О музыке

       На конкурс Александра Терентьева "А музыка звучит..."               

               http://www.proza.ru/2017/06/17/667


Не знала, что захочу говорить о музыке. Не мне о ней говорить. Жизнь прошла, а я в этой жизни прошла мимо музыки. Или  она прошла мимо меня. Не задела? Не пленила? Но ведь были у нас соприкосновения, свидания, даже попытки сблизиться. Куда всё девалось? Не срослось.
Что осталось со мной на сегодня? Узнаю в трансляции Танец Брамса, кажется четвёртый, тот, где звуки, как муравьи, кружатся по спиралям, настойчиво увлекая тебя в центр вихря. Это из прослушивания на уроке. Из сольфеджио что-то припомню? Да где уж…  Бемоли, диезы, мажор, минор - только приближение к сути музыкальной грамоты. На случайно встреченном безродном инструменте ещё наиграю мелодию «На память Элизе», несколько тактов из танца маленьких лебедей, полонез Огинского до первого стаккато. Знакомый мотив подберу на клавишах.  Но это ведь не о музыке, это об игре на музыкальных инструментах, то есть, о ремесле.
В оперу  попала впервые на «Хованщину» в Большом театре. Было страшно. Сидела в партере, чуть правее центра, куталась в шаль, ёжась не то от тревожной музыки, не то от устрашающего действа. Элегантно изданная книга «Сто опер» должна была просветить и хоть как-то сгладить отсутствие общения с оперным искусством.
В ранее заброшенном Екатерининском соборе устроили культурный центр, туда приезжали на одно выступление известные пианисты и скрипачи. Впечатление от их игры было великое, но концерт заканчивался, приподнятость, вызванная волшебством музыки, утихала, проходила ночь, и следующий рабочий день потихоньку стирал из памяти вдохновенное лицо пианиста, и полёт его одарённых божественным присутствием рук уходил в абстрактную память не о том, что было конкретно, а о том, как это бывает. Оставались на слуху имена творцов, музыка которых в быстротечное время звучания  дарила наслаждение: Лист, Шопен, Вивальди, Моцарт, Гайдн. Но слушая музыку без титров, я не узнаю, кто есть кто.
Поражает воображение оркестр. Слаженность во взаимодействии инструментов. Абсолютное подчинение всех чувств и движений поистине волшебной дирижёрской палочке. Прекрасный телеканал   Mezzo, можно послушать симфонические оркестры самых высоких уровней. А я не могу. Не могу в интерьере своей комнаты отдаться этому звучащему морю, поверить и слиться с ним так, чтобы унестись в космические сферы, родину звука.
Несколько лет назад выпала радость слушать в Венском оперном Хворостовского, как он пел Онегина. Божественное устройство человека. Божественное устройство поющего горла. Какое это невиданное богатство, то, что по свершению мы называем сопрано, меццо-сопрано, контральто, тенор, баритон, бас.
А когда-то в Магдебурге, в тогдашней ГДР, советскую туристическую группу привели слушать «Орфей и Эвридика» на немецком языке. И тогда ещё я поняла, что музыка – интернациональна. Ведь Похоронный марш и марш Мендельсона в разных уголках земли понимают одинаково.
Музыка, несущая слова, или слова, положенные на музыку – песня. У каждого времени свои песни. Бравые и грустные,  лиричные, патриотичные, о любви, о чувствах, о привязанности. «Ридна маты моя, ты ночей не доспала…» - этот мотив с детства со мной. И таких напевов не счесть. Пионерский лагерь со «взвейтесь кострами, синие ночи…» - и сразу поднимается настроение. Она действительно строить и жить помогает.
В одно время со мной родились Алла Пугачёва  и  София Ротару. Было время, когда знали весь их репертуар. Майя Кристалинская с её «а снег идёт, а снег идёт…», Валентина Толкунова просит: «поговори со мною мама…», Анна Герман с «Нежностью» спрашивает: «как мне несколько часов прожить ?..»  –  светлой памяти голоса, унесённые ветром. Были они для нас птицами счастья завтрашнего дня. Повторялись заветные тексты новыми голосами, и повторяются. А что-то изменилось. Какое-то разочарование и недоверие проникло в мозг. Как-то зимой пристрастилась я слушать во время ночных заводских смен Окуджаву. Работаю, никому не мешаю, в ушах наушнички,  эмпитришка на шее медальоном: «дураком быть выгодно, да очень не хочется…» и совсем сокровенное: «Пока земля еще вертится, пока еще ярок свет, Господи, дай же ты каждому,  чего у него нет …».   Знала всю запись наизусть и с трудом поняла, откуда на меня дикая депрессия навалилась.
Сейчас у меня много свободного времени. Заслуженный отдых. Висит за шкафом гитара, внуку покупала, но гитаристом он не стал. А может, мне попробовать?
Говорят, что дед мой, с которым в жизни мы разминулись, играл не на одном инструменте, самоучкой осваивая каждый. Правда, был он тогда молодым. Ну, а мне - самое время, и Бог в помощь!


Рецензии
Текст написан от начала до конца вдохновленно, эссе читается будто под сопровождением оркестра.

Спасибо за минутное удовольствие!
Удачи Вам!

Хусами   22.09.2018 20:17     Заявить о нарушении
Спасибо за прочтение, за похвалу и полученное удовольствие.
Желаю Вам добра.

Зинаида Синявская   22.09.2018 20:21   Заявить о нарушении
На это произведение написано 13 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.