Призвание варяга гл 39 Пред народом

В Новгород пришла долгожданная весна. Солнце жарко припекало. Снег стремительно сходил. На полянах образовывались проталины. Сугробы усели. Кое-где уже журчали оттаявшие ручейки.

Это утро было ясным, но прохладным. Останавливаясь то там, то здесь, по дороге неспешно двигалась нарядная упряжка. Шесть белых, как снег лошадей, следовали друг за другом в торжественном шествии, сопровождающимся звоном бубенцов и сотней вооруженных конников. Князь обозревал просторы Новгорода под радостные приветствия горожан. Народ встречал Рёрика, как любимого князя, простодушно уверовав в то, что истинным захватчиком был Изборский Изяслав.

По одну сторону от князя расположился тиун, по другую – жена. Арви что-то постоянно рассказывал. А Варвара просто сидела рядом, поглаживая округлившийся живот и улыбаясь, чуть только взгляд мужа коснется ее.

- Прошу обратить взор сюда, - тараторил Арви, указывая ладонью в сторону широкого двора с высоким стрельчатым теремом и несколькими примыкающими к нему избами с тесовыми крышами. – Это хоромы Аскриния. Он самый богатый человек в городе. Если кого и нужно потрясти, то это его…А вон та троица, - Арви указал на три одиноко-стоящие сруба, – не что иное, как священные колодцы...

Отвлекшись от созерцания построек Новгорода, Рёрик перевел взгляд на Варвару. Несмотря на то, что было не так уж холодно, она зябла. Кутаясь в пуховый платок, растирала замерзшие персты. Заметив это, Рёрик взял ее ручки в свою ладонь. А она положила голову ему на плечо. И вскоре он заметил, что, невзирая на неудобства, она задремала мило и непринужденно. Губы правителя тронула улыбка. Он приказал ехать медленней.

Смеркалось. Прогулка удалась. Скопившийся вдоль дороги любопытный люд приветствовал князя, княгиню и будущего наследника, спавшего в чреве матери. Совершив значительное путешествие и теперь возвращаясь домой, Рёрик довольно осматривался по сторонам. А этот город не так-то плох. Пожалуй, ему начинает тут нравиться…

Вдруг внезапный крик из толпы вывел князя из благодушного любования.

- Злодей! Захватчик! Всех не проведешь! - заорал некто среди зевак. А позже в толпе мелькнула чья-то шапка.

Уже давно очнувшаяся Варвара с замиранием сердца следила, как несколько дружинников бросились к смельчаку. Тот в свою очередь помчался наутек, распихивая руками мешающих пути горожан.

Новгородцы с любопытством наблюдали за происшествием. Большинство не понимало, что происходит, а просто глазели.

Погоня оказалась недолгой. Крикуну не удалось затеряться в толпе. Он был настигнут стражей буквально сразу после начала эпизода. Варвара не успела и глазом моргнуть, как пара крепких гридей уже тащили его за шиворот прямо к княжеской упряжке.

События разворачивались стремительно. Несколько секунд – и герой оказался прижат к земле. Над ним нависло копье, готовое вот-вот вонзиться в горло.

Лицо князя было непроницаемым, а взгляд ледяным. Арви уловил суть последнего. И тут же кивнул старшему дружиннику. Который в свою очередь отдал приказ прикончить дерзновенного поскорее.

- Нет! - взвизгнула Варвара, подпрыгнув на месте.

Замахнувшийся гридь  застыл в нерешительности, глядя то на старшего дружинника, то на княгиню.

- Нет? – нахмурившись, переспросил Рёрик, удивленно обозрев Варвару. Теперь он уже не выглядел таким же добродушным, как минуту назад.

Варвара догадалась, что совершила ошибку. Ему не понравилось, что она возражает. Да еще и на людях.

