Болванчики

Лена приехала в родные места после долгой разлуки. Она с удовольствием ходила на набережную реки Амура и долго стояла там, любуясь видом родной реки. Конечно,  многое изменилось за эти годы. Разрушился причал, к которому раньше причаливали огромные баржи с грузом. Перестал работать элеватор на берегу реки. Техника по переработке зерна куда-то делась. Предприимчивые жители поселка сдали на металлолом все, что можно было открутить и унести.
Амур возле поселка делился на два рукава. За годы, что Лена не была в родительском доме, левый рукав реки сильно обмелел, Амур теперь нес свои воды где-то там, за островом, берега которого были покрыты густыми зарослями тальника. Речную гладь нельзя было увидеть с берега, но можно было услышать привычные гудки пароходов, которые проплывали по правому рукаву мимо пограничной заставы, расположенной на острове.

Красавец Максим, которого Лена увидела первый раз в дозоре, когда он проходил вдоль границы возле села, с одного взгляда приглянулся юной студентке.

Познакомились они позже на почте, куда Максим пришел, чтобы позвонить родителям по междугородней связи. В те времена сотовый телефон был редкостью.

- И что такая красавица делает в этих дальних краях? – спросил он девушку с улыбкой.

- Живу-поживаю. Родные мои места. Зимой по льду от нашего дома до вашей заставы десять минут ходьбы. Так что мы – соседи.

- А имя соседки можно узнать?

Лена ответила. Так они познакомились. Говорят, что любовь рождается с первого взгляда всегда. А со второго она или проходит, или остается с человеком навсегда.

Два года коротких встреч и частых писем закончились предложением руки и сердца.  Максим отслужил. Лена перевелась на заочное отделение и уехала с любимым в дальние края. В теплые края. Свадьбы играли две. Одну – в родительском доме, вторую – в доме у Максима, в Крыму. Там и остались жить.

Рядом с родительским  домом построили молодые свой дом. Просторный и светлый. Стали принимать гостей. Мама Лены прожила с молодыми полгода, потому что Лена сдавала государственные экзамены, а сынишке было всего полтора года. Мальчика привезли на родину Лены, но малыш заболел. Доктора сказали, что ему – не климат. Вот мама Лены и оставила мужа и младшего сына одних, уволилась с работы и поехала к южному морю. Чего только не сделаешь ради любимого внука и дочери.

И потом каждый год на весь отпуск родители Лены приезжали к ней. Вот почему она так долго не была дома. Привело её к родному порогу несчастье. Она стала наполовину сиротой. Отец умер от пневмонии. Внезапно. Брат стал офицером и служил в дальних краях, он приехал только на похороны и быстро уехал. Лена стала уговаривать маму переехать к ней. Не уговорила.

- Куда я теперь от родной могилки? Куда? И будет он тут один. Неприкаянный. У него здесь уже никого не осталось. Все разъехались.

- Ну как же ты здесь одна будешь?

- А у меня подруга Наташа и её семья рядом. Они меня не оставят в трудную минуту.  Племянники мои тоже будут навещать. У меня сад и огород. Буду работать, сколько сил хватит. Если уж совсем невмоготу станет, тогда к вам переберусь. А пока – нет.   

Спорить было бесполезно. Лена согласилась. Она провела дома всего несколько горестных дней и не отходила от матери, но ежедневно после отъезда утром и вечером звонила маме. Теперь сотовая связь была всюду. А через год – приехала вместе с двумя внуками к бабушке на весь отпуск. Помогла матери устроить поминки по отцу в годовщину смерти. Все было сделано честь по чести. И свои собрались за поминальным столом, и троих чужих, не кровных родственников, пригласили к столу. Утром с обедом съездили на могилку. Положили на холмик поминальные дары.

А дом ожил. Заскрипели старые качели, захлопала калитка, через которую шмыгали туда-сюда и внуки, и их многочисленные приятели и приятельницы. Детей в поселке теперь было много.

С крыльца дома была видна полоска голубой амурской воды. Пароходы вдали проплывали китайские. Теперь редко можно было увидеть судно под русским флагом.  Река почти целиком служила китайцам.   

