Особая миссия детей войны

ОСОБАЯ МИССИЯ «ДЕТЕЙ ВОЙНЫ»
При общинном строе философское образование подрастающего поколения возлагалось на наимудрейших старцев, так называемых «ведунов», т. е. на элиту общества. Причем, они не формулировали законы жизни, а показывали их на примерах, скажем, закон причинно-следственных связей («кармы»): «Ударь кулаком в стенку. Больно? Кто тебя ударил, стенка? Это ты сам себя ударил. А если ты ударишь человека, даже словом и получишь сдачи? Это тоже ты являешься причиной. И если ты даже подумаешь плохо о человеке, аналогично, энергия мысли вернется к тебе в виде болезней, или других проблем. Стало быть, во всех проблемах не ищи виноватых вовне. Они исходят от тебя. Вот почему так важно поступать с другими так, как ты хотел бы, чтобы поступали с тобой. Другими словами, если хочешь, чтобы тебя любили, ты должен любить других. Это говорит о том, что подготовка детей к жизни считалась наиважнейшим делом. Образование, по образу и подобию наставника, не делилось на обучение и воспитание. Дети обучались и воспитывались, посильно трудясь вместе с взрослыми. Невозможно воспитать словами. Только пример и личное участие в общем труде. Это подтверждают и ученые. На слух усваивается лишь 10% информации, на глаз – 50%, а применение ее в жизни – 90%. Если кто-то скажет: «Откуда ты это взял? Ты что жил при общинном строе?» Да, жил. И что еще более невероятно, это было самое счастливое время, несмотря на военное лихолетье.
«Нет худа без добра».
Родился я в 1936 году в деревне Горбышево, Кировской области и отношусь к «детям войны». Принимала меня бабушка, ибо никаких роддомов за сто верст в округе не было. Первые пять лет прожил в военном городке, под Архангельском, которые помню смутно, кроме того, что жизнь была в шоколаде, в прямом смысле слова. Наказанием было то, что всю жизнь мучился зубами. Накануне войны, всех гражданских эвакуировали в тыл, хотя Архангельск и не являлся пограничным городом. Это говорит о том, что распространенное мнение о внезапности нападения Германии, ложно. Уже само предупреждение командования: не отвечать на провокации, говорило о надвигающейся опасности войны. Мы с матерью вернулись на родину, где она пять лет проработала счетоводом, как единственный грамотный человек, за что получила медаль «За доблестный труд». А вот те, которые действительно доблестно трудились, от зари до зари в поле, да еще, по ночам, как-то ухитрялись работать на приусадебном участке и ухаживать за скотиной, не получили ничего.
На трудодень давали полкилограмма пшеницы. Полевая страда была около 4 месяцев. И если в семье была одна кормилица, да много детей, то 60 кг пшеницы на год, это голод. Мы сильно не голодали (я это сполна испытал, когда уехал учиться в г. Уржум), потому что работников у нас было четверо: бабушка и три ее взрослых дочери, а детей только двое. Но, конечно, основное подспорье давали не трудодни, а придомовой участок земли, половина которого была засеяна, то рожью, то ячменем, то овсом, а другая половина – картошкой. Картошка спасала и в городе, ибо там хлеба,  на детей, давали 300г., за которым еще нужно было всю ночь, которую мы делили с бабушкой на двоих,  стоять в очередь. Молодому читателю (если, конечно, он читает?), в это трудно поверить. А если я заведу речь о быте, то это сейчас даже вообразить невозможно. «Лампочка Ильича» до нас дошла лишь через несколько лет после войны. Не было  и керосина, а тем более свечек. Так что «сказки при лучине» - это не совсем дореволюционная пора. Не было не только стирального порошка и, разумеется, стиральных машин, не было даже мыла. Стирали со щелоком – отваром из золы, на стиральной доске, а потом на речке били вальками белье, а оно, в основном, было льняным, домотканым, и полоскали, зимой в ледяной воде. Водопровода, конечно, тоже не было. Воду носили на коромыслах, за полкилометра. И многое из домашней работы легло на мои пятилетние плечи, в частности, ежедневный полив огурцов и помидор, полностью был в моем ведении. И если листья «повесят уши», то могли пострадать и мои настоящие уши. В школу ходил за пять километров и в осеннюю, весеннюю распутицу пять уроков приходилось сидеть с мокрыми ногами. Когда я говорил об этом своим ученикам, они не верили. Они, когда выпадал снег, и не ходили троллейбусы, в школу не появлялись, хотя идти некоторым было всего одну остановку.
