Призвание варяга гл 44 Гонец

Погода в Изборске наконец стала налаживаться. Солнце припекало жарко, высушивая недавние лужи. От прикосновения самого Хорса расцвели ландыши в садах и улыбки на устах горожан. Тронутые зеленым пушком стройные березки покачивались на ветерке, словно девицы в хороводе. Особая легкость витала в воздухе. Детвора и взрослые высыпали на улицу. Отцы семейств разбрелись по полям и лугам. Их жены в ярких платках сновали туда-сюда с корзинками, то и дело останавливаясь возле соседских изб для разговоров со знакомыми. Мальчишки пускали в ручейках кораблики из щепок. Девчонки собирали букетики из цветочков. А молодые парни и девушки, сдерживая трепет пылких сердец, игриво переглядывались и улыбались друг другу.

Но не всех зачаровала юная Леля, волшебница-весна. Боярам оказалось не до восторгов. Слишком много сует, отвлекающих от радости. Не все ладно в гриднице. Давно уже не все ладно там.

Вече собиралось у дверей гридницы. Бояре в ожидании наместника что-то обсуждали между собой. Сегодняшнее заседание обещает быть долгим и, вероятно, напряженным. Это будет настоящий бой. Между новыми порядками и старыми.

****
Годфред лежал в кровати и тяжело стенал. Лицо у него было заспанное и страдающее.
 
- Вече уже собралось, - доложил Барма. – Все только и ждут, что молодой князь…

- Пусть сегодняшнее заседание проходит без меня, - еле-еле выдавил из себя Годфред.

- Никак невозможно. Боярская дума уже возле гридницы…- Барма хрустнул пальцем за спиной.

- Башмак Локи, - выругался Годфред, пытаясь усесться на перине. – Ну так скажи, что я болен. Тем более что так и есть, - Годфред приложил ладонь к ноющему затылку. Голова ощущалась как тяжелый чан. Каждое слово Бармы – удар молотом по этому чану. Безжалостный удар.

- Вероятно, слишком обильные возлияния, - позволил себе заметить Барма. Будь на месте Годфреда кто-либо иной, он бы не посмел давать оценку действиям правителя. Но добродушный Годфред не обижался на подобное.

- Возможно, ты прав, - Годфред вернул голову на подушку. Ему было тяжело даже слушать Барму, не то, что вести сейчас какие-либо встречи со старейшинами. – Ты не поверишь, Барма. Но я не могу встать на ноги. Представляешь? Не могу встать с этой проклятой перины…- Годфред, и правда, не мог подняться. Как только он принимал вертикальное положение, его тело испытывало настоящие муки. Его буквально тянуло к полу. Голова раскалывалась. – Боги, как мучительно…- Годфред сейчас отдал бы что угодно, лишь бы это ужасное состояние поскорее покинуло его. Единственное, чего он сейчас желал – это погрузиться в сон. – Позови каких-нибудь лекарей…Знахарей…Я не знаю, кого хочешь зови…

- Боюсь, здесь рука человека бессильна, - заметил Барма. – И все же вече ждет молодого князя…

- Я не могу…Я не могу встать, - застонал Годфред, прикладывая холодный серебряный кубок ко лбу. – Что такого важного произошло, что им понадобился именно я?

- Помимо уже намеченных вопросов для сегодняшнего заседания, добавились новые…- Барма вновь хрустнул пальцами. – Речь идет о дружине. Особенно о тех ее гридях, которые прибыли с молодым князем в Изборск из далеких земель…

- Что…Что там опять не ладно…- Годфред хотел лечь на бок, чтобы получше видеть главу вече. Но его вновь замутило так сильно, что он поспешил вернуться на спину. Он мог смотреть лишь в потолок. Но лучше всего у него получалось лежать с закрытыми глазами.

- Ну во-первых, вчера, в точности на праздник, произошла драка между одним из гридей молодого князя и местным жителем…Но к сожалению, двумя участниками не обошлось…И в итоге в дюжины изборских семей не дождались домой своих кормильцев…- рассказывал Барма о том, о чем Годфред не мог знать, поскольку уже неделю пьянствовал в своих покоях, практически безвылазно.

