Воздушные рабочие войны

Туман окутал землю вновь.
Далеко за туманами любовь.
Долго нас невестам ждать
с чужедальней стороны.
Мы не все вернемся из полета.
Воздушные рабочие войны...

                Рыжов Ким
Это слова из песни «Туман» к «Хронике пикирующего бомбардировщика» – одному из лучших кинофильмов о Великой Отечественной войне – относятся к экипажам самолётов-разведчиков, отдавших свою жизнь, чтобы узнать планы фашистов и приблизить освобождение советской земли от захватчиков.
В одиночку, в любую погоду они выполняли задания командования. На самолете ПЕ-2 в бомболюки устанавливались три камеры, которые фиксировали на плёнку военные объекты врага. Труд лётчиков часто не был отмечен командованием, а их могилы остаются безымянными до сих пор.
В годы войны за город Воронеж сражались – и погибали – разведчики многих воздушных соединений. С 28 июля 1942 года начала свою деятельность по обороне города 324-я отдельная дальняя разведывательная авиационная эскадрилья (324 ОДРАЭ) под командованием капитана Ивана Ивановича Жданова и старшего политрука Гришина Василия Ивановича.

Первоначально её задачей была разведка аэродромов, железнодорожных узлов, скопления и перемещения войск в тылу противника, но война внесла свои коррективы. Летчики в разведке снимали поле боя. Летая над позициями врага, они производили площадное фотографирование линии фронта. Для этого над позициями немцев они пролетали несколько раз, чтобы заснять на фотопленку все их позиции. Кроме съемок огневых точек врага с включенных фотокамер летчик-наблюдатель наносил сведения об увиденном на карту, а стрелок радист, имея двухстороннюю связь с разведотделом воздушной армии, сразу передавал донесения с борта.

Фашисты охотились за одиночными самолетами, понимая, что они могут раскрыть их замыслы. Наши лётчики делали все, чтобы донести до командования собранные разведданные. Начальник разведывательного отдела 2-й воздушной армии майор Ларин Фрол Сергеевич анализировал материалы, полученные от всех самолетов-разведчиков, и докладывал командованию собранные авиаразведкой сведения.

По данным исследователя Алексея Иванова из Одессы, в эскадрилье воевали девять летчиков и девять летчиков-наблюдателей (штурманов). Только за три месяца боев эскадрилья совершила до 300 боевых вылетов, доставляя командованию 2-й воздушной армии ценные сведения, подтвержденные фотодокументами. По целям, выявленным разведчиками, наносили удары штурмовая и бомбардировочная авиация.

Летчики эскадрильи вписали много славных страниц в историю битвы за Воронеж.
Шестого июля машину командира лейтенанта Старченко Вадима Петровича фашисты подбили. На одном моторе, раненный, он сумел посадить горящий самолет на нашей территории. Штурман старшина Иванов Николай Максимович и стрелок радист старший сержант Мисюра Петр Романович вытащили истекающего кровью командира из горящей машины.

14 июля экипаж младшего лейтенанта Александра Николаевича Скопина – штурман сержант Иосиф Давидович Шлакман (21 марта1943 года Скопин и Шлакман не вернулись с боевого задания) и воздушный стрелок старший сержант Николай Мефодиевич Николаенко (будущий Герой Советского Союза) – по приказу командира 2-й ВА фотографировал город Воронеж. Летчики на высоте 4000-4500 метров шесть раз заходили на съемку немецких укреплений. На «пешку» напали два «мессершмитта». Стрелок-радист Николаенко, отбивая атаки, сбил Ме-109, а другого заставил покинуть бой.

В начале августа 1942 года перед войсками 40-й и 60-й армий была поставлена задача – освободить Воронеж от фашистов. Операция началась с захвата плацдармов на правом берегу реки Дон в районе сёл Александровка и Костенки. Затем части 40-й армии форсировали реку Воронеж и захватили Чижовский плацдарм. Из района Подгорного и Воронежского Центрального парка имени Кагановича повели наступление части 60-й армии, чтобы перерезать фашистам дорогу «Воронеж – Семилуки» и, встретившись с войсками 40-й армии, окружить и уничтожить группировку противника в нашем городе.