- Да он же хмелен! На ногах еле держится! - деланно рассмеявшись, кивнула Варвара на удальца, который хоть и выглядел скверно, но, пожалуй, пьян не был. - Сам не знает, что говорит…Вздор какой-то…Умоляю пощадить его…- Варвара смотрела в глаза князя с просьбой в собственных.

И было в ее взгляде нечто, не совсем Рёрику ясное. Что-то пряталось за этой покорностью. Так сразу и не понять. Но, конечно же, это не укоризна. Хотя разве не ей там быть? И это выражение: «Сам не знает, что говорит!», - из ее уст оно звучит даже смешно. Кому, как не ей, знать, что крикун сказал правду.

- Княгиня, - вмешался тут же Арви. - Этот человек нанес оскорбление князю и всему княжеству. Он либо глуп, либо, как было замечено, пьян. Но все это не освобождает его от ответственности за свои поступки.

- Мой князь, прошу…- в глазах Варвары дрогнули слезы.

- Княгиня, - не отступал Арви, которого раздражало, что она везде лезет. Да еще и пытается разжалобить князя рыданиями. Самый низкий способ из всех! - Просить за такого человека можно лишь по злому умыслу. Или легкомыслию. В любом случае, подобное не красит даже княгиню…

- Я не могу этого видеть…Мой князь, только не сейчас…- Варвара опустила руку на живот.

Арви уже собирался снова возразить, но увидев лицо князя, с досадой отвернулся в сторону. Рёрик в свою очередь внимательно оглядел Варвару. Потом кивнул вознице. И через миг упряжка рысаков уже резво двигалась по дороге. Варвара оглянулась. Последнее, что она видела перед тем, как лошади повернули за угол – крикуну заломили руки. Его не порешили, но, кажется, и не отпустили.

- Что с ним станется? - сдвинув брови, Варвара в переживании сжала руку Рёрика.

- Какая разница…- процедил князь. – Ты не хотела ничего видеть. Вот и не видишь.

Арви довольно ощерился. Вновь отвернулся в сторону, но на сей раз пряча улыбку. Да, князь выполнил просьбу этой дуры. Но сделал он это не ради нее! А ради своего наследника! Ради нее он бы и пальцем не пошевелил! В любом случае это ее вымогательство ему по душе не пришлось.

А Варвара не сразу поняла, что означают последние слова князя. Но когда до нее, наконец, дошел их смысл, она почувствовала, что к ее горлу подступает ком.

- Как же так…- в глазах Варвары стояли слезы. – Так нельзя. Его нужно отпустить.

- Что? – Рёрик развернулся и оглядел Варвару так, что у нее аж все похолодело внутри.

- Прошу отпустить его…- пересилила себя Варвара. Она не могла молчать. Хотя сейчас уже ясно видела только одно – вместо того, чтобы улучшить положение храброго новгородца, она сейчас ухудшит свое собственное.

- Не лезь не в свое дело, - процедил Рёрик. И из его уст сие предостережение прозвучало угрожающе.

- Я умоляю, - всхлипнула Варвара, спешно утирая начинающие струиться по ее щекам слезинки.

- Закрой рот. И больше не обращайся ко мне, - повелел князь мрачно.

Все время спора Арви глядел в сторону реки и улыбался солнышку, играющему лучиками в его козлиной бородке. Настроение у него улучшилось. Нет, не все пожелания вражьей дочери, этой несносной выскочки, должны исполниться. Наконец, князь сам указал ей на ее место. Место, предполагающее молчание, сдержанность и покорность. О да, для разнузданной и заносчивой дочери Гостомысла – самое страшное наказание – именно молчание и сдержанность.

Что до Варвары, то после грозного предупреждения она старалась оставаться стойкой. Но расстройство оказалось столь велико, что намерению не суждено было сбыться. Слезы на сей раз хлынули из ее глаз бурными реками. Лица людей, стоящих вдоль дороги и приветствующих князя, теперь расплывались пред взором.
 
