Призвание варяга гл 40 Ланиты вдовы

Весна в Изборске была радостной многообещающей порой. Горожане устали от зимней стужи. И теперь, обрадованные первым солнцем, посбрасывали теплые одеяния и вывалили на улицу в легких накидках и платках. Хотя на самом деле было все еще холодно. Тепло молодого Ярилы - обманчиво. И все же птички щебетали так весело. А какая легкость царила вокруг! В самом воздухе. Всем хотелось говорить, смеяться, обниматься и заигрывать друг с другом. Никто не мог усидеть на месте.

Вот и посадник не усидел сегодня на месте и решил поупражняться на свежем воздухе в искусстве метания топора. Компанию ему составили друзья – Торольв и Гарди - оба веселые, сильные и дерзкие. И в итоге занятия превратились в дружеский турнир.

Сражение происходило на заднем дворе княжеского терема, на оттаявшей полянке. Тут же был вкопан стол. Он имел всего одну ножку, но зато очень мощную. Это было целое бревно в обхвате. На столешнице стояла баклага с квасом, миска с мочеными яблоками и деревянный ковш. Такой большой, что им, пожалуй, можно было бы кого-нибудь запросто огреть в последний раз.

- Отступи назад еще на пару шагов. Это мало, еще надо, - хохотал Гарди, обращаясь к Торольву, готовящемуся к броску.

- Я и так уже у черты, - Торольв ткнул мыском сапога в линию, которую перед состязанием Годфред провел по сырой земле палкой. - Две дюжины шагов, чего еще надо…

- Хаха, ну так мы будем ровнять тебя не по стопе, а по твоему длинному носу, - смеялся Гарди.

- Ладно, - усмехнулся Торольв, который нисколько не обиделся на колкости. – Все, кидаю. Смотрите, - Торольв замахнулся в сторону мишени, возле которой стоял златовласый отрок, приносящий брошенные топоры обратно мужчинам.

- Мальчонку мне не зашиби, - шутливо предупредил Годфред, щелкая орешки. Он наблюдал за бросками друзей, так как его очередь кидать уже прошла.

- Уйди, бестолковый, - рыкнул Торольв на мальчонку. Последний шарахнулся в сторону, подальше от мишени. – Все, кидаю, - Торольв вновь замахнулся.

- Погоди, еще имя не придумали, - встрял опять Гарди. Несмотря на то, что топоры были каждый раз одни и те же, он старательно измышлял им новые имена перед очередным броском. – Пусть этот топор зовется «ливнем ярости»! Смотри не промахнись, мазила!

- Заткнись уже, наконец, - шутливо гаркнул Торольв на Гарди, который обожал говорить под руку.

Сделав шаг вперед и выставив левую ногу, Торольв размахнулся и плавно отпустил топор. Вращаясь, тяжелый снаряд со свистом разрезал воздух. Он устремлялся к цели размеренно и четко. С сокрушительным грохотом вонзившись в мишень, он сотряс ее с такой силой, что у наблюдателей даже захватило дух. Не было зрелища более прекрасного и зачаровывающего, чем это. 

- Вот, негодник, - хихикнул Гарди. – Прямо в выю угодил Изяславу…

Разговор шел не на славянском языке, поэтому найдись ему случайные свидетели – они ничего бы не поняли. Что до броска, то, и правда, Торольв попал нарисованному углем противнику точно в шею.

- Потеплеет, и с нами на сохатого пойдешь, - кивнул Годфред Торольву.

- Так я в чело его окаянное целился, - признался Торольв, кивнув в сторону изображающей прежнего князя мишени, из которой мальчонка вытаскивал топор.

- Ничего, все равно пойдешь...

- Летом на лося не ходят, - усмехнулся Торольв. Сам по себе он был не такой уж умник. Никто не учил его ни читать, ни писать. Но зато он многие вещи знал по опыту. Как никак, он был старше Годфреда лет на десять.