Но меня больше тянуло к общественному, производительному труду и, в частности, к работе на лошадях. Людей не хватало, и меня никто не прогонял, когда я крутился вокруг конюшни, помогая, сначала кормить, а затем и позволили возить навоз для удобрения полей. Потом доверили коней купать,  и пасти их по ночам. Романтика «ночного» врезалась мне в память особенно сильно, но нравилась и любая работа. В 8 лет я уже набрался силы, чтобы самостоятельно запрягать лошадей, а это не легкое умение: одеть и затянуть хомут, затянуть чересседельник, поставить дугу и привязать ее к оглоблям, с этим не каждый взрослый справится. В 9 лет я уже косил, наравне с взрослыми.
Через семь дней после начала войны родился мой брат. Никаких послеродовых трех месяцев, не говоря уже о трех годах, тогда не давали. На четвертый день мать уже вышла на работу. И на кого вы думаете, свалилась вся тяжесть ухода за младенцем? Это я скажу вам по сложнее, чем работа в поле. Там никто не орет и нервы не мотает. В то же время забота о младших дает такую жизненную школу, которую не сравнить ни с каким образовательным учреждением. Человек, который умеет заботиться о других и человек, который привык, что все заботятся о нем, это совершенно разные люди. Это созидатели и потребители. И эта проблема  касается не только отдельных личностей, а всего человечества. Нарушение закона равновесия: превышение количества потребителей над созидателями постепенно приведет к коллапсу. Потребительское общество не жизнеспособно и идет к вырождению. Этому, в еще большей степени, способствует стремление к комфорту и стабильности, что является нарушением основного закона жизни: эволюции сознания. Если нет совершенствования  (усиления) сознания, то наступает инволюция, т.е. деградация (ослабление). Так что права китайская пословица: «Чем хуже, тем лучше». Другими словами: «Чем тяжелее жизнь, тем крепче дух». Только в преодолении трудностей растет сила воли. И тогда понятными становятся слова Иисуса: «Божье Царство берется силой (усилием) и Божье Царство внутри нас». Я думаю, что под Божьим Царством Он имел в виду счастье, как внутренний психологический комфорт, а не рай на небе, к которому призывают церковники. А надо бы, чтобы они учили иметь счастье еще при жизни на Земле. Хотя бы, для начала призывом умерять свои желания и благодарением, за то, что имеешь. То есть, тому, чему учат сказки: «О золотой рыбке» и «Морозко». То, что в церкви учат терпению, это хорошо. Но к этому желательно добавить еще и преодоление, для того, чтобы вырабатывалась уверенность в себе и чувство победителя. Именно оно дает ощущение счастья. Вот об этом я и продолжу рассказ о своем детстве, подтверждающий тот парадокс, который современные молодые люди не могут понять: истинное счастье познается в общественно-полезном, я бы даже добавил: в бесплатном труде. И люди были не только счастливы, но и здоровы, хотя даже зимой ходили в лаптях, которые все сами умели плести. На всю округу был только фельдшер. Вот чем надо гордиться, а не количеством больниц и врачей на душу населения. В общем, не зря говорится, что «нет худа без добра».
И еще об одном, очень важном факте, хочется сказать: о высокой нравственности. Во - первых, не было преступности, а, следовательно, и милиции. Двери не закрывались. Люди полностью доверяли друг другу. Во – вторых, была высокая нравственность. Доверительными были взаимоотношения между молодыми людьми. То, что девушка должна сохранять невинность до замужества, было неписанным законом. Нарушение его каралось позором, что было страшнее любых наказаний. Может поэтому, разводов почти не было. В немецких архивах сохранилось письмо Гитлеру от врача, обследовавшего угнанных из СССР девушек в возрасте 18-20 лет. Его так поразило то, что почти все они были девственницами, что он призвал Гитлера немедленно начать мирные переговоры: «Невозможно победить народ, с такой высокой нравственностью».
