Призвание варяга гл 37 В честь наследника

В этот день Варвара проснулась в бодром настроении. Ей не терпелось поведать Рёрику весть о ребенке. В свете событий последних дней, когда она неоднократно выступала с речами в честь князя, ему было не до разговоров о потомстве. А Млава велела сообщить эту новость так, как она того достойна. Объявить торжественно, в соответствующей обстановке. А не шепнуть, скомкав впопыхах. Так что теперь, когда первостепенные государственные дела позади, настает подходящий момент. И надежды очень велики. Все-таки речь идет о наследнике. А значит, отношение к ней самой, как к матери будущего княжича, должно измениться. Стать более почтительным.

- Рада, князь уже ушел на охоту? - зевнув, обратилась Варвара к помощнице, убирающей стол после завтрака. Няня Блага в последние дни чувствовала себя совсем скверно. Было ли то связано с ее возрастом или с тем, что «ненавистные варяги» шныряли под носом у нее день и ночь, но она заметно сдала. Так что в услужении у Варвары оказалась двоюродная внучка Благи. Сама же старая няня ушла на покой, отказываясь зреть «бесчинство» в родном гнезде.

- Ушел, княгиня. Дружина собралась еще на рассвете. Но, кажется, они уехали обозревать...Не на охоту…- засомневалась Рада. - Говорили про Ладожский путь и еще про что-то…

- Это все неважно, - губы Варвары сложились в довольную улыбку. - Главное, что их не будет до послезавтра…

- До послезавтра, - подтвердила Рада.

- В таком случае…Найди мне приказчика, - Варвара открыла ларец и одно за другим натянула кольца на персты. Это было необходимое действо при встрече с кем-либо. Люди должны не только знать, что перед ними сама княгиня. Но так же видеть это и даже ощущать.

Рада перестала смахивать крошки со стола и уставила чуть удивленный взгляд на княгиню.

- Приказчика, - повторила Варвара. – И поскорее. Времени мало у нас.

Дверь за Радой затворилась. А Варвара погрузилась в думы о грядущем, попутно силясь причесать волосы, которые совсем спутались во время ночного сна.

Итак, стало быть, громкое пирование. Да, для значительной новости нужен значительный праздник. А в самый разгар веселья, под очередную здравицу за княгиню, она сама, Варвара, скромно опустив очи и едва улыбнувшись, молвит, что в ее чреве сын княжеский. Без лишних слов, просто, но громко, чтобы непременно слышали все! Пожалуй, в обычное время это оказалось бы не совсем уместно – делиться такой важной новостью во всеуслышание. Но сейчас положение особенное…

Разумеется, пир необходим не столько для того, чтоб веселиться, сколько для того, чтоб всенародно объявить о наследнике. Это очень важный момент, судьба которого зависит от восприятия князя. Она, Варвара, практически ничего не знает об этом непредсказуемом чужаке. И ей трудно предвидеть, как он отнесется к ее новости. Есть вероятность, что он, к примеру, не захочет наследника от нелюбимой жены. Или не пожелает, чтобы внук Гостомысла стал его преемником. Или, вообще, заявит, что она сама - ему вовсе не жена! Или, что хуже всего, выяснится, что у него уже есть законные наследники всего награбленного добра, и они где-нибудь во Фризии вместе с их матушкой! Или матушками! Все может быть. Для этого и нужно празднество. Князь в какой-то степени будет застигнут врасплох. Если новость окажется уже объявлена – не отменять же все потом! Ему придется признать сына Новгорода своим наследником. По крайней мере, на этих землях. А для Варвары только это и главное: не упустить свой Новгород.

****
Прошел всего день со дня отъезда Рёрика. А в княжеских хоромах, несмотря на трескучие морозы, стояла уже несусветная суета. Челядь носилась с распоряжениями княгини, натыкаясь друг на друга, охрану и просто посетителей. Было забито девять быков, заколото четырнадцать поросят, зарезано сто семьдесят шесть кур, восемнадцать уток и столько же гусей. Избы старательно убирались и украшались. Возле печей громоздились горы дров. Самые задорные скоморохи и потешники уже явились вместе с гуслярами и певцами, готовые развлечь народ.

- Каков наш праздник выходит, благодарение берегиням ! - Варвара довольно потерла подбородок, заглянув в пиршественные избы, где как раз протирали столы и двигали тяжелые лавки.
 
- На славу выходит, - согласился приказчик.

- А стряпать пусть уже сегодня начинают, - решила Варвара. – За день не управятся…Вот все думаю, Делян, а не маловато ли у нас с тобой угощений получается…

- Да куда уж больше, княгиня? - изумился приказчик. – И так уж кучу скотины зарубили.

- Ну так уж кучу, - отмахнулась Варвара. – Нет, это дело я говорю, Делян. Надо еще мяса. Мужи его любят. Так что еще гусей и поросей…Пойди, распорядись. А то ведь не поспеют...