- Ставни…Раствори ставни…Молю, скорей…- Годфреду вдруг показалось, что его сейчас немедленно стошнит. И лишь когда в горницу пошел свежий воздух из распахнутого Бармой окна, молодой наместник вздохнул с некоторым облегчением. – Барма…Причем здесь я? Мои гриди, чай, не малышня, чтоб мне за ними бегать…- Годфред глубоко вздохнул, стараясь задержать прохладный воздух в своей груди. – Да и твои изборчане хороши…- продолжил Годфред, превозмогая себя с трудом. – Сами всегда на рожон лезут…

- Кто бы ни был виноват, такие столкновения происходят все чаще, - заметил Барма, стоящий возле подоконника. – И нужно что-то предпринять, дабы подобные трагедии прекратились...Молодой князь, вероятно, не знает…Но помимо драк имеются и иные происшествия…

- Какие?..– охнул Годфред после того, как резко повернулся.

- Ну самое вопиющее из них – свада в храме Перуна…Кстати, позднее выяснилось, что оттуда кто-то умыкнул некоторые ценности…Обобрать храм Перуна – злодейство, явно, рук неместных…

- Ты наивен, как непорочная дева…- из последних сил возразил Годфред. – Безбожников везде довольно…

- Допустим, - согласился Барма. – Опять-таки, история с Гарди и той женщиной…Брат ли жертвы постарался на славу…Она сама ли...Или кто иной…Но о ней не только помнят, но и обсуждают как заботу дня…- Барма отошел от окна и добавил уже чуть тише, - не нужно было отпускать вдову…

- Стеша…- вспомнил Годфред.
 
- Если бы мы придерживались первоначального замысла, тот случай уже давно канул бы в забвение, - продолжал глава вече.

- Барма, зачем мне жена? Если и ты точишь меня постоянно…- как мог в этот день, пошутил Годфред.

- Я лишь говорю, чтоб если б вдова и ее брат оказались наказаны прежде, чем…

- Стеша вернулась домой. Я так решил, - прервал Годфред Барму.
 
- Если на то воля молодого князя, я не смею возражать супротив…- согласился Барма. – Теперь о сходе вече…Все очень ждут, что молодой князь…

– Почему сегодня? Разве не в пятницу должно быть собрание?.. – измученно поинтересовался Годфред.

- Но сегодня и есть пятница, - сообщил Барма.

- Понятно. В общем…Я никуда не могу идти…- вывел Годфред. – Проведи встречу от моего имени. А про меня скажи, что у меня лихорадка…Скорбут…Иное недужье…Я не знаю, придумай что-нибудь сам…

- Князь дозволяет мне выступать от его имени? – уточнил Барма изумленно. Он о таком грезил лишь во снах, но даже не наяву. Наверное, никому и никогда в этом городе не передавали столько власти прежде. 

- Да, я доверяю тебе…- подтвердил Годфред свое решение.

****
На дворы опустились первые сумерки. Вече закончило совещаться. И теперь бояре разбредались в стороны, кто куда.

- Как урожай? Почин положен? - по-соседски справился Барма у Вешняка, похлопав того по плечу. Вешняк как раз шел домой, когда глава вече нагнал его. Им было по пути.

- Все ладно. Хоть и перепугали дожди…Но сейчас вроде не о чем беспокоиться…Да и слышал, волхвы предрекают урожайный год…- сообщил Вешняк. После заседания он был порядком усталый. Но оказавшись на улице, почувствовал некое умиротворение. И его усталость отошла в сторону. - Говорят, тяжелое начало – легкий конец.

- И живность в этом году не болеет, кажись, - делился Барма своими собственными наблюдениями. Он был в настроении, и потому его тянуло на разговоры. А отчего ему не радоваться? Теперь он воистину второй человек в Изборске. Отныне все у него будет ладно. Заслуженная награда в конце трудной битвы.

