Призвание варяга гл 45 Весна Росы

Уже не первую неделю Роса с нетерпением ждала, когда распогодится, и можно будет отправиться на реку. И такой денек, наконец, выдался. Роса снарядилась и двинулась со дворов. Она пошла одна, несмотря на существующие запреты. Первый и самый главный из них состоял в том, что обычно девушки на купания ходили все вместе шумной толпой. И, конечно, княжне не пристало бродить в одиночестве где бы то ни было. Тем более в малолюдных местах. Разумеется, будь жив отец, она бы и шагу не ступила без провожатых. Но теперь присмотреть за ней некому. Предоставленная самой себе, она решила пренебречь правилами и отказаться от компании. Ей хотелось остаться наедине со своими мыслями.

В последнее время Роса все чаще вспоминала о Труворе. И эти мысли приносили ей только расстройства. Он так красив, добр и весел…Как можно не думать о нем? Она неосознанно ищет встречи с ним и грустит под вечер, если за день ни разу не видела его хотя бы издали. То она болтается у колодца. То бродит мимо конюшен, где он часто бывает…То прогуливается вдоль гридницы…Словом, покои свои покидает чаще, чем следует. Несколько раз выпадал случай. Она все-таки встречала его. И он даже заговаривал с ней. Однако всегда тут же что-то происходило. Либо появлялся князь, либо еще кто-то. Особенно часто, откуда не возьмись, возникала Велемира. А вдруг неспроста это? Может, он и дожидался Велемиру, а она, Роса, лишь случайно попадалась на его пути?! Но он всегда так обманчиво приветлив… Неужели его улыбка ничего не значит?! Разве это не знак влечения? Нет, это всего лишь улыбка. Он добр и всем улыбается одинаково.

Будучи на бережку реки, Роса первым делам сбросила с ног плетеные поршни и потрогала воду, которая оказалась неожиданно прохладной. Но не идти же теперь обратно. Роса, сняла с плеч платок, стянула с себя верхнее платье. Тут налетел ветерок. Оставшись в одной рубахе, Роса поежилась от холодного дуновения. Оглядевшись по сторонам, она, наконец, вошла в реку.

Спуск оказался отнюдь не пологим. Поэтому княжна ступала медленно, дабы не поскользнуться. В этом месте течение было особенно сильным. А вода казалась темной. Хотя вблизи было видно, что на самом деле она прозрачна.

Вздохнув, Роса снова погрузилась в свои мысли. Уже три дня она не видела Трувора. И заскучала по нему. Разумеется, рано или поздно она увидит его снова. Но что из того? Даже если б он сам первый к ней подошел, ей все равно было бы неловко. Вероятно, она взболтнула б какую-то глупость. У нее не получается так живо вести беседы, как у Велемиры. Та, что не скажет, все кажется занятным. А она сама, Роса, никогда не может вовремя вспомнить какую-то подробность и не растеряться. А подходящие мысли обычно посещают ее после того, когда поведать их уже некому. Так что, может, и лучше, что все издали...

Занятая размышлениями, Роса внезапно ощутила, как скользкое глинистое дно вдруг резко ушло у нее из-под ног. А под водой что-то тяжелое словно ухватилось за нее и теперь тянуло в пучину. И кто же это? Может, водяной?! О боги, теперь понятно, почему вода была такой темной…

Все оказалось проще, чем вообразила испуганная княжна. Длинная рубаха ее зацепилась за острую подводную корягу, а течение влекло тело в сторону. Хуже всего то, что где-то здесь были расставлены рыбацкие сети. В них-то вскоре Роса и стала неизбежно запутываться, с ужасом осознавая, что угодила в ловушку, как слепая рыба. Оказавшись уже на глубине, княжна неотвратимо захлебывалась, безрезультатно цепляясь за воду и воздух.

Ничего подобного с ней не происходило никогда прежде. И теперь ее обуял ужас. Зачем она не взяла с собой девиц? Некому теперь помочь ей! 