Экипажи 324-й разведывательной эскадрильи ежедневно сообщали сведения командованию о действиях противника, переброске его войск. С аэродрома эскадрильи непрерывно поднимались самолеты ПЕ-2. Самолеты-разведчики следили за передвижением войск врага. Самолет, находясь над вражескими позициями, приступал к их фотографированию. Во время съемки летчик вел машины прямолинейно, без маневрирования. Уклонение от маршрута в сторону вело к тому, что снимки оказывались непригодными для расшифровки. Маневрировать можно было только по высоте, да и то в известных пределах. Поэтому летчики, не обращая внимания на бьющие зенитки врага, атаки истребителей, вели разведку.
12 августа 1942 года возвращавшийся с боевого задания экипаж командира звена лейтенанта Сукачева Сергея Васильевича (штурман звена – Смирнов Сергей Алексеевич, стрелок- радист – Дикий Григорий Андреевич) атаковали два немецких истребителя и подожгли его. В последний момент экипаж покинул самолет. Командир Сукачев погиб при приземлении – его парашют не успел раскрыться. Тяжело раненного стрелка-радиста Дикого отправили в госпиталь в поселке Мордово Тамбовской области, где он и умер 15 августа 1942 года. Только штурман Смирнов вернулся в часть.

Не исключено, что ПЕ-2, упавший в реку Усманка в 1942 году (это недалеко от пляжа турбазы «Лесная сказка»), который в этом году решила поднять поисково-исследовательская группа, возглавляемая Валерием Петровичем Чернышовым, принадлежал экипажу Сукачева. Аквалангисты подняли на поверхность винт, другие детали самолета.

История поисков этого самолета начиналась так. Очевидцем падения этой израненной машины стал воронежец Шингарев Александр Павлович. Его все послевоенные годы волновала судьба экипажа. Он в 1993 году обратился в клуб подводного плавания «Риф» с предложением поднять самолет. «Рифовцы» откликнулись на просьбу ветерана и вместе с представителем краеведческого музея Николаем Владимировичем Дошутиным начали подъём самолета. Водолазы достали на поверхность штурвал, двигатель самолета, пулеметы, бронеспинку. Когда стало ясно, что экипажа в машине нет, экспедицию закончили, передав реликвии в краеведческий музей.
Разведывательная эскадрилья капитана Жданова вела разведку под Воронежем до середины декабря 1942 года, теряя самолеты и боевых друзей.

Девятого сентября 1942 в небе между селами Рябчево и Левая Россошь произошел воздушный бой. Наш Пе-2 дрался с немецкими истребителями, тем удалось подбить самолёт-разведчик. Местные жители видели, как из него выпрыгнули два пилота. Фашистские летчики расстреливали с пулеметов спускающихся на парашютах. Неуправляемая, горящая машина могла упасть на село, но в последний момент её отвел от населенного пункта оставшийся в кабине, вероятно – тяжело раненный, третий член экипажа.

В этот день, по донесениям командира эскадрильи, не вернулся на свой аэродром экипаж летчика лейтенанта Дмитрия Борисовича Снопенкова (штурман звена – лейтенант кавалер ордена Красного Знамени Смирнов Сергей Алексеевич, воздушный стрелок – Сизов Иван Тихонович, награжденный медалью «За отвагу» и орденом Красной Звезды). В извещении на старшего сержанта Сизова, подписанном начальником штаба эскадрильи старшим лейтенантом Мамаевым Василием Илларионовичем, о нем сказано: «Ярославец, дважды орденоносец Сизов И.Т. героически погиб в борьбе против гитлеровских бандитов, похоронен: Воронежская область населенный пункт Левая Россошь».