- Да ты подожди, все лето еще впереди…- усмехнулся Вешняк.

- Мне понравилось, как ты выступал сегодня, - похвалил Барма своего разумного соседа.

- Да пустые все разговоры…- махнул рукой Вешняк. – До главного так и не добрались…

Барма усмехнулся. Конечно, не добрались. Он ловко запутал собравшихся. Увел их в сторону от злободневных вопросов, отвлекая второстепенными задачами. И в итоге утомленные бояре были рады удрать поскорее домой, даже не дослушав всего, что заготовил для них Барма.

- Ты слыхал последнюю вяху? – уже выйдя за ворота княжеских хором, спросил Вешняк у своего попутчика.

- О чем говоришь ты? - Барма насторожился, чуть сдвинув косматые брови.

- Годфред отпустил его. Гуляет беззаботно, как и прежде, - серьезным тоном сообщил Вешняк.

- О ком ты, я в толк не возьму? - глава вече действительно сразу не понял, о ком идет речь.

- О берсерке! Забыл, что ли?! - Вешняк выпучил глаза на Барму, как будто упрекая того за беспамятность.

- Ах ты об этом…О Торольве…Так я знаю. Уж давно…- пожал плечами Барма. - Ты чего-то другого ожидал?

- Вообще-то да. Ждал, что наместник, несмотря на младой возраст, все же выполнит то, что от него требуется. Иначе, глядь, его любимец опять мухоморами обопьется, а Изборску расхлебывать!

- Я иногда тебя не разумею, Вешняк, - кивнул Барма приятелю. - Ты вроде не безголовый, а рассуждаешь порой, точно легковерный смерд. Ты, истинно, уповал, что он отдаст Торольва вам на растерзание? Да ты знаешь, что Торольв стоит десяти самых крепких изборских молодцов? На что ты токмо льстился?..

- А ты помнишь, что обещал нам Рюрик? - вопросом на вопрос ответил Вешняк. - Дядюшка наместника обязывался, что они будут нас защищать, порядок обеспечивать и прочее, - напомнил Вешняк. - А в итоге получилось иначе…Совсем даже.

- Как ты верно заметил, это было обещание дядюшки, а не самого Годфреда, - покачал головой Барма.

- Мы не должны мириться с этим, - настаивал Вешняк. – Сегодня мы как раз хотели обсудить с Годфредом положение. Но коли он занедужил…Али может, умышленно избегает нашей думы…Оно и к лучшему. Больше просить не станем, - рассудил Вешняк. - Мы дадим ответ дать со своей стороны.

- Какой же ответ ты собрался давать? - Барма недоверчиво покосился на боярина.

- Не знаю. С тобой хотел посоветоваться…Есть несколько задумок у нас...

Последнее слово Вешняк произнес, как ни в чем не бывало. Но Барме оно не понравилось. У кого это «у нас». От чьего имени этот выскочка-боярин сейчас изволит говорить?!

- Во-первых, убьем Торольва, - продолжал Вешняк. - А вместе с ним всех тех, что тут на нашей земле разнуздались…Во-вторых, выгоним Годфреда…

- «Выгоним Годфреда», - передразнил Барма, раздраженно одернув воротники. Каким чудесным казался день. И вот, что произошло потом! С вершины утеса в морок бездны. За одно мгновение разрушился весь складный образ, которой он, Барма, взлелеял в своей голове. - Ты себя послушай. Чем выгонишь? Метлой? Сил нет у нас.

- Тогда окружим его детинец. Самого его предадим суду. Затем казнь, - предлагал Вешняк еще один выход. - Потом своего князя призовем. Из наших…А этих чужеземцев выпроводим прочь...