- Прекрати это, - прорычал Рёрик. Было очевидно, что плачущая женщина вызывала у него не жалость, а наоборот гнев.

Сотрясаясь в немых рыданиях, Варвара прикрыла рот ладошкой. Она, как могла, старалась сдержать себя и не расплакаться во весь голос. Рёрик больше не смотрел на нее. Но вид у него был такой злобный, что она даже опасалась подать голос еще раз.

День закончился тоскливо. Варвара полвечера проплакала в своей горнице. На улице давно стемнело, и было бы правильным лечь спать. А не жечь свечи. Но она не могла заснуть. Она ждала Рёрика. Который все никак не шел. Вскоре уже начало светать. А он не появлялся. Ну и где он? Это уж совсем плохо, что его нет ночью. Ничем положительным для нее это не закончится. И тут все ясно. Но есть еще кое-что…

С некоторых пор Варвара стала замечать за собой странную перемену. Ее отношение к Рёрику постепенно менялось. Ненависть и обида вытеснялись непостижимой симпатией. Временами она ловила себя на мысли, что ждет от него внимания. Пока он рядом, никто во второй раз не завоюет город, а ее саму не отправит в рабство. Да и сам он для нее теперь не так уж и безразличен, как хотелось бы. Порой она неосознанно стремилась вызвать его одобрение, всячески являя послушание и готовность следовать путем, который он укажет. Она так убедила себя в необходимости смирения, что иногда, даже не замечая того, оправдывала его вероломные действия, находя им разумные объяснения. Безусловно, ничто не загладит того, что он сотворил. И она, конечно, не забудет об этом никогда. Однако на какое-то время придется отставить мысль об отмщении. Ведь сейчас самое главное – это дитя. От того, как она сама будет себя вести, зависит судьба малыша. Так что теперь дружба с князем – это нечто необходимое. Да и не такое уж пренеприятное, если не вспоминать каждый миг о том, что он сделал.

На утро ничего не поменялось. Рёрика все не было. А Варвара выглядела уже совсем разбитой и даже болезненной. Она была бледна и медлительна. А на лестнице у нее вдруг закружилась голова.

- Что такое, княгиня? – подоспевшая Рада подхватила Варвару под руку, помогая ей добрести до одрины.

- В глазах темно! Зови князя! - велела Варвара слабым голосом.

Кажется, прошло совсем мало времени, как на крыльце послышались шаги Рёрика. Открылась дверь и в горницу ворвалась перепуганная болтовня Рады. А вот, кажется, и князь уже здесь.

Варвара чуть приоткрыла глаза. Обеспокоенный Рёрик сидел на краю постели. И поправлял покрывало. Впервые в жизни она видела его растерянным. Этот новый образ, в котором предстал князь, был неожидан и приятен глазу. Особенно после того, как он оставил ее вчера одну, ни сказав ей ни слова.

В эту же минуту в покои влетела повитуха и что-то прокудахтала. Утром бабка уже навещала этот терем, но вот, оказывается, как дело обернулось. Пришлось вновь посылаться за ней.

- Быстрее можешь?! - князь нетерпеливо пододвинул скамейку повитухе, которая никак не могла усесться, крутясь на месте. - Я уж думал, ты никогда не придешь! Где тебя носит?!

- Князь, как послали! И я сразу тут как тут…Как я посмела бы…- причитала бабка.

- Тебе следует постоянно быть здесь. А если бы рядом никого не оказалось?! - отчитывал Рёрик бабку, которая лишь пробурчала в ответ что-то неясное.

- Я лишь говорю, - добавила бабка поспешно, - что на этом сроке очень опасно…

- Не болтай, - указал князь, перебив повитуху. Он не хотел, чтобы она нагнетала страсти. - Все будет хорошо, - на этот раз его слова были обращены к Варваре и звучали мягче.

