Четвёртое агрегатное состояние

Моей матери

ПРОКЛЯТИЕ ГРЕНДА.

«…Это случилось в апреле прошлого года. Существа из параллельного мира, которых учёные между собой называют Аделантадо, пришли из ниоткуда и исчезли в никуда, оставив за собой Пустоши… Огромные территории в разных частях света общей площадью в 144 000 000 квадратных километра были преданы огню. В Пустошах Аделантадо оставили своих Конкистадоров- сгустки плазмы, напоминающие плазмоиды. Плазмоиды эти не представляют серьёзной опасности, при этом их изучение может стать самым грандиозным исследованием за всю историю физики плазмы.
Этим и занимается наш НИИ «ИП»- Научно-Исследовательский Институт Изучения Пустошей…»
Из статьи доктора Эдуарда Штерна «Кто же такие Конкистадоры?» для журнала «Спинор».

1.

Никто не забудет первого взрыва.
Он прогремел в районе атолла Бикини, в 1.02 ночи по Гринвичу. Вихрь огня и пепла вырвался из-под земли, вода в море забурлила, как в кастрюле, изливаясь на терзаемую адом сушу миллиардами кипящих потоков. Горело всё- люди, животные, жилища. Даже камни поддались этому неистовству природы.
Казалось, воздух испепеляется над головой.
Так в мир пришли они- неведомые силы, получившие среди учёных и журналистов прозвища Аделантадо- в честь лихих и коварных испанских и португальских открывателей Нового Света. Так появилась первая Пустошь- первая зона пикника на обочине.
Вскоре из Пустоши № 1 (Пустоши Бикини, Пустоши Первого Кошмара) начали выходить Конкистадоры – такие же безобидные на первый взгляд сгустки плазмы, как и Аделантадо. Они продолжили чёрное дело своих королей.
Те, кто родился после Взрыва, не знали другого мира. Им казалось, что мир был таким всегда, с начала времён: обгоревшим, разбитым, отравленным. Но Гренд Перегринус помнил. Помнил бескрайние зелёные моря, полные солёной воды. Помнил тугой пряный воздух по утрам Помнил зелень лета и золото осени. В том мире не было стерильных масок, без которых теперь нельзя выйти на улицу, не было экопатрулей, которые периодически проводили дезактивацию отдельных районов. Не было комендантского часа, не было «Нормы времени, проведённого на открытом воздухе без спецзащиты».
Но зачем думать об этом… когда можно просто работать.

Машина сделала крутой вираж и снова вся затряслась, будто от озноба. Старый болотного цвета внедорожник боронил поле серой осенней травы. Голые деревья, будто с графических рисунков, очертили квадрат серого неба. Внедорожник ехал навстречу садящемуся солнцу.
Вскоре цвет неба сменился- из серого оно превратилось в бледно-жёлтое, с обрывками чёрного у самого горизонта. Дорога тоже переменилась: взору двух путешественников предстало чёрная, состоящая из одной сажи и золы пустыня. Здесь когда-то был посёлок, а теперь- лишь груды металла и камня, опаленные неистовым пожаром. Повсюду были застывшие лужи пластика, скелеты людей и животных. И всё чёрное, мёртвое, безликое…
У самого горизонта стоял старый темный сруб. Окружённый посеревшим от времени забором, он напоминал пень. Из покрытой шифером крыши торчала проволочная антенна, а двери с окнами были заколочены чёрными досками.
Вспыхнул ветер, со скрипом закачался предупредительный знак жёлтого цвета.
Машина остановилась возле забора. Погасли фары.
-Дальше без «армейки» опасно!- сказал седоволосый человек в очках, сидевший на заднем сидении. Он вставил в зубы серую сигарету и прикурил от спички.
-Ничего, не впервой!- мрачно ответил ему молодой человек- Я уже привык… к пыли…
-И не боишься?- добавил седой.
-Нет… Нечего тут боятся.

Молодой человек открыл багажник. Дверь его была покрыта слоем пыли, и руки молодого вскоре стали похожи на руки античной статуи, забытой нерадивым смотрителем в музейном запаснике. Медленно парень начал снимать с себя куртку, футболку, джинсы, исподнее… Когда медлительное солнце окончательно скрылось за поворотом горизонта, молодой был облачён в серую спецовку из синтетической ткани, резиновые сапоги наподобие болотных, на голове у него сидел капюшон, а на лице- поношенный военный респиратор, который учёные между собой называли «армейка». Он закрепил на шее синий плотный, как будто из картона, хомут и рассовал по карманам оружие. В один положил револьвер, в другой- пневматический пистолет. За спину повесил карабин. В руки взял маленький кожаный саквояж. В саквояже что-то неприятно звякнуло.
-Гренд!- окликнул молодого седоволосый.
-Что, Рей?- откликнулся тот.
-Я всегда хотел тебе рассказать. Когда-то мы с отцом пошли на охоту. Я был ещё совсем молод. Это был возраст, когда о девочках думаешь немножко больше, чем о смерти и старости. Мы сели с ним возле озера. Отец закурил, я посмотрел на воду. А там- жаба! Знаешь, Гренд, я всегда ужасно боялся жаб! Даже сейчас, хоть мне уже 60 я боюсь этих мерзких прыщавых тварей! А та жаба была жирная, какая-то большая, как застывший в воде парафин. Я закричал и убежал прочь от воды. Отец рассердился. Обозвал меня. Сказал, чтобы я оставался здесь, и в лес он пойдёт без меня. Я чуть не расплакался… И отец пошёл. А я не хотел больше бояться! Я тихо пошёл за ним. Пробирался по бурелому, а в руках у меня было маленькое ружьё, подаренное им. И вдруг я заметил, что не один там крадусь.  Волк идёт по отцовскому следу! Я понял, что промахнуться нельзя. Помню, как навёл ствол на проклятого зверя, как нажал на спуск. Как брызнула его кровь-смола. Выстрел, второй, третий. Всё помню. Помню, что не боялся. А жаб боюсь до сих пор.
-Ты это к чему?- спросил Гренд, в нетерпении поглядывая на старый сруб.
-Никогда не знаешь, чего испугаешься…
Гренд кивнул и открыл трухлявую калитку.

