Рассказ третий о том, почему не надо сбегать

 Дождь пробивался сквозь дыры в ржавом навесе, струи лились на мокрые гнилые доски. Железнодорожная станция выглядела совсем заброшенной. Рельсы перед ней заросли чёрной травой, между некоторых шпал прорастали низкие кусты. Под разбитым фонарём сидела бледная девушка. Левая часть её лица белела костями, чёрные волосы спутались и длинными космами лежали на коленях. Было холодно, доспехи не грели, но всё же здесь было теплее, чем у башни – хоть снег не забивался в трещины на сапогах.
- Я такая жалкая… - тихо прохрипела девушка, обхватив руками латные колени. – Никакой я не воин… Никакой я не герой, никогда я не стану героем!
 Выщербленный меч - фламберг со сломанной рукоятью валялся в луже рядом. Царапины и раны под доспехами, хоть и были перевязаны, всё же ныли.
 Девушка чихнула и поёжилась. Видимо, не стоило ей сегодня сбегать из дома.
***
«Это всё папа виноват. Это он нас с братьями забрал от первой мамы – почему они развелись? Это он женился во второй раз – на этой тётке из асов. Они же самые скучные! Не хватало двоих младших братьев – один колдун-недоучка, второй – оборотень хоть намордник надевай, так ещё и близнецы родились! И тоже мальчишки! Ну почему я такая несчастная! Нет, пора валить из этого дома! Только представится возможность – не упущу её и!..»
 И тогда папа вернулся.
 И говорит: «Сигюн! Ты не поверишь, где я был!»
 А эта ему: «А где, рыжик?»
 Ненавижу, когда она его так зовёт! Все асы не любят нашу семью! Никогда не поверю, что она любит папу по-настоящему!
 А папа начал рассказывать про Туманный мир, что он оттуда еле убежал, и про Скорбную Башню, и про то, что тот, кто сможет добраться до её вершины, сможет стать каким-то там воином.
- Я глупая, воин – это ещё не герой, вот так, - продолжала плакать девушка в доспехах.
 Но это она только сейчас поняла.
 А тогда девушка уже надевала на себя доспехи (подарок от папы на день рождения), закидывала на плечо меч (ещё один подарок от папы на день рождения), и уже стояла рядом с входом в свою комнату.
 Папочка продолжал рассказывать о том, как он смог уйти от Туманного ежа и сломал свои санки при этом, а доченька, стараясь не греметь доспехами, медленно шла к порталу в тот мир, который папочка по рассеянности забыл за собой закрыть.
 Ну что, звания воина и героя – она идёт! Может тогда, её примут, как равную в Асгарде.
- Сигюн, другими словами я просто обязан показать Хель этот мир. Ей там понравится! Уверен можно будет договориться с Аидом, чтобы он её взял под опеку и разрешил ей там пожить! Малышке это будет полезно, она ведь постоянно говорила, что хочет сменить обстановку и… И что ты так на меня смотришь?
- Нет, дорогой, ничего. Просто она так похожа на тебя. Такая же бунтарка!
- Ну да, это у неё есть.
- И я надеюсь, что ей и правда понравится в том мире.
- Да, спасибо, что поддерживаешь! А.. почему ты это сказала?
- Да потому что наша дочь только что сбежала туда через этот портал у тебя за спиной, дорогой мой.
***
 Вокруг было темно, холодно и мокро. Так обычно бывает в ноябре – когда тяжёлый дождь бьет стеной. Хель сразу же оказалась у подножия башни. Шлем слетел с неё и упал в лужу. Девушка подняла его и осмотрелась. А потом подняла голову – и она закружилась. Вся бравада куда-то делась, сразу же захотелось к папе.
 Высокая страшная каменная громада, непонятно где заканчивающаяся, страшный лес, качающий лапами веток, да ещё и снег с дождём пошёл. И пути назад не было.
- Пап… - прохныкала девушка, сжимая шлем.
 Бесстрашный воин упёрся спиной в башню и, всё ещё нянча шлем, стал потихоньку плакать. Тут совершенно гладкие камни расступились, и железный рыцарь бухнулся внутрь. Кладка, сделав своё нехитрое дело, сразу же сложилась обратно. Вокруг была такая темнота, что Хель теперь решала, что ей делать – расплакаться по полной программе или же взять себя в руки и… надеть шлем, хотя бы.
 Она стала вертеть его в руках и пытаться надеть на голову. Сейчас ей казалось, что эта штука, которую она обычно носит на своей голове, состоит только из одного забрала – на голову она не лезла, сколько девушка её не вертела.
- Задом - наперёд, малышка, - пропел у уха томный низкий голос.