- Это почему еще? - удивился Годфред, которому было ясно только очевидное. Разве летом не лучшая пора для охоты?!

- Летом у лося шкура плохая. Много проплешин, - сплюнул Торольв. - Личинки оводов их оставляют после себя. Да и мясо дурное.

- Понятно, - кивнул Годфред. - Значит, следующей зимой!

- Нет, не пойду рогатого убивать, - Торольв не видел прелести в том, чтобы замерзшим весь день таскаться по лесу в поисках беззащитной зверухи.

- Пойдет, пойдет, - влез Гарди в разговор, попутно становясь к черте. – Главное, рогатого ему жалко. А мужиков тех с рынка - жаль не было!

- Ты кидать будешь али болтать туда встал?! – посмеивался Торольв, попутно отхлебывая из широкого ковша кваса, стекающего темными ручейками по его густой бороде.

- Кидаю, кидаю, - отозвался Гарди. Сделав несколько наклонов в стороны, размяв плечи, он наконец был готов к броску. Отошел от линии на несколько шагов назад. Разбежался. Крутанулся вокруг своей оси и уже был готов метать топор.

- Да погоди уж, разогнался-то…- хмыкнул Торольв точно так же под руку Гарди, как любил делать тот сам. Гарди даже запнулся, приостановившись. – А имя топору?!

- Все, все, кидаю, - Гарди размахнулся и швырнул топор.

- «Поцелуй крестьянки»! – напоследок успел провозгласить Торольв имя топора Гарди.

- Да пошел ты, - выругался Гарди на Торольва. – Какой еще поцелуй?! Чего под руку крякаешь!

Топор не сумел покорить мишень. Ударившись рукоятью о нарисованного врага, отскочил в сторону, тяжело упав на землю. Тут же к нему подбежал мальчонка и подобрал его с земли.

- Не докрутил. Сильнее надо было, - оценил бросок Годфред.

- Слишком резко, - вставил свое слово и Торольв.

- Это все из-за этого твоего поганого поцелуя! – гаркнул Гарди и сам пошел за топорами, хотя мальчонка уже нес сюда все три орудия.

- Я думаю, это все из-за разбега, - Годфред закинул в рот последний орешек, отряхнул ладони и пошел к черте. – Может, оно так и проще. Но четкость от того хромает явно…

- Ага, ему лишь бы повыделываться, - сострил Торольв, кивая в сторону Гарди.

- Если ты метаешь топор на турнире, а не в бою, то все в твоих руках, - продолжал рассуждения Годфред, сбрасывая с себя меховую телогрейку. - И уж, конечно, лучше встать поудобнее, а не абы как, коли выбор имеется…

- Держи, - Гарди сунул в руку Годфреда древко топора, принесенного от мишени.

- И еще я думаю, ты слишком напряжен, - объяснял Годфред. Оставшись в одной рубахе, он принялся разминаться. - Ты должен расслабиться и смотреть на цель. Тогда твоя рука сама сделает все, как надо. Не нужно слишком крепко сжимать древко. Я бы посоветовал тебе быть с топором почти таким же нежным, как с той красавицей...

- Какой именно? – уточнил Гарди чуть удивленно.

- С боярской дочкой! – напомнил Торольв. – Даже я помню, а он забыл!

- А кстати, где она?! – Годфред даже отвлекся от мишени и устремил взор на приятеля.

- Мне откуда знать, - пожал плечами Гарди, подавив зевок.

- Вот же ветреник…Ну так что я там говорил?.. - опомнился Годфред, потягиваясь.
 
- Да кидай уже, - устало зевнул Торольв. – «Затрещина от дяди»…Все, кидай.

- Ой, нет, - Годфреду не понравилось название. – Сейчас накликаешь мне тут беду!

- Лады…Тогда «Ланиты вдовы»…- придумал Торольв. Теперь роль скомороха перешла ему. Поскольку Гарди уже ничего не говорил. Лишь молча наблюдал за Годфредом, заложив руку за руку.