Ровный слой золы и сухой серой земли, бывший когда-то плодородной почвой, едва шелохнулся, когда суровый кожаный ботинок нарушил его вечный покой. Гренд посмотрел по сторонам и надел очки, стёкла которых при свете фонаря переливались, как перламутровые пуговицы.
Дом был заколочен, но это не спасло его. Он был почти полностью разрушен.
-Да…- подумал Гренд- Иногда сгоревшие дома выглядят лучше.
Он включил фонарик. В холодном свете Гренду открылись останки сруба. Почерневшие от огня стены были покрыты слоем серой пыли. В темноте проема он увидел деревянный стол, поваленные на грязный пол стулья, разбитый сервант.
-Какая тихая и мирная жизнь в Пустошах была до того, как они стали Пустошами…- подумал он.

Гренд вошёл в дом. Он не боялся ничего, хотя и видел, что по полу, словно змейки или мыши, бегают белые плазмоиды разного размера. Но это ничего. Это всё не страшно. Страшно- это наткнутся на Магму.
Магма ведёт в Их мир. Параллельную реальность. Никто не знает, что там. Признаться, никто по-настоящему и не хочет узнать. Даже Гренд, хоть он и учёный.
Гренд вытянул пневматический пистолет и направил на врага. Из ствола посыпались искры, пистолет раскалился. Гренд стиснул зубы от боли.
Из ствола вылетел сгусток плазмы, он ударился о плазмоид, тот ударился о своего соседа, и так далее. Вскоре по полу, словно рябь по воде, прошла волна хлёстких ударов. Плазмоиды разлетались в разные стороны, и в конце концов превратились в неосязаемый и невидимый поток. Гренду казалось, что Конкистадоры даже говорят о чём-то- возможно о своём мире, а может быть о том, который им предстоит завоевать.

2.

Урсула посмотрела в окно: там снова лил дождь. Тусклые стёкла отгораживали сорокадевятилетнюю брюнетку с побелевшими от страхов руками от сурового мира, полного воды и слёз.
Она ждала мужа. Муж не мог задержаться просто так. В голове Урсулы пробежало множество самых смертоносных и жалящих мыслей.
Любовница? Вряд ли. Хотя…
Урсула посмотрела на себя в зеркало. Некогда пышная красота увяла. И хоть Кир говорил, что она- самая красивая женщина в мире, сама Урсула в этом всё больше и больше сомневалась.
На полке стояли фотографии. Муж- седоволосый лысеющий старик не по годам- в окружении семьи. Рядом с ним- два высоких атланта с кучерявыми волосами. Такие же кудри некогда украшали и его голову.
-Мои мальчики!- сказала она атлантам на фото.- Как вам, наверное, стыдно появляться со мной, такой старой и некрасивой, на людях!
Она посмотрела на фотографию мужа.
-Кир! Бедный старый Кир! Как же мне подчас не хочется появляться с тобой, стариком, на людях!  Из-за тебя, проклятая лабораторная крыса, я превратилась в старуху!
Она упала на стул. Бирюзовые часы пробили 10. Вечер неумолимо накатывался.
Рядом, на стене, висела ещё одна фотография. На ней маленького ростика миниатюрная, красивая брюнетка в красной куртке с эффектно подчёркнутыми глазами сидела на склоне холма. Брюнетке было двадцать пять- не больше. Рядом с ней сидел такого же возраста мужчина – красавец с каштановыми волосами – и обнимал её за талию.
Урсула невольно улыбнулась. Как жизнь меняет людей и вещи! Практически до неузнаваемости изуродовала она и Урсулу, и её мужа Кира.
Она, наверное, изуродовала бы и Гренда. Но его нет, как нет вечной жизни, как нет огня, который бы горел в толще воды. Он умер, и люди похоронили его.

Кир попытался войти тихо. Старик повесил на плечики пальто и шарф, кинул на дальнюю полку шляпу и, тяжело выдохнув, сел на мягкий пуф, стоявший возле вешалки.
Урсула подошла к нему. Они обменялись привычными неуютными взглядами.
-Урсула!
-Что, Кир?
Он закурил.
-Ты, пожалуйста, только не нервничай… Помнишь своего любовника- Гренда?
Урсула вздрогнула.
-Не отвечай!- Кир потушил сигарету в потемневшей банке из-под оливок- Ты с ним в институтские годы на водохранилище… Потом встречались, женится думали. А потом он пропал.
-Не томи, Кир!
-25 лет назад он пропал. Пропал, когда поехал в седьмую Пустошь. А теперь вот нашёлся!
Урсула попятилась назад и споткнулась.
-Как… нашёлся? Его ведь похоронили.
-Гроб закопали… Да только там ерунда разная была- одежда, ботинки, диски Шклярского… А сегодня утром патруль военной полиции нашёл его. Чистенький весь, как был 25 лет назад. Ни на день не постарел!
-Быть того не может!
-Как не может, когда его сегодня в медблок положили под капельницу! Завтра, рано утром я буду проводить допрос… Я всё у него узнаю. Всё!
-Ты только… помягче с ним!
-Не переживай…
Кир потёр костяшкой указательного пальца глаз.
-Что на ужин?

