Османы как Дракон Востока...

... и почему Дракула не Дракон

Аннотация:
Развеем укрепившиеся мифы в художественной литературе, и раскроем исторические сведения, отождествляющие османских турок с этим мифическим зверем.

***

Многие любители мистики развили из образа из Дракулы дракона, хотя, по сути, в истории он таковым не был. У христиан, как известно, дракон всегда был символом Сатаны. Отец младшего Драгули, Влад Драгула II вступил в Орден Дракона, который был назван так из-за борьбы против Дракона - Змия, то есть Дьявола. Есть гипотеза, что Дракула II прозвали таким потому, что он боролся против Великого Дракона в лице Ислама, в частности турецкого султана Мехмеда. Есть даже фреска 15 века авторства Феличе Феличиано, изображающая Мехмеда Завоевателя как зеленого дракона, изрыгивающим ядовитое дыхание (andra spargiendo il venenoso fiato). Принимая во внимание факт, что османский флаг был зеленым с тремя белыми полумесяцами, не удивительно, почему у художника возникли такие ассоциации.

    Манускрипт

       Дракулу же, однажды изобразили в образе Св. Георгия побеждающего дракона. То есть самому Дракуле олицетворять из себя Дракона, было бы оскорбительно, учитывая, что он был ярым христианином и крестоносцем. Он также не был в восторге от перевода его имени как "Дьявол" (Драк - рум. демон, чёрт, также ругательное слово). Вероятнее прозвище подразумевало "борющегося с дьяволом".
      
       Польский хроникёр Ян Длугош описал политические причины символа Ордена:
      

        "Дракон вышеупомянутого ордена был круглой формы, с головой глотающей хвост с открытыми челюстями и изрыгающим пламя, с кровью, забрызганной вдоль спины по форме креста. На том месте был поставлен крест, излучающий спицы лучей, в середине которого содержится надпись: О как милостив Бог, справедлив и милосерден. Эта эмблема была предложена в присутствии послов... Так слова пророков будут исполнены: 'Этот дракон, которого ты создал, чтобы обмануть его, в действительности - дракон'. И он появляется корчащимся и забрызганным кровью христиан, которая должна будет пролита в войнах".
               Анналы Длугоша (1413-1430).

      
       Сведения Длугоша указывают, что дракон был использован как символ борьбы против Сатаны. Эмблема вызывала прямые ассоциации с Георгием Победоносцем, убивающим Дракона. А Святой Георгий, как известно, покровитель крестовых походов и священных войн.

        Манускрипт

      Эмблема ордена дракона из книги Конрада Грюненберга, "Ваппенбух" 1483 г.
      
       Итак, Дракула II прозвали так, потому что он был в этом Ордене, чтобы сражаться с Драконом Азии - Османской Империей, либо его фамилию можно переводить как румынское слово "драгул", то есть дорогой, близкий, родной сердцу (драг - слав. любимый). Но само слово "драк", дает другую версию, что его прозвали "дьяволом" за то, что он некоторое время был вынужден стать союзником турок.
      
       Зная это, когда Дракулу так идеализированно величают Драконом, я не вижу в этом правильного смысла. Лишь понимаю, что образ драконов романтизирован в фэнтези, таким образом, став символом, мощи, силы и величия. Однако христиане в средние века считали иначе.
      
       Вопреки устоявшимся стереотипам именно турки спокойно относились к образу дракона, змея или серпента, и не видели в этом ничего сатанинского. Для многих будет открытием, но скажу вам, что Мехмед, будучи еще принцем в 1448 году, в Манисе издал указ начеканить монеты с изображением дракона (в османском турецком "эждер" - дракон, большой змей, с перс. аждаха), на одной стороне медной монеты был монстр похожий на змея или василиска. Символизм современным историкам до сих пор неизвестен и никто не знает, почему Шехзаде Мехмед захотел изобразить дракона. Моя точка зрения такова, что Мехмед захотел дать понять, что он станет Драконом, великим и могучим. Около 1470 годов Мехмед заказал портрет, один из 60 гравюр к "альбому Фатиха", который теперь хранится в библиотеке дворца Топкапы. Этот портрет "Эль Гран Турко", с итальянского "Великий Турок" изображает султана носящим шлем с драконом. Мехмед еще с детства имел имперские планы по завоеваниям, ведь годом раньше по его велению была начеканена монета с изображением льва или грифона, а как известно у тюрков лев: арслан, аслан - воплощал храбрость, бесстрашие и отвагу.