- Нет, так не годится, - отрицательно покачал головой Барма. Ему план не понравился. При Годфреде он сам, Барма, первое лицо. Могущественное, влиятельное и богатеющее с каждым днем. Ведь помимо власти главы вече, у него имеются корабли с товарами. Часть средств во всем предприятии принадлежит Годфреду. Все это вместе привязывает его к молодому наместнику неразрывными путами. Но разумеется, он не может раскрыть этих обстоятельств Вешняку. Следует озвучить что-то более благообразное. - Если мы будем в открытую действовать против Годфреда, Рюрик нам головы отсечет, - изрек Барма многозначительно. – Какая казнь? Нас потом самих в щепки порубят…

- Мы не дадим Рюрику такой возможности. Вдругорь не пустим к себе, - не унимался Вешняк.

- Как будто в первый раз он у тебя позволения спрашивал, - усмехнулся Барма. - Опять нагрянет и всех перебьет. На этот раз уж точно, если мы его племяша тронем хоть перстом. Он теперь, к тому же, положение свое упрочил. Придет не только со своими варягами, но и новгородцев прихватит. А уж этим равных нет в схватке, коли их разозлить, конечно…

- И что ты предлагаешь? Молча терпеть бесчинства? - возмутился Вешняк.

- Я предлагаю для начала уняться. Затаиться и ждать подходящего случая, - Барма понизил голос. - Момент благоприятный обязательно представится. Нам основное - раньше времени с места не срываться. Будем покамест просто жительствовать, выполняя свой долг…- тараторил Барма. - Если станут буйствовать гриди – к наместнику больше не поведем, разбираться станем на месте. Убьем окаянника тут же и дело с концом. А нет, и будут прилежными, так станем дружествовать…Но рано или поздно мы дождемся потребного мгновения…

- А я мыслю, что этого не достаточно, - перебил Вешняк однообразную тираду Бармы. - Если не желаешь орудовать твердо, то есть иные пути...Напишем его дядюшке в Новгород. Я уверен, Рюрику не полюбится, что его племянник тут распоясался. Что не по законам правит. Что называет себя «князем», а не наместником...

- Не будь так наивен. Рюрик будет защищать своего сродника, а не наши интересы…- деланно зевнул Барма. Лично его в Годфреде все устраивало: тот был к нему расположен. Дружина наместника дом Бармы обходила стороной. Кто знает, каким может оказаться следующий ставленник? С этим Барма, по крайней мере, сладил. – Пройдемся по площади? – предложил глава вече, указывая на поляны, где проходили гуляния в честь весны. – Былички послушаем...

- Не хочу, - настроение Вешняка было бодрым, но не настолько, чтоб веселиться. Он, скорее, был готов действовать. А не тратить время впустую, на забавы. - Не станет Рюрик его защищать. Он неглуп и знает, что если недовольство продолжит усиливаться, то долго они у нас не задержатся. А пока все мирно и тихо, то дела вроде идут. Я вот, что мыслю, - Вешняк взял отвлекшегося на зрелища Барму за рукав и заговорил в ухо приятелю почти шепотом. - Перво-наперво, мы должны послать тайного гонца к Рюрику. Напишем все, как есть. Пусть убирает Годфреда. И пускай кого-нибудь иного сюда пришлет, вместо этого вздорного мальчишки. Ты пойми, не он, а мы должны условия выставлять. Если так и будем помалкивать и всего бояться, то и останемся под его пятой!

- Я гляжу, настроен ты обстоятельно, - Барма пристально оглядел Вешняка. Потешки скоморохов его не интересовали. Он только делал вид, что издали смотрит представление. Но на самом деле он был собран, как никогда. А не рассеян, каким хотел казаться.

- Мы все настроены. Вече в большинстве поддерживает, - сообщил Вешняк доверительно, не заметив, что после этих слов лицо Бармы на миг изменилось. Взгляд его блеснул враждебным огоньком.

- Странно. Я глава вече, но ничего не ведаю о ваших замыслах, - Барма нахмурился, оглядев Вешняка с неприязнью. Этот боярин, кажись, на деле за главного, а Барма только на словах. Не годится такое…

- Вот я тебя и посвящаю. Да ты не серчай. Не говорили, бо не знали, как ты к этому отнесешься.