3.

Гренду было трудно дышать. Он открыл глаза: вокруг были белые стены, белый потолок, фиолетово-чёрное небо за окном. Там, под этим самым небом, на белом лоне снега дремал закрытый город.
-Сон чудесный снится миру…- посмотрев в окно, процитировал Гренд своего любимого певца и встал.
На кухне его ждало снотворное и грязная проточная вода, отдающая трупным ядом. После той поездки к старому срубу ему просто так не уснуть.
Но нужно идти. Идти в лабораторию на четвёртый этаж, третья дверь слева- лаборатория Кира. Кир… Раньше были ровесниками, а теперь он годится Гренду в отцы. Хотя, лучше петля, чем такой отец.
Гренд ещё послонялся по палате, потом надел носки, больничные резиновые тапочки и побрёл по тёмному коридору. Дальше, в вестибюле была жизнь- приходили и уходили сотрудники института, приезжали и уезжали важные люди из различных госучреждений, которых Рей почему-то всегда боялся.

Медсестра из медблока- симпатичная молодая дама с рыжими волосами- окликнула Гренда. Он невольно обернулся.
-Куда это вы, господин Перегринус! Вам надо ещё лежать!
-А сколько сейчас времени?
-Пять утра…
-А поточнее?
-Пять ноль шесть!
-Самое время!
И Гренд снова зашагал, как робот, к своей цели.

-Садитесь!- произнёс суховатым чиновничьим голосом лысеющий старик в очках и белом лабораторном халате. Гренду он никогда не нравился, особенно теперь, когда он стал терять на каждом шагу свои седые волосы. Гренд ведь помнит его ещё молодым лаборантом по имени Кир- бледнолицым, с каштановыми волосами и дикими глазами. Дикость в его глазах потускнела и превратилась в маразм. Каштановые волосы обесцветились, а бледное лицо… оно осталось.
Гренд сел. Неуютно светила настольная лампа. Старик надел на своего гипотетического ровесника датчики детектора лжи. Гренд невольно улыбнулся- он вспомнил, как около 30 лет назад заказывал его из столицы. Тогда НИИ ИП был ещё на хорошем счету, тогда его исследованиями были заинтересованы фактически, а не на бумаге.
-Кир, это лишнее,- заметил Гренд- Мы ведь c тобой вместе учились! Сними это всё! Я тебе и так всё расскажу.
-Таков порядок, Гренд!- Кир сел к монитору.
Гренд напрягся. Перед его глазами поплыли фиолетовые пятна. Он стиснул зубы.
Кир запустил программу и посмотрел на Гренда глазами, полными одиночества. Он инстинктивно нашарил на неуютно чистом столе сигареты и зажигалку. Закурил. Включил старый диктофон.
Гренд снова напрягся.
-Итак, сегодня 19 сентября 2065 года. Неделю назад, в Пустоши № 7, экологическим патрулём под руководством доктором Дональдом Петерсеном, был найден человек, назвавшийся работником НИИ ИП Грендом Перегринус. Гренд Перегринус пропал 25 лет назад, в Пустоши № 13, при выполнении задания. Человек, найденный в Пустоши №7, называет конфиденциальные данные, которые может знать только работник НИИ, а также некоторые факты из… кхм… личной жизни Гренда Перегринуса, что заставляет думать, что перед нами действительно Гренд Перегринус. За прошедшее время Гренд совершенно не изменился внешне, и человеку, которому уже должно было исполниться 55, на вид 30 лет. Сейчас он расскажет нам свою историю…
-Кир!- прохрипел Гренд.
-Что?
-Скажи мне, старый знакомый… если я, конечно, это я! Что случилось с Реем и Урсулой? Рей- мой самый верный друг, старый седой Рей! Он наверняка уже умер… А Урсула? Моя любимая Урсула! Где она теперь!
Кир занервничал. У него задёргался глаз.
-Я расскажу тебе о них позже, а пока…
-Нет! Я отказываюсь что-либо говорить тебе о проклятых параллельных мирах, пока ты не расскажешь мне о Рее и Урсуле!
-Чёрт подери, Гренд- Кир сжал кулаки, побледнел и нервно сглотнул. Он пытался успокоить свою расшатанную нервную систему.- Рей умер десять лет назад, его похоронили на еврейском кладбище.
-Он был крещёным евреем!
-Это всё его сестра, Фирра, по-моему!?
-Фрида…
-Да… она решила похоронить его возле синагоги.
Гренд немного помолчал.
-А Урсула?
-Урсула вышла замуж…
-За кого?
-За меня.
-Дети?
-Двое. Два мальчика с разницей в 8 лет.
-Теперь я готов рассказывать.
-Надеюсь, ты не держишь обиды, Гренд?
-Нет. Я готов рассказывать- тебе нужно кормить Урсулу и мальчиков.