Когда приказчик скрылся из виду, лоб Варвары пересекла линия сомнений. А и правда…Не слишком ли пышное празднество получается…С другой стороны, когда же, как не в этот день, пировать широко! Ведь помимо праздника в княжеских хоромах, будут еще устроены народные гулянья в городе, где также окажутся выставлены угощения. Разумеется, стол будет попроще: пироги с репой да квас. Однако этих расходов никто не отменял. Если посчитать сколько нужно яиц, муки и выпивки, цифра выйдет солидная. Но ведь чем больше окажется размах торжества, тем меньше у Рёрика останется возможности взбрыкнуть! Этого чужака не так-то легко припереть к стенке. И потому нужно принять меры наперед. И все же что это за неприятное ощущение там, будто в горле…Это страх. Страшно объявить новость без пиршества-ловушки. И страшно слишком транжирить…

****
Арви на ходу заслушивал посланника, принесшего последние вести из Изборска, где за главного остался племянник Рёрика, Годфред. Помимо ничего не значащих писем от Харальдова сына, также прихоили послания от наушников и соглядатаев князя, которые следили за настроениями в городе и за самим молодым наместником.

- Есть подозрения, что среди бояр имеются недовольные, - повествовал посланник, шагая в ногу с тиуном по расчищенной дорожке, ведущей к дровянику.

- И много этих «недовольных»? - поправив котомку на плече, проронил Арви.

- Возможно, что совсем немало, - ответил посланник.

- А что сам Годфред на это?

- Как и полагается в его годы, он охотнее имеет дела с молодыми изборчанками, чем с их папашами, - доложил посланник.
 
- Ну что же? Он там, совсем что ли, ничего не делает? – Арви даже приостановился.
 
- Как же? Делает. Все, как положено. Но толку от того мало, - кивнул посланник.
 
Мужчины как раз заворачивали за угол, когда им на встречу выбежал жирный поросенок. Оказавшийся довольно проворным. Он мчался очень быстро. Закрученный хвостик подрагивал то ли от опасений быть схваченным, то ли от беготни. Две поварихи и трое ребятишек еле поспевали за ним.

Арви не успел оглянуться, как чуть было не свалился с ног. Замызганный пятачок поросенка уткнулся ему в новые шаровары. Тиун пошатнулся и чуть было не упал, но посланник вовремя поддержал его. И все же одна нога Арви угодила в сугроб. Снег тут же засыпался в голенище сапога, намочив щиколотку тиуна.

- Что вы тут устроили? - зашипел Арви на поварих, у одной из которых подмышкой был зажат гусь. - Свиньи не должны бегать по улицам, - процедил Арви.
 
- В суматохе выбежал из свинарника, - угодливо сообщила одна из поварих. Отвешивая поклон Арви, она выпустила из рук гуся. Который не преминул броситься прочь, как и поросенок в свое время. Поварихи замахали руками. Птица оказалась уже над головой самого тиуна.

- Прекратится это когда-нибудь! – раздраженно прикрикнул Арви, едва успев отмахнуться от птицы. Что за расхлябанное государство! Какова княгиня, таков и народец…

- Уже уходим, уходим, - зашевелились поварихи. – Не со зла, прости покорно. Уж больно хлопот много с этим празднеством…

- Хлопот у них много, слыхал? – кивнул Арви посланнику, пытаясь отряхнуться от перьев, прилипших к его новому замшевому кожуху. Он полагал, что женские занятия ничего не стоят. Труд слабой половины не ценен. И обычно несет больше вреда, чем пользы. – Пошли отсюда вон! - тиун недовольно обозрел поварих, засуетившихся под его взыскательным взглядом. - Эй, стойте! Что еще за празднество?! - опомнился Арви.

****
Закончив разговор с приказчиком и удостоверившись, что все идет, как надо, Варвара вздохнула с некоторым облегчением. Пир, и впрямь, получается на славу. Осталось уладить последний вопрос. А для этого предстоит встретиться со старшим дружинником. В связи с этим он, кстати, уже ожидает ее, Варвару, в беседке. Самое подходящее место для подобных встреч. С одной стороны - у всех на виду, с другой – никто не будет слышать их разговора. К тому же, учитывая морозную погодку, их диалог не окажется продолжительным, что конечно, хорошо. Этот своенравный тип не успеет встать на дыбы!

Беседка представляла собой четырехстенный сруб с крышей, огромными окнами без ставен и широким дверным проемом. Затянутая вьюном, летом беседка была прохладной и уютной. Сейчас же защищала от порывов ветра и этим и была ценна.

Варвара расположилась на лавке супротив огнищанина. Как ни странно, старший дружинник не выглядел довольным, удостоившись чести предстать перед княгиней.

- Тебя, кажется, зовут Ньер…- начала Варвара, недовольно поглядывая на собеседника. Все пришлые были ей глубоко неприятны.

- Верно, госпожа, - подтвердил загадочный старший дружинник.

Наблюдая за ним последние пару дней, Варвара заметила, что он немногословен. Но сейчас его взгляд кричал. Он в два раза старше этой девчонки. У него почти нет свободного времени. А она дергает его по каким-то своим бабским пустякам.

- Я пригласила тебя, дабы обсудить один важный вопрос. Как ты уже понял, речь пойдет о готовящимся празднике, - Варвара с сомнением покосилась на грозного собеседника. Даже Арви не хочет выполнять ее приказы. А с этим сложности обеспечены и подавно! Она беседовала с ним уже как-то однажды. И он показался ей угрюмым и неразговорчивым. Попробуй с таким о чем-то договориться! - Как старший дружинник, ты обязан позаботиться о том, чтоб веселье прошло мирно. В связи с чем, ты должен отправить в город часть дружины…- Варвара решила взять тон, подобающий ее положению – повелительный.

- Я не выполнять эта просьба, госпожа, - вежливо, но решительно отказал огнищанин. Речь его была нетороплива, как у человека плохо знающего язык. И, тем не менее, голос его звучал уверенно. 

