Что такое слово

Что такое слово.

Сначала рассмотрим,  что такое знак. Для чего привожу  определения из справочников, которыми мы и следуем при  своем представлении, что такое знак. 
\\\\\\\\\\\\\\\\\
ЗНАК,
 материальный, чувственно воспринимаемый предмет (явление, действие), который выступает как представитель другого предмета, свойства или отношения. Различают языковые и неязыковые знаки; последние делятся на знаки-копии, знаки-признаки и знаки-символы; понимание знаков невозможно без выяснения его значения. См. Семиотика.
--------
Особо надо отметить эту очень удачную формулировку. Знак, это чувственно воспринимаемый  предмет, (явление, действие)  выступающий полномочным  представителем другого предмета.
-------   
ЗНАК ЯЗЫКОВОЙ, единица языка (морфема, слово, словосочетание, предложение), которая служит для обозначения предметов или явлений действительности и их отношений, для обозначения отношений между элементами языка в тексте. Большинство исследователей считают, что знак языковой двусторонен, состоит из означающего и означаемого.

ЗНАКИ ПРЕПИНАНИЯ, особые элементы письменности (точка, запятая, тире, скобки, кавычки и т. д.), служащие для обозначения на письме формально-грамматического, смыслового и интонационного членения речи.

\\\\\\\\\\
Знаки бывают разные и всякие. Жестовые, мимические,  дорожные,  большие, маленькие, условные, обусловленные и т.д. Бывают звуковые, например,  сигнал автомобиля, Би-би,  Бывают безмолвные, например,  цвета на светофоре. 

В свете чего, зададимся вопросом. Является ли какой-то набор звуков,    знаком?  Ведь любые звуки, чувственно воспринимаемы  нашими органами слуха.   
Ответ на этот вопрос довольно прост.
Если какой-то  набор звуков, или вообще всего один  звук, или даже ползвука, а есть и такие,       что-то обозначает. Т.е.  является полномочным представителем чего-то.  Значит,  он  знаком является.
  Например,  набор  звуков,  Кастрюля, обозначает саму кастрюлю,  в которой варят суп. И  этот набор звуков,  знаком всяко является.

 
Если мы возьмем другой набор звуков, например,  Кергуду или Абракадабра,   и зададимся вопросом.  Является ли этот набор звуков знаком? Ответ будет тоже очень прост. Если  этот набор звуков для нас ни чего не обозначает. То естественно,  что он для нас знаком не является.
 Получается так, что  если какой-то звук, или пол звука,  или набор звуков что- собой обозначают, то они являются знаком.  Если ни чего не для нас обозначают. То значит,  знаком не являются.

 Но этот же самый набор звуков, или какой-то отдельный звук, может являться знаком для других людей. Которые,  ими что-то обозначают. 
Теперь зададимся вопросом, а обозначает ли что-то само слово Слово. А если обозначает. То,  что именно.   

Не вникая в особые тонкости  словообразования, рассмотрим  какой смысл  вкладывали в название слово, те,  кто его создавал. И в коем качестве, по смыслу,  мы его и по сей день применяем.

