всю ее жизнь.

- Не тревожься, моя лесная елень, - на этих словах Арви обхватил стройный девичий стан и прижал к себе княжну. - Отныне ты ни в чем не будешь знать нужды. Твоя жизнь будет устроена.

Роса пошатнулась. Ей почудилось, будто стены этой избы начали рушиться, а вслед за ними - и весь мир. Эти вольности Арви будто подтверждали правдивость новости.
 
Торопливо высвободившись из настойчивых, но не грубых рук тиуна, Роса боязливо попятилась в угол. Она уже не знала, чего ожидать от него. Хотя, по большому счету, он не был устрашающ. При нем не имелось окровавленного оружия, к поясу не был привязан ничей череп, а лицо не уродовали шрамы. Но на мышку и кошка зверь. И Роса уже была готова возопить о помощи во все горло.

Арви, крайне довольный своим выбором невесты, улыбнулся сам себе. Его милая скромница…Ее напугали мужские объятия. Ему не следовало так сразу на нее набрасываться. Она же честная девица. А не одна из тех лицемерных потаскух, жаждущих поприжиматься с мужиками под каким-нибудь благовидным предлогом.

- Мой нежный бутон, не пугайся. Я не обижу тебя, - Арви приблизился к Росе и снова обнял ее, но на сей раз не так напористо. Тепло ее юного тела было сейчас таким же пьянящим, как тогда в сенях. Зачем ему отказывать себе в безобидном удовольствии? Нынче она не в том положении, чтобы кому-то жаловаться на такой пустяк. Тем более, что на правах жениха ему позволительны маленькие смелости. - Ты так прелестна…Моя Роса…- Арви поправил уже дрожащей Росе выбившуюся из венчика прядь волос. Сейчас тиун не был похож на себя обычного: ехидного и колкого.

Роса молчала, точно немое дерево. Хотя про себя она не могла не отметить, что тиун искусный ухажер. Он так складно говорит и так умело держится, что, несмотря на упорство, его не упрекнуть в грубости или глупости. Но ведь хоть тысяча достоинств была б у него, она ведь все равно любила б одного Трувора. А не этого человека, который значительно старше. Он далекий и чужой. А тот любимый и родной. А этот к тому же и чужеземец! Тот, вообще-то, тоже…Но уже стал близким…Конечно, Трувор с виду не слишком серьезен. Но она в нем все же уверена. Это он до встречи с ней был переменчив. А теперь совсем другое дело: он ее любит!

- Я вижу, ты взволнована, - тиун чуть приподнял подбородок княжны к себе и заглянул в ее глаза, из которых с минуты на минуты собирались хлынуть слезы, сдерживаемые лишь ее неимоверными усилиями.

- Прошу, покиньте меня…- Роса отвернулась в сторону.

Арви был немного удивлен поведению Росы, но списал все на скромность.

- Как пожелаешь, моя луна. Видимо, слишком много переживаний для одного дня, - Арви был чрезвычайно снисходителен и нежен с Росой. Чего не скажешь об его отношении к остальным.

Роса закивала в знак согласия, не решаясь раскрыть рот, чтобы не выдать дрожащего голоса. А тиун решил, что благочестивая дева напугана нежданной вестью. И для начала минут уединения достаточно. Не нужно слишком ее смущать. Княжны ведь не остаются наедине с мужчинами, тем более в собственной горнице!

- В таком случае я оставляю тебя, - Арви, наконец, выпустил из рук Росу, которая уже даже не сопротивлялась. - Если пожелаешь, то приходи в любой час ко мне. У тебя теперь есть право пожаловать к тиуну в удобное тебе время без пояснений на то причин, - Арви был очень занятым человеком. Обычно, он либо бывал с Рёриком, либо к нему уже и так толпилась очередь из тех, кому нужны помощь, правосудие или что-то в этом духе. В общем, не так-то просто было к нему пробиться.

После этих слов тиун удалился. А княжна пришла в отчаяние, которое прорвалось наружу горькими рыданиями. Бросившись на перинку, Роса заревела безутешно.