И впрямь, вокруг не было ни души. Тишина и покой на много расстояний. Это место не пользуется спросом у купальщиков. Народ обычно плескается дальше по ходу реки, на стрелке, где песчаное пологое дно.

Роса даже не успела, как следует, закричать, столь быстро все произошло. Хотя это и не помогло бы. На безлюдье орать - время терять. Так ее краткий возглас и потонул в воде. Гладь сомкнулась над ее головой. Нос и горло заливало при каждом вздохе.

Вдруг что-то произошло. Еле живая, погруженная в темный омут, Роса не поняла, что именно. Но почувствовала, как кто-то достает ее с глубины, освобождая от сети. Еще немного и она вновь оказалась на поверхности. Наконец, воздух.

Откашливаясь с трудом, княжна беспомощно хваталась за своего спасителя. И будь он хилым пареньком, то потонул бы вместе с ней. 

На берегу Роса постепенно пришла в себя. Но ужас все еще не покидал ее. Подняв глаза, она, к своему удивлению, увидела Трувора. Он был весь мокрый и перепуганный даже еще больше, чем она сама. Его спина и руки напряглись от волнения, а глаза с готовностью ловили каждый ее жест.

Роса насилу отдышалась. Сырая сорочка облепила ее тело, не скрывая девичьей фигуры. Ослабевшая и холодная, она дрожала то ли от смущения, то ли от испуга, стыдливо сжимаясь в комок. Поднявшийся ветер казался ей сейчас ледяным, пронизывающим до самых костей. Укрыв Росу платком, что был брошен ею здесь же на траве, Трувор, долго не раздумывая, крепко обнял ее, прижав к себе.

Между ними царило молчание. Лишь ветер шумел в кудрявых кронах берез. Роса не могла унять дрожь. И не могла вымолвить и слова. Однако Трувор был такой горячий и сильный, что она постепенно стала согреваться и успокаиваться, чувствуя, что самое страшное осталось позади.

- Зачем ты тут? - спросила княжна, когда смогла говорить, не стуча зубами.

- Шел за тобой, - неожиданно прямо сообщил Трувор. А Роса посмотрела на него вопросительно и даже опасливо. - Не бойся! - торопливо добавил Трувор. - Я для того лишь пошел, чтоб никто тебя не обидел. Княжне не должно гулять одной, тем более на безлюдье. Тем паче, не умея плавать.

- Я умею плавать, - вздохнула Роса.

- Ну я это уже вижу, - улыбнулся Трувор своей обычной широкой улыбкой.
Роса почти совсем согрелась. Кажется, теперь уже следует отстраниться от спасителя. Однако рядом с этим человеком ей так спокойно и тепло. Хотя разве такое позволительно? Разве это не стыд и позор на ее голову? И что сказал бы батюшка, увидев сие…

Мысли сомнений пронеслись в голове Росы, словно стайка птиц, торопящихся в теплые страны и навсегда скрывающихся за горизонтом.

- Это князь приказал? То есть…Ты зачем пошел за мной? – уточнила Роса.

- Нет, я сам решил, - ответ Трувора не раскрывал темы и не объяснял причины.

- А как же Велемира? - спросила, наконец, Роса, набравшись храбрости.

- А что мне до нее? - Трувор равнодушно пожал плечами. И немного погодя добавил, - для меня есть только одна княжна, - на этих словах он с такой нежностью оглядел Росу, что не оставалось сомнений, о ком это сказано. А после, заключив в нежные объятия княжну, он ласково поцеловал ее. Да так, что она, несмотря на свои мысли о батюшке и его мнении на все происходящее (если бы, конечно, он мог это видеть), ответила взаимностью. У Росы возникла мысль, что подобное поведение не приличествует княжне, но прекратить все это у нее не хватало воли. Да и желания такого не было. В конце концов, это всего лишь поцелуй. И хотя батюшка сто раз предупреждал, что лихим молодцам не следует доверяться, сейчас ей все виделось в положительном свете.