Почему девушка, не сохранившая свою невинность до брака, считалась нечестной и порченной? Да потому, что люди, еще до открытия учеными телегонии, знали, что дети, рождающиеся после брака, являются слепком первого мужчины. А ученые, открывшие и использующие этот закон на животных, до сих пор молчат, что это касается и людей. Природа то у нас одна. И не совсем правильным является выражение: женщина родит ребенка. Точнее будет: она вынашивает, выращивает мужское семя. И что из него вырастет, зависит не только от соблюдения матерью хороших для этого условий, а, в первую очередь, от здорового генотипа. Не только отца, но и первого мужчины.  Вот об этом надо сейчас говорить на телевидении, а не о контрацептивах. Соблюдали также и другое правило: не допускать кровосмешения родственными браками. Поэтому парни искали невест из чужих деревень, ходя на вечёрки за много километров. Каждая деревня была одной семьей. Об этом говорили одинаковые фамилии, а некоторые деревни так и назывались по фамилии: Желтышево, Иваново, Федоровка и т.п.
Я уже выше сказал, что не только я работал бесплатно, но и все колхозники, ибо полкилограмма пшеницы в день нельзя назвать адекватной платой их 16-и часовому тяжелому труду. Но, несмотря на трудности физические и психические (похоронки и тяжелые известия с фронта в начале войны), женщины (из мужиков, одни старики, да дети, остались), не только на работу, но что самое удивительное, и с работы шли с песней. Не только потому, что «нам песня строить и жить помогает», но они по настоящему были счастливы, какой-то мышечной радостью, которой нас Природа награждает за труд. Я это осознал, когда позже занимался большим спортом, ощущая, как после тренировки, тело звенело, как натянутая струна. И не успехи на соревнованиях, а соревнование с самим собой, так называемые, личные рекорды, приносили большую радость. Тогда уже я сделал еще один полезный вывод: главное не результат, а  процесс, т.е. сама Жизнь, которую надо постоянно благодарить, и в первую очередь за тяжелые испытания, ибо они и есть самые полезные для нас. Только в них мы растем, а в комфорте деградируем, ибо все, что не задействуется, то атрофируется. И не только человек, а даже техника. Кто имеет машины, подтвердят, что если они долго стоят в гараже, то портятся. Мой брат, приходя после шестимесячного рейса с моря, месяц чинил свою машину, два месяца ездил, а когда приходил с очередного рейса, снова чинил. Так что, кто живет в городе, не удивляйтесь тем редким старикам, вроде меня, бегающим и плавающим в море, а присоединяйтесь к ним, показывая хороший пример молодежи. И еще раз напомню: не нотации, а личный пример имеет воспитательный эффект.
Но не менее, а, пожалуй, даже более важно, не физиология счастья, а его психология. Вот из всех определений коммунизма, мне более всего приемлем следующий: «Коммунизм – это свободный труд свободно собравшихся людей».  Молодежи уже успели вбить в голову, что коммунизм – синоним фашизма. Да, такой, какими средствами его пытались достичь, т.е. насильственными, он действительно немного отличается от фашизма. Но сама идея благородна и гораздо оптимистичнее религиозной: достижения счастья на небе. Надо только, сместить акцент его достижения с материального на духовное, на совершенствование сознания, чему учил еще Иисус: «Стань совершенен, как Отец наш Небесный». На последнем съезде партии Горбачев в своем докладе посвятил духовности целую главу. Но было уже поздно, «поезд ушел». Через границы, которые он открыл, хлынула вся информационная грязь, от которой уже сам Запад отказался. Надо было учить открывать душу, ибо только она не совершает ошибок и грехов, за которые мы расплачиваемся несчастьями.