Первое, что пришло в голову Варваре – отчитать его. «Просьбу!», видите ли! Вот, нахал! Она княгиня! И она приказывает! А не просит! С другой стороны…Не все так однозначно, как кажется. Она, конечно, княгиня и она приказывает, но…Но ссора с тиуном не принесла ей ничего, кроме вреда. И если сейчас еще и со старшим дружинником рассориться, то станет совсем туго.

- Ньер, ты мне отказываешь? - Варвара изо всех сил старалась не сорваться. Ее так и подначивало разораться, напомнив этому мордовороту, кто здесь истинный владетель! Возмутительно же: разместились всей своей бандитской ватагой в чужом городе, да еще и держат его княгиню за пустое место! Да ведь он даже говорит на языке Новгорода кое-как! Теперь понятно, почему он всегда немногословен и объясняется так, словно загодя продумывает свою мысль! И несмотря на все эти обстоятельства, он еще осмеливается перечить! - Неподчинение…

- Я подчиняться только князь, - напомнил огнищанин сухо.

- Как и я! - после раздумий, наконец, выдала Варвара. Она стала догадываться, что нахрапом его не возьмешь. Нужна более тонкая тактика. - Пойми, в данный момент я забочусь о том, чтобы праздник, устроенный в честь правителя, прошел успешно. И позволь растолковать тебе одно обстоятельство, - предложила Варвара чуть снисходительно. - Мы потратили множество сил и времени, дабы сотворить в глазах народа нужный образ князя. Ты, вероятно, помнишь мое последнее выступление, а также все предшествующие…Так вот, в связи с этим мы не можем теперь пустить все на самотек. Ведь любое недоразумение может обернуться плачевными последствиями…И твой…Наш князь окажется недоволен!

- Тем не менее…- начал Ньер неторопливо. - Князь не оставлять распоряжение на  счет праздник.

Варвара закусила губу. Вероятно, она делает что-то не так, раз все время встречает на своем пути несогласие. Скоро даже слуги не захотят принести ей ведерко воды в баню!

- Но ведь князь не может вникать во всякие безделицы…Для этого как раз есть мы…- Варвара с немалым усилием заместила высокомерный тон дружественным. - Может статься, есть какая-то причина, заставляющая тебя отвергать мою просьбу? Прошу, будь честен. Скажи, в чем состоит затруднение...

- Затруднение состоит…Князь не оставлять веление насчет праздник, - повторил Ньер. Варвара понимающе кивнула в ответ. – Я не хотеть ослаблять охрана здесь, - Ньер обвел ладонью княжеское дворище. Рука старшего дружинника была большая и некрасивая. Разбитая, со смещенными костями. С заметным, не стертым временем шрамом, идущим от большого пальца до запястья. Человека с такими руками не объедешь на кривой кобыле. Он много испытал на своей шкуре.

- Ты прав, не следует пренебрегать безопасностью, - согласилась Варвара для порядка, оглядев свои белые ручонки, унизанные перстнями. Она может только разглагольствовать. Главное, чтоб в таком случае хоть это у нее получалось в совершенстве. - Но, видишь ли, в чем дело: присутствие дружины в городе все же необходимо. Ведь главнейшей забавой празднества окажутся кулачные бои. И, как ты понимаешь, без надзора этакое развлечение может легко окончиться бедой…

- Коли бои так опасно, то отменить их, - пожал плечами Ньер, невидящий особой необходимости в забаве, от которой больше забот, чем толку.

- Я не могу их отменить. И дозволь объяснить тебе, почему, - Варвара подняла вверх указательный палец. - Во-первых, это самое дешевое развлечение. Во-вторых, оно же и самое излюбленное народом... Упразднить его – означало бы испортить всем торжество. Если ты не станешь возражать, я расскажу тебе о причинах нашей любви к подобным забавам, - Варвара поежилась на лавке от крепчающего мороза. Она уже начинает замерзать. Предполагалось, что беседа будет короче. Как бы там ни было, теперь ей следует наговорить побольше слов. И, может быть, тогда переговоры завершатся, как надо. А надо, чтобы все княжество, или, по меньшей мере, весь город, пировал вместе с ней в честь будущего наследника. Либо так, либо никак. Если размах окажется не велик, то лучше бежать из терема куда глаза глядят прямо сейчас. Поскольку расходы уже оказались запредельными, и они должны оказаться оправданы. - Наши земли издавна подвергались нападениям врага, чему ты сам стал свидетелем, - кашлянула Варвара в меховой рукав. - Впрочем, порой мы и сами отправляемся в завоевательные походы. Вероятно, тебе известно, что два года тому назад мой отец купно с прочими славянскими князьями выступил на Царьград. Кстати, весьма удачно…С тех пор Греческое Царство произвело уже две выплаты. Посчитав, что будет разумнее не воевать с нами, а откупиться златом, как они привыкли это делать, - Варвара гордилась этим походом отца, который прославил его имя. Сначала об этом событии ей рассказывал учитель Назарий. Потом отец. А позже, когда обоих ее наставников не стало – Бойко. Ведь он являлся очевидцем и участником сего славного события. - С нами, конечно, были и варяжские наемники, однако от этого общая суть не меняется, Ньер. Итак…Врагов пугает сила и удаль нашего народа! – продолжала Варвара громко и гордо. - Ведь у нас каждому мужу с юных лет прививаются ратные умения, дабы он мог защитить себя и родину. А также при необходимости отправиться в бой следом за со своим владыкой. В продолжение нашего разговора замечу тебе, что в малолетстве для этих целей служат различные игры...- бросив взгляд на собеседника, Варвара заметила, что он сосредоточен более, чем прежде. Трудно сказать, что явилось тому причиной. То ли его увлек занимательный сказ. То ли он не до конца понимал ее изложение, изобилующее множеством слов. То ли ожидал услышать с минуты на минуту что-то важное, относящееся непосредственно к теме обсуждения. - Однако возмужавших юношей уже не занимают катания на горках и прятки по лесам. Лишь настоящие схватки в силах увлечь их, - продолжала Варвара. - Потому новгородцы и обожают кулачные состязания…Что, конечно, всем нам на пользу…Ты теперь понимаешь, Ньер?

