Rip current возвратное течение. Танго либерти. 1

          
Роман "Rip current возвратное течение" является продолжением повести "Эликсир жизни" и по окончании предназначен к издательству в интеллектуальной системе "Ридеро".
Часть первая. Девочка с синими бантами. http://www.proza.ru/2016/11/11/1977
Часть вторая. Понедельник квантум сатис. http://www.proza.ru/2017/04/13/1819

               
                Часть третья. Танго либерти.

                1.
Из ненаписанного письма пани.

Ой, великие снеги пали на землю!..
Боже, князь, что случилось на свете, пока я сидела в замкнутом пространстве нашего телефонного переговорного пункта в ожидании твоего голоса!
Я открыла дверь на улицу и - о-о-о!..
Было совершенно светло в одиннадцать часов ночи! Воздух был белым и пушистым, и белое и пушистое валилось с неба, и белое и пушистое громоздилось вокруг меня и  касалось моего ещё заплаканного лица. И город с домами и деревьями погружался в белое и пушистое - и всё это слегка светилось под фонарями, волшебно и счастливо...

И я шла сквозь этот зачарованный снегопад, как сквозь сказку, и думала о тебе, и улыбалась тебе, и смеялась вместе с тобой, и мысленно рассказывала тебе про этот снег… Это зима, князь… Это наша зима пришла.

---------------------

Из ненаписанного письма князя.

Моя милая пани! В ночь после нашего исторического телефонного разговора у нас навалило столько снегу, что старожилы не вспомнили подобного. Впрочем, ничего удивительного, старожилы обычно никогда ничего не помнят, но снегу, действительно было много, хотя он, по обыкновению, и принялся сразу таять.
Но я успел утром захватить это потрясающее зрелище, и мне даже посчастливилось в нём промокнуть.
Сейчас я на работе смотрю из окна на остатки утреннего великолепия и, как всегда, чувствую себя идиотом, потому что подозреваю, что опять-таки не сумею описать всё это тебе, хотя и обещал клятвенно по телефону, что напишу письмо в ближайшие три дня.

Но даже если я останусь прежней скотиной и не выполню своё обещание, ты просто знай: я дико скучаю и скоро, наверное, примусь зачёркивать дни до твоего приезда, как когда-то в дембельском календаре...

----------------------

Подмосковье, девочки.