Однажды Лена отправилась в магазин за продуктами. День был жаркий. В конце июля температура в здешних местах поднималась до отметки в тридцать пять градусов в тени, а на солнцепеке – до сорока. Мальчишки стали бронзовыми от загара. На Амур купаться ходили только с мамой или бабушкой, и азартно плескались на речном перекате. Они усаживались спиной против течения реки на маленький песчаный обрывчик, и чувствовали, как большая река играла с ними. Как дружелюбный пес, она легонько толкала мальчишек в спинки, вымывала под ними песок, а потом приподнимала их и переносила на небольшое расстояние ниже по течению и бережно опускала на отмель, на мягкое дно. Мальчишки даже повизгивали от восторга! Море играло с ними немного иначе. Вот и сейчас они были на реке под надзором бабушки.

- Лена! Это ты, что ли? – окликнула молодую женщину какая-то покупательница в магазине.

- Галя! Боже мой. А ты здесь что делаешь?

- Живу неподалеку от районного центра. Преподаю в школе биологию. Деревня называется «Кавказ». Странное и смешное название. Говорят, когда-то место было труднодоступное. Дороги через марь не было. Вот и назвали так странно. А ты ведь из этого поселка?

- Да. Маму навестить приехала.

- Это сколько мы уже с тобой не виделись? Лет девять, а может быть и больше. Приезжай ко мне в гости. У нас места живописные. Лес рядом такой красивый, озеро. Поговорим, я тебе про наших все расскажу. У кого как судьба сложилась. Я здесь, на месте, я про многих знаю. А я счастлива вполне. Замуж за учителя физкультуры  вышла. Теперь Петрова я. Скажешь к кому приехала, мигом тебя до нашего дома проводят. Нас в деревне все знают. Мы – спортивная семья. Сын подрастает. Дом у нас прекрасный. Маленькая спортплощадка во дворе. Муж и меня к занятиям спортом приобщил. Видишь, какая я стройная и легкая. А это все он – мой Аркадий. Хозяин. В доме все по струночке. Работящий очень. Так что я – счастлива и вполне. А ты?

- Тоже хорошо живу. Дом наш почти на берегу моря. Тепло в наших краях. Огород и сад. Много работаем. Детей двое. Мальчики. Пять и семь лет. Только вот мама у меня здесь одна осталась. Зову, зову к себе, но она не соглашается. Она тут и выросла. А отца в прошлом году похоронили мы.

- Сочувствую.

Галя приобняла Лену. Они постояли, поговорили обо все понемногу и расстались.

- Галю видела в магазине. В гости зовет.

- Ну и поезжай. Поезжай. Вспомните студенческие годы свои. Это так нужно  человеку, общение с ровесниками. И чем старше становишься, тем оно дороже. А с мальчиками я справлюсь. Да вот завтра суббота. Поезжай на послеобеденном автобусе. А в воскресение до вечера погостишь и домой вернешься. У нас теперь микроавтобус регулярно совершает рейды. По расписанию. Добраться до села – не проблема.

Лена закупила гостинцы и отправилась в гости.   

Поселок был чистенький и ухоженный. Нигде ни травинки лишней, ни соринки не было. Узкие асфальтированные тротуары вдоль деревянных домов делали прогулки по поселку удобными. Автовокзал был в центе поселка. Это было все то же, знакомое с детских лет здание, с большим залом для ожидания, с кассами, в которых раньше продавались билеты, а теперь окошечки их были плотно закрыты. Теперь рейсы между поселками совершали частники. А вот буфет сохранился в прежнем виде. Как в прежние времена в нем можно было купить свежую выпечку и выпить стакан крепкого чая. Высокое крыльцо с навесом защищало ожидавших пассажиров от палящего солнца. День был жаркий.

- На Кавказ! На Кавказ! Кому на Кавказ? Домчу за умеренную плату.

Водитель был молодой и крикливый. 

Лена и оглянуться не успела, как уже приехала в село, в котором жила её подруга. Действительно рядом. Меньше часа езды.

Мальчики на улице сразу показали дом Петровых. Галя заметила подругу издалека и  вышла ей навстречу.