 Говорила женщина, взрослая и, судя по всему, самоуверенная и ядовитая.
- Кто здесь? – Хель чуть не упустила шлем и стала осматриваться.
«Ага. Найдёшь ты что-нибудь в такой темноте, гений».
 Всё вспыхнуло. Хель зажмурилась, а потом потёрла глаз.
 Она внутри какого-то коридора – такие обычно и бывают в башнях. Вдоль стен горят факелы, правда, фиолетовым огнём. И она действительно пыталась надеть шлем задом наперёд.
- Кто здесь? – немного испуганно повторила она.
- А ты как думаешь, малышка?
- … Госпожа Туман? – Хель обрадовалась, что слушала это странное имя из рассказа отца.
- Да – госпожа! – довольно отозвалась Туман.
- А… ясно.
- Хм, малышка. Ты же в первый раз здесь, верно? Ты – Хель, верно, моя сладенькая?
- Верно. И верно.
- Хм… Что же мне с тобой делать? А, нет! Сначала спрошу! Ты зачем сюда пришла? Или ты уже уходишь?
 Последний вопрос был задан явно с издёвкой. И Хель сразу же вспомнила, зачем она здесь.
- Я пришла, чтобы стать воином, - с уверенностью сказала она.
«Интересный тон, интересные перемены», - подумала про себя госпожа Туман. – «Вот только что она была маленькой напуганной девочкой и сразу же стала серьёзной женщиной. Я хочу проследить за ней…»
- Ну, тогда ты знаешь, что делать малышка, - в конце коридора появилась винтовая лестница. – Иди в мой тронный зал, и мы поговорим.
*** 
 Туман сидела на Скорбном троне, закинув ногу на ногу. А хорошо эта девочка поднимается к ней – и монстров не калечит, да и сама еще живая, хотя…
- Живая?! – выдохнула Туман. – Ох, проклятие! Она живая!
 Весь план, который она прокручивала у себя в голове, как эта мечница войдёт к ней, как попытается ударить, какие слова они будут говорить друг другу – всё это уже было неважно.
- Дурёха… - прошептала госпожа и вскочила с трона.
 Скандинавские боги смертны – она совсем об этом забыла.  Те, кто приходил сюда раньше – другие боги, монстры, нежить и даже люди - иногда. Она на них не спускала сразу всех чудищ из закромов своей башни. Так, парочку, чтобы попугать, прогнать и вернуть обратно. Некоторых в мир живых. Но эта девочка…
- Вот повелась я на эту богиню! Совсем забыла! Надо скорее её отсюда уводить! Задерут же! Какая я глупая! – Туман подбежала к каменной стене и провела рядом с ней рукой.
 Проход открылся. На неё печально смотрел её любимчик – Туманный ёж. На ежа эта штука была мало похожа, скорее на здоровое бесформенное облако из фиолетовых длинных иголок, торчащих во все стороны. Четыре лапы с когтями – саблями, неуверенно царапали пол. На грустной клыкастой морде под правым глазом красовался фингал. Ёж недовольно хрюкнул.
- Маленький мой! Как это она тебя так? Чем? – встрепенулась Туман.
 Ёж выплюнул изо рта кусочек тяжёлой гарды меча – она чуть пенилась от ядовитой слюны.
-… А где всё остальное?.. РОТ ОТКРОЙ! – испуганно вскрикнула госпожа, схватив ежа за подбородок. – Я тебя сегодня кормила! Ты!..
 Но тут в проходе показалась потеря. Медленно передвигая латные сапоги, Хель чуть ли не заползла в дыру.
- Я ещё с тобой не закончила, - злобно сказала она. – Блин.
 Зазубренный и затупленный меч со сломанной рукоятью вылетел из рук. Шлем потеряла, на доспехах не хватает половины щитков, волосы растрепаны, половина лица бледная, из ссадины на лбу капает кровь.
- Ты, - Хель подалась вперёд и упала на колени. – Блин.
- Девочка, - Туман тоже опустилась на колени и обняла её за лохматую голову. – Всё, всё ты дошла.
- Дошла?
- Да-да, всё, ты в моём тронном зале. Ну посмотри сама.
 Девушка шмыгнула носом и осторожно заглянула за плечо Госпожи. Да, вот он – Скорбный трон, весь в черепах, на скорпиона похож. Совсем как папа и говорил.
- Угу… - кивнула она.
-Ну всё, всё! Ты здесь, всё позади, да? Сейчас самое важное надо сделать и… Ну чего ты?
 В ответ началась истерика. Плечо госпожи стало сразу мокрым. Хель выла как раненая медведица, периодически с хрипом втягивая в себя воздух. Доспехи гремели, как цепи в пыточной во время допроса с пристрастием. Туманный ёж с ужасом смотрел на этого кошмарного монстра, который обнимал и рычал на его хозяйку, а его самого отлупил до обидного состояния.
