Призвание варяга гл 34 Ведьма

Громкие голоса и смех пирующих слышались даже на улице. Побродив немного во дворе, раздосадованная и замерзшая вконец Варвара побрела обратно в украшенные избы, как ей и было велено.

Наполненные кубки были подняты в воздух под тосты и песни о победах. Иногда напевы звучали на чужом языке, и Варвара даже не понимала, о чем они повествуют. Но, надо думать, о полной превратностей жизни этих буянов. Наблюдая украдкой за собравшимися, Варвара подметила, что гостей нельзя объединить в какой-то один народ. Дружина была разношерстной. Славяне легко узнавались по их речи, похожей чем-то на новгородскую. А вот остальные…Кто такие? А впрочем, какая разница, понятно же, что какие-то чужаки.

Поначалу свирепые лица захмелевших незнакомцев пугали Варвару. Но потом она немного свыклась с ними и их полудикими повадками. И была вынуждена признать перед самой собой, что в целом на этом пиру весело. Как-то даже пронеслась нелепая мысль - мол, и хорошо, что этот незнакомый князь - ее муж. Ведь будь она сейчас в Изборске с родными Радимиром и Изяславом, празднество проходило бы иначе. Или, и того хуже, ее саму, Варвару, даже не пустили бы на подобный вечер!

Виновато вздохнув, Варвара смутилась своим несообразным рассуждениям. Ведь думать сейчас следует совсем о другом. О дальнейшей судьбе города и о себе самой, конечно. То, что князь не прибил ее сразу, как увидел - после всех предшествующих событий, пожалуй, можно считать успехом. Однако опасности все еще подстерегают ее повсюду. Один Арви чего стоит! Хотя, что Арви...Блага права, истую угрозу следует видеть в другой женщине. Скажем, появится внезапно какая-нибудь распрелестница...А там уж все, что угодно, может статься. Здесь у нее самой, дочери Гостомысла, друзей, похоже, не осталось. А враги не преминут подсуетиться, дабы сунуть на ее место кого-то вроде Велемиры. Так что недостаточно просто сидеть рядом с князем на этом празднике, радуясь, что он пока в расположении. Хотя, как это возмутительно - после всего, что этот чужак натворил, ей еще следует искать его благосклонности! Вместо того, чтобы подкараулить его где-нибудь с остатками еще верных людей и ниспровергнуть, самого его услав туда, куда он отправил многих достойных людей! Но ведь нет ни верных людей, ни возможности подступиться к чужаку. Всех отважных и порядочных новгородцев, которые были знакомы ей, убили. Остались одни лжецы и подхалимы вроде Аскриния, который теперь сидит за этим самым столом, словно ему тут место. Что до второго обстоятельства…Новый князь весьма осторожен. С ним всегда кто-то рядом: то Трувор, то Ньер, то Хельми, то еще кто-то. Это если не считать охраны на расстоянии десяти шагов. Да и, конечно, не ей этим заниматься: были бы тут братья…

Время шло к ночи. А пиршество разгоралось лишь сильнее. Песни становились все громче, а шутки все неприличнее. Чужаки были почти невыносимы даже в трезвости, не говоря уже о подпитии. Варвара как раз собиралась отправиться спать, посчитав все это – недостойным своего присутствия. Но вдруг двери резко отворились. На пороге возник какой-то вусмерть пьяный дружинник. Как выяснилось позже, его звали Разуй. Он еле стоял на ногах. Его качало из стороны в сторону. Казалось, еще немного - и он рухнет. Однако, несмотря на это, рука его крепко сжимала какую-то старуху. Скрюченная фигура не сопротивлялась, но и не выглядела кроткой. Ее устремленный исподлобья взгляд был строптив и недобр. Периодически старуха глухо кашляла, и было в этом кашле что-то неприятное.

- Вона че, ведьмачка старая…- заплетающимся от хмеля языком молвил Разуй, одновременно швырнув старуху на пол с такой чудовищной силой, что та вылетела на середину горницы. Все присутствующие, жаждущие развлечений, сразу сосредоточились на новой потехе, внимая убедительному Разую. - Князь… Княяязя наш…Кормилец…- язык не слушался Разуя, но он явно хотел донести какую-то мысль до правителя. - Нег! Неееег!

