Призвание варяга гл 36 Новый защитник

В этот день погода выдалась дивная. Ночью прошел снегопад. Зато на утро было ясно и безветренно. На небе ни единой тучки. Подморозило, но совсем несильно. И теперь все деревья и постройки стояли припорошенные пушистым снежком, сверкающим в лучах солнца.

Мельком оглядев оживленные дворы, Варвара с раздражением захлопнула волок окошка и подошла к столу. Губы ее сомкнулись в недовольстве. Не имея возможности отказаться от участия в грядущем действе, она решила положиться на богов. И была уверена, что день сегодня будет до противного ненастный или студеный до треска деревьев. Но чаяния не оправдались. Погода удалась, а Варваре было сказано одеваться. Вот тебе и упования на богов. А впрочем, боги ли виноваты в том, что она сама, Варвара, ничего не может поделать со своей собственной жизнью? И идет туда, куда ее поведут, словно козу на поводке?

Варвара вздохнула. Это и есть неотвратимость. Ей предстоит держать речь перед горожанами. Но сперва нужно облачиться в лучшие одежды. «Понаряднее», как подчеркнул Арви. И вот на сундуке лежит красивая рубаха, а под ней - платье с яркой вышивкой. В углу стоят усыпанные жемчугом сапожки - редчайшая вещица, выделанная кожевниками для княжны еще к свадьбе с Радимиром. Как и остальное приданое, впрочем. Жаль только, что всего этого великолепия будет не видно под пушистыми мехами.

Поправив съехавшую с плеча сорочку, Варвара потянулась к серебряному ларцу, где у нее лежали украшения. Несколько бус, браслетов и перстней. Она знает их наперечет. Но сейчас с расстановкой перемеряет все. Ведь так не хочется выходить на улицу, где ее, должно быть, уже ждут. Лучше потянуть время. Хотя, конечно, это ничего не даст…

Дверь скрипнула. В горницу кто-то проследовал. Варвара не обратила внимания на вошедшего. А чего тут? Надо думать, няня Блага. Наверное, пришла поторопить ее. Все-таки дело важное. Выступление перед народом. Еще рано утром глашатаи объехали весь город. И сообщили о том, что всем новгородцам, кто может сам идти или передвигаться еще каким-либо образом, надлежит к полудню явиться на площадь и заслушать новости.

Варвара вздрогнула, когда вдруг почувствовала чьи-то горячие ладони, расположившиеся повыше ее солнечного сплетения. От неожиданности из ее рук выпал браслет, который она как раз собиралась приладить к запястью. Покатившись по столу, обруч свалился на пол. Но Варвара уже даже не видела куда.

- Ну что ты тут копаешься? – прозвучало над самым ухом Варвары. Несмотря на то, что она, и правда, задерживалась, заставляя всех ждать, приглушенный голос Рёрика не показался ей строгим или разозленным.

- Ну я…- ощущая дыхание князя на своей шее, еле слышно начала растерянная Варвара. Обычно бойкая на разговоры, она утрачивала способность внятно изъясняться, когда он оказывался рядом. А сейчас у нее к тому же вдруг шелохнулось смутное предположение, что неспроста он столь крепко прижал ее к себе. Неспроста! - Собираюсь, как и было велено…- поторопилась объяснить Варвара, уже начиная сожалеть о том, что задержалась в горнице. Но как бы там ни было, теперь она уже не имела возможности пойти куда-либо. За ее спиной был князь, который обнимал ее, а впереди мешались стол и окошко.

- Медленно собираешься, все уже заждались.

- Ну так я же…- Варвара не договорила, попросту забыв, что собиралась изречь. Сорочка поползла по ее плечам. И, несмотря на то, что все утро ей самой, вечно-мерзнущей Варваре, было холодно, сейчас ее бросило в жар. Захотелось тотчас провалиться в подполье к мышам. – Князь…Нам же надо спешить…

- Подождут, - успокоил Рёрик разволновавшуюся в его руках Варвару. У него поначалу не было иных планов, как поторопить ее со сборами. Но вот, как неожиданно дело повернулось.