Налетевший ветер принес с собой темную тучу. Деревья качало из стороны в сторону. Еще мгновение и они достанут накренившимися кронами до земли. Казалось, вот-вот разразится настоящая буря.

- Кажется, дождь собирается, - потупив взор, заметила Роса.
 
- Может, еще не будет ничего, - Трувор снова поцеловал Росу. Он не хотел возвращаться в хоромы, где все на виду.

- А вдруг гроза будет? – покрепче закутавшись в платок, Роса вновь прервала поцелуй. - Лучше домой вернуться.

- Ладно, - согласился Трувор. Приподняв княжну над землей, словно пушинку, он усадил ее на своего белого коня.

Поторапливаясь домой, они не заметили одинокой тени, притаившейся в ракитах. То была Велемира. Она видела все происходящее. И от этого зрелища ее лицо исказила гримаса досады. Вот, что, оказывается, происходит…Стоило догадаться с самого начала, что Трувор неслучайно ошивался под теми окнами…Какова на самом деле тихоня-Роса…Днем пуглива, а вечером блудлива! Разве этому ее учил батюшка?!
Проводив взглядом Трувора и Росу, Велемира вылезла из кустов. Не зря она отправилась сюда, вслед за Труворм. Не зря. Хотя на самом деле вышла на улицу для того, чтоб проститься с послами из Ростова. Но вот, как дело повернулось.

****
Сегодня ростовские послы покидали Новгород и отправлялись на родину. Их пребывание в гостях было не слишком длительным, но весьма ярким. В их честь были устроены пышные пиры и разнообразные развлечения. Им были пожалованы подарки и приятные пожелания. Их встречали так, как если бы каждый из них лично был, по меньшей мере, княжеским шурином. И все же несмотря на оказанный им почет, некоторые из них торопились убраться из братского Новгорода. Особо спешил Светозар.

Проводить послов вышли не только высшие чины, но также простые горожане, слуги и даже детвора. Среди всей этой разношерстной толпы то и дело мелькал кокошник княгини, раздающей налево и направо милостивые кивки.

Светозар и Варвара шагали по мощенной дорожке в сторону обоза и лошадей. За ними шествовали остальные послы, прощающиеся попутно с боярами и тиуном, который лично подошел к каждому гостю.

- Так что мне передать твоему дяде? - чуть склонившись к Варваре, обронил посол еле слышно.

- Как? Ты разве не понял? - весело улыбаясь по сторонам, спросила Варвара между тем серьезно.

Недавно еще ясное небо заволокла черная туча. Вмиг на улице потемнело, словно вечером.

- Понял, - сумеречно отозвался посол. Поездка в Новгород его огорчила, как и выбор княгини. - Молва оказалась не столь коварна, как действительность. Я передам, что ты с охотой и радостью отдалась варягу.

- А ты храбрый муж, Светозар…- усмехнулась Варвара. - Коли смеешь говорить мне дерзости, даже не миновав городских ворот…

- Я удивлю тебя. В данный момент я тревожусь не о собственной судьбе, а об участи своего народа.

- Так же и я, - Варвара между делом помахала кому-то с широкой улыбкой. – Святозар, кажется, дождь собирается. Не лучше ли отложить поездку?

- Ты отвергаешь руку помощи, протянутую тебе дядей, - укорил посол, не обращая внимания на предостережение княгини. Хотя они были не так уж и беспочвенны.
 
- Помимо руки дяди, есть еще кое-кто, о ком мне следует подумать…Странно, что ты этого еще не уяснил.

- Твой князь, конечно, - неодобрительно процедил посол сквозь зубы. - Его ты защищаешь…

- Прежде всего – я мать, Светозар…

Посол запнулся и остановился, как вкопанный. Этим коротким предложением Варвара объяснила все. И Светозар вдруг ясно осознал каждое ее слово, которое до сих пор казалось двусмысленным, резким или непочтительным. И правда, почему это очевидное объяснение не пришло ему на ум сразу?