Я открыл для себя формулу счастья: душа + разум = счастье, здоровье и успех. Что это означает? Вот врач психиатр детского дома жалуется, говоря, что, работая раньше в школе  - интернате, ей было спокойнее. Но причины она не смогла назвать, потому что отрицает душу. Интернатовские дети живут душой, а ум у них слабый. Природа души – это любовь и счастье. Счастье и беспокойство ума не совместимы. Поэтому и говорится, что «горе от ума». Верующие говорят, что ум от дьявола, хотя тут же противоречат себе, утверждая, что все от Бога. И последнее вернее. Поэтому задача: учиться не отключать его, как это делают йоги, а совершенствовать, что советует Иисус. Этому посвящена и моя книга «Йога жизни или психоментальная культура». Разум должен научиться понимать язык души и следовать ее желаниям. Ум, с детства, привык на кого-то опираться, на кого-то ссылаться, не задумываясь, что чужой ум тоже может ошибаться. Душа человека – часть Вселенской Души, Вселенского Разума, и она не ошибается. Надо только поверить ей: «По вере вашей да будет вам». Не ждите, что она будет разговаривать с вами голосом, или даже мыслями. Для начала, это будут просто знаки, которые надо учиться читать.
Расскажу несколько примеров из своей жизни. Выхожу из дома  (я живу на Фиоленте), чтобы ехать на семинар, а настроения нет. Прихожу на остановку, а автобуса нет и нет. Начался дождь. Хочу вернуться, но ум говорит: «Ты организатор и, если даже придет один человек, ты обязан провести мероприятие». Приезжаю на «Ракушку», где я обычно провожу семинары, а там ни души. Конечно, становится немного обидно: ты приехал на двух транспортах, чтобы дать знания, а люди, даже бесплатно, не хотят их получить. Но потом подавляю эту мысль, другой: «Сам виноват, надо было слушать душу, а не ум». Но честно скажу, что хотя сейчас я уже считываю даже мысли души, но дисциплинированность ума все еще побеждает: а вдруг кто - нибудь придет. Старая моя группа, которая существует уже 11лет, закаленная: приходит в любую погоду, и в жару, и холод, и даже в дождь. Я им внушал, что «нет плохой погоды, а есть плохая одежда». Сейчас  пытаюсь создать  новую группу, которая еще не обладает такой силой духа, поэтому им простительно. Я приглашаю не только учеников, но и учителей, которым бы я смог, в дальнейшем,  передать новую группу, как передал старую. Надо организовывать как можно больше групп, для того, чтобы духовные люди не чувствовали себя «белыми воронами», и не теряли высоты духовных вибраций, опираясь на «чувство локтя» родных по духу. Эзотерики знают это, и Иисус об этом упоминал, когда вел проповедь и ему сказали, что пришли его братья: «Кто мои братья? Вы мои братья, которые слушают меня». А теперь перехожу к теме статьи.
Особая миссия «детей войны».
Долгое время желанными гостями в школах были ветераны войны. Блестящие награды и погоны привлекали детей. И хотя не все они были хорошими ораторами, а некоторые, по старости и невнятно шепелявили, их слушали. Но время неумолимо выкашивает последние ряды ветеранов. И кто их сейчас заменяет? Ветераны труда? Не угадали. На их место приходят спонсоры. Какой нравственности они, в большинстве своем, могут научить? Извините, разве что халяве, пополняя отряд потребителей. Ветераны труда сейчас не в почете. Героями экрана являются кто угодно, только не труженики. Я по себе знаю, что даже педагогический опыт не востребован. Никакие научные открытия не используются. Нужна только материальная помощь. Но чем бы учеников не обеспечивали, если они не захотят учиться, то и не будут. А вот, чтобы они захотели, над этим никто не думает. Учителя все больше превращаются в чиновников от образования, забывая главное: школы построены для детей, а не для зарабатывания денег. И если уж, не смотря на бесплатность образования, родители все же платят школе, то они и должны вершить руководство в школах, а не государственные чиновники. Почему в частных школах, где это уже осуществлено и, особенно в репетиторстве, где родители непосредственно платят учителю, производительность педагогического труда выше в разы? Да потому, что, желая сохранить место, учитель старается постоянно повышать свой педагогический уровень, занимаясь самообразованием. В школах это встречается крайне редко. Давая почитать свою книгу «Новая педагогика», я замечаю, что большинство не только не дочитывают ее до конца, но даже не открывают, ссылаясь на занятость. Так и хочется спросить: «Покушать не забываете?» Так ведет себя и большинство родителей, покупая детские книги и развивающие игры по остаточному принципу. Главное - одеть и накормить. Дети войны знают, что «не хлебом одним жив человек», а преодолением трудностей. Может в чем-то и правы были коммунисты, которые, «сами себе создавали трудности и сами их преодолевали».