ДОЗНАНИЕ ГРЕНДА.


«…До определённого момента мы все думали, что агрегатные состояния могут иметь только вещества. Про органическую материю речи не шло. Но в свете последних событий, открывшихся нам благодаря рассказу Гренда Перегринуса, мы с уверенностью можем сказать, что труд учёных НИИ ИП все эти двадцать шесть лет был не напрасен! Теперь мы знаем, что плазма- это ключ от всех дверей. Плазма- наш проводник в иные измерения!..»

Из статьи Кира Гартмана «Плазма- путь в иные миры!» для журнала «Спинор»

1.

Итак, Кир, ты хочешь знать, что там происходило. Что же слушай…
Ты- учёный, Кир. Поэтому тебе в первую очередь будет интересна научная сторона дела:- кто такие Аделантадо, Конкистадоры, откуда взялись Пустоши? Но рассказ о моих приключениях будет неразрывно связан со всеми этими понятиями, так что, пожалуй, начну.

Это было начало мая, но это, наверное, ты помнишь. Мы с моим научным руководителям Реем по особому заданию директора отправились в Пустошь № 13 для изучения местных Конкистадоров. Никто толком про них ничего не знал, поэтому в официальных документах, адресованных Академии Наук их называли плазмоидами, а между собой да на конференциях- Конкистадорами. Вроде как захватывать они нас пришли.
Я был вооружён по последнему слову тогдашней техники- плазменными пистолетами, созданными на базе пневматических. Ещё нам давали револьверы системы Mateba- для защиты от беглых заключённых, скрывающихся в Пустошах с пятой по одиннадцатую.
-Что такое плазменные пистолеты?
-А то ты не знаешь!
-А мне ни столько для отчётности, сколько для музея да статей в журналах.
-Ах, ну да, я забыл- тебе ведь семью кормить…
Плазменные пистолеты- это название краснобаи-начальники придумали для поднятия боевого духа. На самом деле- обычный трансформатор Теслы в миниатюре. Вырабатывает плазмоиды, подобные Конкистадорам, чтобы можно было спокойно идти.
Пустошь 13- пустыня. Кое-где, под золой есть руины домов. Там когда-то посёлок физиков был. Мы с Реем подъехали к первому попавшемуся срубу. Я вошёл. И тут наткнулся на Магму… Ах, ну да.
Магма… В те годы считалось, что Магма- это вроде особого рода плазмоидов. Типа королев у муравьёв. Вроде как Конкистадоры, только побольше да поглавнее. Но…
Так вот. Наткнулся на Магму. А в инструкции ясно указано: к Магме близко не приближаться.
А она так и манит, Кир! Та не представляешь, Кир, что такое эта Магма в диких условиях. Гипнотическое действо, магическое! Представь себе белый раскалённый шар, который своей белизной поглощает всё пространство.
И вдруг я услышал, как будто кто-то играл иголкой на туго натянутой струне. Тоненький звук прямо у меня над ухом. Прислушался- точка, тире, тире; точка, точка, точка, точка; тире, тире, тире… морзянка! Может быть, в другой ситуации я бы и расшифровал, или догадался включить дешифровщик, который лежал в саквояже. Но я был загипнотизирован, понимаешь! Как лягушка под лупой у биолога-самоучки.
И вдруг снова- тире, точка, точка; точка, точка…
Я понял: меня зовут. Я вошёл туда, понимаешь, я вошёл в Магму! То, чего никто никогда не делал за всю историю физики!
Ты можешь подумать, что я вру, но твой прибор может ясно рассказать, Кир, что я говорю правду. Я мог сгореть там, но не сгорел. В первую секунду у меня было ощущение, что меня опустили в воду и насильно открыли глаза. Но эта вода была жутко холодной- будто ледяной!
-Ты говоришь чушь, Гренд! Видимо, прибор барахлит!
-А что?
-Ты не мог войти в плазму! Её температура- около миллиона кельвинов ниже нуля!
-За 25 лет отсутствия я не постарел ни на день! И ты не веришь, что я мог войти в плазму!
-Хорошо, продолжай!
-Так вот. Я начал говорить тебе о Магме. Это действительно было невероятно. Я будто спал или находился под гипнозом. Да я чувствовал холод, но не было того жжения, которое непременно вызывает холод. Это неописуемо!

Не помню, сколько часов или дней это продолжалось. Всё время я не видел ничего, кроме фиолетовых вспышек на белом фоне. Всё, кроме, разумеется, вспышек, было как в тумане.
И вдруг я снова услышал те сигналы, что я слышал в доме. Они повторились в точности, но звучали будто из-под крышки дубового гроба. Спустя некоторое время добавилось ещё несколько новых сигналов.
Интересно…