- Твой сын будет в большей безопасности, если окажется в кругу семьи, а не среди разбойников, - воодушевился Светозар, у которого открылось второе дыхание. И он был готов вновь взяться за переговоры. - У него будет все, что ему положено при рождении. Ему проявят уважение…Ему будут оказаны подобающие его почести…

- Это все, безусловно, приятно. И уважение, и почести…Но никто не даст ему того, что родной отец, - на сей раз Варвара не улыбалась, хотя множество глаз по-прежнему было обращено на нее. - И я буду терпеть, что угодно, любые унижения и обиды я снесу. Ради того, чтобы мой сын наследовал Новгород…Потому что этот город мой. И я его не отдам.

****
Проводив послов, Варвара вернулась в свой терем. После появления в городе Вольны на улицу выходить ей лишний раз не хотелось. Ни шумные голоса, ни веселый смех, ни визги ребятни не могли выманить ее на улицу. Отчего-то устрашала мысль о встрече с соперницей. Рано или поздно они, конечно, увидятся. Но пусть лучше этот момент будет отложен.

Расположившись на лавке в клети, скучающая Варвара перебирала сундуки с подарками из Ростова. Вдруг раздался стук в дверь. На пороге появилась Рада. Из-за ее спины робко выглядывал Козьма.

- Княгиня, есть кое-что, - парень неуверенно замялся.

- Говори, - Варвара уже боялась известий от Козьмы, так плохи они были в последнее время.

- Помимо той женщины…В гриднице еще двое детей…Один из них совсем мал…

- Каких еще детей? Чьих детей, я спрашиваю?! - Варвара вскочила, как заяц, а не беременная особа. Козьма в нерешительности переступал с ноги на ногу, словно не отваживаясь продолжить. - Да говори же, или у меня сейчас роды начнутся, Велес возьми! - закричала на слугу оглушенная догадками Варвара.

- Говорят, то есть я украдкой слышал…Старший мальчонка - сын этой Вольны…- прошептал Козьма.

- И Нега?! - Варвара раскрыла рот в предвкушении ужасного ответа. Она даже выронила из рук склянку с маслом, которое ее прислали в дар сестры.

- Нет, конечно, нет. Это токмо ее сын, - пояснил Козьма, смущаясь.

Варвара вздохнула с облегчением. Значит, мальчишка не может считаться наследником Рёрика. Хотя как это понимать: «Токмо ее сын»? То есть, она родила когда-то, и отец ребенка - другой мужчина?! Хм, эта баба, видимо, изрядная ловчила, раз с поклажей смогла окрутить того, у кого выбор велик, как собственное княжество. Из всех прекрасных дев, он выбрал именно ее…

- Но второй…Я был под окнами, егда услышал разговор…- продолжал Козьма, смущаясь. - Она сказала князю так: «Теперь нас двое, о ком ты в ответе…», - припоминал детали рассказчик. А у Варвары тем временем пересохло в горле. Она не могла даже слова вымолвить. Козьма принял ее молчание за одобрение и продолжал свое повествование. - Она сказала, что «в ту черную весну» ждала ребенка. И «боги сохранили его…».

- И где же он?- спросила Варвара, и собственный голос показался ей чужим.

- Она сказала, что он в надежных руках. И ей лишь стоит послать записку, как его вскоре доставят…Еще она сказала князю так: «Он пока мал…Но уже сейчас у него твои глаза…», - вспомнил Козьма.

После сего рассказа в тереме еще несколько минут господствовала могильная тишина. Писарь виновато вздохнул, а княгиня, закрыв рот ладонью, не сводила глаз с рассказчика, словно ожидая услышать еще что-то.

- Как такое возможно? Это уж чересчур, - Варваре даже дышать стало трудно. - Он же малыш! Ты же сам сказал! Она же…Да этого быть не может! Сколько они не виделись?! Три, четыре года?! Так мне говорили, ее загнали в полынью. Она тогда, что ль, беременная была? Чудо, что она вообще осталась жива! Но чтоб ребенка сохранить…Что за ведьма…Такие легко не сдаются…- Варвара обхватила голову ладонями. - Значит, ее сын - старший…Главное то, что он у нее уже есть! У Нега есть сын…О, боги, а у меня пока только живот…

 Варвара пошатнулась. Испуганный Козьма поспешил усадить ее обратно в кресло.