- Положительно, - Барма совладал с собой и принял доброжелательный вид, хотя в действительности течение дел его разозлило. Если новый наместник будет прислан, то уж точно Вешняк как зачинатель нового призвания будет повышен. И при таком раскладе, того и гляди, займет его, Бармы, место. Но нельзя выдать своих чувств. Ведь влиять на происходящее можно только если сам во всем участвуешь. - Я с вами…

- Я знал, что ты не подведешь в решающей битве, - теперь уже Вешняк хлопал Барму по плечу. - Многие не верят в тебя. Думают, ты продался пришлым. Но я знаю, что это не так. Мы много лет с тобой дружествуем. И я не корю тебя за то, что ты не идешь против них открыто. Может, оно и верно. Главное, что сейчас ты с нами.

- Даже не сомневайся, я с вами. Нам следует, как можно скорее, отправить гонца к Рюрику…- согласился Барма, поджав губы. Сейчас лучше таить свои мысли, а не пылить на людях.

- Ну так завтра же...Завтра же вечером и отправим. 

****
- Прочь с дороги, недоумок! – цыкнул Барма на слугу Годфреда, замешкавшегося в дверях. – Княже! Беда! – с порога выплеснул глава вече.

Прошло полдня, а Годфред до сих пор так и не поднялся с ложа. Однако если утром он еле ворочал языком, то теперь выглядел хоть и не слишком привлекательно, но много бодрее. Полулежа на подушках, он удерживал на животе поднос с большой деревянной миской, от которой поднимался пар. В насыщенном бульоне плавали куски мяса и пряные коренья. На кровати также примостилась корзинка с хрустящим ароматным хлебом, разломанным на несколько кусков радетельной рукой слуги. Горячее сытное кушанье явственно исцеляло молодого наместника. И пусть он пока еще не был столь же деятелен, сколь обычно, но ел все же с аппетитом.

В гриднице было сумеречно, но отнюдь нескучно. Посреди горницы стояла скамеечка. На ней сидел белокурый юноша с гуслями на коленях. Глаза его были открыты, но они ничего не выражали и не были обращены куда-либо. Струны дрожали под его перстами. Нежная музыка сливалась с нотами прекрасного голоса, который нараспев повествовал какую-то историю давней старины.

- Что такое, Барма? – обгладывая птичью ножку, поинтересовался Годфред. - Как прошло заседание?

- Заседание – это потом…Это не то…- глава вече был столь взволнован, что даже уже путался в словах. – Тут другое…Бояре…

- Бояре? – переспросил Годфред, делая смачный глоток из своей миски. – Отличный взвар, Варди…- обратился Годфред к слуге. – Немного погодя принеси еще. Только без мяса. И погорячее. Ну так…Бояре? – Годфред не поднимал головы от миски.

Барма кратко описал создавшееся положение. Он не был мастером ярких эпитетов, потому объяснил все, как есть, без прикрас и преувеличений, но и ничего не скрывая.

- Вешняк…Кажется, припоминаю…- Годфред вытер потиральцем губы и бросил его на поднос, где оставались остатки снеди. Тут же расторопный слуга поспешил на помощь своему господину, собирая ненужную более посуду в корзинку. – Дерзновенный…И как он только посмел писать на меня какие-либо жалобы? Вызови его сюда. Я желаю говорить с ним?

- Позволю себе дать совет молодому князю…Не надо вызывать сюда Вешняка. Сей жест будет принят за слабость. А самое главное, в этом случае возникнет вопрос, откуда наместник узнал о письме-кляузе…

- Ты прав…Мы не проявим слабости. И не позволим тебе быть раскрытым. Пусть лучше думают, что ты заодно с ними. С этой стаей шакалов…

- Да, так удобнее…- согласился Барма. – Так какие будут распоряжения?

