Откуда пошло есть обозначение жёлтого и зелёного ц

Тарасу Скворцову

 По поводу наименования/названия цветов желтый и зленный.
Об обозначениях,  наименованиях вообще.  Способ уподобления.

Прежде чем говорить,  откуда пошло есть наименование цветов желтый и зелёный.

 Надо вспомнить принцип/метод  кодировки информации/сведений.    Который,  называется способом  уподобления, или способом  сравнения. По импортному,  это называется,  ассоциативный способ, метод.
 Когда нечто,  до сих  пор неизвестное,  уподобляется уже известному,  и что уже имеет свое название. Или  тому,  что  «произносит»  свой особый  хорошо отличимый от других звук. 
В силу чего еще неименованное, не обозначенное, подобно уже именованному, или «произносящему» свой особый звук.     Примерно также и называется, именуется, обозначается.
Этот метод  был и сейчас распространен у всех  народов без исключения. В том числе и у первобытных племен.   
 По сути его можно назвать одним из универсальных способов наименования неизвестных объектов и понятий. Который у нас сейчас один только и применяется, к сожалению.
Например. Мы имели название Поле, для каких-то скажем сельскохозяйственных полей. И понимали значение этого слова Поле, что это некое пространство обладающее какой-то поверхностью.   И что можно назвать плоскостью.
Но вот когда было открыто, или обнаружено, так называемое электрическое, или электромагнитное  поле. Его стали именовать подобно полю  сельскохозяйственному.
 И что не совсем удачно и правильно. Ибо поле сельскохозяйственное, или поле  ограниченное на тетрадном листке линиями,  это прежде всего какая-то плоскость.  Тогда как электрическое поле,  это не плоскость. А нечто подобное сфере, шару.   
Как я уже не раз отмечал, механизм словообразования у нас утерян, и мы называем вещи, даже по принципу уподобления,  по сути,  наобум.  В силу чего нарушаем  базовые принципы кодировки/обозначения  чего-то.
  Как  следствие этого, мы те понятия и объекты,  которые обозначены с искажениями, воспринимаем и представляем себе, тоже с искажениями.
Примеров этого можно привести с три короба. 
 Если вспомнить  это наименование электрическое поле.  То получается такая интересная ситуация. С раннего детства  мы воспринимаем понятие поле вообще, как некую поверхность, плоскость, сопоставляя это с натуральными полями. В частности с  футбольным и хоккейным.
А когда в школе учитель начинает говорить о поле электрическом, то сначала  мы это электрическое поле, по самому названию,  воспринимаем, как нечто подобное полю футбольному. Тогда как электрическое поле, полю футбольному не подобно. А подобно шару, и уж на крайний случай,  футбольному мячу. Но не  футбольному полю,  точно.
Даже из этого простенького примера, можно судить.  Что наша доблестная филология, в полном запустении. И занимается всем чем угодно, только не тем,  чем она должна заниматься. В частности давать названия/обозначения для вновь появляющихся у нас объектов и понятий.   

       Тогда как способов кодировки имеется, и можно придумать сколько угодно. Было бы только кому этим заниматься.
Суть этого метода уподобления  такова, что одно сравнивается с другим.  По принципу:  Как нечто одно, подобно нечто другому. 
 Например. Здоров Как бык. Сильный Как  слон. Быстрый Как ветер. Глупый как осел.  Если некто кого-то называет,  осёл, то это равносильно, что сказано глупый, наивный.
Море народу.  Где слово море, обозначает понятие,  очень много.
Ну и т.д.   

Естественно чтобы обозначить, по этому сравнительному способу, методу уподобления.  Нужно чтобы нечто, с чем сравнивается и именуется нечто новое,  было известно как можно большему количеству людей. Было для всех людей значимо.
 Но значимым, точнее особенно значимым,   для людей является всего несколько. Скажем вещей.
 Во первых.   Все то что связано с пропитанием. В этом свете можно вспомнить такие уподобления : - Слаще морковки не ел.  Медовый (сладкий)  месяц. Ну и т.п.
Во вторых. Все что связано с личной безопасностью.  И безопасностью своего имущества.
 В третьих.  Все,   что связано с размножением, сохранением и безопасностью рода. Ну и тем,  что этому предшествует и способствует, что именуется любовь. Ну и конечно все,   что с этим понятием,  так или иначе связано. В том числе, и в первую очередь,  наверное,   сами знаете что. 
Вопросы личной, и скажем родовой, общественной безопасности, довольно часто совпадают. А  иногда, когда  это касается любовных дел, могут и расходится. В угоду какому-то одному вопросу.
Ну,  а другие, наиболее волнительные для людей  вопросы и темы,   мы рассматривать не будем.
Тема эта тоже весьма интересная, но не сейчас об этом.