- Ждем, ждем, а что же ты ребятишек своих с собой не взяла?

- Да их в такую жару не соблазнишь поездкой в другую деревню. У них река на первом месте. Мокнут с утра до вечера.

Не зря хвалила подруга своего мужа. Двор, в который зашла Лена, был по-хозяйски ухожен. Дорожки проложены были по струночке. В просторном дворе стоял турник с двумя уровнями. И детский, и взрослый. На перекладине были подвешены гимнастические кольца. На небольшом столике лежали гантели и гири. Самодельный тренажер был сделан аккуратно и раскрашен в разные цвета.

- Ого! Как у Вас все серьезно! Прямо маленький спортивный зал.

- А ты как думала? У меня Аркадий – просто фанат своего дела. Отличник Народного просвещения. Школьная команда на районных соревнованиях всегда занимает призовые места. Аркадий, выйди на минутку. С подругой познакомлю.

Галя представила Лену.

- А сынишка наш гостит у бабушки. Через недельку только заберем. Так что у нас непривычно тихо.

Аркадий поразил Лену не только своим атлетическим телосложением. Он не стеснялся демонстрировать свою нежность к жене. За праздничным ужином он подкладывал Галочке лучшие кусочки, наливал напитки и соки в фужер, но просто в гнев пришел, когда Лена предложила выпить немного вина за встречу.

- Да мы же не спиваться, мы же за встречу. А вино я привезла домашнее. У нас – отличный виноградник. У меня муж умеет делать вино. В наших краях у многих в погребах стоит вино. Вот это вино – десятилетней выдержки. Рекомендую.

- Не стоит этого делать, Галя! Ты же знаешь, чем это кончится?

- А что, подруга, ты буйная бываешь во хмелю? В студенческие годы ничего такого за тобой не замечалось.

Галя сама налила себе в большой фужер вина и демонстративно выпила его.

День клонился к вечеру. Аркадий разжег дымокур от комаров. На раскаленные угли он клал пахучие травы, аромат их смешивался со струйкой дыма и вместе с ней поднимался в высокое небо.

Подружка вынесла фотоальбом, и они с Леной стали его рассматривать. Со скамейки во дворе они перешли на крылечко и уютно устроились на его высоких ступеньках.

Солнце село. Потянуло прохладой. Аркадий молча вынес большую цветную шаль и укутал ей жену.

- На двоих хватит, - засмеялась Галя и концом огромной шали укутала плечи подруги.

Проговорили до середины ночи и не наговорились вполне. Столько трогательных воспоминаний было, что можно было и до утра проговорить.

- Аркадий! Мы на озеро сходим, искупнемся перед сном!

- Да не отпущу я вас одних. Тем более, что вы вино пили.

- Не ходи с нами. Мы без тебя искупнемся. Нам свидетели не нужны.

Небольшое озеро было прямо под обрывом за огородом. Галя светила фонариком.

- Давай, не стесняйся. Никто не увидит. Это наше с Аркадием место.

Лена искупалась прямо в майке, а Галя была в купальнике. Вода была удивительно теплой. Особенно её верхние слои. А вот ногам было немножко холодно. Лена легла на воду и тихонько поплыла вперед.

- Смотри, далеко не заплывай. Тут рыбаки ставят закидушки. Схватишь крючок, вот наплачешься тогда.

Лена послушалась, вернулась к берегу.

Был уже второй час ночи, когда подруги стали располагаться на ночлег.

- Ты где будешь спать, на веранде или в доме?

- На веранде.

- Отлично. Располагайся. Видишь, Аркадий уже постелил. Одеяло теплое в ногах. Под утро бывает прохладно.

Лена уже сладко дремала, когда до неё донеслись голоса из-за неплотно прикрытой двери в дом.

- Миленький, ну, давай! Ну, хоть попробуем! Хоть прикоснись ко мне. Ну, не могу я уже так больше. Я же живая еще, я молодая. Уже больше месяца ничего не было. Давай, хоть попробуем. Может быть, что-нибудь и получится.