- Пойди прочь. Позову, как потребуешься, - Варвара равнодушно махнула Козьме рукой. Беды вереницами ходят. Следующий удар сильнее предыдущего. Она начинает понимать тех, кто пытался избавиться от Вольны слишком решительным способом. Но вопрос сейчас лишь в том, не напрасно ли она сама, Варвара, отказала послам…Если она все-таки ошиблась...То ей теперь только и остается ходу, что из ворот да в воду.

День тянулся медленно и мучительно, как пытка. До самого вечера у Варвары колотилось сердце. А в голове крутилась одна и та же мысль: «У него есть сын…». Если до сего момента все было просто скверно, то теперь уже стало поистине невыносимо.

На двор спустился вечер. Затем наступила ночь. Глубокая безлунная ночь. Давно стихли голоса, и даже лай собак не слышался боле. А Варвара все тщетно металась по холодной постели, пытаясь уснуть. Сначала она мерзла. Потом ее наоборот бросило в жар. Щеки и лоб горели, словно ошпаренные. Дышалось тяжело. Пугаясь за дитя, она бросилась к открытому окну.

Ночь была так черна, что предметы различались лишь в общих очертаниях. И все же глаза Варвары быстро привыкли к тьме, окутавшей княжеские хоромы. Даже не всматриваясь, вскоре она уже четко различала окружающее. Вон колодец. Вон заготовленные дрова. Вон крыльцо подлой Велемиры. А вон, чуть в кустах, терем Росы. Но кто это таится там во мгле?! Совсем у окон сестры!

Вздрогнув от неожиданности, Варвара вовремя сдержалась, чтобы не вскрикнуть. Ведь тень та скользила из окон Росы, то есть на улицу, а не наоборот. К тому же, кто-то провожал гостя, заботливо придерживая ставни.

Варвара недоуменно нахмурилась, но вскоре догадалась, в чем дело. Это ночное свидание, безусловно, несколько нарушает устои…Честь Росы явно в опасности. Батюшка, пожалуй, прибил бы за такое. Но ведь в том-то и дело, что будь он здесь, ничего подобного не произошло бы. Никто не посмел бы ухлестывать за княжной, и уж тем паче взбираться к ней в окно, зная, что ее оберегает любимый отец. Будь он здесь, Росе не пришлось бы самой искать себе мужа, одновременно, как и убирать терем, шить одежду и таскать воду. Все наперекосяк, когда некому побеспокоиться и защитить.

- До завтра, - ласково прозвучало во мгле.

Варвара сдвинула брови. Хм, любопытно, но голос принадлежит Трувору. А его голос, отличающийся особенным произношением, не с чьим другим не спутаешь. 

Фигура мужчины вскоре бесшумно скрылась во мраке. Варвара озадаченно улыбнулась, не зная, как должно думать и поступать. Поразмыслив, она решила молчать. В конце концов Трувор не худший вариант. Он по крайней мере кажется добрым. Как и Роса. И нет ничего удивительного, что они полюбили друг друга. Они молоды, красивы и полны чувств. А на дворе стоит чудесная пора, когда сам воздух пропитан чем-то пьянящем и соблазнительным. И только лишь она сама, Варвара, одиноко сидит в ночи. И нет в ее жизни ни любви, ни ласки. Есть лишь страх и опасения.

На глазах Варвары навернулись слезы. Она почувствовала себя очень несчастной и усталой. Она устала от всего. Устала быть покорной. Устала сдерживать свой гнев. Устала быть одной. Устала вести борьбу, кажется, заранее обреченную на провал.