- Неужели не обходиться без бои?.. – в речи огнищанина послышались первые ноты сомнения, хотя вначале он был непоколебим, как старый утес.

- Без этой потехи не обходится ни одно празднование. А тем паче, в честь князя…Ньер, я рассказываю тебе все это лишь по одной причине: я желаю мира в нашем княжестве. А мир может быть достигнут только в том случае, если вы будете уважать наши обычаи, а мы, в свою очередь – ваши…- вежливо пояснила Варвара. - Не нужно ни о чем переживать, Ньер. Кулачные бои – дело обычное, как и присутствие дружины в городе в подобные дни. Это не я придумала. Так происходит каждый год. Это я точно знаю… И я прослежу, чтобы все было устроено благополучно.

- Сколько нужно...мои люди...из дружина? - тяжело вздохнул суровый Ньер.

- Все зависит от того, с какой стороны посмотреть…- Варваре не хотелось озвучивать пугающую цифру сразу. Ведь чтобы сдержать толпу, нужна почти такая же точно толпа. - Иногда в боях участвуют всего двое, в то время как остальные выступают зрителями. Но сие происходит не каждый раз: один на один в поединке сходятся в основном в целях правосудия и поиска правды...- кашлянула Варвара, как обычно делала, когда желала придать своему облику непринужденности. - Гораздо чаще забава овладевает значительным числом желающих. И в бой идут, что называется, «стенка на стенку». Тут-то и кроется основная опасность…Впрочем, она не так уж велика…

- Я согнать на озеро вся дружина?..Чтобы разнимать эта стенка?

- О, нет, этого не потребуется. Думаю, понадобится лишь какое-то количество дружинников…Да…- утвердила Варвара.
 
Водворилось молчание. Огнищанин нахмурился, осмысливая последнее произнесенное ею предложение. «Какое-то количество» - это какое все-таки? Может быть, он сам, Ньер, пока не очень хорошо говорит на языке славян. Но понимает он его, кажется, вполне. По крайней мере, понимал до сегодняшнего дня.

- Сколько мои люди потребоваться…для этот праздник? – уточнил огнищанин недоверчиво.

- Ну…Сейчас трудно сказать наперед…Там будет видно. Но не так уж много, как кажется, - заверила Варвара. - Главное, будь готов и все.

- Я слыхать об свальный бой. Опасно. Если он происходить? - огнищанин нахмурился, вообразив себе картину, где каждый сражается сам за себя и против всех. В таком случае передерется полгорода. Может статься так, что в драку окажутся вмешаны те, кому будет предписано следить за порядком. А ему всю эту кашу расхлебывать. Если он правильно понял ее. - Потери в мирное время нельзя.

- Никаких потерь не будет, - отрицательно покачала головой Варвара, для пущей убедительности замахав ладошками. - Бой всегда происходит согласно правилам, за несоблюдение коих следует наказание, - тут Варвара не слукавила. Правила существовали. К примеру, надлежало драться исключительно голыми руками, без какого-либо оружия. Но бывало и так, что разгоряченные молодцы забывали о запретах. - Так что никаких особых сложностей возникнуть не должно…Старосты присмотрят за тем...

- Если старосты смотреть…Зачем дружина быть там ? – запутался Ньер.

- Ну…- Варвара тоже задумалась. Но только о том, как лучше преподнести мысль. По плану, дружина князя должна отмечать радостную весть вместе с новгородцами. Для этого необходимо так или иначе вовлечь пришлых в празднование. Не дело, если они будут сидеть по избам, даже не подозревая о том, что происходит в городе. Они должны быть с горожанами под любым предлогом, даже под видом охраны. А потом, когда узнают об истинных причинах торжества – пустятся в пляс во славу своего князя и его наследника! Это полезно и для города, и для них самих. Есть риск, что все, и правда, закончится плачевно: эти звери могут по пьяни сцепиться с новгородцами. Но ведь подобное и так происходит каждодневно. Пусть уж тогда происходит не напрасно. - Видишь ли Ньер…Несмотря на суровые запреты, поединки порой оборачиваются увечьями или и вовсе...А потом поминай, как звали…Потому, дабы предотвратить недоразумения, которые могут испортить всем праздник, нам необходимо взять сие действо под свой надзор…Иначе князь огорчится…- растолковывала Варвара, на губах которой вдруг возникла улыбка. Как смело она рассуждает о том, что может огорчить князя, будто имея об этом представление. Но это ли важно? Важно, что собеседник внимает ей. - К тому же после основных состязаний большая часть дружины может вернуться обратно сюда…В конце концов, разве это так уж плохо, если твои подопечные познакомятся с градом, его жителями и их нравами? Отныне мы будем обитать на одной земле, и нам следует разделить меж собой не только печальные обстоятельства, но и радость! А главное, наш князь будет доволен, если мы позаботимся обо всем сами, не дожидаясь неприятностей на его голову…- подытожила Варвара свой сказ.