- Я говорил тебе, чтобы ты не пила вина. Ничего у нас не получится. Не могу я. Понимаешь? Завтра на утреннюю пробежку выйдем – и все пройдет. Отвернись и спи. Я так и знал, что приставать будешь. Принесла нелегкая эту подругу дорогую твою. Ты же знаешь, что тебе только хуже будет. Будешь или злиться или плакать.

- Не буду. Давай попробуем. Ну, давай. А вдруг получится?

- Пробовали. Не получалось.

- Почему у тебя со мной не получается? А с поварихой школьной на мешках с мукой получается? Знаю, что получается. Она сама хвасталась. Ты меня не любишь!

- Люблю! Ты же сама знаешь. Ты же сама знаешь, что после рождения Миши все изменилось.

- Но это не значит, что к нам прежние отношения не вернутся никогда. Давай, попробуем. Нужно в город съездить к специалистам. Мы же не в пещерное время живем!

- Да в чем проблема то? Можно и без этих отношений счастливо прожить. Сублимируй энергию, занимайся активнее спортом. Поможет. Не думай об этом. Не пей вина – оно тебя возбуждает.

- Ты – мой палач. Я уйду от тебя.

- Думаешь, тебе легче одной будет? Ребенка сиротить не позволю.

Петровы разговаривали все громче и громче. Каждое их слово отчетливо звучало в ночной тишине. Потом до Лены донеслись глухие рыдания подруги.
Только под утро все стихло. Лена проспала всего часа два. Ей послышалось или приснилось, что Аркадий будит ласково свою жену.

- Галчонок! Вставай! Пора!

Солнце вставало рано. На улице послышались удары бича. Пастух извещал хозяек о том, что пора выгонять коров в стадо. От этих звуков Лена проснулась.
Прислушалась. Из дома не доносилось ни звука.

Лена осторожно поднялась, оделась, взяла сумку и тихонько спустилась с крыльца и вышла за калитку. Она шла прочь от этого дома вначале тихо, а потом её шаги все ускорялись и ускорялись. Она почти прибежала на трассу. Стала голосовать. Остановился молоковоз.

- До районного центра подвезете?

- Туда и еду. Молоко с утренней дойки везу на наш молокозавод. Садитесь.

- А сколько Вы с меня возьмете?

- А сколько не жалко? Ничего не возьму.

- Неудобно. Вот у меня бутылка вина домашнего с собой есть. Возьмете?

- Никогда не пил домашнего вина. Попробую.

- А жена не заругает?

- Не заругает. В разводе мы. А я всё холостякую. Нравится тут мне одна наша местная. Но она – замужем. И муж у неё – идеальный. Не подступиться. Да вот и они, на помин легкие. Петровы. Знаете таких?

Водитель показал на тропинку возле березовой рощи. По ней бежали Аркадий и Галя в одинаковых шортах и спортивных майках. Они совершали утреннюю пробежку. Трава скрывала их до пояса. Аркадий бежал размашисто, а Галя семенила рядом с ним. Как два болванчика они подпрыгивали над травой. Скок – поскок! Скок – поскок!

- Да. Знаю.

- А Вы не у них ли в гостях были?

- Нет. Я здесь к родственникам приезжала.

Мелькал за окном машины привычный пейзаж. А на крутом повороте вдруг предстала перед глазами Лены кривая береза. Видно было, что росла она, как и все её подруги, прямо, но кому-то срочно понадобился березовый кол, вот и сломали деревце почти под самый корень. А оно не погибло – выжило. Только стволом его стала чудом уцелевшая боковая ветка. Вот и проросла она вкривь и вкось. И стояла березка, как нищая старуха с протянутой рукой.

- Как будто просит чего-то, - сказала Лена, показывая на дерево.

- Не просит. Скорее укоряет нас. Зачем мы так с ней поступили? Мы тоже иногда ломаем жизни друг другу и становимся так похожи на это бедное дерево.

- Да. Правда.

До самого районного центра Лена ехала молча. Она все думала о том, что Галя при первой их встрече говорила, что она – счастлива в браке. Сцена, которая разыгралась в доме Гали нынешней ночью, говорила о другом.
 
Да. Её муж тоже будит иногда на рассвете. Но совсем не для того, чтобы совершить утреннюю пробежку.    


Рецензии
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.