Я очнулся. Думаю, именно в тот момент я начал осознавать, что происходит. Я лежал на неимоверно холодной поверхности, а надо мной было гладкое, без каких-либо намёков на голубой цвет, фиолетовое небо. Можешь себе представить, Кир- абсолютно фиолетовое небо! В голове всё ещё звучала морзянка. Но при этом я понимал, что я на каком-то новом уровне этого странного мира.
Та поверхность, на которой я лежал, была наполнена сотнями перебивающих друг друга сигналов. Точки и тире переливались в моём мозгу, как переливается мелодия в руках скрипача.
-Долго это продолжалось?
-Нет, я бы не сказал. Я решил, во что бы то ни стало встать и осмотреться. Подняться на ноги мне не составило никакого труда!
И тут ты можешь выключать диктофон…
-С чего это вдруг?
-Потому что никто мне не поверит! Даже диктофон.
-Нет уж, изволь продолжать!
-Хорошо, но только я тебя предупредил.
У меня под ногами лежала идеально ровная белая поверхность. Примерно на уровне моих коленей витал лёгкий дымок, а далеко, на горизонте переливался радугой знакомый мне до боли силуэт.
-Интересно…- подумал я- Тот ли это дом, в котором я вошёл в Магму? Вряд ли… Я ведь попал через Магму сюда!
Я пошёл. Вернее, не пошёл, а поплыл! Да, да, не делай такие глаза! Я чувствовал, как парю над Землёй…
-Поплыл?
-Да! Сначала я подумал, что это из-за местной гравитации. Но в последствие понял, в чём дело.
Но понял я всё позже. Позже, чем хотелось бы.

Вскоре до меня дошло – это тот же самый дом, в который вошёл и в котором нашёл Магму. Дом был полон таинственных существ, увидев которых ты, Кир, наверняка потерял бы дар речи. Высокие, статные, однотонные и безликие силуэты, фигурами похожие на статуи Возрождения. Это были мужчины, и их было около сотни. Вдруг один из них- зелёного цвета- поднялся и протянул руку, как нищий. В руке у него лежал похожий на лазерную указку- ну, помнишь, в детстве такими играли?- матовый серебристый прибор. Он посветил на меня, а потом посмотрел на остальных. Остальные мужчины, а их было около сотни, достали откуда-то точно такие же и начали светить в мою сторону. Я почувствовал, что испаряюсь…
Можешь себе представить – испаряюсь! 

2.

Ты всё ещё записываешь? Надеешься написать обо мне статью?
-Прибор верит тебе безоговорочно, Гренд! Но прибор и сам может лгать!
-А ты не веришь мне, старик?
-Может, я и хочу тебе поверить, но… здравый смысл не даёт мне сделать этого!
Однотонные безликие существа светили тебя серебряными лазерными указками, и ты растворился! Поставь себя на моё место. Ты бы поверил такому вот чудаку?
-Вряд ли… Но ведь диктофон всё ещё работает?
-Работает! И ты можешь продолжать!
-Хорошо! Тогда позови профессора Кобальта- разговор будет долгим!
-Я предоставлю ему записи!
-Ах, ну да – ты ведь Владыка Диктофонной записи!

Я очнулся спустя, видимо, довольно короткое время. Можешь мне не верить, но я совсем не чувствовал боли! Вообще ничего не чувствовал! Просто, как факт- проснулся и всё!
Вокруг были всё те же фиолетовое небо с белой землёй, всё тот же белый дымок стелился. И всё-таки присутствовало какое-то напряжение. И не моральное, а физическое! Как будто через меня текло электричество!
Вскоре оказалось, что так оно и есть! Я заметил, что по бокам через определённый промежуток времени проблёскивают пурпурные молнии. Но они совсем не жалили- ток был очень приятным! Как во время электрофореза!
Надо мной стояла огромная, жёлтого цвета фигура. Такая же, как те мужчины в доме, только женская. Она вытянула свои длинные тонкие руки и из них вылетели два плазмоида. Эти плазмоиды были размером с машину и летели ко мне со скоростью света. Стоило им врезаться в меня, как меня откинуло, наверное, на добрых три метра! И снова- не боли, ни жжения, ничего! Никаких ощущений.
Тем временем к женщине подошёл тот самый зелёный мужчина. Они обнялись.
-Слава Богу!- подумал я- Значит, эти твари тоже могут чувствовать!
Мужчина нагнулся надо мной- они казались мне исполинами, хотя там, в доме, ни один из них ростом не выделялся.
-Как ты, Рик?- произнесла железным голосом женщина.
-Ничего, спасибо…
-Как вам удалось схватить их? Честно говоря, я не верила, что изыскания профессора Йерэ к чему-нибудь да приведут.
-Он прошёл через Магму. Я сам позвал его!
Я попытался прокричать «Эй, вы! Выпустите меня!», но рот мне как будто заклеили. Я не мог произнести ни единого звука. Ещё и плазмоиды отбрасывали меня куда-то в сторону!
В голове у меня роилось множество мыслей. Я не могу произнести ни звука, прошёл через Магму, к тому же плазмоиды кажутся мне великанами!
Но эти двое- не плазмоиды! Они наверняка сделаны из плоти и крови! Они- реальны. А я?
-Ты оставишь его в слабом поле?- спросил тот, которого женщина называла Риком.
-Да, чтобы он не вернулся в свой мир!
Они вышли. Он обнял её хрупкую талию.
В слабом поле?