- Я понимать. Сделать все так…как госпожа говорить, - сдался огнищанин после часа уговоров.

****
Намерзнувшись во время разговора с Ньером, Варвара больше никуда уже не пошла, а вернулась в свой терем. Там было жарко и пахло дровами. С мороза этот запах был особенно приятен.

Варвара как раз сидела на лавочке возле печки и дремала над кружкой с горячим молоком, когда послышались шаги на крыльце.

- Тиун пришел, - шепотом сообщила Рада зевающей Варваре, которую в натопленной избе потянуло в сон.

- Что нужно этому ловкачу…- прикрыв рот ладошкой, задалась вопросом Варвара. – Зови…

Вскоре на пороге возникла высокая сухопарая фигура Арви. Варвара запахнулась в платок, недовольно оглядев незваного гостя. Она уже почти уснула, и тут он. Захаживает уже как к себе домой!

- Приветствую, княгиня, - начал Арви вежливо. – Вынужден ненадолго отвлечь от хлопот...- последнее слово Арви выделил особенно, с издевкой оглядев сонную княгиню, расположившуюся у печки.
 
Не поворачивая головы, Варвара поприветствовала тиуна надменным кивком. Его рожи только не хватало в такой важный день!

- Зачем пожаловал? - небрежно поинтересовалась Варвара.

- Сегодня до меня дошел слух, что по слову княгини из казны изъята существенная сумма. На какие расходы – не ясно. Однако известно, что в этом своем спорном начинании княгиня использовала имя князя. Якобы это он позволил ей подобные траты. Я пришел уточнить, так ли это на самом деле?

- Тебе-то что?! – сон Варвары как рукой сняло. Неужели он вознамерился отчитывать ее?!

- Я так и подумал, - покачал головой Арви. – Стало быть, князь не давал никаких таких позволений.

- Не твоего ума дело! – гаркнула Варвара. – Теперь можешь проваливать...

- К сожалению, пока не могу, - Арви протянул Варваре роспись совершенных ею расходов. – Сперва княгиня должна удостоверить это своей высочайшей подписью…

- Я не буду ничего тебе удостоверять, - хмыкнула Варвара.

- Ответ предсказуем. Но он в любом случае не убережет княгиню от ответственности.
 
- Ты меня что, пугать вздумал?! – Варвара почувствовала прилив злости. Вот выжига! Что он о себе возомнил здесь? Установил себя на одну высоту с ней! – Как ты смеешь спрашивать с меня?! Знай сверчок свой шесток! - Варвара встала с лавки. Шмякнув кружку с молоком на припечек, двинулась на Арви с воплями. - Совсем что ль страх потерял! Слуга!

- Это верно. Я слуга князя. И именно он поручил мне надзирать за казной, - подчеркнул Арви невозмутимо.

- Вот и надзирай, - усмехнулась Варвара ехидно. – С этаким приглядом уж скоро вся казна опустеет.

- Осторожно, княгиня, - предупредил Арви. – Подобные проделки никому не сойдут с рук.

- «Осторожно»?! Это ты мне?! – взвилась Варвара, наступая на Арви. – Как ты смеешь, безродный шаромыжник! Это моя казна! Казна моего города! Моего отца! Что хочу, то и делаю! При чем здесь ты вообще?!

- Я уже объяснил, при чем здесь я, - бесстрастно ответил Арви. – А вот сама княгиня сейчас, как раз уже не имеет отношение к казне...Князя Рюрика…- последние слова Арви добавил с ухмылкой.

- Как смеешь дерзить? – вспыхнула Варвара, отвесив тиуну звонкую пощечину.

Арви не ожидал подобного выпада. Он уже забыл, когда в последний раз получал по лицу. Как княгине, ей, конечно, многое позволено. Однако он и сам не совсем обычный человек. Мало того, что он втрое старше ее. Так он к тому же тиун княжеский. Ему нельзя легко закатить оплеуху, словно провинившемуся смерду.
 
- Я – княгиня! – заорала возмущенная Варвара. В этот момент на печи зашипело молоко, выкипевшее из раскаленной кружки. - Я происхожу из древнего рода! А ты кто, вообще, такой?! Дешевый паяц! Прикатил в мой город из захолустного болота и еще вякает тут! Пошел вон! Вон!

- Как будет угодно, княгиня…- Арви молча забрал роспись расходов. В его глазах блеснул мстительный огонек. Даром ей эти оскорбления не пройдут.

****
Вечер. Радость. Веселье, устроенное "в честь князя" докатилось даже до окраин города. Но основные забавы бушевали в центре. Ярмарка на главной площади с угощениями и напитками. Пляшущие медведи и задорные скоморохи. Костры и игрища. И конечно, кулачные бои, которые так любят все новгородцы.

Но вот по площади соколом пронеслась кавалькада всадников. Вообще-то Варвара ждала их возвращения раньше, к обеду. Но вышло, что они несколько припозднились. На небе уже зажглись первые звезды. А затягивать с началом праздника было непозволительно. Как-никак увеселение устроено для народа. Чтоб люди славили князя, а позднее - и его сына. Повеселевшие горожане, по обе стороны облепив дорогу, едва успели поприветствовать владыку, выкрикнув чествующие слова. Верхом на вороном скакуне тот промчался с дружиной сквозь толпу радостных зевак, не останавливаясь.