- Я даже затрудняюсь ответить тебе…- голова Годфреда уже не болела столь же сильно, как с утра. Но и здоровым наместника назвать было нельзя. – Что если…Боян! - Годфред вспомнил про слепого певца в своих покоях. - Ты усладил мой слух своими сказаниями. Варди наградит тебя и проводит...Варди...- Годфред окликнул слугу, который успевал выполнять все приказы, даже если их была дюжина. – Варди, одели певца. И не скупись там. Все, идите...- Годфред проводил взглядом удаляющегося с помощью слуги певца и вновь перевел взгляд на Барму. - Так вот...Что если...Ну скажем…Гонец не доберется до Новгорода? Дорога трудна и опасна…Он может упасть с лошади и потерять письмо…Или еще что-то…

- Это вероятно…- кивнул Барма. - Однако вече может ведь отправить второго гонца следом за первым...Если они зададутся целью, то письмо будет доставлено князю Рюрику.

- Ты прав…- Годфред плюхнулся на подушку и оглядел потолок. – Почему все так сложно. Иногда мне хочется быть простым крестьянином, возделывать землю и ловить рыбу…- наврал Годфред. – Ну так что делать, Барма?

- Так я и сам не предполагаю…

- Предположи. Очень тебя прошу, предположи. Ты же видишь, что я зело скверно себя чувствую и просто не могу заниматься сегодня государственными делами…

- Признаться, у меня нет никаких задумок, как бы мы могли развеять эту беду…

- Барма…Друг мой, так пусть у тебя поскорее появятся задумки, - Годфред закрыл глаза и глубоко вздохнул. Еще недавно ему казалось, что он оправился от пьянки, но уже сейчас он чувствовал, что его снова мутит. – Иди и придумай, как нам быть. А после проси, чего пожелаешь. Любое твое желание выполню.

- Да мне ничего не нужно, я токмо желаю служить молодому князю, - любезно слукавил Барма, которому польстило обращение наместника - «друг мой».

- Тогда иди скорей и останови это безумие…Обещаю, я не останусь в долгу. Ступай...


****
По Изборску разлился сладкий сумрак. Соловьи напевали песни в листве. Кузнечики и сверчки стрекотали в траве. Аромат цветущих трав разлился по округе. Из конюшен вышел молодой человек. Он вел под уздцы высокого гнедого коня, фыркающего и нетерпеливо потряхивающего роскошной темной гривой. Этим человеком был гонец, которого бояре снарядили к князю Рюрику с важным донесением. Надежно упакованное письмо пряталось за пазухой смышленого посыльного. Вече предупредило гонца, что поручение это очень ответственное и важное. Ничто не должно отвлечь его по дороге или заставить свернуть со стези. Кроме того, по прибытию в Новгород ему следует немедля отдать письмо князю точно в руки. Никаким слугам, огнищанинам и тиунам доверять не следует. Так вернее будет. Кажется, все продумали бояре наперед…

- Мы все уповаем на тебя, Скор. Не подведи, - напутствовал окруженный боярами Барма, протягивая гонцу письмо. - Не щади ни себя, ни коня. Чем быстрее пребудешь в Новгород, тем лучше. Доброго пути. Убережет тебя Сварог!

Посыльный пустился в путь тайно. Под покровом тьмы. Чтоб даже ни одна пролетающая мимо пчела с пыльцой в лапах не видела его.

Долог путь и нелегок. Но гонец сей ловок, молод и смел. Никому не могли поручить это серьезное задание бояре, кроме него. Ведь еще при старом князя Изяславе снискал он славу самого преданного и скорого посланца. Того, кто, невзирая на снег и зной, домчит любое письмо в срок.

Несется гонец без устали, не щадя ни себя, ни коня, как и просил его глава вече. Еще не так далеко успел отъехать от города, как вдруг посреди лесной дороги, словно гром среди ясного неба, возникли семеро разбойников. Скор удивился. Этот лес всегда был безопасен. Через него путешествовали часто: посыльные, торговцы и простые смерды. И никаких бандитов здесь не наличествовало отродясь. Странно происшествие.