И почти совсем не прошло и времени, как новоиспеченную невесту посетила еще одна персона.

- Дождь закончился…А ты все в тереме сидишь, - нарочито бодро сообщила вошедшая Велемира.

Роса ничего не ответила, лишь посильнее уткнулась в подушку, зарыдав еще громче.

- Сестричка, что такое? - Велемира присела на перинку, обняв Росу одной рукой. Увидев рыдающую на постели сестру, размотанную пряжу, разбросанную по полу, старшая княжна не была слишком удивлена, хотя и пыталась казаться таковой. - Не пугай же меня! Ответь, что это, наконец? Тебя кто-то обидел?! - Велемира платком утерла слезы, бегущие по щекам сестры.

- На мне хочет жениться тиун…Сам князь дал свое позволение…- Роса подняла голову: ее покрасневшие глаза горели отчаянием. Оглядев вошедшую, она вновь заревела, уткнувшись в подушки.

- Да что же в этом такого скверного, дорогая? - Велемира улыбалась ласково, точно родная матушка.

- Я не люблю его! - вскрикнула Роса звонко.

- Со временем полюбишь. Он человек заметный. А для тебя сейчас главное – поскорее найти себе подходящего мужа…

- Ты не понимаешь! - Роса глотала слова от рыданий. - Я люблю другого…

- О чем говоришь? - Велемира вдруг вмиг стала строгой. Она даже перестала обнимать Росу. - Что за позор такой? Еще на площадь выйди и закричи! От такого бесстыдства мои уши полыхают! Что сказал бы батюшка на эти твои признания? Ты же княжна. Где твое достоинство? У тебя не может и не должно быть никаких предпочтений! Никаких! - возмущалась Велемира. - Что за срам тяготеть к молодцам? Ты блудница али девка деревенская?! Твое ли это дело подбирать себе мужа? Для такого у тебя имеются старшие родственники! Так что не смей трепать честь нашего рода! Ведь это все что у нас осталось! На кого тебе князь укажет, за того ты и должны выйти покорно! А не бесчестить всех нас, выказывая недовольство и требуя иного жениха! - корила Велемира. - Будем считать, что я не слышала твоих бесстыдных признаний…И ты молчи! Если кто узнает - беда тебе! Позорница. Ишь ты! «Другого»! - Велемира оглядела сестру с осуждением.

- Я знаю все это…- всхлипнула пристыженная Роса. - Но не могу я за тиуна теперь пойти. Нельзя уже…

- Что значит – нельзя? – Велемира вонзила в сестру острый, как клинок, взгляд.

- То и значит. Я уже принадлежу другому, - шмыгнула Роса носом.

- О боги…Ты что себе позволила?! – взбешенная Велемира еле сдерживалась, чтоб не вцепиться в сестру. Как там у них все с Трувором далеко зашло! Скромница Роса…Тихоня с виду, а на деле такова, что уже замуж за другого ей «нельзя»! – Как такое вообще возможно?!

- Я думала, что когда…- начала Роса.

- Тиун – самая подходящая пара для тебя, - зашипела Велемира, перебив Росу. – Никого, лучше Арви, тут не придумать. У тебя приданого-то всего ничего… Сито с обечайкой  да веник с шайкой. Благо, Арви, похоже, сие неважно, - Велемира поправила убор на голове, пытаясь привести свою душу в состояние равновесия. – Все складывается для тебя удачно, - продолжила Велемира спокойнее. - Будешь в тепле и достатке. Арви умен. И муж из него выйдет дельный. Сразу понятно, что он человек рачительный. А не какой-то ветреник, которому лишь бы пировать да веселиться. С девками! - подчеркнула Велемира, умело намекая на Трувора, знаменитого своим разгильдяйским нравом. - Тиун – это то, что тебе нужно. Он знает, чего хочет. Ты при нем будешь настоящей княжной. А не замухрышкой, как нынче.