Время тянулось медленно. Я всё ещё не мог говорить, не испытывал никаких чувств, кроме страха. Последний раз со мной такое происходило, когда я ждал шенгенскую визу.
Жёлтая женщина и зелёный мужчина сменяли друг друга в этом странном помещении и производили надо мной различные эксперименты- пропускали ток, били меня потоками плазмы…
Я успел изучить всю «Санту-Барбару» лаборатории. Рик- учёный со стажем, а та самая жёлтая женщина- Лаусур- его невеста. Она была дана ему местным лидером, имени которого я не запомнил- чтоб без дела не болтался. Есть ещё профессор Йерэ- научный руководитель Лаусур и Рика. Он редко приходит.
А теперь то, что может быть тебе действительно интересно. Все, кого я видел- Лаусур, Рик, Йерэ, другие сотрудники этого странного учреждения- те самые Конкистадоры, которых мы пытаемся поймать. В нашем мире они- сгустки плазмы, потому как только в таком виде они могут проникнуть наш мир. Плазма- их способ перемещения из своего мира в наш. Помнишь наши разговоры о Магме. Ведь считается, что Магма- особый вид плазмоидов-Конкистадоров, а тебе скажу совсем другое.
Слышал про ионосферу? Ах, ну да! Ионосфера- это один из слоёв атмосферы, естественная плазма. А Магма- своёго рода фрагмент ионосферы мира, населённого Конкистадорами и Аделантадо!
А здесь нужно рассказать о том, как они пробились к нам. Дело в том, что часть населения этого самого параллельного мира- сильные и большие Аделантадо- уже давно заинтересованы в расширении своих владений. Они узнали о нашем мире совсем немного, но рассудили, что смогут завоевать нас! Но тут очнулись те, кого мы называем Конкистадорами- обыкновенные учёные. Они решили изучить нас. Тогда-то и началась Колонизация № 39.
Тебе ведь известно, что пламя- естественная плазма. Они использовали его, чтобы пробить бреши в своей ионосфере, вызвав тем самым у нас- на Земле- катастрофические пожары. Бреши, пробитые в ионосфере параллельного мира- та самая Магма.

Они хотят завоевать нас, Кир, хотят завоевать!

3.

-Значит, ты говоришь, что мужчину зовут Рик, а женщину- Лаусур?
-Точно так, Кир!
-И научного руководителя зовут Йерэ?
-Да.
-Я тут кое-что прикинул… Рик- перевёрнутое «Кир», Лаусур- анаграмма с «Урсула», а Йерэ- перевёрнутое «Рей». Только в конце «э». Ты реально сошёл с ума или просто издеваешься надо мной?
-Прекрати, посмотри в монитор! Я говорю правду, чистую правду! Наверное, они считали имена близких мне людей из моей памяти… только на свой лад. Эти перевёртыши режут мне слух по сей день, ведь Конкистадоры относились ко мне, как к подопытной крысе. Если ты больше не хочешь слушать меня, выключай все свои приборы и дай мне попить- честно говоря, я и сам устал с тобой болтать!
-Нет уж! Тут пахнет целой книгой! Излагай дальше!
-Изволь!

Долгое время я укладывал в уме то, что услышал или увидел в этом сумасшедшем разноцветном мире. Постепенно я начал понимать истинные цели моих тюремщиков. Я понял, что если не сбегу, то не смогу помочь спасти наш родной мир.
Электрическое поле удерживало меня, как цепь- собаку. Вырваться не было никакой возможности. Но я терпеливо надеялся и ждал, когда появится хоть маленький шанс сбежать.
А опыты продолжались. Лаусур увеличивала ток на невидимом приборе, потоки плазмы становились всё более ионизированными. Она говорила об этом Рику, когда он приходил к ней.
А ты знаешь, Кир, как там всё отлажено! Когда фиолетовое небо светлело, Лаусур приходила и начинала свои опыты. Сколько времени она их производила- неизвестно, но когда дымок у её ног становился гуще и темнее, Рик приходил за ней и, обняв ее за талию уводил её. Тогда небо совсем темнело, дым поднимается наверх и становится совсем чёрным. Тогда на небе начинают сиять и переливаться маленькие белые точки. Сначала я подумал, что это вроде звёзд, но потом понял- это Магма, вернее, те её фрагменты, которые видны там.
Однажды Рик пришёл к ней чуточку раньше, чем обычно. Лаусур как раз присела на землю, чтобы отдохнуть. Рик подошёл к ней и взял за руку. С ним была ещё одна женщина- такая же как Урсула, только фигура у неё была более женственная и цвета она была розового.
-Лаусур, ты должна знать! Это- Кор!- он указал на розовую женщину- Великий Лидер Абдус сказал мне, что эта женщина подойдёт мне больше, чем ты.
-А по каким параметрам?
-Посмотри на неё- её фигура больше подходит для вынашивания потомства. По Его подсчётам мы можем произвести с ней около десяти детей.
-И вы уже начали?
-Сегодня утром мы зачали одного или двух детей.
-Если так сказал Великий Абдус, то ладно!
Я опешил! Как спокойно они об этом говорили! На Земле,в нашем родном мире, уже давно началась бы буря, но только не в том сумасшедшем мире, где я прибывал 25 лет! Рик только пожал Лаусур руку и увёл свою розовую любовницу, обняв её за талию.

Долго я ждал. За всё время, что я там пробыл, Лаусур производила свои опыты ровно 399 раз. Ужасное времяпровождение- смею тебя уверить! Не сдвинутся с места, каждый день- одна и та же процедура. Но я думал, думал, думал!
Мне было её жалко. С того времени, как Рик оставил её, она сменила около трёх любовников. Они были так же, как весь тот сумасшедший мир. Они недолго были с ней. Второй из них- я не помню его имени- оставил её уже беременную.
И снова при расставании не было ни криков, ни стонов. В первый раз тот самый жестокий Великий Лидер Абдус подыскал Лаусур другого жениха. В следующий раз этот самый жених сам нашёл себе пару и покинул Лаусур. А в третий раз уже сам Великий Лидер пришёл к ней!
Великий Лидер Абдус – из тех, кого мы называем Алелантадо. Он выше других существ из того мира, он может проявлять хоть какие-то зачатковые эмоции! Правда, и он не смог долго удержаться рядом с Лаусур- полигамия всё же взяла верх.