- Главное, чтоб не моей вдовы! – ухмыльнулся Годфред, подходя к линии. Левая ступня его оказалась чуть впереди и слегка повернута, а задняя установилась на носок.

- Пока рано столь мрачно смотреть на мир, - заверил Торольв. – Чтоб была вдова, нужна хотя бы жена для начала.

В этот момент на полянку пожаловал слуга – сын кормилицы Годфреда, Варди. Несмотря на то, что они с Годфредом были ровесниками, Варди казался значительно младше. Он был худым, невысоким и совсем безбородым. Он выглядел как юный паренек. Впрочем, он им и являлся.

- Господин, - Варди подошел к Годфреду как раз в тот момент, когда тот готовился к броску.

Годфред чуть отклонился назад, широко размахнувшись. Его глаза были устремлены на цель. Затем он резко подался вперед и разогнул локоть, расслабив кисть руки. Чуть подкрученный топор сделал восемь оборотов в воздухе и со свистом вонзился в цель. Прямо в предполагаемый лоб нарисованного углем противника.

- Что такое…- обратился Годфред к слуге, пока Торольв и Гарди лестно оценивали его бросок.

- Глава вече пожаловал. А с ним какой-то человек. И еще женщина, - объяснил слуга. – Говорит, дело важное.

- Ну так приведи его сюда. Одного, - Годфред не собирался прерываться из-за прихода Бармы, с которым они и так почти каждый день виделись по тем или иным делам.

- Мда, пожалуй, ты не так уж бездарен, - пошутил Торольв.

- Благодарю, - кивнул Годфред, надевая телогрейку.
 
- Держи, - Торольв протянул Годфреду ковш с квасом.

- Я вот, о чем подумал…А не поехать ли нам к кому-нибудь в гости, - изрек Годфред неожиданно.

- К кому? – удивился Торольв. – К дяде?!

- Нет, нет, не так далеко…- усмехнулся Годфред, который отчего-то немного опасался своего дядюшку. – К какому-нибудь землевладельцу и моему подданному…
В этот самый миг на полянке появился слуга. За ним шел Барма, на ходу поправляющий воротники.

- Приветствую, князь, - поздоровался Барма, чуть поклонившись.

Глава вече всегда обращался к племяннику Рерика именно этим титулом, хотя он не соответствовал действительности. Годфред был лишь посадником. Барма хотел еще что-то сказать, но Годфред тут же сам взял речь.

- Проходи, вот сюда, - Годфред указал Барме на линию, с которой производились броски. – Ты умеешь метать топор?

- Только кинжал…- чуть растерялся Барма.

- К сожалению, это не одно и то же. Хотя, может, и к счастью, - Годфред вложил Барме в руку топорик. – Я объясню, что нужно делать…Встань вот так…Поверни плечи сюда, - наставлял Годфред главу вече. - Я потратил уйму времени, чтобы уяснить одну вещь…Чем короче рукоять оружия, тем быстрее он крутится…

- Да? – для порядка уточнил Барма, чело которого было нахмурено. В действителености сейчас он думал не о топорах, а о деле, по которому пришел. И это дело даже больше касалось Годфреда, чем его самого.

- Да, - подтвердил Годфред.

- Цель слишком далеко, с непривычки не добросит, - заметил Торольв.

- Да, верно, - согласился Годфред, уже увлекая за собой следом Барму. – Подойдем чуть ближе.

- Князь, есть одно дело, - заикнулся Барма несмело.
 
- Смотри, мы сократим путь, скажем, на девять шагов, - продолжал Годфред. – Что кстати, за дело?

- Дело нехорошее…- сразу озаглавил Барма. Однако на челе Годфреда не возникло и морщинки. – Одного гридя твоего касается…

- За время обучения этому мастерству мне открылось следующее, - на сей раз Годфред обращался ко всем присутствующим. – Совершенно точно, что за три моих шага топор совершает один оборот…- Так что за дело? – кивнул Годфред Барме, который целился в мишень лишь для вида.