А в гриднице Арви тем временем отодвинул в сторону дощечку и устремил взгляд сквозь маленькое окошко шириной в локоть и высотой всего в одно бревно. Этакое окошко было не слишком удобно для обзора, но что поделать. Коли на улице зябко, нельзя выпускать тепла, распахивая летние ставни. Так что придется довольствоваться зимним видом наблюдения. Но даже сквозь крохотное волоковое оконце тиун различил явно – Рёрик не в духе. Вот он спешился с лошади. Вот отдал поводья конюху. И уверенным шагом направился в гридницу. С лицом, исполненным гнева.

Арви еле успел захлопнуть волок окошка и развернуться к выходу, как дверь резко отворилась. Казалось, она могла бы отлететь прочь, если б не крепкие петли, удерживающие ее.

- Князь, приветствую…- Арви только и поспел, что поклониться. – Добро пожаловать!

- Что это еще за праздник?! - оборвал Рёрик тиуна на полуслове. - Что ты тут устроил?!

- Князь, я ничего не устраивал, - развел руки в стоны тиун. – Дело в том, что…
 
- Это что за самоволие?! - князь с силой захлопнул дверь, которая жалобно затрещала. - Разве я разрешал произносить какие-либо речи и делать какие-либо заявления от моего имени?!

Как опытный управитель, Арви был готов к подобному натиску. Во-первых, на время отсутствия князя - за старшего остался именно он, тиун. А во-вторых, князь, конечно, даже в мыслях не может допустить, что сей праздник устроен женщиной. Это возмутительно по своей сути. Но он, Арви, постарается, чтоб это было еще и непростительно.

- Не было дозволено ни делать заявлений, ни произносить речей. Ни совершать трат…- кашлянул тиун.

- Каких трат? – глаза Рёрика округлились.

- Если князь успел заметить, то это не обычные народные гуляния. За счет князя подготовлены угощения, приглашены скоморохи и медвежатники и прочее...- перечислял Арви невозмутимо. – Что повлекло за собой траты…Для проведения настоящего празднества из казны была заимствована сумма, предполагающаяся наемникам для предстоящего похода на Белоозеро, - Арви умышленно несколько преувеличил цифру. Но разве в данный миг князь в состоянии разбираться в деталях?

- С какой стати, я спрашиваю?! – заорал Рёрик. – В честь чего?!

- В честь чего угодно…Кто его знает…- пожал плечами Арви, желая представить произошедшее - еще более вопиющим.

- Кто заварил все это?! - взбешенный Рёрик еле сдерживался. Удалился на несколько дней. А по возвращении обнаружил, что казна полупуста. И многие начинания оказываются под угрозой. Но что главное, из-за какого-то нелепого праздника. Да еще для народа!

- Боюсь, что княгиня, - грустно и смиренно доложил Арви.

Воцарилась пауза. Арви давил в себе улыбку, воображая, как лесным пожаром в засушливое лето вспыхнет гнев князя, обращенный на дерзостную дочь Гостомысла.

- Ну что за бестолочь… - после паузы изрек Рёрик, выпустив из груди глубокий вздох. Уперев ладонь в раму окна, задумался. Потер затылок.

Арви сдвинул брови в некотором разочаровании. Отчего Рёрик не ярится? Кажется, он всего лишь раздосадован выходкой вздорной девчонки. Вообще-то, он сам, тиун, ожидал совсем иного от того, кто славится своим вспыльчивым нравом и может взбеситься даже без особого повода. А в этот раз причина изрядная. Тут налицо самочинство и мотовство, которые буквально подрывают могущество и власть княжескую.

Теперь уже тягостно вздыхать настал черед Арви. Его совершенно не устраивало такое положение дел. Но в следующую секунду он вдруг вздрогнул от неожиданно обрушившихся на него ругательств.

- Как ты допустил это, подлюка?! Ты что ль не знаешь, как важно мне Белое озеро?! Или ты умышленно?! - Рёрик двинулся на Арви, отшвырнув от себя табурет, путающийся под ногами.

- Да как же так, князь, - дрогнул Арви, не ожидая, что гнев князя обрушится в итоге на него самого, трудолюбивого тиуна. – Я-то тут причем…Клянусь богами, я жизнь готов положить, чтобы доказать свою правоту. Это все княгиня. Это все она.
 
- Ты должен был присмотреть за ней! Ты тиун. А не она! Только по ушам горазд мне ездить, а на деле – бесполезный лентяй! Зачем ты мне, вообще, нужен здесь?! – Рёрик уже был возле своего советника и удерживал того за шкирку.

Арви опешил, ища глазами по сторонам. Свирепство Рёрика могло сбить с мысли кого угодно. А главное, вместо того, чтоб обвинять эту юную нахалку, он налетел на своего преданного советника!

- Князь, я пытался повлиять на княгиню, насколько позволяли мои возможности, - опомнившись, произнес Арви. - Но она решительно отказалась от всех моих советов. Сказала, что казна принадлежит лишь ей, как наследнице ее отца. Что все мы «прикатили» в ее город из захолустного болота…Она будет делать, что захочет, поскольку происходит из древнего рода…И что никто ей не указ. И даже князь, - приврал Арви для верности.