 Хель было больно, страшно и обидно. Обидно от того, что она сейчас ревёт как маленькая. Воины не плачут, герои тоже. Несмотря на то, что она раскидала по пути сюда кучи страшных монстров, прислуживающих госпоже, она не ощущала себя героем. И это было больно, ни укусы, не синяки, не раны, а именно…
- Тише, малышка, тише, – заботливо сказала Туман, гладя её по волосам. – Дай-ка руку.
  Хель отстранилась и протянула правую руку. Туман сняла с неё латную перчатку.
- Сожми кулак, - приказала она. - Вот, хорошо.
 Госпожа взяла её запястье и легонько провела по своей правой щеке острым ноготком большого пальца.
- Ой. Ты меня поцарапала. Смотри, как здорово задела. Прямо по лицу. Кажется, ты теперь стала моим воином, да? – спросила у Хель госпожа.
- Издеваетесь... Вы все надо мной издеваетесь! – выкрикнула девушка и упала на руки Туман.
 И заснула от усталости.
***
 Лежать было мягко и очень удобно. Так, что вставать не хотелось. Пахло чем-то вкусным, ягодным, видимо где-то заваривали чай. Это хорошо пить ей хочется.
- Мам, - позвала Хель. – Мам!
- Тихо, тихо. Лежи, ты устала, малышка, - позвал её томный голос.
 Хель открыла глаз. Она лежала на кровати. Подушки мягкие, пышные, одеяло тёплое, двухместное.
 Девушка приподнялась и села. Руки и всё прочее было в пластырях и перевязках – даже кости. И на черепе тоже был пластырь.
- Живот болит, - проворчала Хель, потирая себя по майке. Эй! Это была не её майка – чистая, свежая, пахнет лавандой. И мелкий узор из цветков чертополоха.
- Та рванина, которую ты одевала под доспехи уже в помойке, - сказала Туман. – Я одолжила тебе своё.
- Но как я без одежды! Я не хочу брать чужое и… Ой, - Хель потёрла лоб. – Есть хочу.
- Потерпи немного, сейчас…
 С пола раздалось громкое мяуканье. На кровать прыгнул рыжий пушистый кот в симпатичной вязаной жилеточке. Он замурчал и стал ласкаться к девушке.
- А! И ты здесь! Оставайся, - Госпожа погладила кота.
 Тот мяукнул и улёгся на подушке рядом с Хель. Он хитро зажмурился и стал легонько водить хвостом из стороны в сторону.
- Девочка, я хочу у тебя кое-что спросить, - начала Туман.
- Да, госпожа? – девушка отвлеклась от кота.
- Зачем ты сюда пришла?
- Я хочу стать воином.
- Ну, на первый взгляд, ты и так отличный воин. Но что-то ещё есть, да?
- Я хочу стать героем, - последовал твёрдый ответ.
- Ясно. Зачем?
- Я… я всегда хотела стать героем.
- Зачем?
- Героев все уважают.
- Тебя бы всё равно не стали уважать.
 Хель кашлянула.
- Тише, тише. Знаешь, что, я хочу спросить по поводу твоей семьи и твоих… дальних родственников. Из Асгарда, хм?
 Снова кашель.
- Насколько я понимаю, боги и прочие дураки развязывают воины. После воин есть и жертвы, верно? Души воинов валькирии уносят с собой в Вальхаллу. А те, кто на миру умер… Твоя работа, да?
 Хель опустила взгляд.
 Кот лёг ей на колени, девушка стала его гладить, потом прижала к груди. Тот вздохнул.
- Это так смело. Заставлять маленькую девочку ходить между домами, поселениями. Под слёзы и мольбы успокаивать тех, кто умер от болезни или старости. Видеть, как люди сами бросаются на меч, лишь бы ты до них не дотронулась. И слышать проклятия от семьи покойного в спину, когда уже всё кончено. Маленькая девочка на пороге. Сидит на коленях и плачет. Её все ненавидят – позор быть уведённым ею. Она же чудовище, монстр, великан. Пусть будет жнецом, пускай будет мусорщиком. Она всё равно на большее не способна. Верно?
 Хель сидела смирно, продолжая обнимать кота. Туман ещё немного постояла у кровати, потом отошла и вернулась с фарфоровой чашкой с фиолетовым узором. Там что-то дымилось. Госпожа приподняла свой кулон за цепочку, надавила ему на скулы. Он открылся, и изо рта в чашку упала фиолетово-чёрная капля.
- Вот, выпей, ты же голодная, - госпожа протянула Хель чашку.