- И что все это значит?! – не понял Гарди. На славянском языке он говорил плохо. Поэтому сказал на своем. Барма, вероятно, не понял его речи, так как странно покосился на него.

- Это значит, что на глаз определяя путь до врага, ты должен либо недокрутить топор, либо наоборот, - раскрыл Годфред свой секрет.

- Есть одна женщина…Молодая женщина, - начал все-таки Барма, пока Годфред направлял его руку. – Три дня назад она поздно вечером возвращалась домой. Через пролесок шла…От родственников каких-то, кажется...И на нее напали…

- Лучше встать еще ближе, - высказался Торольв также, как и Гарди, на своем языке. – Так сразу ему будет тяжело докинуть.

Барма оглядел чуть вопросительно и известного всем берсерка. Его речь он тоже не понял. Однако вскоре из ответа Годфреда догадался, о чем разговор.

- Ладно, еще ближе, - согласился Годфред. – Кстати говоря, если цель находится слишком близко, то тебе следует держать топор так…- Годфред развернул оружие задом наперед, лезвием от мишени, то есть обухом к ней. – В таком случае топор войдет в цель таким образом, что рукоять окажется сверху. Но на конечный замысел это не повлияет, не переживай, - усмехнулся Годфред. – Так что ты там говорил. Напали? На кого напали?

- На одну молодую женщину. Напал один из твоих гридей, - повторил Барма, кивнув в сторону Торольва и Гарди. – С совершенно ясным и низким намерением.

- Неужели? – удивился Годфред. – И что, его намерение увенчалось успехом?!

- Увенчалось, - подтвердил Барма лаконично.

- Ну кидай уже, - крикнул Торольв, которому быстро становилось скучно в бездействии.

- Бросай, как я тебя учил. Сначала замах, - Годфред помог Барме совершить бросок. Топор вылетел из рук главы вече, крутанулся в воздухе и вонзился в «руку» изображенного супостата. – Для первого раза очень недурно, - похвалил Годфред, который на самом деле сделал это бросок наполовину с Бармой. – Так что там было дальше в твоей истории…

- Женщина пришла домой и рассказала обо всем брату, - продолжал глава вече.

- А муж у нее есть? – полюбопытствовал Годфред. – Давай, Торольв, твоя очередь.

- Нет мужа. Вдова она. Детей двое или трое, точно не помню, - повествовал Барма.
 
- Вот тебе и «ланиты вдовы»…Накаркал-таки, - уронил Годфред, прикладываясь к ковшу с ароматным квасом.

- Что? – переспросил Барма.

- Ничего. Ну и что дальше? – Годфред вроде разговаривал с Бармой, но глаза его были сосредоточены на Торольве, вновь готовящемся к броску.

- Как что? – удивился Барма. – Теперь эта семья требует наказания для причинника.
 
- Наказания? – Годфред перевел взгляд на Барму. - Я не понял ничего из твоего рассказа. Квас? - Годфред протянул Барме ковш. 

- Да что же тут непонятного…- вздохнул глава вече, жестом отказавшись от напитка. – Наказать его надо…- Барма чуть кивнул в сторону гридей, которые как раз спорили об искусстве метания топора.

- Торольв? – нахмурился Годфред.

- Не совсем, - щелкнул пальцами Барма, заложив руки за спину.

- Так это Гарди? – наконец догадался Годфред.

- К сожалению, да, - кивнул Барма.

- А с чего это ты взял, что виновник именно он?!

- Женщина узнала его. Вчера, когда вы ездили на ярмарку, - объяснил Барма.

- Узнала? Мужчину очень легко оговорить, ты должен это понимать! – Годфред раздраженно швырнул ковш на стол, остатки кваса выплеснулись на деревянную поверхность.

- Не думаю, что это оговор, - признался Барма.