- Знаешь, а ведь человек, которого я люблю – близок с князем, - вдруг произнесла Роса. - И, может быть, можно как-то…

- На частую дружбу часом раздружье. Да порассуди ты, наконец, своей головой! - перебила Велемира. - Если близок, значит, князь все знает. Однако против того, раз указал тебе на Арви. А главное, подумай, что если с твоим ненаглядным случится какая-то беда…- Велемира многозначительно оглядела сестру.

- Какая беда? – нахмруилась Роса, не понимая, о чем речь.

- А такая. Арви - человек упорный и зрелый. Он от своего не отступится. И будь твой любимый хоть родной брат князя - это не убережет его от какого-нибудь лиха. Скажем, лошадь понесет, а седло возьми, да отстегнись…Или пожар какой в избе случится, а кто-то, глядь, да дверку-то колышком и подпер, не выбраться наружу…Или, что проще всего – выпил на пиру скверного хмеля, да наутро и не проснулся… И сам князь тут ничего не поделает. Ты этого хочешь для своего любимого? – с упреком спросила Велемира. - А ведь Арви потом все равно возьмет тебя в жены. И будешь ты после всего этого миловаться с убийцей любимого! А такое обязательно сделается. Так не лучше ль теперича согласиться, доколе никто не пострадал?

В горнице повисло молчание. Роса думала. Велемира, кажется, права…Арви славен тем, что ни перед чем не отступает, и целей добивается любой ценой. Даже Варвара теперь держится с ним хоть и сухо, но учтиво.

- Ты почитаешь, что Арви пойдет на все это? - Роса желала услышать хоть слово надежды.

- Не сомневайся даже, - заверила Велемира убедительно. - Решай. Одно неловкое движение – и пропал твой милый…Если ты действительно его любишь и не хочешь, чтобы он отправился в подземное царство раньше срока...Если не желаешь ему мучительной и бесславной смерти - отпусти его, - продолжала Велемира, вставая на ноги. Лучины догорели. И в горенке заметно потемнело. Однако дождь уже кончился. И старшая княжна взялась пошире растворить ставни. - Наша Варька, хоть и княгиня, а по сравнению с Арви – брошенный в реку слепой котенок, - этими словами Велемира пыталась на всякий случай оградить Росу от идеи просить заступничества у их младшей сестры. - Не держи этого человека. Скажи, что разлюбила. Скажи, все прошло…

- Нет, я не смогу…- застонала Роса почти без сил.

- Если не сможешь, тогда он пожалуется князю на Арви. Тот все отменит. А дальше будет так, как я описала, - Велемира невозмутимо растворяла окошки, пока Роса вновь и вновь покрывалась слезами.

- Знаешь, а ведь он скоро покидает город…- утерев слезы, Роса посмотрела на Велемиру с надеждой. Она думала, что ее последние слова должны в корне изменить положение. - Я скажу ти, но ты не выдавай – это Трувор…

- Так то совсем кстати, - Велемира притворилась, что ей без разницы, кто этот неведомый избранник Росы. - Раз так – ничего ему пока не говори. Пусть уходит в свой город. А как вернется, то скажешь: так и так, мол, весна прошла и любовь купно с ней. Тогда твой молодец будет в безопасности. О себе не тревожишься, хоть о нем подумай! Будет жаль, если сгубишь парня, - вновь укорила Велемира. В этот момент одна из ставен неудачно отскочила, прищемив княжне палец. Озлобившись еще больше, Велемира продолжила. – Усвой уже главное, Роса. Если князь дал свое согласие на ваш с Арви союз, то это неспроста. Рёрик решил наказать Трувора таким образом! Они ведь в ссоре! - напомнила Велемира. А Роса померкла вконец. - Так что князь решения своего не изменит. Зато все вылезет наружу. И тогда что получится… Ты поднимешь шум, опозоришь себя, явив ваши с Трувором шашни…Весь Новгород назавтра будет судачить о тебе, дочери Гостомысла! После такого топиться пойдешь? Трувору-то без разницы – кутила и буслай – что ему сделается? А вот ты - это совсем иное…После такого, ни то что жениха тебе не сыщется, так еще и все пальцем тыкать станут. Лишишься мигом всего! Ославив всех нас! И наконец, если даже этот позор не останавливает тебя, подумай о самом важном. О своем будущем. Кто такой Трувор? Простой войн. Которого не сегодня, так завтра где-нибудь ухлопают. А после такого твоего поведения никто о тебе позаботиться не захочет. И легковесный он к тому же. Можешь ли ты поручиться за него? Вдруг, вернувшись, он позабудет о тебе и своих обещаниях? Скольким он уже обещал жениться? Думаешь, ты единственная?! - Велемира озвучила опасения, которые время от времени посещали и голову Росу. - То ли дело Арви. Он надежен. И знатен. Будешь в почете…- объяснила Велемира.

