Петербургу - городу на Неве

 Приморский обдувает ветерок,
 Дрожит венок лирических сонетов,
 А я сижу, гадаю по приметам,
 Зачем плету красивейший венок?
 Венок цветов, рассчитанных на цвет
 Твоих волос, слепяще белокурых,
 Как снег на фоне туч, густых и хмурых -
 Венок – в кольцо свернувшийся букет,
 В котором гроздья листьев нараспашку,
 Кольцо, в котором нет колючих роз,
 Но, чтоб решить гаданием вопрос –
 Среди фиалок и гвоздик – ромашки.
 Вплести прекрасный аленький цветок
 Волшебник неизвестный нам помог.

 Волшебник неизвестный нам помог,
 И между строк мы говорим друг другу
 И знаем Ключ к Святому Петербургу:
 Он – Город Наш, Судьба, и Друг, и Бог!
 …И ты опять смеёшься, говоришь,
 Что город полон и легенд, и мифов,
 Всё мощно в нём, и пусть, не всё так тихо,
 Но он красив. Для нас он – Наш Париж…
 Поэты обойдутся без венка:
 Венок – награда, финиш, фетиш, символ.
 Ты без него загадочно красива,
 Когда в моей руке твоя рука.
 Так ярок алый, заменяющий букет,
 Цветок – ждёт волшебство - любви ответ.

 Цветок ждёт волшебство - любви ответ:
 Способен ждать, пока вдруг не завянет:
 Сорвав, его любой смертельно ранит
 И обречёт на перемену цвета цвет.
 Тут не поможет красованье в вазе,
 Наполненной живительной водой,
 И даже в вазе чисто золотой –
 Раз перерезан корешок фантазий.
 И сколько времени мы помним встречи день,
 То ровно столько будет жив цветок,
 Но только память оборвёт виток –
 Цветок заснёт и превратится в тень…
 Цветам забывчивость не ставим мы вину –
 Но, как в разлуке быть? – Я не пойму!...

 Как можно быть в разлуке – не пойму,
 Работой время плотно наполняю,
 К тебе корабль встречи посылаю
 И время точно засекаю по нему.
 Корабль Вызова нам лоцманом послужит,
 Он знает все поправки, держит курс,
 Трюм – как музей овеществлённых муз,
 А паруса – совсем других судов не хуже…
 В тех мыслях, что пронизывают речь,
 В заманчивости, сложности идей,
 В необычайной красоте твоей –
 Необходимость, радость наших встреч.
 Вмиг горизонт разорван – парус впереди:
 Разлуки не было! И ты не уходи!

 Разлуки не было, И ты не уходи:
 Не пройден весь задуманный маршрут –
 Три пристани неразлучённых ждут,
 Как три волшебные загадки впереди.
 На первой, философской, пристани –пристань!
 Возникнут обобщенья за недели –
 Какие тайны разгадать сумели,
 Какая города сверкнула грань?
 Вторая – пристань музыки и смеха:
 Петь, слушать, чувствовать, смотреть…
 Программу можно выполнить на треть,
 Но трети тоже хватит для успеха.
 Лишь третья тишь – пристанище влюблённых…
 Как мало мест в тиши уединённых!

 Как мало мест в тиши уединённых!
 Всё в меру – здесь единый гордый стиль:
 Здесь зодчим вертикально воткнут шпиль
 В горизонтали улиц удлинённых.
 Как скромен северный задумчивый мотив,
 Здесь возле скандинавского квартала
 Пространство в Невском пропадало,
 И возникал из подворотен миф,
 И Достоевский шёл по переулку,
 Неосвещаемый разбитым фонарём,
 И Город –Царь, заложенный Царём
 Встречал рассветы шумом улиц гулким,
 И отражался в невских зеркалах,
 В твоих глазах, в улыбке на губах.

 В твоих глазах, в улыбке на губах
 Я вижу и своё отображенье,
 И мысли, и желаний совпаденья,
 И семь созвучий на семи ветрах,
 Желание взлетать и добиваться
 Полёта лучшего средь певчих птиц,
 Над клетками затравленных синиц,
 За счастье биться или драться…
 Нам суждено короткий век летать,
 И счастье наше в длительном полёте.
 Правы ли вы, коль без движения живёте,
 Не обладая тем, чем можно обладать?
 Княжна сложна, хоть не важна – нежна,
 Отважным рыцарям её любовь нужна!