- Ну и какие есть тогда тому доказательства? – Годфред был уже далек от созерцания состязания.

- Да никаких, - взгляд Бармы был красноречивее любых слов.

- Ну хорошо…- что-то внутри Годфреда переменилось, и он смягчился. – Тогда спросим у него самого…Гарди, подойди сюда…- Годфред поманил перстом своего друга. Тот как раз произвел бросок и сейчас шел навстречу мальчишке, подносящему топоры. – Торольв, кинь за меня. Я пока занят…

Гарди бросил топорики на землю перед Торольвом и поплелся к Годфреду, зевая.

– Кстати, сюда вместе со мной пришел ее брат, - продолжал Барма. - И она сама…Дожидаются…

- Зачем ты их сюда притащил?! – всколыхнулся Годфред.

- Затем, что они обратились ко мне за помощью. А я посчитал, что будет правильным не поднимать шумихи, - понизил голос Барма. – И решил сразу проводить их сюда. Чтобы все поскорее уладилось.

- Вообще-то правильно…- согласился Годфред.

-Ау? – Гарди подошел к столу, где стояли Годфред с Бармой. Взял со стола моченое яблоко и засунул себе в рот.

- Гарди…Мне стало известно, что ты напал на женщину. И надругался над ней, - начал Годфред. – Как ее звали, Барма?

- Кажется, Тиша, - Барма поморщился, пытаясь вспомнить имя жертвы. – Или Теша…

- Не знать такая, - пожал плечами Гарди, продолжая пережевывать яблоко.

- Ну, может, ты и не знаешь. А она тебя знает! - гаркнул Годфред. – Говори, было или нет?! Три дня назад! Где-то у леса…Вспомнил?

- Не, - Гарди усмехнулся. И было ясно, что все он превосходно помнит. И кроме того, понимает язык, хоть и не говорит на нем. Даже Годфред уже не сомневался в том, что вдова сказала правду. Хотя поначалу понадеялся, что это наговор с целью наживы.

- Ты знаешь, что она пришла сюда?! – Годфред теперь уже вовсе забыл про турнир и занялся Гарди, который выглядел безразличным. - Вместе с братом…Или кем-то там…И зачем нам это нужно?!

- Да она врет, небось, - отпирался Гарди, продолжая речь то на родном, то на чужом языке. И тем не менее, теперь Барма уже сам отлично понимал перевод.
 
- Даже если она врет, поверят ей, а не тебе, - заметил рассудительный Годфред.
 
- Ну а сам-то ты кому верить? – уточнил Гарди, размахнувшись и выбросив огрызок в еще не растаявший сугроб в кустах.

- Зная тебя, я верю вдове, - усмехнулся Годфред, которому было не столько жалко изборчанку, сколько себя самого. Ведь за подобными происшествиями последуют разбирательства. Все это может дойти до Новгорода. Вот уж точно тогда будет «затрещина дяди». Хорошо еще, Барма догадался не дымить.

- Да она сама быть не против того, - вдруг изрек Гарди, обращаясь к Барме. – А сейчас очернять меня.

- Нет, но…- Барма даже растерялся и перевел взгляд на Годфреда.

- Послушай, Барма…- Годфред задумался. - Узнай, сколько она хочет. Гарди ей заплатит.

- За что это я ей платить? – возмутился Гарди. – За то, что она нарочно крутиться у меня перед нос?

- Замолкни, - кивнул Годфред Гарди. А потом вновь обратился к Барме. – Ты должен уладить это дело так, чтобы оно нигде не всплыло позже…Поскорее уговори ее принять, скажем…- Годфред оглядел Гарди оценивающе. - Скажем, этот кинжал…Он стоит очень дорого… - Годфред сдернул с пояса Гарди ножны с красивым клинком, украшенным серебром и бирюзой, и бросил оружие перед Бармой на стол.

- Я боюсь, так тут дело не выправится…- предупредил Барма. – Им не плата нужна…

- А что? – не понял Годфред.