Князь побагровел от злости. Словно разъяренный бык, он уже в следующее мгновение вынесся за дверь. А Арви наконец выдохнул, поправив воротники. Ясно одно, теперь Рёрик все-таки в нужном настроении. Так что можно отойти в сторону и наблюдать, как он, наконец, разделается с этой, как он сам выразился, «бестолочью». В порыве гнева князь заставит ее замолкнуть навеки. За непрерывные оскорбления, а также произвол и расточительство. Конечно, на глазах у всех, чтоб неповадно было остальным! Не иначе!

****
Варвара слушала Бойко, разглагольствующего о походе Гостомысла на Царьград. На празднике присутствовали бояре и дружина Рёрика, которая в большинстве своем состояла из пришлых. Впрочем, в ней уже стали появляться и новгородцы. А Бойко был как раз тем человеком, который связывал обе стороны – подданных Гостомысла и приспешников Рёрика. Старый дружинник был знаком и тем, и другим. Впрочем, как и Аскриний, сидящий тут же, за столом, но все больше хранящий молчание.

- Мы в то лето могли легко взять Царьград, - рассказывал Бойко. – Но пощадили тогда греков…

- Сейчас легко придумывать благородные резоны, - встрял Оскольд, который не мог не язвить. Рассказы о чьей-то доблести всегда раздражали его. Он верил лишь в реальные вещи вроде добычи, а не в громкие слова. – А может, вы испугались возвращения императора с армией?

- Нет, нет. Нам стало жаль прекрасного города, - с улыбкой пояснил Бойко, который совсем не выглядел обиженным. Он не злился на подобные выпады недоверчивых слушателей. А лишь продолжал свой рассказ очевидца, задумчиво глядя вдаль помутневшим стариковским взором. В его глазах была сладкая тоска по былым временам.

Варвара как раз хотела что-то добавить в поддержку версии Бойко. Но не успела. Кто-то схватил ее под локоть и буквально стащил с лавки. Княгиня еле удержала равновесие, чтоб не упасть. А Рёрик уже волочил ее куда-то. И как это она не заметила его появления… Впрочем, немудрено. О нем даже не успели объявить, как полагается. Он ворвался в украшенную избу, словно ураган.

Гости смолкли, удивленно наблюдая за действом. Сначала они весело поприветствовали правителя. Но увидев его свирепый взгляд, поспешили на всякий случай отодвинуть свои кубки в стороны. Без него торжества, конечно, не начинали. Но, тем не менее, все были уже в сборе, готовые к празднованию. Столы ломились от яств и ожидали только появления князя.

Лишь после того, как Варвара с Рёриком скрылись за дверьми горницы, послышались первые голоса. Одни гости посмеивались над сценой, другие - недоуменно переглядывались.

На улице было морозно. А Варвара, разумеется, не успела надеть мех. И теперь холод пробирал ее до самых костей.

- Что…Что такое, мой князь? – спотыкаясь, молвила Варвара сбивающимся голосом.

- Помолчи, девица…- прорычал Рёрик, заталкивая Варвару на обледеневшее крыльцо ее терема. Она еле поспевала взбираться по лестнице, увлекаемая князем в горницу.

Князя накрыло неистовство, столь же внезапное, что ливень в солнечный день.

- Как ты посмела…- Рёрик тащил недоумевающую Варвару за собой. Движения его были пугающе уверенны. Перед глазами в алеющем тумане ярости расплывалось все вокруг. Кроме одной особы. - Тебе кто разрешил высовываться из теремка?! Тебе кто рот позволил раскрывать!?

- Да я ведь никуда…Я лишь хотела…- оправдывалась растерянная Варвара, которая вообще не понимала, что происходит. Еще совсем недавно она ожидала его с надеждами в сердце. Но уже сейчас все совсем не так, как представлялось. Нет, она, разумеется, была готова к некоторому недовольству с его стороны, но, кажется, не к такому. Он ведь даже не дает слова ей сказать! – Здесь какая-то ошибка.

- Ошибка в том, что я был слишком милостив к тебе. Но я исправлю это, - во взгляде князя было столько гнева, что казалось, будто он сейчас прибьет непокорную. Ожидать подобного от кровожадного бандита, держащего в страхе все северное побережье, вполне оправданно.

С подачи князя Варвара почти залетела в горницу, где как раз, напевая песенку, прибиралась Рада.

- Пошла вон, - рявкнул князь на помощницу.

Вероятно, облик разгневанного правителя внушал опасения. Поскольку Рада не только не посмела задержаться и на миг, но даже запнулась с испугу о порог, бросив напоследок жалостливый взгляд на княгиню.

- Ты будешь сидеть здесь. И больше никогда не выйдешь отсюда…- захлопнув за Радой дверь, Рёрик с грохотом запер последнюю на засов. И было в этом действе что-то настораживающее и неминуемое. И теперь уже Варвару охватил по-настоящему немыслимый ужас.