Из экипажа в живых остался только командир Снопенков. Его, раненного, отправили в госпиталь в город Борисоглебск. Свидетелям боя местным жителям он успел сказать, что фамилия штурмана – Смирнов. После выздоровления Дмитрий Борисович продолжил бить фашистов. Произвел за годы войны 1025 боевых вылета. С 1960 года проживал в Кисловодске. Награжден летчик орденами Красного Знамени, Отечественной войны I и II степеней, Красной Звезды. Умер он в 2006 году.

В сентябре 1942 года свою первую награду – орден Красной Звезды – получил за 25 боевых воздушных разведок летчик-наблюдатель будущий Герой Советского Союза старшина Иванов Николай Максимович. Его экипаж отличился при фотографировании линии фронта в районе городов Семилуки, Коротояка, Свобода, Павловска и Богучара.

22 октября 1942 года, возвращаясь с боевого задания, у села Александровка в катастрофе погиб экипаж, в составе которого были летчик-наблюдатель старший лейтенант, кавалер ордена Красной Звезды Беляков Иван Петрович, пилот старшина Ермилов Григорий Иванович и воздушный стрелок старшина Дуров Леонид Ильич. Где могила героев, еще предстоит выяснить, так как в донесении указывается только село.

Последней потерей эскадрильи на Воронежском фронте стал воздушный стрелок-радист старшина Богомолов Анатолий Ильич. На ПЕ-2 напали два немецких истребителя. В неравном бою Богомолов успел сообщить командованию о замеченных передвижениях гитлеровцев. Отбивая атаки неприятеля, Богомолов был смертельно ранен. В донесении, где похоронен герой, стоит прочерк.

В декабре эскадрилья влилась в сформированный 50-й отдельный разведывательный полк, который в 1944 году стал 193-м отдельным гвардейским разведывательным Львовским Краснознаменным ордена Кутузова авиационным полком.

Туман над страной, о котором говорится в песне, рассеялся. Пришла долгожданная Победа. По-разному сложилась судьба воздушных разведчиков.

Герой Советского Союза Николаенко Николай Мефодиевич, в 1960 году уйдя в запас, жил в Воронеже. Он работал диспетчером на базе «Росгалантерея». Скончался Николай Мефодиевич 26 марта 1984 года. Похоронен на Юго-Западном кладбище. На доме №55 по улице Ильича, где жил Николаенко, установлена мемориальная доска.

Для главного консультанта фильма о воздушных разведчиках «Хроника пикирующего бомбардировщика» Героя Советского Союза, генерал-майора авиации Анатолия Андреевича Анпилова воронежская земля тоже стала родной. В Воронеже прошли его детство и юность. В 1932 году, после окончания семилетки, он поступил в коммунально-строительный техникум. Здесь, в аэроклубе, он впервые поднялся в воздух. В годы войны летчик-разведчик прошёл путь от командира звена до командира эскадрильи. После окончания академии служил, в 1948-1949 годах, командиром полка в 3-м учебно-тренировочном авиационном центре, который находился в Воронеже.

Командир эскадрильи Жданов Иван Иванович стал полковником. Именно он участвовал в суде над американским летчиком Пауэрсом в качестве эксперта. Самолет Пауэрса «Локхид У-2», летевший на высоте в 20 тысяч метров и недосягаемый для других, был впервые сбит нашей ракетой первого мая 1960 года. Предъявив суду неопровержимые улики, Иван Иванович доказал, что полет американца являлся преднамеренным, заранее подготовленным и производился с разведывательными целями.

В настоящее время лучшие традиции летчиков продолжают разведчики 7000-й военной базы, в состав которой вошли два разведывательных полка. Они и сегодня бдительно выполняют свой долг, защищая интересы страны.

Нам мечтается, что в Воронеже – городе Воинской славы установят наконец обелиск, рассказывающий о славном ратном подвиге воздушных рабочих войны, увековечивающий память о них.


На снимке:
гв.старший л-т Николаев Н.М. (1ряд,1-й справа )среди летчиков 193 ограп 2 ВА..1944г ,октябрь,Сандомирский плацдарм Из архива Алексея Иванова


Рецензии