Вздохнув, Роса сникла. Руки ее безжизненно повисли, как две плети.

****
Дождь давно закончился. На улице посветлело. Сквозь серое покрывало небосклона пробивалось солнышко. Варвара прогуливалась по двору, довольным взором окидывая недавние сооружения, которые воздвигла дружина в свободное от битв время. На этот раз строился новый терем для нее самой и будущего наследника. Ведь в старом скоро сделается слишком тесно им вдвоем. Новое возведение должно оказаться куда более внушительным, чем девичья горница. Терем княгини - это не какая-то заурядная изба. Жилище важно. Это показатель ее положения. Издавна заведено, что княгиня и живет по-княжески. Не то, что какая-то девка вроде Вольны в простой избушке!

Но не просто так в своем положении Варвара вышла гулять, чтобы повосторгаться масштабным строительством. Она пристально кого-то высматривала, иногда касаясь лба. Ей делалось то жарко, то холодно. Самочувствие требовало уединения, а не шумных прогулок. Она в очередной раз поправила высокую кику с расшитым каменьями очельем. Все же душновато. Но ничего не поделаешь. На улице замужние женщины обязаны находиться в головных уборах, по убранству которых можно сразу определить к какому сословию относится их хозяйка - зажиточная боярыня или бедная простолюдинка. Кика и кокошник – для знатных, а повой - для крестьянок. Так что даже те из людей, что не видели княгиню прежде, сразу могли догадаться, кто идет. Как и в этот раз, когда Варвара появилась на стройке.

- Лютвич, - заприметив нужного человека, Варвара позвала его по имени. На ее зов обернулся светловолосый мужчина с кривой усмешкой, застывшей на его губах, словно маска. - Да, ты…- Варвара милостивым кивком подкрепила свой приказ. - Подойди к своей княгине!

Удивленный, что она пожелала говорить с ним вопреки неприязни, которую они испытывали друг к другу, Лютвич все же оставил топор, воткнув его с размаху в одно из бревен. Он нехотя подошел к княгине, утирая взмокший лоб ладонью. Недовольно насупившись, он исподлобья разглядывал супругу своего воеводы. Приветливым его назвать было сложно.

- Я знаю, Лютвич, что ты не одобряешь меня, как и я тебя в некотором прошлом, - последние слова Варвара выделила особенно. - Но нынче, когда под сердцем у меня сын нашего князя, я думаю, нам должно забыть старые распри. Ты храбрый муж. И, несмотря ни на что, я ценю твою преданность нашему государю. Ты будешь верен моему сыну, как и его отцу…- Варвара всегда любила произносить громкие отвлеченные речи, сбивающие собеседника с толку. Но в этот раз слова ей давались нелегко. Ведь глядя на Лютвича, она сразу вспоминала истекающего кровью Пересвета.

Лютвич оторопел, не зная, что ответить. Его единственный глаз излучал недоумение, но не злобу. Воин был удивлен столь неожиданной доброжелательности княгини. В последний раз когда они виделись, из ее уст сыпались угрозы, обещающие рано или поздно с ним поквитаться.