 Девушка с каменным лицом взяла её обеими руками, кости звякнули.
 Кот ощетинился, попытался выбить чашку из рук девушки.
- Отстань, папа! Я сама за себя решаю! – не своим голосом заорала девушка и взбрыкнула ногами.
 Кто умоляюще посмотрел на неё. Мяукнул.
 Она залпом осушила чашку. Чихнула, откинулась на подушки и прикрыла глаз.
 Странно, чего это ей так спать захотелось? А, ну да, она устала. Ничего, если она ещё поспит, ведь так? Вкусный, кстати, чай был.
- Что вы ей дали? – спросил рыжий кот.
- Поговорим без неё, Локи. С ней всё будет хорошо, побудь пока с дочерью. Я сейчас схожу к Аиду, поболтаю с ним немного, потом вернусь и…
 Ну да, угадала, это был папа. А… Госпожа Туман уходит? Кто такой, этот Аид? Впрочем, потом можно спросить. Она так устала…
 Хель заснула.
***
 Это было совсем не то, что она ожидала. И после разговора с Туман, Хель чувствовала себя не в своей тарелке. А действительно – зачем она так хотела стать воином? И тем более – героем! Что она хотела доказать? И самое главное – кому? Себе? Или этим своим… родственникам? Они бы всё равно её презирали и никогда бы не признали, что Хель – герой. Им это было невыгодно.
 Девушка поёжилась. Засыпала она на кровати, а проснулась уже здесь. В доспехах, со сломанным мечом и с напутствием от госпожи.
«Жди, малышка. За тобой придут и отведут тебя в замок. Там тебя примут как свою. А пока жди, ладно?» - и голос госпожи затих. И задать целую кучу вопросов, что её мучили, она, конечно же не успела! Отлично.
 Хель отпустила колени и прислушалась.
 К станции кто-то шел.
***
  Закинув острую косу на плечо, некто топал своими тяжёлыми сапогами по мокрой траве. Чёрная кожаная косуха блестела от дождя, бандана промокла насквозь, но ему, честно говоря, было плевать.
«Это ещё кто?» - Хель выглянула из-за угла.
 Молодой человек шёл, улыбался и орал.
- Эй, есть кто живой! Отзовись! – и так через каждые десять шагов.
«Это ещё кто?» - снова и более раздражённо спросила у себя девушка.
 Парень подошёл поближе, и она увидела, что он весьма сильный. По крайней мере – на первый взгляд. Ну, плечистый, высокий… Да и… подбородок мужественный! Только вот бороды нет… Ей это понравилось!
- Ну, кто живой! Алё! Кто-нибудь?! – надрывался он.
 Хель думала – может позвать парня? Она, вроде как, ещё живая – вполне подходит под критерий поиска.
- Эй, чувак! Мы тут! Нет иди сюда, мой рыцарь! Эй! Качок! Давай сюда! – закричали с пустых деревьев.
- А ну цыц, дохлые! Не мешать! – рявкнул парень.
 Раздалось хихиканье, а потом оно смолкло за гулом дождя.
«Ну, вроде ничего. Он похоже…» - мысль не успела додуматься.
Парень снял косу с плеча, развернул её и начал чесать лезвием спину.
«… полный придурок», - заключила Хель.
 И громко чихнула.
 Парень вздрогнул, чуть не выронил косу и обернулся. Потом увидел правый синий глаз девушки.
- О! О! О! Нашёл!  - победно выкрикнул он и подбежал под козырёк. Он сделал это настолько быстро, что Хель даже не успела испугаться.
- Аид мне говорил, что, пойти надо, проверить! Живая к нам забралась в мир. Немедленно найди, значит, приведи, а не то ей же хуже будет, и всё такое прочее! Я думал здесь какая-то обыкновенная скучная девчонка, а ты – принцесса- воин! В классных доспехах! И ещё полумёртвая! Это класс! Видимо, поэтому тебя и не трогала другая нежить! Да ты совсем уже своя! И мне очень нравится твой череп – он очарователен, а твой глаз – как самый дорогой сапфир из сокровищницы короля! Волосы – как дохлый ворон в гнезде! Ты просто красотка! Меня, кстати, Танатос зовут! Будем встречаться?
«Да. Он точно – полный придурок», - смущённо подумала про себя Хель. 
*** 
 Хель поправила косу и снова осмотрела себя в зеркале. Красотка, значит? Ну да – теперь красотка! Только он заметил это намного раньше, чем… Она преобразилась, что-ли?
 Она вздохнула, вытащила Номера 10 из-под кровати, погладила его и вышла из комнаты. Пить хотелось да и в чайную комнату надо идти.


Рецензии