 Отважным рыцарям пера любовь важна –
 Не менее, чем рыцарская честь,
 Чем злато, если это злато есть,
 И даже чаша очень сладкого вина:
 Когда твой город – пленник красоты –
 Тебя захватит красотою сразу,
 Спасёт не раз от плена разум,
 Но я рад плену в связке «я и ты»,
 И плен – не плен – свободное паренье
 Над Петропавловкою – в Третий Летний Сад,
 Фасад Дворца тут видел Ми- и Фа- парад,
 Истории державной привиденья…
 Живёт державное Петра творенье –
 Наш Город – Боль, Лекарство, Избавленье…

 Наш город – Боль, Лекарство, Избавленье,
 Комедиант, Актёр и Драматург –
 Всё это он – наш город Петербург:
 Предназначенье скрыто, не одно значенье –
 Как небо серое скрывает обречённость,
 Так слух – преданье ходит чёрной тенью –
 «…Тут пусту быть, и ждите наводненья,
 И революционную сплочённость…»
 Порабощённость страшно нищей слободы
 Пугает герценов предчувствием беды,
 И это мрачное величество воды,
 И медный конь под всадником – узды
 Вот-вот раскусит, спрыгнет со скалы – в тот миг
 Наш Петербург покажет миру грозный лик!

 Когда наш Петербург проявит грозный лик,
 Уйдут фантазии, придёт Оркестр тревог,
 И затрубит подполье в свой призывный рог,
 И странный сказочник покажется велик!
 Затем – обыденность, сон бытия глухой,
 Туман души, и тайны серых улиц…
 Покажется: от врат России отвернулись
 Благоволения богов в век злой, лихой…
 Но предсказанье блеска Северного Рима
 Живёт, не меркнет, хоть престол перенесён –
 Ведь монумент Петра Великого спасён…
 Ещё б очистить град от шелухи и грима!
 Санкт – Петербург – прекрасный Образ
  иль трагизм творенья?
 Про город мненья разные имеют поколенья!

 Про город мненья разные имеют поколенья:
 Кому он – друг и брат, кому – издревле свят,
 Иным лишь ночи белые про город говорят,
 И сеть гранитом ограниченных течений.
 Мосты и фонари, фантастика – дворец,
 Непостижимость, фантастичность…да не много ль?
 Двойное бытиё…Россия… Вот и Гоголь,
 Творец мистерии, нашёл в клубке конец:
 Он видит призрачность на Невском на панели –
 Тут в заколдованное место город врос,
 В толпе обманов ходит ловкий Нос,
 А рядом отбирают у людей шинели…
 К принявшим жертвы – ласков, к жертвам их – трагичен,
 Как самобытен Петербург! И как «столичен»!

 Как самобытен Петербург! И как «столичен» –
 Столичный город, правда, без престола…
 Пётр – Фальконе. Лицо – Марии Коло.
 Горд монумент! А горожанин обезличен,
 Он, как и памятник, в легенду превращён -
 В названья улиц, рек, садов, мостов,
 Но после разных социальных катастроф
 Что нам, потомкам, остаётся от былых имён?
 Не знаем смысла и названья слов:
 «Ульянка», «Котлин», «Охта», «Автово», «Нева»!
 У мифотворчества на Миф – свои права:
 Есть в каждом перекрёстке улиц - Пять Углов!
 Игра в названия останется игрой…
 А Петро-Ленин-Град - Герой!

 Наш Петро-Ленин-Град – Герой,
 Он выстоял, но в славе Ленинграда
 Просвечивает страшное: БЛОКАДА…
 И часто тихою рассветною порой,
 Теперь, когда прошли десятки лет,
 Услышав щёлканье сухого метронома,
 Мне хочется в укрытие под домом –
 Я жду бомбёжки … А бомбёжки нет:
 Нет здесь войны, сирены, артобстрела…
 Кто ранами, кто смертью город спас,
 Дорога жизни, дорогая, сохранила нас,
 Но, сохранившееся в душах - обгорело…
 В войну мы маленькие были дети…
 Нам Город Детства, Юности - попутчик и свидетель!

 Нам Город Детства, Юности – попутчик и свидетель
 Движения по жизни. Он – наш дом,
 Расставшись, с ним встречаемся потом,
 И входим в тень его, являемся и в свете…
 Хотя он болен властью и безвластьем,
 Он дорог нам, как спутник добрых встреч,
 Который смог нас от несчастья уберечь
 И дал с избытком, бескорыстно – счастья.
 Любовь плетёт красивейший венок
 И подбирает пары по приметам,
 И струны подчиняются сонетам,
 И волны невские ласкаются у ног…
 Пусть, прославляя Город, поплывут
 Венки сонетов , брошенных в Неву!


Рецензии
Красивейший венок Святому Петербургу! Браво! Родилась, жила, училась, работала не в этом изысканном городе. Но люблю и использую всякую возможность побродить по Граду Петра, даже под Его пасмурным небом. Спасибо вам!

Ольга Криводанова   09.11.2019 17:22     Заявить о нарушении
Спасибо за отзыв - рад, что понравилось!
Петербург - мой родной город...
Удачи, успехов и вдохновения!)))

Валерий Таиров   09.11.2019 18:37   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.