- Кроме того, нынче ты занят постройкой терема для меня, - продолжила Варвара, довольно подметив про себя, что собеседник пока помалкивает без возражений. - И вижу, что стараешься ты прилежно. Достойно похвалы...

- Таков приказ князя. Мы все стараемся…- ответил Лютвич сдержанно.

- Разумеется. А как же иначе! Наш князь всем ведает…- как обычно, оговорилась Варвара на всякий случай. - Но, тем не менее, прими мою благодарность за твои хлопоты. И заверения в том, что отныне я тебя своим супротивником не считаю.

Лютвич озадаченно рыскал взглядом по сторонам. Он не понимал, с чего вдруг такое расположение и беспримерное внимание к его особе. Может быть, княгиня, и впрямь, решила примириться ввиду скорого рождения дитяти? Говорят, бабы в это время меняются…Хотя по Любаве такого не скажешь…

- Что же ты все молчишь? Или не разделяешь моих мыслей? - нажала Варвара.

- Как я смею…- с некоторых пор Лютвич не позволял себе грубых слов в отношении княгини. Положение ее порядочно изменилось со дня их знакомства: из неугодной невесты, она вдруг сделалась матерью будущего наследника.

- Не смеешь, верно…Но я хочу, чтобы меж нами не имелось недоразумений. Мы оба любим нашего милостивого владыку. Не станем его огорчать раздорами…Что скажешь, Лютвич?

- Речь княгини заставляет меня забыть о былых наших разногласиях…Я буду рад примириться, - растроганный ласковыми речами Варвары, Лютвич простодушно поверил в примирение, позабыв, что убил ее друга. И немудрено, ведь она была очень естественна и мягка. Большой живот визуально делал ее добрее и искренней. Можно было запросто решить, что это материнство влияет на нее столь положительно.

- В таком случае, - продолжила княгиня, - в знак нашей дружбы я хочу подарить тебе этот кинжал, - Варвара протянула Лютвичу красивый стилет с янтарем на рукояти. Внутри камня был навечно замурован паук. Этот дорогой клинок когда-то привез с собой на свадьбу ее первый жених Радимир в дар своему будущему тестю, то есть Гостомыслу. Теперь этот подарок навевал на Варвару мрачные воспоминания. А паук, оказавшийся внутри застывших смол, пугал. Она сама теперь заперта в такой же ловушке. Кто знает, может, вообще все эти несчастья с ее отцом и с ней самой произошли именно из-за этого странного подарка!

- Не знаю, что ответить…Достоин ли я этого прекрасного дара? - Лютвич оказался вконец ошеломлен. Он не решался принять протянутый ему дорогущий кинжал.

- Прошу, возьми этот дар от своей княгини за храбрость и в счет будущих заслуг, - улыбнулась Варвара. Разумеется, она не питала к Лютвичу тех симпатий, о которых говорила. Но в первую очередь приходилось думать о претворении в жизнь своего нового замысла, а не о чувствах: на то она и княгиня!

- А князь…- осторожно осведомился Лютвич.

- Не переживай, он знает, - успокоила Варвара. Разумеется, прежде, чем дарить что-либо одному из дружинников нужно позволение князя. Которое Варвара уже получила сегодня утром.

Лютвич принял кинжал, предварительно поцеловав оный, и только потом отправив за пояс.

- Итак…Раз уж мы уладили былые недоразумения, то, в таком случае, я хочу познакомиться с твоей женой. Ибо верю, что она будет предана своей княгине, как и ее достойный муж – своему князю…Передай ей, что я желаю видеть ее сегодня же повечеру у себя в тереме, - на этих словах Варвара приготовилась развернуться, чтобы удалиться. 

- Княгиня, - Лютвич поспешил остановить Варвару. - Я прошу прощения, но этому изволению не суждено сбыться. Моя жена далеко отсюда…- Лютвич и сам огорчился, вспомнив о разлуке с Любавой.

- Ну так доставь ее сюда, - по простоте душевной посоветовала улыбающаяся Варвара.

