Мамочка, прощай! часть восьмая

                ГОРОД ЛЫСЬВА

 

    Пишу про маму, про её жизнь. Хочется, чтобы осталась о ней память и у меня, и у моих детей, и у будущих внуков. И если перед этим писала от третьего лица, как бы со стороны, больше по маминым рассказам (сама-то  мала была!), то теперь всё же буду писать от себя: то, что помню.

-------------------------------------

   В Лысьве, на маминой и моей родине, наконец-то сбылась мечта моих родителей: они купили маленький деревянный домик. Одна комната, проходная кухня и закуток за русской печкой, где стояла моя кровать с периной, которую каждый вечер мама сбивала. Два окна с весёлыми голубыми узорчатыми наличниками смотрели в палисадник, где цвели сирень и черёмуха. Любимое мной и моими друзьями деревянное крылечко, на котором так уютно было сидеть и слушать сказки, которые нам читала старшеклассница Зоя. Маленький коридорчик, ведущий сразу в большой сарай, в котором можно было бы при желании и корову держать, и сено запасти. В коридорчике стоял небольшой бочонок: в него зимой мама складывала замороженные пельмени, которые мы вечерами стряпали всей семьёй, а иногда на это "мероприятие" приходили и соседи тётя Надя с дядей Колей и моей подружкой Нелькой. А я очень гордилась, что быстрее всех могла раскатывать скалкой маленькие кусочки теста, превращая их в ровные кружочки, на которые клали мясо. У Нельки кружочки выходили неровные, и ей эта работа быстро надоедала. Пельмени у неё тоже получались некрасивые, и поэтому она просто сидела и наблюдала. Меня же разбирал спортивный азарт - успеть разоскать столько кружочков, чтобы успеть за всеми стряпающими пельмени. Взрослые меня подхваливали, особенно тётя Надя:

   - Ох и девка, у тебя, Лида, растёт! Вот кому-то хорошая жена будет!

   Там же, в крытом сарае, туалет - конечно же, холодный и обычный в таких домах, но зато всегда чистый и даже с вязаным ковриком на полу. За домом небольшой огород, где сажали картошку, морковь, репу, помидоры. Но помидоры до холодов не вызревали, их снимали зелёными, складывали в валенки и укладывали на печку. Мне очень нравилось, когда мама звала меня вместе вырвать репку или морковку. Я выбирала ту, которая была покрупнее. Раз! - и жёлтая репка с хвостиком, на котором прилипли кусочки земли, у меня в руках! Дома её мыли, чистили - и какая же вкусная она была!

   Папа не стал устраиваться в мартеновский цех, где раньше работал, а пошёл на курсы сварщиков. И оказалось, что это призвание всей его жизни! Он так полюбил свою работу, что всю жизнь потом говорил:

   - Я даже во сне варю!

  Мама устроилась в магазин недалеко от дома продавцом. Сколько я её помню в то время, она всегда работала! Работа ей тоже травилась, она легко находила общий язык с покупателями.

   В Лысьве я пошла в школу. Школа была далековато, надо было идти через глубокий лог. Зимой мы весело скатывались с крутой горы на портфелях. Туда порой забивался снег, а чернильницы-невыливайки почему-то разливали чернила, пачкая тетради и учебники... Но что эти мелочи по сравнению с восторгом от быстрой езды! А чтобы подняться в гору, надо было попыхтеть! Валенки скользили по раскатанной портфелями дорожке, и мы, порой упав, с хохотом съезжали на животе вниз!

   В первом классе учились мы во вторую смену, и перед школой я шла к маме на работу, чтобы она заплела мне косички. Потом научилась заплетать сама.

   Мои родители всегда устраивали для меня праздник на день рождения и на Новый год. О-о, что это были за праздники! Мы все втроём наряжали ёлочку - она была большая, до самого потолка! Особенно любили сами изготавливать разные игрушки и гирлянды из цветной бумаги, картона, ваты. Папа тогда научил меня делать поделки из папье-маше. А много лет спустя я учила этому своих детей.

   В нашем крохотном, но таком уютном домике собирались мои друзья с улицы и дети наших родственников. Мама всегда готовила традиционные на Урале рыбный пирог и пельмени (их мы стряпали все вместе), покупала яблоки, мандарины, конфеты. Но самое главное было не угощение. Мама с папой придумывали разные конкурсы и соревнования, в которых разыгрывались нехитрые призы: конфетки, открытки, надувные шарики, ёлочные игрушки. Вместе с детьми так же азартно пытались срезать с завязанными глазами подвешенные на ниточки безделушки и взрослые. Я вспоминаю, как мы хохотали, когда тщательно завязывали папе глаза, потом кружили его, чтобы он не запомнил, где что висит, а потом он шёл вперёд, широко раскрыв ножницы, чтобы наверняка захватить желанную игрушку и... промахивался!
   И ещё папа умел показывать простенькие фокусы. Но мы, неизбалованные телевидением и интернетом, смотрели на это, раскрыв рты от изумления. Сейчас я недоумеваю: где мои родители могли всему этому научиться?!! Как вообще догадались они всё это организовывать? Ведь их детство и юность пришлись на тяжёлое военное и послевоенное время. А отец ещё и простой колхозник с образованием в семь классов... Да и у мамы никогда ничего подобного в семье не было. Бабушке было не до детей. Выжить бы!