И наконец-то момент представился.
Они готовились пробурить новую дыру к нам, новую Магму.
Профессор Йерэ зашёл к Лаусур, когда она отдыхала.
-Лаусур, надеюсь ты понимаешь, что пробурить тринадцатую дыру в мир этих странных существ просто необходимо.
-Думаю, что да, профессор Йерэ. Но где вы собираетесь её бурить?
-Здесь, прямо над твоей лабораторией. Учитывая географию их мира, эта точка одна из самых выгодных.
-Но подключение плазмоизлучателей может поставить под угрозу все мои эксперименты, которые ещё не завершены!
-Лаусур, не будь, пожалуйста, эгоисткой! Подумай о том, что эта твоя жертва может послужить нашему общему делу!
И он ушёл. А Лаусур осталась сидеть на земле, окутанная дымом.
Вскоре появилось множество разноцветных мужчин. Руководил ими Рик. Он приказал своим подключать серебряные приборы к невидимой технике, а Лаусур- отойти подальше, чтоб ее не задело лучом.
Дым начал сгущаться и темнеть. В тот момент, когда от поднялся так высоко, что почти не было видно тёмно-фиолетового неба, Рик и его помощники-мужчины направили свои плазмоизлучатели- те самые серебряные указки- на какую-то точку на небе, которая располагалась прямо надо мной. Вся мощность сдерживающей меня невидимой аппаратуры была направлена в небо. В этот момент и я, вместе с остальной плазмой стал очередным пожаром.

Вы нашли меня в тринадцатой пустоши- самой новой пустоши- потому что мною она была создана. Мною в четвёртом агрегатном состоянии…
-А почему ты не сгорел, как всё в Пустоши 13?
-Потому что огонь не может гореть, Кир… Ну, ты выключил свою аппаратуру?
-Выключил. Всё сказанное тобой правда.
-А тебе бы этого не хотелось?
-Откуда я знаю… я бы вообще сейчас хотел оказаться на твоём месте… в четвёртом агрегатном состоянии. С Урсулой хочешь повидаться?
-Хотелось бы.
-Тогда… вот тебе ключ. Бери мою машину. Тебе она будет рада.
-Спасибо, Кир!
-Это прекрасно, что я могу тебе помочь. Ответь мне на последний вопрос, как мужчина мужчине!
-Слушаю.
-Ты до сих пор любишь Урсулу?
-Спасибо за машину, Кир

ЗАВЕЩАНИЕ ГРЕНДА.

«…И мир зачарованный канул
В пучину измученных грёз,
В объятия к богу Урану,
Истоку божественных слез…»

Урсула Гартман, поэма «Конец торжественного мира»

1.

Урсула нашарила в карманах мокрого пальто пластиковую карту- ключ от квартиры. В руках у неё были прозрачные пакеты с продуктами. Тяжело дыша, она бросила пакеты на пол и засунула карту в тоненькую щель.
-Урсула!- окликнул её знакомый голос.
Женщина обернулась, полная благодатного огня. Перед ней стоял Гренд- в больничной пижаме, в пальто не по размеру, такой же, как был 25 лет назад.
-Гренд…- дрожащим и наигранно сухим голосом произнесла Урсула.
-Я, моя милая…
-Я… это я…
Едва сдерживая слёзы, она подошла к нему и взяла за руку.
-Ты совсем продрог! Проходи скорее в дом.
Дрожащими не от холода руками Гренд подхватил пакеты и внёс их в квартиру.