- Это невозможно. Сам князь повелел…- вздохнул Лютвич.

- Повелел что? - Варвара испытующе оглядела воина.

- Это длинная повесть…Не думаю, что она будет княгине любопытна…- замялся Лютвич.

- Я вижу, ты темнишь. Говори все, как есть: я не люблю недомолвок…Или, может быть, ты не желаешь дружбы со мной?! - переменилась Варвара, нарочито удивленно приподнимая брови.

- Желаю всем сердцем…Но та история…- Лютвич не мог понять, следует ли все ей рассказывать.

- Говори, - Варвара была тверда. Лютвич понял, что ничего ему не остается, как исполнить приказ.

Он вкратце объяснил суть дела и причины, по которым Любава не может появиться в Новгороде. Сказитель из него был так себе. И если бы Варвара не знала истории заранее, то сейчас бы не поняла смысла.

- Твой сказ занимателен. Но что с того? - ответила Варвара, выслушав повествование, как можно равнодушнее. - Вольна ведь жива. Стало быть, нет никакой вины за твоей женой, верно? - последовательно вывела Варвара.

Лютвич призадумался. А ведь она права. Да ему и самому по душе мысль, что Любава приедет сюда. А то их встречи уж слишком кратки и редки. То ли дело, если она будет все время околачиваться где-то поблизости. Все уже своих жен перетащили. У кого они были, по крайней мере. Да и потом, все бабы от него шарахаются из-за глаза, как от прокаженного. А та все же жена: никуда не денется.

- Выходит, так, - согласился Лютвич.

- А разве сам ты не скучаешь по ней? Если нет, то это другое дело…

- Скучаю. Очень скучаю, княгиня…- торопливо заверил Лютвич. - Но опасаюсь гнева князя…

- Скажи, она умеет что-то по дому? - спросила Варвара, не обращая внимания на последнее признание собеседника. - Стряпать, мастерить? Она шьет одежду? Или лечит? - Варвара хотела найти хоть малейшую причину, по которой ей непременно должна понадобиться именно Любава.

- Она у меня не особо мастерица, к сожалению, княгиня, - вздохнул Лютвич, вспоминая свою белоручку. - Правда, за то время, что она живет с моей матерью, та научила ее многому, необходимому в хозяйстве…

- Поступим так: ты ее привози, да поскорее. Она будет помогать мне как раз в хозяйстве. Ты ведь знаешь, в каком я положении: мне нужна помощница. Я не все работы могу выполнять. И нескоро еще смогу. А впереди предстоят роды, помоги Макошь! Так что будет удачно, если рядом окажется заботливая девушка. Как я понимаю, твоя жена, как раз, такова…Верно? - с улыбкой вопрошала княгиня растерянного воина.

- Да, она заботлива и кротка, - согласился Лютвич, воскресив в памяти образ Любавы, которую он уже давно не видел. И конечно, по которой скучал. Этот разговор подогрел его надеждами.

- Ну, а так как теперича князя заботит мое здоровье, то он не будет против ее присутствия. По крайней мере, я смогу его в этом убедить. В особенности, если мы скажем, что она умеет уврачевывать. Допустим, твоя старушка научила ее и этому…Ты понял?! - наказала княгиня нешуточно.

Лютвич туго соображал от жары и совершенно не заметил того, что это уже не простая любезность с ее стороны. Она буквально заставляет его привезти жену. Однако он теперь совсем запутался и потому не возражал, а был, напротив, вполне счастлив.

- Если такова воля княгини…- поклонился Лютвич, уже думая о радостном дне, когда Любава окажется здесь возле него.

- А далеко сейчас твоя жена? – уточнила Варвара.
 