Жёлтый цвет.

Возьмем такое насекомое, которое сейчас именуют шершень.   Из всех насекомых самым страшным и естественно очень  опасным для людей  является именно  Он, шершень. Достаточно часто его называют пчелиным волком. И вообще волком среди насекомых.
  Кусается, точнее,  Жалит,  он очень сильно, от  его укусов многие даже горькими слезами уливаются. Потому как сильно больно.
 Существует поверье, и даже не знаю,   обосновано оно  или нет, что от укуса шершня человек может погибнуть. Многие люди,  сужу из собственной практики, только от одного вида и жужжания  шершня приходят в уЖас. Ибо есть от чего.
   Шершень, при своем полете  «произносит» звуки очень похожие на Жжж. Точнее на нечто среднее между Ж и Ш.   Как впрочем,  и другие разного цвета  Жуки тоже хорошо жужжат.  Но шершень  в отличие от других жужжащих, очень опасен. 
Но вот что весьма интересно, в основной своей массе он именно ярко Жёлтый.
  В общем если сравнивать, уподоблять  желтый цвет вообще с чем-то очень значимым, всем известным и достойным внимания. То лучшего и более воспринимаемого, опасного, а значит  значимого  для человека,  объекта, как шершень, не найти. 
 В общем, как мне представляется,  когда в глубокой древности,  хотели сравнить жёлтый цвет с чем-то, то сравнивали с жужжащим шершнем.
Т.е. если в былые времена звуками хотели обозначить желтый цвет, то просто жужжали  как шершень, Ж-ж-ж.    И всем было понятно,  о чем, о каком цвете идет  речь.
   В общем Ж в слове  и наименование  цвета Жёлтый, всяко  позаимствовано  от жужжания щершня.
Однако шершень, не только желтый, но он еще и Жалит.  Грубо говоря,  приЖимается  к своей жертве и втыкает в кожу Жало.
Т.е. если мы захотим обозначить понятие сильно, больно,  Жать, приЖимать,  сЖимать, и т.п.   То,  не имея обозначения для этого понятия, в самый раз обозначить его, чтоб всем было понятно с полуслова,  уподобив действиям шершня.  Ибо жалит, приЖимает, Жмёт,   свой хвост с Жалом к коЖе, этот жужжака,  очень «сильно» и больно.      
 Также надо видимо отметить. Что в былые древние времена, звуков в качестве знаков, что-то собой обозначающих,  в языке и речи, как системе обозначения/кодировки информации/сведений   применялось мало. И потому одним и тем же звуком, в зависимости от ситуации обозначали нечто совершенно  разное. Скажем, совершенно  разные смысловые/информационные единицы.
 И как мы рассмотрели выше, один и тот же звук Ж,  но явно, что в разном произношении, один дольше, другой кратче.  Обозначали несколько разные смысловые/информационные единицы. В одном случае жёлтый цвет. А в другом, понятие Жать, приЖимать. 
 Что собственно, такая метода,   имеет место быть и сейчас.   Выше я приводил пример, что  электрическое поле, названо по принципу уподобления  с полем футбольным, хоккейным и т.д.  Ну,  и конечно же названо, очень не удачно.  А почему, я пояснял выше. Искажает представление о понятии.      
Откуда и почему  появился Л в слове ЖёЛтый, ЖеЛто, рассмотрим вместе с тем откуда он появился в слове для обозначения понятия ЗеЛо и ЗеЛёный.    
 