Белый чемодан не годился. Это летом он был хорош. Рядом с белыми босоножками, рядом с загорелыми ногами с красивым педикюром. А в зимнюю слякоть к дорожным штанам и сырым сапогам белый чемодан – это моветон. И даже не потому, что его грязными ногами обширкают в поезде - просто безвкусица…
- Надо сумку найти, - сказала Милка задумчиво.
- Сумку, да, - сказала я тоже задумчиво, и мы обе уставились друг на друга с одинаковым сосредоточенным выражением.
Был вечер. Мы с Милкой сидели в моей комнате, шкаф был распахнут, куча вещей из него громоздилась на моей кровати, Милка делала досмотр.
- Я спрошу у Люськи, у Нэльки и у Наташки, - сказала она деловито. - А ты спроси у своих москвичей, время ещё есть. Хоть самую простую «Адидас».
Она взяла карандаш и поставила аккуратную галочку в списке возле слова «чемодан»
- Ты хотя бы примерно знаешь, на сколько едешь? – она подняла на меня глаза от стола.
- Смутно, - честно сказала я. – Допустим, две недели. Нужно собрать оптимальный набор вещей.
Милка встала из-за стола, подошла к куче барахла на кровати, посмотрела, сощурившись, как художник.
- Это всё?
- Почти.
- Ну, вот смотри, – она вернулась к столу и взяла опять карандаш. – Ты приехала. Тебе домашнее нужно? Нужно. В чём ты там дома будешь ходить? Вот ты утром встала – что ты наденешь на себя?
- Халат его подарочный надену…
- Халат подарочный… - Милкин взгляд стал вдохновенным.  - А дай ещё раз посмотреть, - потребовала она.
Я вытащила из шкафа скользкий пакет и предъявила совершенно роскошный мужской махровый халат – шоколадного цвета с иссиня-чёрными отворотами, вышитыми шёлком.
- Ой, отличная вещь, - похвалила Милка. - Мягкий такой...Шикарно и в то же время скромно по цвету... Скромная роскошь аристократа.
- Скромная роскошь пролетариата, - поправила я.
Милка встряхнула халат и накинула на себя.
- Как мне идёт… - сказала она мечтательно. -  Я бы из него не вылезала... Ну-ка, а тебе как?
Она замотала в халат меня и повернула к зеркалу.
 – Ой, а тебе ещё лучше… со светлыми волосами… Нет, отлично... Хороший подарок, ему понравится. Удивительно, что ты со своей дырявой головой такую вещь ухватить успела. Это в «Ядране»? Долго стояла?
- Нет. Час на улице и час в магазине.
- Недолго, да… Замёрзла?
- Не особо, мы там в кафешку бегали греться.
- Надо было два брать.
- Давали только по одному.
- Ну, ладно, - Милка с сожалением сложила халат, аккуратно, по прежним складкам. Значит, ты встала, ты этот халат наденешь? А он тогда что наденет? Или, например, ты из ванной выйдешь, что ты наденешь? Короче, пишу: халат или пижама. Не удивляйся, но в твоём случае самое сложное – в чём дома ходить. А на это никто никогда внимания не обращает. Все думают: ой, подумаешь, надену что-нибудь... что под руку подвернётся... Дальше. Вы пошли куда-то гулять. Значит, к твоим вельветовым штанам, в которых ты едешь, нужно минимум два свитера – потеплее и полегче. И один чёрный гладкий обязательно. Ну-ка, доставай, давай, все свитера!
- У меня их и есть всего два… ну и старый тот рыжий, он холодный...
Я вытащила из кучи чёрно-красный вязаный свитер и второй, кремовый с ёлочными узорчиками, купленный в детском мире по смешной цене.
- В чёрном поедешь, - распорядилась Милка – тёплый и немаркий. Нда... плохо у нас со свитерами… нужны ещё …
- А этот чем тебе не хорош? Он мне идёт...
- Этот очень детский. Ты к любовнику едешь или на утренник в ТЮЗ?
- Ну, почему это к любовнику?! – воскликнула я возмущённо.
- А к кому? К другу детства?
- Я не знаю, - сказала я. – Я это и хочу выяснить.
- Ладно, бери, - сдалась Милка. - Сходите в нём в Зоопарк, будет мило. Он на фотографии хорошо получается. Ладно, берём... - она поставила галочку.
- У него ворот очень удобный, - вступилась я за любимый свитер, -  можно без шарфа ходить.
- Тебе бы лишь бы без чего-нибудь походить! Вот как раз с шарфом надо… Это модно.  Большой такой шарф нужен – заматываться, а потом через плечо.
- У меня такого нет.
- Значит, будешь вязать. Успеешь ещё. А если не успеешь – в поезде довяжешь.
С Милкой спорить бесполезно, можно только покоряться.
Я вздыхаю, а Милка пишет в списке: связать шарф.
- Но чёрный всё равно обязательно нужен, где твоя чёрная водолазка? Откладывай туда! - командует она. - Мы потом всё заново пересмотрим. И запомни на всю жизнь: женщина не должна пускаться в путь без чёрной водолазки. Это самая главная одежда для её счастья.
- Вчера ты говорила, что самое главное для счастья - это красный бюстгальтер.
- Ну, правильно я всё говорила! Красный бюстгальтер, а сверху чёрный свитер! Не готова ты совершенно к поездке! Туфли возьмёшь на всякий случай. Вдруг в театр пойдёте...
- Сейчас в театр ходят демократично, - сказала я. – В сапогах.
- Нет, туфли надо взять, - упёрлась Милка. – А если гости к нему соберутся. Будешь в туфлях красивая, а не в домашних тапках. Кстати, тапочек домашних у него, наверняка, для тебя не будет, бери свои. У тебя есть какие-то красивенькие?
- Красивенькие?
- Да. Красивенькие именно. Не вот такие лыжи, - она помахала своей растоптанной гостевой тапкой, - и не вот такие лапти - она кивнула на мои зелёные домашние тапочки, - а такие... красиво облегающие ногу... - она мечтательно вздохнула. - Чтобы красиво можно было ногу на ногу положить вот так.
Милка показывает, как надо класть ногу, я таращу на неё глаза, а она пишет в списке: купить красивые тапочки.
- В Москве поищешь, - говорит она. – У нас тапочек нет, но я всё-таки тоже посмотрю. А у тебя юбка твоя чёрная в порядке? Где она, ну-ка, дай!
Милка опять подходит к кровати, перерывает кучу, извлекает мою универсальную чёрную юбку.
- Нормально... - оценивает она. - Её возьмёшь, она удлинённая, сойдёт для театра, если что. Я тебе дам свою бархатную кофту к ней. Она места мало занимает.
- А как ты без неё?
- Ну, не помру же я без неё… И к ней бусы мои возьмёщь янтарные. Всё, с выходом решено. Между прочим, с выходом всегда проще, чем с повседневным. С повседневным одни-единственные брюки. Плохо. А он в чём ходил? Как он был одет?
- Ну... -  я честно вспоминаю и не могу вспомнить. -  Футболки какие-то…
- Какие-то… У него джинсы, между прочим, фирменные были.
- Да? Прямо фирменные? Я не заметила…
- А ты хоть что-нибудь замечаешь? Фирменные джинсы были в последний раз, я обратила внимание. И когда вечером заходил, был прилично прикинут.
- Вечером? Да? – я воззрилась на Милку.
- Да! Рубаха у него была импортная.
- Рубаха… это когда мы танцевали… да обыкновенная была рубаха клетчатая, - вспомнила я…
- Клетчатая. Но не обыкновенная, - сказала Милка внушительно. - Но у них там это проще…  магазины там помнишь, какие? А у нас ничего, сама знаешь.. Короче, надо искать тебе штаны. Джинсы или брюки. Потому что эти ты можешь просто напросто испачкать. А с водой там не очень, если помнишь…
- Даа... - говорю я задумчиво, оглядывая кучу на кровати, - не скоро, видно, он меня дождётся…
- Ничего! - говорит Милка оптимистично. - Если любит - подождёт!

----------------------------------------


продолжение http://www.proza.ru/2017/06/26/1926
--------------------------
лица персонажей - Чад Майкл Мюррей, Эльвира Шамилова.


Рецензии