Судя по названию,  С/лов/о.
 Мы имеем что С,  это одна смысловая единица, или единица сведений. В одном из случаев, это так называемый союз С, обозначающий,  что нечто связано, соединено вместе. Как например,  Петя С Васей.  Где С можно заменить на понятие совместно, и сказать: - Петя,  Вася,  совместно, или совокупно. Что будет равносильно: -  Петя С Васей, только изложенное намного объемней.   
Этот знак союз С,  применяется для  образования множества других слов,  как знаков большего размера чем он сам. Но   в том же самом значении.  Соединения, связи чего-то с чем-то.  Ладить- Сладить, вязано –Связано, т.е. совместно, совокупно  вязано.
Пойдем дальше.   
Но прежде остановимся на таком  интересном явлении.
  В нашей рече-языковой системе, или системе кодировки/обозначения  сведений. Имеется несколько видов ударений. В данном случае,  рассмотрим и  отметим,  всего два вида ударений.
  Первое.  Это так называемое количественное ударение. По этому  виду ударения, ударным является  звук произносимый более долго, а безударным,  более кратко. В этом виде ударений  применяется противопоставление  по принципу, долго-кратко.
Второе. Это так называемое силовое, или выдыхательное ударение.  Согласно этому виду ударения, один звук произносится с выдохом,  а другой  без оного.  Здесь идет противопоставление,  с выдохом, ударно, - без выдоха, без ударно.
Чтобы не путаться, и выражаться как можно кратче. Примем, что один вид ударения количественный, это принцип  долго-кратко. И если звук произносится долго, то  после него будем ставить две косые черточки, //.  Например, .  Сло//во.   А кратко произносимый  звук, не будем отмечать ни как.
А второй вид, силовой, выдыхательный,  это ударно-безударно.    И если звук произносится ударно, с большей силой выдоха.  То  после него будет ставить одну косую черточку.    Например,   Сло//во/.   А без выдоха произносимый  звук, не будем отмечать ни как.
Таким образом мы отметили, что мы  в слове Сло//во/. Делаем два совершенно разных ударения. Ну и здесь не будем углубляться в то, почему это так.  И почему, например,  в слове словЕ//сныйЪ/, мы смешаем, ну или меняем  ударение. Об этом разговор отдельный.    
 
 
Разница в произношении долгих-кратких, ударных-безударных. Не очень то велика, но наш слух, натренированный еще в раннем детстве,  довольно четко улавливает эту разницу.
Допустим, если кто-то скажет так,  словО//, сделав долготным последний О. То вряд ли мы поймем,  о чем собственно идет речь. В общем,  особая  ударность,  это особый, отдельный,  самостоятельный  знак.   
 Знак Ло//в, также как и знак союз С,  тоже участвует, в образовании  других  большего размера знаков, слов.  Лов\ить, у\лов, от\лов, лов\чий  и т.д. Ну и просто, Ло//въ/, например, в таком выражение: -  Лов рыбы начался.    
Здесь особо отмечу, что Лов в слове С/ло//в\о/. равнозначен в у\лов, ловчий, лов  и т.д.  Потому как мы и в слО//во,  и в улО//в,  лО//вчий, лО//вят, лО//в,   и т.д. Имеем одинаковую долготную, количественную ударность по части О.
 
Если же,  эти О в разных словах произносятся с разной ударностью, хоть по долготе, хоть по силе выдоха,   то обозначают они совершенно разные, а порой прямо противоположные вещи. Т.е. являются особыми знаками, с особыми значениями, ну или признаками. Или соотносятся с особыми смысловыми/ информационными единицами.
 Ну,  так решили те,  кто создавал наш язык и речь, нашу  систему кодировки информации/сведений.
А  учитывая эту связку, знак и его значение, т.е. то,  что знак обозначает,  можно сказать систему кодировки значений.
А если учесть другую связку, знак и то,  что находится при знаке, признак. То можно сказать систему кодировки, систему обозначения признаков и их размерностей.
В этой связи надо отметить, я бы сказал гениальную находку. Ну,  или гениальное языкотворческое изобретение.
Звук всего один, в данном случае мы рассматриваем звук О. Но произнесенный по разному, долго-кратко, с выдохом - без выдоха, обозначает  совершенно разные вещи.   Т.е. как в данном случае,  звук О всего один, но по разному, с разной ударностью,   произнесенный.  Выступает в качестве сразу четырех знаков.     Получается так, что при наличии все тех же обще характерных звуков, но по разному, с разной ударностью  произносимых, производительность системы кодировки, увеличивается в четыре раза.