- Да, но…- Варвара уже слышала стук собственного сердца, которое колотилось предательски быстро. Все ее сомнения относительно замыслов правителя теперь рассеялись. И она наконец догадалась, отчего он так неестественно терпелив. – Но мне надо собраться…И еще к тому же…Нужно, чтобы…

- Я тебе помогу, не переживай, - пообещал расщедрившийся князь.

****
Народ наводнил центральную площадь города, так что и яблоку было некуда упасть. Пришли все – от детишек до стариков. Во-первых, конечно, всем хотелось узнать новости княжества. А во-вторых, чего еще делать в зимнюю пору, как не развлекаться? Достаточно того, что весной, летом и осенью - нет никакой жизни. Все время отбирают хозяйственные работы, связанные с урожаем и прочими заготовками на зиму.

Ожидавших на площади людей охватили предположения и догадки. Зачем их созвали? Для чего? Будут ли новости радостными или печальными?

К площади приближались всадники. Их было порядка трехсот. Толпа расступилась в недоумении. Но увидев дочь Гостомысла, радостно загудела. Приветствия и возгласы прокатились ликующей волной.

Варвара произнесла слово, которое от нее ожидало новое окружение. Люди любили дочь Гостомысла. Внимательно слушали ее. И вскоре славили нового владыку и его отважную дружину. Сама же Варвара не пыталась быть особенно убедительной. Но, тем не менее, речь, придуманную для нее тиуном, повторила точь-в-точь. Поначалу у нее шелохнулась мысль, что вот именно сейчас, здесь, перед народом, у нее появляется удивительная возможность рассказать всем, что на самом деле произошло той страшной ночью. Но бросив взгляд на князя, не решилась взяться за сие повествование. Правитель, кажется, всем доволен. И страшно разгневать его сейчас. Тем паче, надо думать, шею он бы ей свернул быстрее, чем она успела бы раскрыть народу правду.

После Варвары слово взял волхв Веда, верховный облакопрогонитель. Он пользовался особым уважением, поскольку, как считалось, обладал знаниями заклятий от засухи, умел превращаться в животных, повелевать тучами и даже устраивать затмение луны и солнца.

В дополнение к хвалам княгини, Веда сделал собственное заявление.

- Вместе с тремя кобниками я провел гадания по полету птиц…- рассказывал волхв толпе. – Мы желали узнать волю богов…Каким они видят нового правителя Новгорода…

После этих слов жреца толпа смолкла, словно единое целое. Никто не вякнул и слова. Затаив дыхание, все ждали оглашения итогов гадания.

Варвара тоже в волнении закусила губу, украдкой поглядывая на стоящего рядом Рёрика. Вот будет поворот, когда Веда объявит, что новый князь - разбойник и злодей. Уж боги-то должны были поведать об этом своему служителю.

- Гадание завершилось успешно! – прогремел Веда после паузы. - Божества благоволят новому заступнику Новгорода, князю Рюрику! И именно по их воле он возглавит осиротевшее княжество!

Услышав благую весть, народ радостно загудел. Ввысь полетели шапки. Следует возблагодарить небеса за их щедрый дар в виде нового правителя и молиться на него денно и нощно!

Пряча замерзшие ладошки в широкие меховые рукава, Варвара расточала по сторонам приветливые кивки. Но за ее улыбками таилось негодование. Поганый жрец. Как же! Призвал он богов! Провел он гадание! Да этот старый ловкач, небось, даже и не затевал никаких обрядов! Любопытно знать, он огласил эту ложь из страха пред расправой или ему все же доплатили из казны ее отца, князя Гостомысла?!

Выступление Веды расстроило Варвару вконец. Теперь, уж точно, можно не надеяться на свержение нового князя и установление истинной власти. К концу речи волхва Варвара наконец поняла, почему намедни видела его, ожидавшим своей очереди на прием у Арви. В тот момент она не придала этому обстоятельству серьезного значения. Но теперь все стало ясно.