- Князь, прошу выслушать меня…У меня благие намерения...Я должна сказать нечто важное...- от страха Варвара позабыла все разумные слова. Лишь лепетала что-то, дабы охладить раскаленные страсти. Она была готова, что внезапное празднество может не прийтись князю по душе. Но никак не ожидала, что оно разозлит его настолько сильно. И, главное, все гости – бояре и дружина - видели этот позор!.. Как ее, дочь Гостомысла, за шиворот, вместе с уборами и косами, выволокли из-за стола! - Умоляю разрешить мне все объяснить…

- Хватит с меня слов! - заорал Рёрик, двинувшись на Варвару. Казалось, даже стены дрогнули от его воплей. – Ты добром не понимаешь…

- Что? Нет! Умоляю! - Варвара была уже в панике. Его злобные реплики не сулили ничего хорошего. К тому же теперь у него в руках был широкий ремень, украшенный тяжелыми металлическими бляшками и массивной пряжкой на конце. – Нет, не надо! Мне страшно, – взвизгнула Варвара в тот момент, когда Рёрик замахнулся. Она еле успела отпрянуть в сторону. Пряжка с грохотом опустилась на бревенчатую стену рядом с Варварой. Это было ужасно. Вскрикнув, Варвара кинулась на пол, ища спасения там. Хотя это было не самое безопасное место. – Не обижай меня…Я в тягости…- забившись в угол, выпалила Варвара, закрываясь руками. Не так она представляла себе обстоятельства, при которых сообщит эту важную весть. Такими ли они должны были быть, по словам Млавы?!

- Я не понял…Что? - рука Рёрика с тяжелым ремнем застыла в воздухе.

- Мой князь, - от страха Варвара уже не могла даже говорить. Но все-таки сумела собраться. – У меня ребенок под сердцем. Наш сын…

Опустив руку, Рёрик осмотрелся по сторонам. Его взгляд вернулся к Варваре. Теперь она не казалась ему столь уж несносной. Будто что-то поменялось в ней.

Почувствовав, что опасность миновала, Варвара разразилась плачем, будучи уже не в силах сдерживать лавину переживаний. Обхватив свой живот, она теперь лила слезы столь безутешно, что даже не могла остановиться. Рёрик осторожно поднял ее, замерзшую и испуганную, с пола и обнял. Но она продолжала содрогаться в рыданиях. Она и сама была бы рада успокоиться, но теперь уже не владела собой.

- Ну ну, я тебя не трону, не бойся, - Рёрик поцеловал Варвару и прижал ее к себе.

****
Арви возвращался с пиршества в крайне скверном умонастроении. Он так много возлагал надежд на сегодняшний вечер. Рассчитывал избавиться от этой дуры Варвары раз и навсегда. И вот, чем увенчались все чаяния: она теперь любимица князя и носит его дитя! Как говорится, дело бывало - и коза волка съедала. Этой невеже все сошло с рук! Она допустила столько ошибок сразу, и в итоге Рёрик даже не всыпал ей, как следует. Вместо бури, ярко светит солнце - князь радуется. Только пожурил слегка, что, мол, раз так, то не следует больше подпускать княгиню к казне. Иначе никаких военных походов им не видать, так как она все средства спустит на кулебяки для народа и вино для дружины. Арви тогда, естественно, поспешно согласился и обещался лично за всем приглядеть. И происшествие вроде бы уже и забыто. Вот досада! Столько усилий! Это если не думать о том, что набег на земли близ Белого озера теперь откладывается на неясный срок. Значит, поступления в казну Дорестадта также отменяются. И это расстроит Умилу. Гадкая Варвара! Как одна смазливая бабенка может все попортить! А какой выпал удачный случай вкупе с проявленной ею редчайшей глупостью! Хотя вот глупость ли это? Если разбираться, то это есть рассчитанное коварство, замаскированное под глупость! Ну да, князь вернулся, разозлился, отругал, чуть не прибил...Но в итоге-то - признал ребенка Новгорода своим! Разве не эта цель была первостепенной для дочери Гостомысла?! А на траты, походы на Белое озеро - ей плевать, разумеется. Ей главное было свои бабские интересы соблюсти! Вот же сволота! Определенно, лучше бы он, Арви, оставался во Фризии! Там, по крайней мере, не было таких бессмысленных разочарований!

Гл. 38 Берсерк http://www.proza.ru/2017/05/30/46


Рецензии
Анна, нарицательное "шаромыжник" появилось в России после 1812-го года. Так называли крестьяне французских солдат, побирающихся и обращавшихся к ним:- "шер ами" - милый друг. Так что во времена Рюрика вряд ли так могла сквернословить княгиня. Она у Вас девица импульсивная и верно что "дело бывало - и коза волка съедала". Но что-то сомневаюсь чтобы ЭТА "коза" и ЭТОГО "волка".)))

Николай Васильевич Захаров   09.07.2018 23:25     Заявить о нарушении
Хаха, ну разумеется, эта не та коза , что слопает такого волка )) Арви преувеличил размах трагедии, что и понятно в ситуации, когда все пошло не по плану.
По поводу шаромыги...Словообразование ...Не такая уж простая тема, как кажется . Тут всегда найдутся мнения. к примеру..."Ив. Желтов указывал в статье «Словообразовательные и грамматические заметки» (фил. зап. 1889, вып. 1, с. 5), что слово шаромыга есть «порождение французской фразы сher ami `любезный друг', укоренившееся на русской почве в конце XVIII в.». Редактор А. Хованский не соглашается с этой этимологией. По его мнению, слово шаромыга «образовалось на чисто русской почве из шар и мыга от мыкать (`мычать, шмыгать, мыкаться, вертеться проворно как шары')" Подумаю, стоит ли заменить на что-то менее спорное, коли так...))

Лакманова Анна   10.07.2018 18:45   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.