Рёрик развернулся и оглядел Разуя несколько устало, но не без интереса. Сегодня весь мир для него забава.

- Она…Оннна колдунья, гадуница мерзкая, - неожиданно сообщил Разуй. - Она у твоей коровы...Тьфу, у твоего коня, князь, колдовала...Водой его поила и шептала…Она ведь шептала! - в заключении Разуй замахнулся и стукнул кулаком по воздуху, где должен был оказаться стол, по его разумению.

- И что же она, по-твоему, шептала, Разуй? - Рёрик смотрел на старуху с некой осторожностью. Все знали, как коварны черные ведьмы. Они могут сделать так, что в разгар сражения конь сбросит всадника и начнет топтать его копытами. А подобное, естественно, никому не нужно в бою впридачу к прочим неудобствам.

- Заклятье, конечно! Смотри на нее! Чародейка как есть! Волосы эти…Спутанные…Руки…Костлявая, как смерть…Сгорбленная…А нос!..- крючковатый нос старой женщины, в глазах Разуя, был веским доказательством того, что она знается с нечистью. - Я ведьму отличить могу, князь…Эта, точно, черная! Еще и посевы наши может ведь занепригодить…А нам нынче посевы…Ой, нужны! Попортит ведь! Посевы…И коней! Нег! Наших коней! Нег, ну что? Того ее…

Разгорелись недолгие споры о сущности старой женщины. И в итоге дружина пришла к выводу, что Разуй прав. Надо обезопасить князя и посевы. И коли она все-таки черная ведьма, то достойна смерти. Все начали наперебой выкрикивать с мест предложения. Кто-то даже швырнул в старуху чем-то со стола.

Варвара наблюдала за происходящим с дурным предчувствием в сердце. Кажись, непрошеной гостье пришел конец. Чего еще ожидать от этих дикарей: они никого не пожалеют, даже бабку!

- Задавим ее, братцы! Убьем злыдню! Приколем! Или нет! Лучше, утопим! - крики нарастали. Все лишь ждали, когда князь даст отмашку сокрушить зло. Над старухой уже навис какой-то пьяный боец, готовый помочь Разую в его ответственном деле.

Варвара оглядела Рёрика и по его равнодушному взгляду поняла, что он не станет защищать старушонку от своих разгулявшихся головорезов. Может, сам убежден в правоте Разуя. А может, ему лень в чем-то разбираться. А может, вообще, ему эта бабка до свечи, и пусть дружина развлекается!

Пока Варвара размышляла, Рёрик кивнул в сторону двери, желая, чтоб Разуй и его помощник, наконец, убрались с глаз вместе со своей заложницей.

- В реку! В реку ее надо! - раздались вопли со всех сторон. И старуху потянули во двор.

- В прорубь! Только так колдовское можно убить в ней! Иначе ведь не придавится!

Варвара совсем растерялась. Она зачем-то встала из-за стола. Потом обратно вернулась на лавку. Не зная, как нужно действовать, она до последнего ждала чего-то от Рёрика. И поняла, что уповала на него напрасно, лишь когда старуху увели на улицу.
 
- Князь, прошу меня простить, что я вмешиваюсь в принятое решение…- Варвара сглотнула, силясь придумать, что говорить дальше. Ей самой старуха тоже показалась подозрительной. Ни разу она не встречала ту на княжеском дворище прежде. Странный пугающий облик женщины и ее необъяснимые действия не располагали и не вызывали жалости. И Варвара действовала не из жалости. Она руководствовалась законами и познанием того, что есть плохо. Утопить в реке старую женщину - это, точно, плохо, даже если последняя не внушает симпатии. - Но все не так, как кажется…

Рёрик перевел  на нее сомневающийся взгляд. Однако кивнул в знак того, что она может продолжать.