Кухня была заставлена пустыми бутылками и подсвечниками для благовоний. Урсула некоторое время увлекалась тибетским буддизмом- до того, как увлеклась сектой дзен- и теперь не могла расстаться со своими сувенирами.
-Хлеб, лук порей, сухое молоко, китайский салат…- разорвав пакеты, начал перечислять продукты Гренд.- Милый семейный набор…
-А ты… Ты хочешь есть, Гренд?
-Нет, спасибо… Может быть, разве что, воды попью.
Урсула нашарила стакан на полке и налила фильтрованной воды. Гренд пригубил немного.
-Ты хотел чего-то спросить, Гренд?- Урсула не знала, чем занять руки.
-Ничего конкретного…- Гренд посмотрел на полку с фотографиями.- Здесь вы с Киром такие, какими я вас помню. Это когда было?
-Лет двадцать назад. Видишь, Борис ещё совсем маленький…
-Твой сын?
-Старший… Их у меня двое- Борис и Ахмед.
-Ахмед?
-Имя предложила 106-летняя бабушка Кира, она к концу жизни совсем выжила из ума.- она на секунду улыбнулась, но потом, словно опомнившись, снова сникла- А у Кира не тот характер, чтобы прекословить взрослым…
-Да…
Гренд сел на плиту, закрыл лицо руками.
-У тебя есть покурить?- спросил он.
-Я обычно курю кальян, но… разве что у Кира.
Урсула принялась рыться в кухонном шкафу в поисках сигарет.
Гренд подошёл к ней и взял за руки. Он посмотрел в её серые, выплаканные глаза.
-Ты плакала, любовь моя?
-Не надо, Гренд, прошу…
-Ты плакала. Почему?
-Это не из-за тебя, Гренд, не обольщайся!
-Почему?
-Гренд!
-Почему!
-Это из-за Кира!- она села- Совсем недавно я осознала, что из-за него я превратилась в старуху! Ты этого не видел, и слава Богу… Он- настоящий ханжа, как он только сподобился на зачатие детей! Никого не видит, кроме себя и своей работы. Как будто мир существует только для него и низкотемпературной плазмы!- по её белым щекам потекли серебряные слёзы- Я думала… что ты умер! Я тебя похоронила, Гренд!
-Ты любишь меня?
-Я люблю Бориса и Ахмеда.
-А Кир?
-Кир- мой муж! Любить его- мой долг!
Гренд опустился на колени и положил свою голову на худые колени женщины, которую любил вот уже 27 лет. Ему было 25, а ей- 49. Она- мать двоих детей и одного мужа, он- подопытная крыса жителей параллельного мира.
Гренд сел на пол. Закрыл лицо руками. За окном закричала какая-то птица.
-Они уничтожат нас.
-Кто?
-Аделантадо… Они долгое время изучали меня. Здесь тоже будет фиолетовое небо, и белый дымок будет курится у ног… Они уничтожат нас и поглотят нашу Вселенную.
Будет Новая Вселенная- в четвёртом агрегатном состоянии. Я и ты, Кир… Любое человеческое существо в четвёртом агрегатном состоянии.
Бездумно тикали часы. Минута, две, пять… В звенящем молчании.
-Я, пожалуй, пойду!- решил Гренд и, собрав все силы в мощных коленях, рывком поднялся и зашагал к выходу.
-Гренд, погоди!
-Да!- в надежде он обернулся.
-А четвёртое агрегатное состояние- это какое?
-Плазма… но не та, которая у тебя в крови!
Он тяжело вздохнул и отправился в прихожую, где стояли его грязные ботинки- единственное имущество, доставшееся ему в наследство от его прошлой жизни…

В прихожей Урсула нагнала его.
-Сигареты и, вот, зажигалка! А то у тебя, наверное, денег нет, чтобы купить!
-А Кир!
-Обойдётся!

ЭПИЛОГ.

Гренд брёл по улице серого города. Безликие улицы его родного города, раньше казавшиеся ему самыми прекрасными улицами на свете, предстали перед ним голыми, тусклыми и совсем некрасивыми.
-И кто из нас изменился- город или я?- подумал Гренд и сел на первый попавшийся автобус.
В автобусе пахло копотью. Угрюмый водитель в светоотражающем жилете и с марлевым респиратором на сером лице посмотрел на странно одетого Гренда, как, наверное, тот самый новозаветный отец смотрел на своего блудного сына.
-Камо грядеши?- спросил Гренд.
-Интурист, что ли?- не понял водитель.
-Куда едем, спрашиваю!
-За город!
-Хорошо…

Автобус ехал быстро. На поселковой остановке он остановился и, выплюнув пассажира в больничной пижаме и пальто не по размеру, поехал дальше. Пассажир посмотрел ему вслед и зашагал в противоположном направлении.
Слева и справа от него стелились безжизненные поля. Некогда они были засеяны пшеницей и кукурузой, но теперь от былых времён остались лишь полные грусти воспоминания.
Вдруг Гренд услышал запах гари. Он обернулся и увидел огромный столб дыма, вырывающийся из-под земли где-то в глубине поля.
Вдоль дороги, опираясь на палку, брёл старик. Переведя взгляд с огня на Гренда, он затянулся сигаретой и сказал:
-Горит! Видал?
-Видал, папаша!- ответил весело Гренд. Ему очень хотелось смеяться.
-Видать, новая пустошь будет, как на юге! А ты чего веселишься, сынок?
-Ничего, папаша! Ты, папаша, ни о чём не думай, ты иди своей дорогой, которую тебе судьба начертила!
Старик покрутил пальцем у виска и поплёлся дальше. Вскоре от него не осталось ничего, кроме следов на песке, рассыпанном на обочине.
А Гренд шёл в сторону города и, снова взглянув на огонь, неумолимо подступавший к дороге, он произнёс:
-Судьба дала Урсуле Кира и забрала меня. Значит, так надо. Прав был старик Рей: никогда не знаешь, чего испугаешься…
А потом ему вспомнилось стихотворение, которое он с дрожью и волнением грозового воздуха читал в старших классах девушкам, которыми хотел обладать:

Будут сладкими ливни, будет запах полей,
И полет с гордым свистом беспечных стрижей;
И лягушки в пруду будут славить ночлег,
И деревья в цветы окунутся, как в снег;
Свой малиновка красный наденет убор,
Запоет, опустившись на низкий забор;
И никто, ни один, знать не будет о том,
Что случилась война, и что было потом.
Не заметят деревья и птицы вокруг,
Если станет золой человечество вдруг,
И весна, встав под утро на горло зимы,
Вряд ли сможет понять, что исчезли все мы.

Всё будет, думал Гренд- и лягушки, и деревья с цветами, и весна, и зима…

…В четвёртом агрегатном состоянии!


Рецензии