****
Утро в Новгороде выдалось приятным. Ясным, солнечным. От ночной непогоды не осталось и следа. В такой день могут приходить только радостные новости.
Рада взошла на крыльцо и постучала в ставенку. Долгое время никто не открывал. Наконец в сенях послышались шаги. Загремел засов. Скрипнула дверь. На пороге стояла женщина. Столь красивая, что Рада даже онемела на мгновение. Она никогда прежде не видела такого прекрасного лица. Такой гладкой кожи. Таких покатых плеч. Это богиня. Это не просто человек.

- Чего надо? – спросила женщина, оглядев Раду с недовольством. Было видно, что красавица только со сна. На ее левой щеке отпечатался узор подушки.
 
- Я пришла предложить помощь…- начала робеющая Рада.

- Какую такую помощь? – не поняла  женщина спросонья.

- Помощь в хозяйстве, - пояснила Рада. Она все еще не могла оторвать от лица Вольны ошеломленного взгляда. – Я все умею, что требуется. Могу за домом смотреть и за детьми, если нужно.

- Все умеешь? – Вольна потерла сонный глаз. - А ты откуда взялась-то такая умелица?

- Так я ведь в княжеских хоромах уж не первый день, - развела Рада руки в стороны. – Вот, все в тереме княгини служила. Да та меня прогнала. За безвинный проступок выставила вон. А я девушка свободная. Я не какая-то челядь бесправная, - обиженно сообщила Рада. – Куда хочу, туда и иду. И нечего со мной так.

- Ладно, ладно, не дыми, горшок, - прервала Вольна тираду служанки. – И так уж понятно. Ну проходи…

Рада прошла в избу следом за Вольной, озираясь вокруг. Ясно, почему красавица согласилась на помощь столь скоро. Тут оказалось не прибрано. Везде валялись вещи. Зола уже сыпалась из печи. А стол был в крошках. Мда, не даром в Новгороде говорят, жену выбирай не в хороводе, а в огороде.

- Значит, ты только из терема княгини…- Вольна устроилась за столом, уложив подбородок на ладони. – Ну рассказывай. Какова же на самом деле княгиня эта…

- Да я не знаю, что и говорить…- смутилась Рада, которая уже держала в руках веник.

- Не знает она…- хмыкнула Вольна. - Садись для начала. Погуторим. А уж после и за метелку возьмешься, коли не терпится.

Рада присела на лавку и еще раз оглядела сидящую напротив Вольну. Отчего-то та стала даже еще краше. Видно, оттого, что совсем проснулась и больше не зевает. И глаза ее теперь поблескивают по-особому.

- Какая она…Варвара эта…- процедила Вольна, уперев в Раду острый взгляд. – Пригожая?

- Зело пригожая, - кивнула Рада утвердительно. Хотя теперь уже не могла говорить о красоте других женщин, когда перед ней восседало совершенство, рядом с которым меркло даже солнце.

- Нег ее любит? – стиснула зубы Вольна.

- Кто ж знает…- пожала плечами Рада.

- Но ведь как я появилась – он к ней не ходил? Так? – лоб Вольны на мгновение пересекла морщинка.

- Нет, не ходил, - подтвердила Рада.

- И все-таки они виделись…- Вольна забарабанила пальцами по столу. – Что это была за история с послами и ярмаркой? Знаешь же небось…Ну там где на княгиню-то твою гридь какой-то кинулся еще…- подсказала Вольна, хотя сама владела лишь обрывками.
 
- Ах это…- вспомнила Рада. – Было такое…

- Ну так рассказывай, чего молчишь? Каждое слово из тебя что ль вытягивать?

- Дело было так, - приступила Рада к изложению. – Был тогда ярмарочный день. Все туда отправились…И князь, и княгиня, и послы…

- Все, кроме меня, - вставила Вольна, поджав губы. Она помнила тот день хорошо. Вернее, то утро. Когда собралась на ярмарку вместе с Рёриком. А он не взял ее с собой. Сказал, что нечего перед послами крутиться ей. Пусть на Варвару смотрят.

- Да…Весь город, кажись, на той ярмарке был, - еще раз напомнила Рада. – Итак вздумала княгиня хаживать там в одиночестве…Ну, может, и не в одиночестве вовсе. А, к примеру, со служанкой.