Но это если всего один звук О, выступает в качестве сразу четырех знаков. А если  в качестве четырех знаков выступают сразу все шесть наших гласных. То при наличии все тех же шести гласных.  Производительность системы, шесть умножить на четыре, увеличивается   в двадцать четыре раза. А если учесть,  что имеются еще и так называемые тональные ударения. То при наличии все тех же шести полных гласных, производительность системы кодировки увеличивается  как минимум в пятьдесят раз.
Но ведь эти по разному произносимые звуки, т.е. отдельные знаки  можно комбинировать, создавать сочетания знаков. То получается,  так,  что производительность системы кодировки  увеличивается в сотни, если не в тысячи раз.
Ну и скажите мне, что тот  или те,  кто это придумал, из всего одного звука, причем из каждого обще характерного звука речи,  сделать сразу как минимум шесть знаков,  не гений языкотворчества.      
Прежде чем сделать следующий шаг, и пойти дальше. Еще раз отмечу.
Если у гласных звуков имеется разная ударность, то это совершенно разные знаки. Обозначающие совершенно разные единицы информации/сведений. 
 Делаем следующий шаг.
Концевой указатель, по сути артикль, или как сейчас говорят  окончание    О,  в слове словО.  Тоже участвует в образовании множества других слов как знаков. Например. АкнО/,окнО/,  бало//тО/, о//зерО/   и т.д. Как мы видим, точнее слышим в речи, в данных словах,  и в слове сло//вО/,   на последний О,  делается выдыхательное ударение.   
 Из этого  совпадения, можно смело заключить,  что во всех случаях применяется один и тот же знак, с тем же самым значением.
Но что же он обозначает?
  Чтобы это выяснить,  сделаем  небольшое отступление. И отметим,  что нашими языкотворцами в свое время было принято решение, в конце слова гласными  звуками  отмечать разряд, класс, вид понятия или объекта. Которое обозначает это слово.
 Для этого сначала вспомним, что полугласным звуком Ь, как в слове ночЬ, денЬ, тенЬ, ленЬ и т.д.  Было принято решение обозначать сразу как минимум два значения. Одно значение, что это обобщенное понятие, а второе, что это понятие не имеет четко обозначенных границ. Но границы эти все-таки имеет. Т.е.   если взять денЬ и Ночь, то четкой границы у этих понятий нет, но граница эта, пусть и весьма условная, размытая,  всё-таки имеется.
Звуком О в конце слова, в силовой ударности, было принято решение обозначать тоже обобщенные понятия. Но у этих понятий,  в отличие от тех,  которые не имеют четко обозначенных границ. Эти четко обозначенные границы имеются.   Если взять озеро/, то любое озеро имеет четкие границы.  Которые,  пролегают между водой в озере, и землей, сущей  вокруг озера. И можно четко различить, где кончается одно, вода, и начинается другое, суша.
 Тогда как между днем и ночью, такую четкую границу по видимости провести невозможно. Точно также не имеет четкой границы и тенЬ, и ленЬ и т.д.   
Но вот если взять окнО//, то любое окно, и большое и маленькое, и круглое и квадратное.  Точно также как и озеро, имеет четко обозначенные границы, между окном и стеной.   
     Таким образом, мы выяснили.  Что те,  кто создавал слово Слово, определили,  что этим знаком обозначается некое обобщенное понятие, т.е. слово, как окно и озеро,  может быть,  и маленьким и большим.  Но  которое,  имеет четко обозначенные границы.
      
 Как мы рассмотрели, получается так,  что сам знак именуемый  слово,  собран из более мелких знаков. В частности С ,  Лов и О.  А из чего собран Лов, мы здесь рассматривать  не будем, потому как и так понятно, в каком значении с незапамятных времен,  мы применяем этот знак Лов.
 В итоге мы получаем, что Слово, это нечто,  совместно ловленное. Что это обобщенное понятие, которое  может быть и большим, и маленьким, но в любом случае,  имеет четко обозначенные границы.
   Учитывая, что слово составлено из более мелких знаков,  и является элементом речи, нашего говорения. А элементы речи, летят по воздуху   от  говорящего,  к слушающему.  То С/лов/о,  это нечто,  совместно ловленное нашими ушами.
На мой взгляд,  этот знак,   Слово для обозначения Слова , образован довольно удачно.
  По крайней мере,  мне понятно, какой смысл в него вкладывали те,  кто его создавал.  Слово, это несколько знаков, состыкованных вместе.  По сути,  знак,  составленный сразу из нескольких знаков, по импортному их называют аффиксами или морфами. Но знак, который,  как и окно,   имеющий  четкие, а не размытые границы.   
 