Варвара в свою очередь чуть опустила веки. На ее лице читалось недомогание. Возле нее на самом видном месте расположилась корзинка с рукоделием. И вся картина в целом была очень трогательной.

Бабка задала несколько вопросов. Послушала сердце и живот Варвары.

- Напрасно серчать изволили - все ладно. Плод на месте, где ему и положено, - с довольным видом изрекла наконец бабка. - Это не ранние роды, а присущая этому сроку слабость! – бросив взгляд на Варвару, повитуха продолжила еще более уверенным тоном, - но главное – сберегать княгиню от всякого непокоя! Нельзя допускать никаких тревог, дабы подобного не повторилось! - последнее заявление повитуха сделала особенно четко и громко. А Рёрик на этих словах чуть сдвинул брови. - Ибо это может отразиться на наследнике! – пояснила бабка.

- А разве уже известно, что будет сын? - Рёрик недоверчиво покосился на повитуху.

- С большой долей вероятия, княже! Живот вздернут - верный знак! Сын! - пообещала бабка.

Наконец осмотр был завершен, и бабка ушла в сопровождении Рады. В передней еще долгое время слышались их озабоченные голоса. А Рёрик теперь внимательно оглядел Варвару. Она казалась слабой и почему-то несчастной. И тут вдруг ее губы дрогнули. Что было, вполне, явным знаком.

- Что…Что такое? – не понял князь. Еще вчера ее слезам могло бы сыскаться объяснение. Но сейчас…

- Я так тревожилась, - всхлипнула Варвара.
 
- О чем…- Рёрик уже совсем запутался.

- Я всю ночь ждала. Но…- Варвара не договорила. Утерев набежавшие слезы, отвернулась в сторону.

Подумав, Рёрик обнял Варвару и приголубил. Вчера она очень разозлила его. В такие моменты он даже временами жалел, что не отправил ее следом за батюшкой. Но сегодня она видится уже совсем другой.

Когда дверь за Рёриком затворилась, Варвара выдохнула, плюхнувшись на подушку. Кажется, все прошло как надо. И лестница, и слезы, и повитуха…Да, повитуха. Которая, разумеется, неспроста поведала все опасения государю, пока княгиня находилась "почти без чувств"… Она сама, Варвара, необъяснимо опасалась, что Рёрик догадается, в чем дело, приписывая ему нечеловеческую проницательность. Ей стало не по себе, когда он нахмурился после слов бабки о том, что княгине нужно не позволять волноваться…Но нет, он ни о чем не догадался…Попробуй тут догадайся, что бабка делала лишь то, что условлено. Ведь Варвара заранее продумала, что повитухе следует говорить…И даже на какое время нужно опоздать с тем, чтоб князь растревожился…Все это представление далось ей, Варваре, нелегко. Но когда же, как ни сейчас, начинать действовать? Момент подходящий. Вот пусть князь и призадумается, ощутив тревогу за нее и своего сына!

Гл. 40 Ланиты вдовы http://www.proza.ru/2017/06/02/1362


Рецензии
А Варвара, оказывается, ещё и хорошая артистка, впрочем, как и каждая женщина...Интересная глава! С уважением,

Элла Лякишева   11.10.2017 11:10     Заявить о нарушении
Артистка и режиссер в одном лице :)

Лакманова Анна   11.10.2017 12:24   Заявить о нарушении
Жму на зеленую, в надежде, что заметят модераторы и выдвинут на соискание первой строчки в таблице "рейтингов". Потом выдвинут на номинацию самую крутую и халявную, а там уже и "Писатель года" в кармане. Это дорожная карта, Анна. Пользуйтесь. Надеюсь, что догоню повествование Ваше о Рёрике к рождению Варварой наследника и ОН возглавит сопротивление подпольно-партизанское.)))

Николай Васильевич Захаров   20.07.2018 22:02   Заявить о нарушении
Хихи на Писателя Года у меня денег не хватит ))

Лакманова Анна   20.07.2018 22:27   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.