Гонец был опытен и понимал, что останавливаться нельзя. Ударил посильнее медно-рыжего друга в бока и припустился со всей прыти. Вдруг впереди всадника возникло неожиданное препятствие: срубленное дерево перегородило дорогу. Животное замедлило темп, стопорясь. А разбойники тут же принялись накидывать на лошадь аркан вроде веревки с затягивающейся петлей на конце. Состоялась краткая битва. Скор противился отважно. Но в итоге конь был пойман, а самого гонца выбили из седла.

Несколько рук подняли удальца с земли. Тем временем от кучи разбойников отделился высокий темноволосый человек в повязанной на голове косынке.

- Кто таков? - обратился к гонцу атаман. - Имя? Откеда и куды путь держишь?

- Не твое дело, - огрызнулся гонец. - Отпусти меня. Если не прибуду в срок, весь этот лес поджарят.

- Понятно. Ничего ценного, - усмехнулся атаман. – Вспорите брюхо этому болтуну, вырвав сперва его острый язык, - распорядился главарь. После чего развернулся и двинулся куда-то в леса.

- Будет сделано, батя, - отозвались разбойники и обступили парня. Самый рыжий разбойник двинулся на обескураженного посланца, в то время как еще трое уже выламывали руки строптивцу.

- Не троньте! Я гонец! - лягнув рыжего, вдруг пронзительно заорал Скор, пытаясь привлечь внимание уходящего атамана. - Донесение важное спешу доставить! К князю еду! - выпалил гонец.

Атаман приостановился. Разбойники перестали тянуть гонца в разные стороны. Рыжий замер с ножом.

- Имя? Как зовут тебя? - уточнил главарь еще раз. - И куда спешишь?

- Меня зовут Скор. Держу путь в Новгород. И если не прибуду в срок, то…- гонец не успел договорить.

- И что же ты спешишь доставить? Верно, какие-то вести? - справился атаман. - Должно быть, письмо?

- Нет никакого письма. Послание на словах…- не растерялся смышленый гонец.

- На словах? И что же тебе велено передать? - уточнил атаман, поглядывая на своих людей.

- Тебя не касается. Тайна. Да ничего и не поймешь ты…Семейные новости…- отмахнулся гонец.

- Обыщите его, - повелел атаман. И тут же самый курчавый из всех бандитов поспешил ощупать карманы гонца. Самый курносый бандит тем временем рыскал в котомке. - И за шиворот загляни!

- Вот оно, письмо-то! - самый бородатый бандит извлек из-за пазухи гонца плотно укутанный сверток.

- Давай сюды, - атаман кивнул бородатому. Тот поспешил отдать вожаку послание.

- Не тронь письмо! Отпустите меня! - заорал гонец. - Дело важное! Князь ждет! В срок пребыть надо! Если не отпустите, всех вас разыщут и казнят! Монеты заберите! А коня и письмо отдайте! - молил Скор.

Атаман взял послание, отвернулся от гонца и отошел на несколько шагов. Что он там делал, было не видно. Может, читал? Однако вскоре он развернулся к гонцу и сообщил доброжелательно и спокойно.

- Письмо, похоже, и вправду, важное. Не будем задерживать его, братцы…Как бы беды не сделалось. Отпустим с миром…- с этими словами атаман вернул письмо нарочному, и руки сжимавшие последнего ослабли. Скор поспешил проверить печать и целостность послания. Убедившись, что донесение не пострадало, вскочил в седло. Разбойники отпустили его и даже денег не взяли. Гонец был доволен своей удалью и речью.

Гл. 45 Весна Росы http://www.proza.ru/2017/06/21/56


Рецензии
Хороша весна в Изборске! Красиво описана! А во гонца почему одного послали через разбойничий лес - это же опасно! Хотя б одного сопровождающего! Разве так было?
С уважением,

Элла Лякишева   16.10.2017 15:08     Заявить о нарушении
Это была безопасная дорога, разбойников там прежде не встречалось. И в этот раз они там оказались неслучайно...

Лакманова Анна   16.10.2017 17:17   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.