 Из каких меньшего размера знаков, образовано слово Слово. Мы рассмотрели выше.

 Но если некоторый набор  звуков  не является   знаком,  ни чего собой для нас не обозначает.  То такой набор звуков ни чего собой не обозначающий, словом называть нельзя. Это просто набор звуков, абракадабра, ни чего собой не обозначающая.
 В силу чего,  рассматривать звуки, а равно и их сочетания, абракадабру,  в не связи с тем,   что они обозначают.  Весьма наивно. Если не сказать большего. 
 В этой связи надо отметить, что есть у нас даже такая как бы наука, фонология называется. Которая,  рассматривает звуки и их сочетания, по сути абракадабры,  вне связи с тем,  что  они обозначают. Которую надо так и именовать, абракадабристика, наверное.
 Правда есть и другая такая параллельная  фонологии, и очень нужная  наука. Занимающаяся тем же самым. Называется она логопедия.   
 Но логопеды, как и эти фонологи,   тоже, не связывают произносимые нами звуки, с теми или иными значениями. Не рассматривают их как знаки, что-то собой обозначающие.  Но они и не претендуют на роль филологов, языковедов.
 У них  профессия и задача совершенно другая. Научить людей  правильно произносить звуки, если они этого делать не могут. А уж,  что  обозначают те или иные звуки речи. Это не их стезя.
Но вот почему фонологи, по сути,  те же самые логопеды,  не связывают звуки речи, с тем,  что они обозначают. Это очередная загадка природы. Ибо не один человек, и никогда, не произносит  свои речи не наполняя их каким-то смыслом. Но фонологи, и вообще филологи, считают, что люди произнося звуки речи, ни какго в них смысла не вкладывают, ни чего ими не обозначает. И ни чего наивнее,  просто придумать не возможно. 
Также, нельзя назвать словом, (совместно ловленным, нечто состыкованным вместе), и отдельные звуки  речи,   выступающие в качестве знака.  Потому как они не состыкуются ни с кем. 
Например, так называемый предлог У,  применяемый нами в значении нахождения чего-то У чего-то. У стены, У кровати, и т.д. И так называемый союз И,  также как и союз С,   связывающий, соединяющий что-то с чем-то. Например, Петя И Вася, Он И Она. 
Т.е.  этот  предлог У, и союз И, также как и слова, (совместно ловленные, состыкованные),  тоже знаки. Но выступающие,  в отдельном виде, не состыкованные, не совокупленные  ни с кем. 
 Как сказали бы  в былые времена, ловленные слухом не в совокупности с другими звуками как знаками,  а ловленные ухом,  отдельно. Не в совокуплении с другими  знаками меньшего размера. 
  В силу чего являющиеся уже элементами, частями  не  слова, (как набора знаков состыкованных, совокупленных  вместе). А являются частями, элементами   предложения, и отдельными элементами, отдельными знаками речи вообще.
  Пусть и неполнозначной, но  все равно в качестве  самостоятельной информационной/смысловой единицы.  Жестко не совокупленной ни с кем.
  В этой связи надо видимо отметить и такую деталь.  Если рассматривать эти упомянутые предлог,  У,  и союз И.   В качестве того, что это элементы слова, т.е. совместно ловленного, например,  в таких выражениях: -  У стены. То тогда это У стены, а равно Он и Она.   И произносить, и писать надо  слитно. А именно так:  – Устены, ОнИона. 
 В общем, если рассматривать,   что наша речь это цельное слово, почему иногда мы и путаем, где слово,  а где речь. Например, вместо,  вступительная речь, можем сказать,  вступительное слово. И понимать,  что это одно и тоже по смыслу.
 То тогда, надо и говорить, и главное писать все слитно.
  Что собственно и было в эпоху господства Старославянского мыла. И говорили все слитно, а как это можно довольно легко прослушать в любое время. И писали всё слитно. Потому как слово, раздельно не пишется. А пишется, как мы знаем,  слитно.