Значение волхвов в жизни общины очень велико. Их почитают и к ним прислушиваются. Без них невозможно вообразить существование княжества. Именно чаровники разрабатывают и совершенствуют систему ритуалов. Сохраняют веками старинные стишия и создают тексты новых молитв, животрепещущих текущим проблемам. Сочиняют священные песнопения. Изобретают действенные формулы обращения к богам. Помимо ежегодных традиционных празднеств, где они выступают в роли распорядителей, возникают особые случаи, когда без их знаний нельзя даже начать церемонии, чтоб не нарушить ее порядок, который известен только им. Погребение, обряды при напастях и болезнях, меры при возникновении непредвиденностей вроде набега врага или летней засухи и всякое такое.

Кроме всего прочего одним из важнейших занятий волхвов является ведение календаря, и как следствие - точное определение сроков молений. Жреческие месяцесловы в виде кувшина со знаками из Ромашек имеют поразительную точность. Она, Варвара, однажды видела один из таких календарей и удивилась его сложности. Черты и резы, специально сделанные еще на сырой глине, показались ей неясными иероглифами. В то время как на самом деле они обозначали конкретные даты: дни появления первых ростков, дни конца жатвы, день Перуна, четыре периода дождей, четыре главных праздника славян – Коляда, Ярило, Купало и Световит. Без такого кувшинчика невозможно не только отследить время, но и, как утверждают жрецы, вымолить y Рода небесную воду, которая напоит землю и подарит урожай. Как уже ясно, столь точный календарь является доказательством жреческой мудрости. Подобные достижения имеют в глазах народа божественное происхождение. Ввиду всего этого, в словах духовенства мало кто сомневается. И теперь, когда Веда лично расхвалил нового князя, уже никто сопротивляться тому не станет. А правда навсегда останется погребенной под развалинами.

Но это еще не все неприятности. После сего блестяще спланированного мероприятия, Арви стал крайне влиятельной фигурой. Ему позволялось беспокоить князя в любое время. Было приказано пускать его к правителю, когда бы тиун ни появился на пороге. Дело, разумеется, не в личной симпатии. А в том, что Арви сделался поистине правой рукой Рёрика в делах государства. Он ведал казной, держа ее под контролем и не давая направо и налево транжирить сбережения. По крайней мере, он сам именно так себя обозначил, утверждая, что только его зоркий глаз способен пресечь казнокрадство и прочие злоупотребления. Лишь он один мог разрешить спорный вопрос, за который никто не осмеливался браться из страха потерпеть неудачу и разгневать этим владыку. Сам Рёрик не часто вникал во всякие мелочи, которые подчас были не менее важны, чем дела крупные. На этот случай всегда под рукой оказывался смекалистый тиун, который с готовностью хватался за любое поручение, представляя в конце подробнейший отчет. И тем самым еще больше преувеличивая свои заслуги и значение. Таким образом, князь был доволен службой Арви. А сам тиун понимал, что скоро он станет настолько незаменим, что ему не откажут в небольшой милости - взять в жены сестру княгини, юную княжну Росу. В конце концов, надо же ей выйти когда-то замуж!

****
Темнело. После выступления Варвары и сонма волхвов перед народом, Арви был в редчайшем расположении. Успех сегодняшнего дня явился целиком его детищем. И вот теперь он сам, заработавшийся тиун, вышел из гридницы и направился в свою избу с неизменной котомкой в руках, намереваясь наконец отдохнуть. 