- Очень далеко, княгиня…У меня на родине, - вздохнул Лютвич, вспомнив родные просторы. – На восточном побережье Варяжьего моря…В междуречье Нямунаса и Нериса…

- Мда…Путь неблизкий…- раздосадовалась Варвара. – Итак…Ты привезешь свою жену в Новгород как можно скорее. И вручишь ее мне…А если князь вдруг спросит о ней, то скажем, что она ухаживает за мной…И снимает головные боли своими чудесными травами…Таким образом, ты окажешься рядом с любящей женой…Надеюсь, ты остался доволен, - Варвара попыталась выставить все так, как будто это нужно только одному Лютвичу.

- Да, моя княгиня…Премного благодарен…- поклонился смешавшийся вконец Лютвич.
- Ах да, чуть не забыла…- Варвара нарочито развернулась, словно перед этим и в самом деле готовилась уйти. – Я хотела задать тебе еще один вопрос…Касаемо смерти моего отца…Кто убил его?
- То есть как…- растерялся Лютвич. – Прошу прощения, но князь Гостомысл был объявлен врагом и…Какая разница, кто это сделал…
- Да да, все так…Я ведь не об этом спрашиваю…- Варвара уже много времени пыталась узнать, кто стал палачом ее отца. Но эта тайна не желала раскрыться перед ней. В народе считали, что его убил Изяслав, который был объявлен агрессором. Но разумеется, она, Варвара, не народ, чтобы удовольствоваться таким ответом. – Ты прав, сейчас это уже не имеет значения…Тем не менее, мне бы хотелось знать, чья рука лишила моего отца жизни…Отвечай.
- Но я и сам не знаю…- Лютвич пожал плечами.
- Это Нег? – осторожно спросила Варвара, сглотнув. После этого вопроса у нее пересохло в горле. 
- Я же говорю, что не знаю…Но мне кажется, что это не он, - выразил свое мнение Лютвич. – Я уверен, что это сделал кто-то другой. По его приказу…- добавил одноглазый.
- Да, я понимаю, что по его приказу…Но мне важно другое…Нет, это, конечно, тоже очень значимо…Но…Ладно, ступай…Ступай…- Варвара не стала дожидаться, пока Лютвич вернется к работе, и сама поспешила прочь.

****
Козьма сидел за столом и старательно перебирал бересту с указами, как вдруг заслышал голос Арви в сенях. Приглушенный тон тиуна говорил о важности беседы.

 Вспомнив, зачем, собственно, княгиня приставила его, Козьму, сюда в гридницу, писарь поспешил спрятаться прямо под столешницей, заваленной распоряжениями.

- Это покамест тайна. Никто не знает, - говорил Арви одному из гонцов, которого Козьма знал очень хорошо. Тот посланец был самым тайным и доверенным. – Княгине-матери скажи, мол, ваш советник женится на княжне Росе, что, безусловно, упрочит наше положение в Новгороде. По поводу похода на Белоозеро – все сорвалось. После того, как Варвара спустила все средства на праздник. И нашему князю придется искать иные пути заполучить эти земли. А теперь самое главное, о чем писать, точно, не смогу: мысль по поводу Вольны. Скажи, что от этой мерзавки мы избавимся каким-нибудь простым, но действенным способом. Подушками задушим, отравим водицей да хоть заколем, как свинью…Без разницы это. Ведь в любом случае обвинят Варвару…Уж мы-то все устроим именно так, чтоб к ней нитью вело… Таким образом, мы отделаемся разом от обеих этих сквернавок. Так что скоро начнем орудовать, нужно лишь дождаться благоприятного момента…

- Не извольте беспокоиться. Все передам точно в слово, - послышался топот удаляющихся ног гонца.

Козьма был потрясен услышанным. И уже воображал, насколько увесист окажется кошель, что дарует ему щедрая княгиня за преданность и сии ценные известия.

Однако наперекор ожиданиям младого писаря, тиун не последовал за теми самыми ногами, топот которых стихал, а вошел в гридницу. Козьма затаил дыхание, ибо ему казалось, что дышит он, как мамонт: слишком громко и смрадно. Но вопреки сей предосторожности, буквально через несколько мгновений неласковая рука за шкирку потащила его из-под стола. Юнец попытался воспротивиться, но сил оборониться у него не нашлось. Да он и не посмел.