 А имело это место быть потому, что  как  слово, так и предложение, так и всю речь в целом. Рассматривали  как одно, совокупное, совместно ловленное слово. И сама речь по канонам Старославянизмов,  считалась цельным словом. Как следствие, и мы, говоря,  преди/словие, после/словие, учитель словесности, и т.п.   поступаем точно также, и совершенно не правильно.
 Т.е. говоря, вступительное слово, вместо,  вступительная речь. Путаем, и считаем,  что слово это  и есть речь. Тогда как на самом деле это совсем ни так. Слово это слово.  А речь, это речь, составленная  из слов, ( т.е. нескольких знаков ловленных в совокупности) и других отдельных знаков.  Ловленных нашим ухом в отдельном, не  в Связанном   виде.
  Как я уже не раз отмечал. Язык  это некий набор первичных знаков, и правила сборки  из них каких-то речевых конструкций.   А если учесть,  что знаки обозначают какие-то смысловые/информационные единицы.  То речь,  это сам процесс, сборки каких-то смысловых/информационных конструкций, из более мелких деталей,  по вполне определенным правилам. И передача этих смыслов/информации, адресату.
По импортному говоря, язык это система кодировки. А речь, это сам процесс кодировки и передачи информации/сведений в закодированном, знаковом виде,  получателю, адресату.
  Но если мы собираем слова из более мелких знаков, аффиксов/морфов, приставок, суффиксов, окончаний и т.д.     Которые первичны по отношению к слову, к тому в состав чего они входят. То слова, по большому счету,   элементами набора языковых, первичных знаков  не являются.  Но производятся нами в процессе кодировки и передачи сведений адресату.
Но если слова являются импортными, и мы их не собираем из более мелких знаков.  То они являются  элементами языкового набора. И,  по сути,  загромождают наши головы.
 Потому как если мы собираем слова из более мелких знаков, и чем меньше, тем лучше.  То нам надо запомнить только эти мелкие знаки, которые входят в состав  многих слов.  И создавать из нгих смысловые конструкции.   И воспринимать, ловить их ухом в совокупности.  И по сути,  их ни такое уж большое количество. Всего, как считали в былые времена,  какие-то сотни.
 Ну как,  например, копий каких-то деталей  в наборе детского конструктора, может иметься всего несколько штук, или несколько десятков. Но из них можно собрать, ого-го какие,  и всякие разные конструкции.
Но чем больше, крупней, та или иная деталь детского конструктора, тем больше надо коробку,  чтобы их в неё уместить. А  потом эту  большую и тяжелую коробку с собой постоянно таскать. 
Если применять  только импортные слова.  О которых мы не знаем,  из каких более мелких знаков они собраны. То,  чтобы оперировать объемом информации,  которым мы сейчас оперируем, надо запомнить, порядка двух – трех миллионов абракадабр, и естественно все то,  что они обозначают. И вряд ли это кому из людей под силу.
 Т.е. чем больше мы будем применять импортные словечки, не зная,  и не понимая,  из каких более мелких знаков они образованы. Тем быстрее наступит ступор в наших головах.
И даже можно примерно посчитать,  когда это наступит.
В китайском чисто словесном языке, применяется    порядка трех тысяч  знаков обозначающих понятия и объекты целиком. Т.е. того что мы именуем аффиксами, предлогами, частицами и т.п. У них нет и в помине.  Запомнить бо/льшее количество,   для всех людей без исключения, весьма проблематично. Если вообще возможно. 
 Исходя из этой  практики, можно смело утверждать. Как только мы начнем оперировать импортными словечками в количестве примерно трех  тысяч. Так этот ступор в наших головах и настанет.   Как следствие,  мы перестанем быть тем народом, каковым были. А  будем,  народом суржиком.
Потому как, на каком языке народ сейчас изъясняется. Так он и называется.    


Рецензии