Вдруг в вечерних сумерках он заприметил у колодца Росу, набирающую воду. Да, он уже немолод. Но и не слшиком стар. Не красавец. Но и не такой уж страхолюд, как, скажем, Лютвич. Отчего же ему все-таки не попытать счастья? Даже одноглазый и тот с женой! Арви, пожалуй, в своем роде завидный жених. Службой у Умилы он заработал себе добра на всю жизнь вперед. Да так, что до самой смерти можно жить в достатке. У иных князей сейчас даже похуже положение, чем у него. И не так-то он медлителен, чтоб наблюдать до конца дней за княжной, ничего не предпринимая. Как известно, пока рохля разувается - расторопный выпарится! И он не Варвара: не такой чурбан, чтобы доверить реке жизни нести его с адской скоростью, неизвестно куда. Его благополучие – в его руках!

Арви подошел к колодцу как раз в тот момент, когда Роса достала бадью и поставила ее рядом на лавочку, выбрызнув часть воды на землю. Занятая делом, она даже не обратила внимания на появление тиуна.

Дочери князей нечасто отягощали себя хозяйственными заботами: для этих целей имелась челядь и прочие подневольные. Но после того, что произошло с княжеским домом, оказалось не так просто сыскать слуг: первая половина из них пропала, неизвестно куда. А вторую - постоянно дергал кто-то из приближенных князя, занятых обустройством нового прибежища. А так как в глазах слуг все эти персоны выглядели весьма значительными, потребности княгини и ее сестер отошли на второй план. Многие работы дочерям Гостомысла теперь приходилось выполнять самостоятельно, что в обычное время казалось неприемлемым, учитывая их высокое положение. Если Варваре помогала няня, то для двух других княжон постоянных помощниц пока не нашлось. Правда, Велемира все же привлекла няню Благу к заботам и своего терема. Что до Росы, та сама по себе была особого склада. Могла заниматься простыми работами, вроде похода за водой, при этом не чувствуя себя оскорбленной. А в данный момент других вариантов к тому же и не было, как не было и того, кто мог бы заступиться за сироту.

- Доброго вечера, княжна, - поздоровался Арви ласково. Сейчас его взгляд был как будто теплее.

Роса слегка опустила голову в знак приветствия. Ее нежное личико, румяное с мороза, казалось еще прелестнее, чем тогда в избе, в потемках.

«Какая стать, какое достоинство!», - подумалось Арви, который не мог скрыть восхищения.

- Как твоя жизнь? - доброжелательно завел разговор тиун. - Все ли у тебя ладно?
 
- Благодарю. Мне не на что жаловаться, - скромно ответила Роса, переливая воду из бадьи.

- Все ли необходимое у тебя имеется? Ни в чем ли ты не нуждаешься? - поинтересовался Арви, внимательно следя за каждым движением княжны. Ему снова вспомнилась их последняя встреча и то, как она невольно прильнула к нему тогда в избе.

- Благодарю. Имеется все, что нужно, - Роса потупила взор. Ведра были наполнены, и ей хотелось уйти.

- Ты знаешь, кто я? - спросил Арви. В ответ Роса утвердительно кивнула. - Так вот, если тебе что-то понадобится – приходи сразу ко мне. Я помогу…- Арви наблюдал за княжной и опасался увидеть алчный огонек в ее глазах, который он так часто наблюдал у других женщин, почуявших легкую наживу. Но этот огонек, к его радости, не блеснул. Роса не стала выпрашивать служанок, монет или чего-то еще.

- Благодарствую, - опустив ресницы, проронила княжна, не решаясь уйти посреди беседы.

Тиун любовался скромной девой. Нежный цветок, лесная елень…Честная, трудолюбивая. Не то, что эти бездельницы, ее сестрицы! Раз княжеского рода, то расселись по лавкам. Зевать целый день горазды, лишь бы ни на кроху не перетрудиться.

- Что ж, ступай, - Арви улыбнулся. И эта была первая улыбка, которой он одарил не только Росу, но и весь Новгород.

Проводив Росу взглядом, полным удовольствия, Арви еще раз улыбнулся. На этот раз самому себе: однажды она будет с ним и будет для него.

Солнце почти село. Погода была морозная, но приятная. Роса медленно ступала с коромыслом, размышляя про себя. Что нужно тиуну от нее? Его взор настораживает. Впрочем, ей нечего бояться. Она княжна, никто ее не обидит. Хотя, не похоже, чтоб тиун желал ей зла.