- Ты какого лешего здесь засел? Наушничал, проклятый? - Арви сразу смекнул, в чем дело.

- Нет, как можно! Сварог мне в свидетели! Не наушничал! Я стило из рук выронил и полез достать…- слова Козьмы звучали правдиво. Но глаза выдавали его: плохо скрываемый ужас стоял в них, словно он разговаривал с обезумевшим медведем, а не со спокойным тиуном.

От Арви, легко читающего людей, как буквы, это, естественно, не укрылось. Да и тот факт, что парень сидел под столом, не шелохнувшись и даже не дыша, говорил о том, что он явно лжет, будто искал стило. Он шпионил, надеясь остаться незамеченным! Но ведь подслушивал он явно не для себя. Самому мозгов бы не хватило воспользоваться столь важными сведениями. Стало быть, подослан кем-то…То, что он про женитьбу на Росе слышал – это не смертельно. Однако то, что он узнал про обеих женщин Рёрика – это опасно. В особенности, если он доложит о затее напрямую князю, а даже не тому неизвестному, который его отрядил сюда…
 
- Ну, ясно, - отпустив шкирку напуганного писаря, тиун усадил парня обратно на табурет. Он думал быстрее, чем Козьма оправдывался. - А знаешь что, иди-ка ты, братец, на конюшню! Да вели седлать мне коня, - неожиданно переменился Арви. Стал мягок, словно лен для сорочек. - Давай же, ступай. И чтоб немедля.

- Слушаюсь, - Козьма чуть ли не вприпрыжку умчался прочь, довольный тем, что лихо избежал беды. Ему даже и в голову не пришло, что это впервые, когда тиун велит седлать для себя коня. Ведь обычно Арви предпочитал путешествовать в тройке, в которой по пути можно было что-либо зачитать или обсудить.

- Агат! - угрюмо окрикнул Арви кого-то после того, как парень скрылся из виду.

В горницу вошел невероятного роста детина со свирепым лицом, разделенным рубцом поперек лба. Точно великан-людоед из сказаний. Он похож на одного из тех, кто может пнуть спящего котенка.

- Ты пойди-ка на конюшню, Агя. Да позаботься о нашем Козьме. Проследи, чтоб бедняга не свалился с лошади, упаси Солнце…Да, что еще хуже, шею себе не свернул...Понял меня? - на этих словах Арви отстегнул от пояса замшевую калиту и подкинул ее Агату. Несмотря на ужасный облик, великан, по-видимому, был смышлен, раз легко смекал, в чем дело. - Да поспеши. Ты должен застать его непременно там…

- Слушаюсь, господин, - половица под тяжелым телом Агата скрипнула, и исполин удалился.

Тиун уселся на табурет, сложив руки в замок. Жалко парня, желторот еще. Но, на беду свою, глуп. Сам напросился. В первую очередь - необходимость, какой бы она ни была…

 После сожалений Арви погрузился в заботы, позабыв о юном писаре, ища что-то в тех самых отрывках бересты, которые еще недавно перебирал сам Козьма. Душегубства не давались тиуну так легко, как казалось. Но, тем не менее, давались же все-таки.

Почти совсем отрешившись от посторонних мыслей, Арви вдруг услышал, как в сенях скрипнула  половица. Все та же. Она одна все время действует ему на нервы.

Чело тиуна нахмурилось. Он привстал, выглянул в окно, но никого возле гридницы не заприметил. Наверное, почудилось. Лишнее это уже.

Гл 52. Выбор http://www.proza.ru/2017/07/03/138


Рецензии
Эта глава мне очень понравилась! Положение Росы, наглость Арви, жестокость Велемиры - всё показано ярко и выразительно. С уважением,

Элла Лякишева   24.10.2017 20:34     Заявить о нарушении
Эта глава почти целиком о любви и коварстве! :))

Лакманова Анна   24.10.2017 22:07   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.