Почему у шершня в названии нет Ж?  Видимо по той же самой причине,  что сейчас нет звука Р, в названии волка и медведя.  Ибо существовало и сейчас существует  такое поверье, как только назовешь нечто своим именем, также оно тут же  и появится.  В другом случае говорят, всплывет. 
Не берусь судить, так ли оно на самом деле. Или нет. Но это и не важно. Важно то, что люди в это верят, так считают. 
В силу чего, называя что- то  опасное,  это просто называли каким-то  другим названием, обозначали как-то иначе.
В этом свете хотел бы вспомнить такие случаи. При общении с охотниками,   достаточно часто, когда    они,  рассказывая о медведях,   называли его Он или Она.  Например, в таком рассказе.
 - Чую,  что Он где-то рядом.
 Как бы не понимая,  о чем идет речь, я справился: -  Да кто ОН?   Вы бы видели глаза и реакцию охотника рассказчика. 
  - Ты что, не понимаешь что ли? -  звучал вопрос на мой вопрос. – Кто-кто?  ОН,  не понятно,  что ли? Но слово медведь, не было произнесено. Чтобы,  наверное,  Он не всплыл на горизонте.
Также, вполне вероятно, что в слове Шершень нет звука Ж, потому что в своё былое время имело место быть так называемое сдвижение согласных. Как результат этого сдвижения, суть которого надо рассматривать отдельно.  В некоторых системах кодировки, чистый  звук Ж,  вообще перестал применяться в отдельном виде. 
 В силу чего, во многих современных  алфавитах даже нет буквы для обозначения этого отдельного, чистого звука Ж. Но вместо этого звука стали применять сходный звук Ш.
 А вот сам звук Ж, а соответственно и его значения,   сохранился,  скажем в сдвоенном состоянии с каким-то иным звуком. В частности с Д, а соотвественно и с его значениями.   Результатом чего,  является наличие в некоторых алфавитах,  отдельной буквы  для обозначения звукосочетания ДЖ.
 Тема эта, так называемое сдвижение  согласных,  а точнее сдваивание, сдвигивание вместе,   смысловых/информационных единиц, очень интересная и объемная. Вкратце же можно сказать, что в одном из случаев производилось сдваивание  двух систем кодировки. В которых,  разные звуки  обозначали одинаковые смысловые/информационные  единицы.  Отчего,  появлялись звуки побратимы, или  как их сейчас именуют по импортному, синонимы.  Их и сдваивали.
Как результат этого побратимства  мы имеем  то, что очень сходные значения, смысловые/информационные, обозначаются разными звуками, и разными словами. Если говорить о звуках Ж и Д. То подобные значения, смысловые/информационные единицы,   по прежнему обозначаем этими разными звуками Жи Д.
В частности,  Д/авить и Ж/ать, хоДить и хаЖивать, и т.д.  Что очень близко по смыслу.  Т.е. за счет смены  согласных   Ж на Д,  а почему имеется Ж в Жать, мы рассмотрели.  Осуществляется сдвиг значения.   Давить, это по сути в вдавливать, проникая внутрь.    А  Жать,  это как бы только прижимать, сжимать, саЖать, садить,  без проникновения внутрь.   
 
   Если считать,  что желтый цвет поимел,   название от желтой травы или листьев, осенью. То вряд ли. Трава не произносит звуков.   
 Также видимо надо отметить и названия Жу/К и Бы/К, а равно чайниК,  кипятильниК, КипятоК, и т.д.  Где последний К, типичный указатель принадлежности,  чего-то к чему-то. Это наш родимый предлог К, К стене, К дивану, только применён Он в качестве послелога. 
Но если его применить в качестве  предлога,  то  тогда  Бы/К и Жу/к в расширенном виде можно расценить как,  К жу/жжащим, К бы/кающим. А китпятоК,  К тому,  что кипит.   Только жуК и БыК. намного кратче.

По поводу названия зеленого цвета.
 