- Тут честь ее пострадала, - пояснил Барма. – Они хотят наказания для обидчика.

- Да какая там честь?! – встрял Гарди. – Что там за честь у эта простолюдинка?!

- Я полагаю, у каждого человека есть какая-то честь, - заметил Барма.

- Для ее честь мой кинжал зело много! – не унимался Гарди.

- Пострадала ее честь. Но также могла пострадать и она сама, - продолжил Барма. – Она сказала, что ты чуть не убил ее, когда схватил за шею.

- Барма, ну это уже слишком, - проявился Годфред. – Ты же сам понимаешь, что если бы Гарди хотел причинить ей вред или даже убить, то она бы сейчас тут не стояла.
 
- Разумеется…- для порядка согласился глава вече.

- Барма, ты предупредил ее о последствиях? – Годфред вдруг утратил равновесие духа, в котором пребывал совсем недавно. - Если в дальнейшем выяснится, что все это клевета – она сама будет наказана!

- Предупредил, - отозвался Барма. Он был немногословен сегодня. Но никаких речей и не требовалось. Годфред сам все начинал понимать. – Тем не менее, они хотят наказания. Все-таки это очень серьезное преступление.

- Да в чем тут преступление?! – недоумевал наглый Гарди. – От нее убывать что ли?!
 
- Пасть свою закрой, - Годфред неодобрительно оглядел одного из своих самых преданных другов. – Барма, поговори со своей соотечественницей. Пусть примет эти извинения, - Годфред указал на красивый кинжал в ножнах, лежащий на столе. Это была очень ценная вещь. Возможно, самая ценная из того, что когда-либо держала в своих руках вдова. – Иди.

Барма безнадежно вздохнул. Взял ножны с кинжалом Гарди и пошел в сопровождении слуги обратно. 

-Болван, - Годфред отвесил Гарди подзатыльник сразу после того, как Барма скрылся за углом дома.

Гл. 41 Воскресение http://www.proza.ru/2017/06/08/685


Рецензии
Анна, не знаком с техникой метания топора, тем более, что таковых в продаже нынче нет. Разве что в музеях можно увидеть, но верю, что именно так их швырять и следует. "Чем короче рукоять, тем больше оборотов топор сделает". Шаги до мишени сосчитать - это так же немаловажно.))) Хотя, по собственному опыту, признаюсь, что если что-то швыряешь рубящее-колющее, то главное не расстояние и длина рукояти, а СБАЛАНСИРОВАННОСТЬ оружия. Но это так - пустое. Главное, что Посадник развлекается, совершенно уверовав в то, что местные людишки ему не опасны и в расчет их принимать не следует, как животных на привязи. Это его глупое заблуждение наверняка боком ему же и выйдет. Своей смертью парень не умрет - либо в бане веником запарится, либо хреном толстым подавится, как у нас у смердов говорят испокон.)))

Николай Васильевич Захаров   22.07.2018 22:30     Заявить о нарушении
Ох, да, соглашусь, все верно Вы говорите, Николай Васильевич. Однако вот это слово "СБАЛАНСИРОВАННОСТЬ " ....Я прихожу в ужас от одной лишь мысли о поиске для него синонимов, которые можно было бы употребить в прямой речи героев )))

Лакманова Анна   23.07.2018 13:06   Заявить о нарушении
Анна, если бы такая задача стояла передо мной, то языком того времени можно было наверное сказать было о балансе так. "Рукоять как колесо, а железо чем ближе к центру у него вертится, тем точнее летит. Здесь и сила и скорость важны. Даже если лезвием не попадешь, то всё одно ладно. Враг жив останется и в полон пойдет. Коль лоб у него медный.")))

Николай Васильевич Захаров   24.07.2018 00:38   Заявить о нарушении
Хм, Вы правы, нужно упомянуть о балансе , дабы читатель не упустил из виду и этот аспект метания топора ))

Лакманова Анна   24.07.2018 11:15   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.