        Манускрипт Манускрипт

       Чуть позже, после завоевания Константинополя, 21-летнего Мехмеда будущий Папа Пий II, еще тогда, как Эней Сильвий Пикколомини, в своем воззвании всей Европе назвал юного турецкого султана "мерзким Драконом". 23 октября 1463 года, Пий назвает предводителя турок, то есть Мехмеда "чудовизным Драконом" (immanis draco). Вслед за ним, 30 сенятбря 1453 года, Папа Николай V издал указ, в котором он изображает Султана Мехмеда как Антихриста, и сравнивает его с красным драконом Апокалипсиса, который носит на себе семь голов с семью диадемами и десятью рогами. Он также был назван сыном Сатаны. Тем самым Папа Николай официально объявил крестовый поход против Мехмеда II. Любопытно, что в 1190 году Иоаким Фиоре сравнил Мохаммеда и Саладина с четырехглавыми и шестиглавыми Драконами Апокалипсиса.
      
       Напротив этому, Анонимные турецкие хроники, описывая события битвы при Варне (1444), сравнивают военачальника Хазанбейзаде Ису с полу-драконом смело сражающемся в бою:
      

        "Как человек-дракон, если он сражал кого-то один раз, не нужно было ударять снова, и не оставалось никого, чтобы умолять о помощи врача".

      
       Сами европейцы называли турок Драконом, вот что говорит сербский боярин Янко из анонимных османских хроник:
      

        "Мы наступили на хвост спящего Дракона, придет весна и Турок сделает Белград нашей тюрьмой".

      
       Лишь однажды османы сравнивают валахов с драконами, и это очевидно влияние христианского религиозного символизма также как и Ахриман - зороастрийский персонаж, а не мусульманский:
      

        "И неверные, похожие на драконов и злобные как Ахриман были приведены к нему" - Турсун Бег описывает события после ночной атаки.

      
       Тем не менее, образ дракона у османов остается символом могущества, а не дьявольской силы. Так османские хроники описывают возвращение Мурада после битвы при Варне в Эдирне:
      
      

        "Когда Принц (Мехмед II) услышал это, они все обрадовались: мертвецы вернулись к жизни, а живые превратились в семиглавых драконов".

      
       Удивительно, сцена напоминает отрывок из фэнтези о зомби или русские былины о Змее Горыныче! Но нет, это военные турецкие хроники! Видимо выражение было популярным у турок, так как оно повторилось в событиях взятия замка Варны, когда султан Мурад прибыл в Янболу, некий Данишманоглы этим оборотом выразил радость отрядов Румелии прибытию Падишаха.
      
       У историка Мустафы Али есть еще одно положительное сравнение с этим мифическим существом:
      

        "Когда старые мудрецы видят тебя в одеянии дервиша,
               Они говорят: Дракон опоясал сокровище сверхъестественных сил!"

      
       И тут раскрывается истина, что сказки о драконах охраняющих сокровища пришли именно с Востока! Самая ранняя литература о драконах появилась в персидской и ассирийской мифологии, затем перешла к тюркам, а позднее и в Европу. Очень часто уже после христианства, Ислам как религия сравнивался с драконом.
      
       И мусульмане не сопротивлялись этому отожедествлению. Дракон был частым символом в исламском искусстве, и что важно отметить, дракон ассоциировался с мечом Пророка, Зульфикаром. Крестовина меча изображала драконьи головы - это всегда был символ Зульфикара. В 14 веке эта священная символика была особенно известной. Меч с рукояткой из драконьих голов был популярен и у османской династии. Отливали пушки по форме драконов раскрывающих пасть, изображения драконьих голов и змей были выгравированы на мечах, саблях, кинжалах, на щитах наконечниках знамён. Несмотря на военную атрибутику, в форме драконов также строили фонтаны. Дракон означал "непобедимость царя".
      
       Точно также и "вампирские" ассоциации в положительном свете используются именно у османов, а не европейцев. "Кровожадные мечи янычар" было использовано у Турсун Бея, а о кровопьющих оружиях сказано в тех же турецких анонимных записях:
      

        "Я утверждаю, что они, ища помощи Аллаха, Сострадательного и Милостивого, должны завладеть знаменами и мечами, внести в игру копья, выплевывающие огонь, как драконы, должны вынуть из их ножен гладкие кровопьющие лезвия, и осыпать их блеском как молнии".

      
       После этих сведений восточная мифология, фольклор и символика в исторических событиях выступает совершенно в ином свете, а именно, правдивом; образы появляются такими, какими они были раньше, без искажений, нанесенных субъективными представлениями.
       PS. Интересные заметки на тему ассоциации европейцами турок с драконами, можно найти в статье Francesco Sorce "Il drago come immagine del nemico turco nella rappresentazione di et; moderna" (на итальянском)


Рецензии
Очень интересно! Вероятно, Вы со мной не согласитесь, но я думаю, что именно об этом драконе пишет автор Апокалипсиса: «И произошла на небе война: Михаил и Ангелы его воевали против дракона… И низвержен был великий дракон, называемый дьяволом и сатаною… Они победили его кровью Агнца» (12:7–11). На это, на мой взгляд, указывают воззвание и указ римских пап.

Андрей Пустогаров   12.06.2019 13:02     Заявить о нарушении