- Князь…Это…Это же я приказала…Ей то есть- буквально на ходу измышляла Варвара, у которой отродясь была этакая привычка. - Я распорядилась накормить и напоить коня, дабы он был силен, как и его хозяин…А эта старушенция - вовсе не черная ведьма. Она лишь помогает мне по хозяйству…Храбрый Разуй, очевидно, обознался в темноте и принял заботу за злой умысел…Вот…

Воцарилось молчание. Время поджимало, а тем временем голова уставшего князя работала неспешно. Варвара уже нервно поглядывала по сторонам. И как ее язык только не отсох?! Молить о пощаде у истязателя – преступление, может, еще большее, чем сидеть с ним за одним столом! Да простят ее отец и Пересвет!

И все же присутствующие были настроены серьезно. Они жаждали крови, пусть даже старушачей. Выслушав княгиню и почтительно выждав несколько секунд, дружина возобновила вопли, что старуха, мол, все же опасна, и убить ее надо «на всякий случай». Все-таки горб и хромота - явные признаки! В итоге мученица вскоре скрылась за дверьми, увлекаемая на улицу Разуем и его решительным сподвижником.
А Варвара была уже в отчаянии. Что за изверги! Прибить бабку – это уж слишком! Она ведь не защитник Новгорода, не мешающий князь и не богатый вельможа, а только безобидная старуха.

Варвара не испытывала желания снова держать речь и, уж тем более, о чем-то просить угнетателя. Но она также не могла позволить себе сидеть без дела, трусливо помалкивая в расписной рукав рубахи.

- Ну же! Князь! Ну! - преодолев неуверенность, принялась подгонять Варвара.

Рёрик вернул на стол кубок и, не говоря ни слова, внимательно оглядел молодую княгиню своими искрящимися глазами. Таким, как она, обычно нет дела до простых людей. Таким, как он, тоже. И все же она просит.

Видя, что время утекает, а решения все нет, Варвара собралась с духом и почти дернула Рёрика за локоть, дабы поторопить его с приговором. Повисла пауза. Ничего не происходило. Похоже, он ее не послушал. А с чего ему ее слушать? Он сделает так, как хотят раззадорившиеся гости и дружина. Они важнее, чем какая-то ненадежная бабка. И Варвара поняла, что это конец. Конец для пленницы Разуя. Для нее самой. Для всего города. С таким-то правителем, которому даже старушенции не жалко!

- Пойди с княгиней и спаси бабку, - обратился вдруг Рёрик к Трувору. - Если, конечно, еще не поздно.

Не мешкая, Варвара вскочила с места и поспешила туда, куда, по ее разумению, могли утащить старуху. А именно, через задние дворы, по направлению к реке. Трувор, как всегда, готовый к подвигам, дожевывая находу какую-то снедь, быстро нагнал княгиню. А потом уже один помчал к берегу, наказывая Варваре торопиться по мере возможностей. Вдвоем, по ухабам и снежку, да еще и с ее скоростью, они, уж точно, не поспеют. А один он угнаться, пожалуй, еще может.

Варвара приспела к реке уже тогда, когда обвиненной в ведовстве женщине ничто не угрожало. Трувор накрыл ее ссутуленную спину своей шубой, а сам остался в телогрейке. Разуй и его помощник – отважный Мигер – возмущенно галдели в стороне, недовольно ворча вслед Трувору, расстроившему столь славную затею.

- Князь милует тебя! - обратился Трувор к старушке, с земли поднимая ее на ноги. - И княгиня здесь: заступница твоя! Ты, пожалуй, еще поживешь, мать!

- Добрая душа, - заговорила старуха. Голос ее, как ни странно, оказался чист. Он звучал без хрипоты и кашля. - Иди в бой спокойно. Ты из любого сражения вернешься…- изрекла старуха таинственно.

Трувор обомлел. Он был пьян, но не глух. Ее речи странны. Уж не ведьма ли она, и впрямь?!

- Трувор, она говорит, что ты храбрый муж и благородный! - Варвара решила выступить толмачом, дабы побыстрее развеять сомнения, явственно проступившие на лице молодца. - Я благодарю тебя за помощь…Теперь проводи нас до моего терема и возвращайся к своему князю! Сообщи ему радостную весть. Беззакония не совершилось, и имя его не обесславлено. Это его порадует!