Есть такая букашка, типа слепня или овода. Называют ее в одном случае Бзык,  в другом,  просто Зык. Если учесть К в Зы/К, и вспомнить для чего  имеется К, в конце Бы/Ки Жу/К.   То это нечто можно отнести К зыкающим.  Т.е. это некто, кто произносит З-з-з. 
 Этот Зык,  или б/Зы/К, (как бы бычий, коровий  Зык), «произносит» своими крыльями, когда зависает на одном месте,   именно З-З-З.  Ну,  точно также, как шершень «произносит» Ж.
Этот Зык, букашка,  произносящий З-З именно с преобладанием зеленого цвета. 
Но чем он опасен для человека?
Дело в том,  что этот бзык,  приспособился размножаться так. Садится,   например,  на быка или корову, разрезает своим «ножиком», шкуру оных,   и в месте пореза откладывает свои яйца. Которые растут за счет потребления крови  животного. В общем,  приспособился  этот бзык размножаться довольно оригинально.  Взвалив на животное заботу  о своем потомстве по части пропитания.
Естественно,  что потомство  бзыка  начинает под кожей  расти, расширяться. Тем самым принося  страдания животным. Достаточно часто животные от такого вскармливания и заботы о потомстве бзыка, заболевают и гибнут.
 А это значительный ущерб для имущества скотовода,  а порой,   корова была единственным средством существования скотовода. И гибель коровы, а равно и быка, это нищета, голод. Отсутствие пропитания.   
Не знаю как другие животные,  но коровы и быки  точно. Когда услышат этот звук  З-З-З издаваемый бзыком,  то поднимают хвост, как говорят,  трубой.   И  как очумелые,  быстро убегают,  куда глаза глядят.
Видимо  даже в генетической памяти коров запомнено.  Что лучше от этого бзыка,  куда подальше. Чтоб он яйца под кожу не отложил.   
В моем представлении, именно этот бзык в своей окраске с преобладанием зеленого цвета,  и «произносящий»  З-з-з. Послужил тому,  что в наименовании Зелёного цвета, на первых ролях,   имеется именно З. Как впрочем,  и во многих других имеющих в своем названии З. В частности ЗЪдесь,  Земля и т.д. Когда звуками ЗЪ обозначается некое пространство.  А как в случае ЗЪдесь, некое ограниченное какими-то рамками  пространство.   
Теперь рассмотрим, откуда появился Л в словах зеленый и желтый.
 Судя по Кириллице, как способе перевода на слоговую систему кодировки,   зеленый цвет именовался,    ЗеЛо. Ну и соответственно Желтый должен был именоваться ЖеЛо.   
 Но это Зело, как собственно и положено в чисто слоговых системах кодировки,  обозначало и другое значение, что именуется Хорошо.  Зело значит хорошо,  лепота.
 Однако в более ранние времена, Зело обозначало и понятие, смысловую/информационную единицу, много, объемно, очень,  и т.п. Произвелось оно по тому же самому принципу уподобления.
Если мы говорим: -  Море народу. То мы уподобляем что море, это много.   Ну как водц в море много. А если мы скажем: - Зело много народу. То мы это Зело употребим  в значении очень и много одновременно. Сравнивая, уподобляя это тому, что летом зелени, растений  зеленого цвета вокруг, очень много.         
А что обозначало это Зело конкретно, зеленый цвет или понятие хорошо, или понятие, смысловую единицу очень. Надо было понимать в контексте предложения.
В общем,  в слоговых системах кодировки информации/сведений,   так и положено.
Откуда взялся Л и Л-Л  я уже не раз отмечал. Ну и кратко отмечу здесь. Крупные птицы, взлетая,  быстро  машут крыльями, отчего появляются звуки,   несколько похожие на Л-Л-Л. Таким образом,  этот многократный Л-Л-Л, приспособили обозначать Летание, и какое-то движение, и действие вообще. В частности, в одном из мест, этот двойной Л-Л, для обозначения действия вообще применяется и до сих пор. Да и у нас он применяется для обозначения действия имевшего быть место в прошлом. БыЛ. плыЛ,  стояЛ, лежаЛ  и т.д.
 В последующем, в модифицированной системе кодировки,  когда появились слова, скажем из двух слогов. Где обозначалось сразу несколько признаков и их размерностей,   которыми обладает объект или понятие. 
Было введено такое правило. Если Л  устанавливается в первой части слова, то он обозначает некое действие, Летит, ЛеЖит, (как бы совершает действие, приЖимая себя к лоЖу).  Ловит, и т.д.  Но если он располагается во второй части слова,  из двух скажем слогов, то он обозначает, наоборот, стояние, бездействие.  Другими словами  говоря, что это нечто как бы привязано, припаяно,  жестко при/варено к чему-то. Жестко слито с чем-то вместе. Так,  что не оторвешь.  Ну,  точно также, как это имеет место быть с каким-то цветом.
Вот в этом ЖеЛо и ЗеЛо,  Л и обозначает.  Что  нечто, в данном случае, жеЛтый и зеЛеный цвет,  обладает признаком того,  что он  как бы влит во что-то, или слит с чем-то, привязан к чему-то раз и навсегда.  По сути, в данном случае, этим Л отмечается качество зеленого и желтого цвета. А по сути,  и базового цвета вообще.
 Сейчас считается, что имеется всего три базовых цвета, из которых можно сочетать, образовывать,     тысячи разных цветов и оттенков.
Судя по наличию этого Л в наименованиях цветов, в наших словах. ЖеЛтый, зеЛеный,  беЛый или светЛый,  гоЛубой. И отсутствия его в  других наименованиях цветов, красный, розовый, синий, оранжевый, бирюзовый, рыжий, черный     и т.д. 
 То те,  кто создавал эти   слова,  считали, что базовых цветов имеется четыре.  Желтый, зеленый, голубой, и беЛый или светЛый, светеЛ.  И не берусь судить, так оно на самом деле или нет.
  Но даже если это ни так.  То в общем –то, если судить по словам,  то те кто создавал эти слова. Достаточно четко представляли себе, что имеются базовые цвета, «привязанные». А  всё остальное их сочетания.
               
       
   


Рецензии