Так чем же нам, дорогие мои ветераны труда, заниматься, чтобы выполнять закон жизни – «закон равновесия». Вы же знаете, что жизнь делится на три этапа: потребление, накопление и отдачу. И несоблюдение этого наказывается усталостью и не желанием жить. А живет долго тот, кто хочет жить, а хочет, у кого достаточно жизненной энергии. А откуда ее можно черпать, кроме физической нагрузки? В психической работе, общаясь с детьми. Вместо того, чтобы терять свою оставшуюся энергию в пустопорожних разговорах с соседями, сидя возле подъездов, лучше займите соседских детей, которые не ходят в садик, а в воскресные дни и всех остальных. И не только сказками и играми, но и общественно-полезным трудом. Проявите фантазию, может чему-то сами захотите научиться. Кто-то скажет, что у них свои внуки есть. Так это еще лучше. Им интереснее будет общаться с другими детьми. Дедушки могут заняться спортивными играми, или изготовлением скворечников, лавочек, табуреток и т.д. Не поддайтесь искушению зарабатывать на этом, даже если вам будут предлагать. Этим вы сразу свалите на себя бремя ответственности. Беспокойство вытеснит радость общения.  Вы же каждому «соломку не подстелите» для падения, а детские травмы естественны в подвижных играх.  Наоборот, сами награждайте хоть конфеткой, наиболее усердных, не по результату, а именно по прилежанию. Меня, когда я вижу маленьких девочек, продающих плоды своего труда: бусы, браслеты (фенечки) и т.п., слезы выступают из глаз. Вспоминается выражение из «Агни-йоги: «Россия процветет ремеслами». И хотя мне их изделия не нужны, я покупаю, чтобы как-то стимулировать их труд.
Подводя итоги своей статье, скажу, что, конечно, общинный строй, в котором мне и многим другим, пожившим в детстве в старой деревне, не вернуть. Но что-то, хотя бы посильный труд, в том возрасте, в котором дети еще хотят работать, можно применять, чтобы не заставлять их тогда, когда они уже не хотят. Вместо слова «воспитание», желательно ввести сотрудничество, т.е. совместный труд, не заставляя, а показывая своим примером.  Выбросить из употребления нравоучения, типа: «Вот я в твоем возрасте…». И особенно оскорбительное: «Да, молодежь нынче не та». Она всегда была «не та». Вспомните «Отцы и дети». Таков жизненный закон отрицания. Новое всегда отрицает старое, хотя оно может быть и хуже. Наша задача не обижаться на неблагодарные реплики, типа: «Не учи меня жить, лучше помоги материально», а посильно помогать, не столько деньгами, сколько воспитанием детей.  Наша востребованность и есть награда и залог нашего долголетия. Наша особая миссия – достойно заменить уходящих ветеранов войны. Счастья, здоровья и успехов вам!





Рецензии
Очень интересные мысли встретились в Вашей статье. Многие созвучны собственным выводам. Например мысль о том, что физический труд дарит радость ("мышечная радость" - запомню Ваш термин).

С добрыми пожеланиями.

Вера Вестникова   03.07.2019 15:12     Заявить о нарушении
Спасибо за сопереживание. С уважением,

Евгений Солнечный   03.07.2019 19:44   Заявить о нарушении
На это произведение написано 11 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.