   Я не помню, чтобы и у кого-то из наших знакомых детям устраивали такие весёлые праздники! После них я долго не могла уснуть. Лежала на своей перине с котом Барсиком, который когда мама не видела, забирался ко мне под одеяло, положив голову на подушку, и думала: "Вот бы мне всегда остаться такой, как сейчас! И мама с папой пусть бы не старели, а такими же остались!" Я почему-то не спешила взрослеть. Мне было хорошо в том возрасте. И детство было счастливым.

   Почти счастливым... "Почти" - потому что как я обожала праздники, устраиваемые моими родителями для детей, так я ненавидела все взрослые праздники! Особенно, когда мы ходили в гости к нашей многочисленной родне. Мой папа очень любил маму. И так же сильно её ревновал! Как говорят, "к каждому столбу"! Однажды к нам в гости приехал друг его юности. Они выпили за встречу. А потом друг сказал какой-то комплимент маме и... был изгнан из дома со скандалом! И ещё папа не умел пить... А  в гостях всегда на столах было вдоволь спиртных напитков! Взрослые пили, ели, потом начинали петь какие-то тягучие песни... Было жарко и скучно... Нам, детям, уже хотелось спать, а взрослые всё веселились...

   Наконец мы шли домой. И вот тут папа начинал "задираться":

   - А ты что это Петьке улыбалась? Что у тебя с ним?!!

   - Да ты что! - возмущалась мама. - Это же муж моей троюродной сестры!

   - А с Мишкой танцевала! - не успокаивался отец.

   - А что мне делать? Ты не танцуешь, а он меня пригласил. Мне же хочется потанцевать!

   И так всю дорогу. И дома он все никак не успокаивался. Бить маму не бил, но руками размахивал... А я всегда за неё очень боялась. Иногда мама, устав от его придирок, говорила мне:

   - Пойди, попроси папу лечь спать. Ради тебя!

   И я послушно шла, и дрожа от страха, просила:

   - Папочка, ради меня, ложись пожалуйста спать!

   Он меня очень любил, и иногда это срабатывало. Пьяно поцеловав меня в щёку, он говорил:

   -  Ну, конечно, ради тебя я сейчас лягу!

   Но иногда ещё и после этого всё цеплялся и цеплялся к маме... Я не спала и мечтала, чтобы никаких праздников никогда не было!

----------------

   У мамы всё чаще и чаще стала болеть печень. Говорили, что это от жёсткой воды. Иногда маму даже с работы увозили на "скорой помощи" в больницу с печёночной коликой. А потом в правом боку стало болеть и у меня. Я даже в больнице лежала почти месяц. И маме стали советовать:

    - Вам надо сменить климат. Ехать туда, где много винограда.

   Может быть, если бы и у меня не начались проблемы с печенью, родители и не решились бы на переезд. Но тут они стали задумываться, а куда бы и правда переехать? Тогда была одна страна - Советский Союз, и они не учитывали, что республики разные, со своей спецификой, со своим языком. Ни у кого и в мыслях не было, что огромная страна может развалиться на отдельные осколки, что русские там могут вдруг стать людьми второго сорта... А то и врагами... Но это случится ещё через много лет... А пока родители ездили и в Казахстан, и в разные города Украины - всё искали для себя город, который им понравится. Всё пока было не то.

   И вот однажды моя учительница музыки (да-да, я ещё начала учиться в музыкальной школе!) сказала маме, что у неё есть знакомые в Молдавском городе Бендеры. Что там отличный климат, и виноград растёт, и город уютный. Мама с папой поехали туда в апреле. У нас ещё лежали сугробы, и родители были в зимней одежде. Рано утром, когда ещё только начинало светать, они вышли из поезда на привокзальную площадь и обомлели: весь город был в цветущих абрикосах! Ещё горели фонари, и от этого нереальность и сказочность города была такой, что мама и папа сразу решили: вот здесь мы будем жить! Они влюбились в этот город навсегда!

   Дождавшись конца учебного года, мои родители продали наш любимый домик, собрали мебель и нехитрые пожитки в контейнер, и мы отправились в неизвестность. Мне и хотелось поехать в этот прекрасный сказочный, по рассказам родителей, город, и было очень жаль расставаться с многочисленными друзьями на улице, с которыми мы так славно играли в разные игры и устраивали концерты для родителей. Было жаль наш дружный класс, который в том учебном году занял первое место в Пермской области и получил путёвку на всех в Кунгурскую ледяную пещеру. О том, что я не побывала с классом в этой чудесной пещере я жалею всю свою жизнь...


Рецензии
Светлана, дано не заходила на вашу страничку на прозеру, сегодня зашла и не пожалела. Интересно обо всём пишете, от души. Я вообще люблю читать хорошие мемуары, дневники и написанные на их основе рассказы-очерки. В них много всего полезного для души. Большая картина жизни нашего общества складывается вот из таких мазков - событий и воспоминаний, людских судеб, эпизодов...
Сама тоже иногда пишу произведения на основе воспоминаний и разных событий из жизни близких людей. Есть и про родителей, и о сестре и других родственниках. Даю несколько ссылок. Почитайте,надеюсь будет интересно:
http://proza.ru/2010/05/05/1349 - о родителях в войну
http://proza.ru/2015/05/09/1619 - о родственниках в войну
http://proza.ru/2012/11/15/1004 - о сестре
Всего доброго

Елена Николаевна Егорова   10.02.2018 00:19     Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.