Занятая мыслями, Роса вдруг почувствовала, как кто-то сзади словно останавливает ее, придерживая за коромысло. Замедлив шаг, она обернулась – возле нее стоял Трувор.

- Давай сюда, помогу, - не дожидаясь ответа, Трувор легко подхватил ведра и зашагал к теремам.

Роса поплелась следом, обозревая его широкую спину. Молодец видный. Интересно, он узнал ее? Они ведь знакомы. Немного.

Опомнившаяся Роса ускорила шаг, догнав нежданного помощника уже возле терема. Торопливо открыла дверь в сени, куда Трувор занес ведра.

- Еще принести? Только скажи…- поставив поклажу на пол, Трувор развернулся к Росе в ожидании ответа, который на самом деле его не заботил. Пригожая княжна, о которой он думал много дней, стояла напротив. Вот если б в этот самый миг, будучи в потемках сеней, она оплела его шею руками, приникнув к его губам...Но нет, с чего бы это ей так делать?! Что-то он замечтался совсем. Откуда, вообще, берутся подобные мысли? Не нужно слишком надеяться. Может быть, он вовсе ей не мил. Или и того хуже - даже неприятен. Все же он из дружины нового князя, любить которого у дочерей Гостомысла нет оснований.

- Благодарю, это все, - Роса смешалась, опустив глаза. Застенчивость была главной частью ее натуры. А этот потолочный витязь порядком смутил ее своим взглядом. Она знала, кто он и как его зовут. Их первая встреча не выходила у нее из головы. Она молода и легко может увлечься, что недопустимо, учитывая ее происхождение. Тем более кто знает, может, он и вовсе равнодушен  к ней! А эти ведра - лишь знак уважения. Возможно, он предложил помощь только для того, чтобы не показаться невежей. А разглядывать девушек с интересом – это в духе всех наглых чужаков! Никакого воспитания!

Вдруг неожиданно дверь изнутри отворилась, и в сени на полном ходу влетела разряженная Велемира, укутанная в шубу. Остановившись, она озадаченно оглядела Трувора, а потом сестру, отчего-то попятившуюся в сторону.

- Трувор, наконец-таки! Как я рада тебе! Ты-то мне и нужен, - даже не обратив внимания на сестру, в тереме которой сидела, защебетала Велемира. - Без твоей помощи не обойдусь. С моей кобылой что-то не ладно! Не ест, не пьет! Может, глянешь? Она в конюшне! Пойдем, покажу! - тараторила Велемира, под руку увлекая Трувора на улицу. - Молода еще, пара лет всего…Вроде, хворать рано…

Расстроенная Роса осталась одна в темных сенях. Присела на порог в задумчивости. Вот, зачем он здесь. Дружен с Велемирой. Наверное, видел, что старшая княжна в этом теремке греется, дожидаясь сестры. Он поэтому и помог с ведрами, чтоб сюда зайти да с той увидеться…

Гл. 37 В честь наследника http://www.proza.ru/2017/05/26/1961


Рецензии
Анна, а на самом деле зачем Трувор воду принялся носить? Что-то я не разберу. Уж не влюбился ли парень в княжну, не дай Бог. Тогда, караул. Сожрет его Арви в последствии и о карьерном росте по службе может Трувор забыть. Сибирь тогда еще к Руси не присоединилась, поэтому ссылкой в монастырь не отделается. Насвистит Арви в уши Рюрику, что тот Его сиятельство обозвал как нето срамными словесами и удавят попросту парня - интеллигентно, как в те времена, сказывают люди добрые, делом было обыкновенным.)))

Николай Васильевич Захаров   06.07.2018 22:30     Заявить о нарушении
Эх да, рискует Трувор , рискует... Хотя... в этой ситуации рискуют все, кроме Арви )))

Лакманова Анна   06.07.2018 23:31   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.