- С тобой что ли? – усмехнулась Вольна. – Как чудно ты рассказываешь…

- Со мной, - подтвердила Рада.

- А Нег куда делся? – удивилась Вольна. – Разве они не вместе отправились на эту глупую ярмарку?

- Так он ведь, владыка наш, был переодет в простого горожанина. И гулял со своей дружиной в той части рынка, которая не представляет интереса для княгини…

- Кстати…А почему он все время величает ее «княжной»? – Вольна тоже заметила эту особенность.

- Не ведаю, – Рада действительно не знала ответа на этот вопрос.

- Наверное, потому, что единственная ее ценность – это происхождение…Итак, ярмарка...- напомнила Вольна. - Дочь Гостомысла не могла просто купить себе каравай и отправиться своей дорогой. Ей потребовалось затеять ссору…

- Именно так, - подтвердила Рада. - И не абы с кем, а с каким-то гридем, пришедшим на рынок, правда, отдельно от князя на сей раз.

- И что же там произошло? Она не удержала свой язык и оскорбила того гридя?

- Не совсем. Она сделала ему замечание, когда он нагрубил какому-то торговцу. И даже не только нагрубил, а чего и похуже, помнится. Дело чуть до драки не дошло…

- И что потом? Не признав в забияке княгини, воин бросился на нее сначала с ругательствами, а потом и вовсе с кулаками?

- Все именно так и было, - Рада удивилась, откуда Вольна знает все подробности эпизода, свидетелем которого не была.

- А потом? Что было потом? – Вольна заложила руку за руку и взыскательно оглядела сказительницу. Кажется, она уже знала продолжение истории. И оттого и была недовольна.

- Ну дальше внезапно появился князь…- рассказала Рада о том, что Вольне было уже известно.

- Появился и спас ее никчемную шкуру…- Вольна не стеснялась в выражениях.

- И не только спас. Но и чуть не убил собственного гридя! – заострила внимание Рада.

- Правда? – об этом Вольна слышала впервые.

- Сущая...- подтвердила Рада. – И он бы так и поступил, если б не заступничество княгини…

- Эта выскочка попросила простить обидчика?! – изумилась Вольна.

- Да, она очень просила за него, - вспоминала Рада. – Князь тогда крайне разозлился. Даже достал кинжал из ножен…

- И какое ей дело до того грубияна?– отчего-то возмутилась Вольна, словно ее оскорбили этими новостями. - В ее же интересах было наказать его!

- Ну так все знают, как она добра…- пожала плечами Рада.

- Добра? – усмехнулась Вольна. – Я видела ее однажды. И знаешь что?... Ее лицемерие зияет на лице, словно дыра на скатерке! - Вольна не допускала мысли, что Варвара действительно пожалела наглеца, который по глупости чуть не лишился жизни. В этой истории она увидела только одно: Рёрик был готов прибить обидчика княгини. И это, разумеется, отвратительно.

- Может, и так. Но она, действительно, славится широтой души, - вставила Рада.
 
- Славится широтой души, а тебя выгнала…- напомнила Вольна. – Значит, не так уж она и добра…

- Ну да…И правда, - согласилась Рада.

- Ладно, приму тебя на службу, - снисходительно сообщила Вольна.

Рада принялась прибирать горницу. А Вольна уставила взор в приоткрытые ставни. Открывшиеся сведения не принесли ей пользы. Даже наоборот - возмутили покой. 

Гл. 46 Добрые намерения http://www.proza.ru/2017/06/22/917


Рецензии
За Росу можно порадоваться, а вот Варваре - новое испытание, ребёнок Вольны. Представляю, сколько душевных мук принесло ей это известие! Ну а Раду, скорее всего, это она к Вольне послала. Могу я быть пророчицей? С улыбкой,

Элла Лякишева   17.10.2017 20:07     Заявить о нарушении
Да да, Рада шпионка ))) За Росу читатель будет радоваться не очень долго

Лакманова Анна   18.10.2017 11:27   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.