«Вот диво: чудовище пожелало вершить справедливость», - думалось Варваре по дороге.

****
Трувор проводил женщин в терем, как было велено. А на небе уже появилась луна – верная спутница ночи. Хмель в его голове тяжело окутал все тело, но на сердце была легкость. Так чудно на душе может быть лишь тогда, когда влюблен. Нынче полжизни он бы отдал, чтобы увидеть ее…

Вокруг приятно пахло свежестью. На пир ему возвращаться не хотелось. Но он все же побрел по направлению к избе, где грохотало веселье. Как хорошо, когда рядом князь и ратные други.

Однако на пути к беззаботной бревенке Трувор остановился в минутной задумчивости. Неожиданно изменив курс, он двинулся в противоположную сторону. И вскоре оказался там, куда привело его сердце.

Подняв голову, он глядел в плотно запахнутые ставни, откуда чуть струился приглушенный свет. Она не спит. О чем думает? Может быть, о нем…Вспоминая их встречу, будто украденную из того дня, когда трава здесь была залита кровью.

Трувор совсем уж замечтался. И вдруг услышал, как некто окликнул его по имени, прогнав приятные мысли. Обернувшись, он увидел женский силуэт. Сразу узнать незнакомку он не смог. Но был уверен, что видел ее раньше. И притом несколько раз и, кажется, даже сегодня. Видимо, она помнила его куда лучше, чем он ее.

- Неведающий страха Трувор, - обратилась она, закутанная в шубы. Ее было плохо видно из-за пышного убора, закрывающей не только голову, но и часть лица. - Что ты ищешь в сей поздний час под этими окнами?

- Гуляю, - коротко ответил Трувор. Появление незнакомки его не порадовало. Он хотел задержаться под «этими» окнами, но теперь придется уйти. Падал снег, ночь дивная, волшебная. И тут она. Все испортила!

- Ты знаешь, чей это терем? - девица кокетливо кивнула на окна с запахнутыми ставнями.

- Ээээ, нет, - нехотя отвтил Трувор. Его окутывало желание свалить от нее и ее дурацких вопросов прочь, но он не знал, как вежливо это сделать. Как отделаться от таинственной незнакомки, абсолютно не узнаваемой в темноте.

- Здесь живет сестра княгини. Так что ты под этими окнами не стой, - женщина улыбнулась. Трувор хотел, было, разглядеть ее получше, но не смог, так как она прикрыла часть лица убрусом. Видимо, ей было холодно. Все же на улице мороз. Да и вообще, почти все бабы мерзлявы…

- Не буду, - Трувор развернулся, чтобы, наконец, удалиться. Но незнакомка не отпускала его.

- Постой…- она подошла к нему как-то неожиданно близко. - Я буду рада, если ты проводишь меня до моих дверей. Уже поздно и небезопасно…

Трувор чуть скривился. Какого лешего выпятилась на улицу, если небезопасно?! Обычно благорасположенный ко всему, и особенно к девицам, в этот раз он почему-то был недоволен встречей с этой незнакомкой и, вообще, всем окружающим. Надо ж, такой многообещающий вечер провалила! Он собирался еще постоять под окнами, в надежде, что они окажутся открыты хоть на мгновение. И все-таки, кто же она такая? Держится так, будто он должен ее знать…Если б не прикрывалась тряпкой, может, и узнал бы, а так…Проклятье, что ей нужно?!

- Что же ты молчишь? - женщина взяла Трувора под руку, не дожидаясь действий с его стороны. - Или откажешь мне в этой услуге?

- Ээээ, нет, - вынужден был ответить Трувор. - Провожу, куда будет угодно.

- Здесь недалеко, - женщина указала рукой в сторону соседнего терема. До него, и правда, было всего две дюжины шагов.

Трувор нахмурился в догадках. Молот Тора! Еще один терем! Уж не старшая ли эта их сестрица…Как же ее зовут…Да неважно…На нее похожа…Та тоже худая и длинная...

Вспомнив Велемиру, Трувор пошел чуть уверенней, чем прежде. Наконец они дошли до крыльца. Старшая княжна и теперь не отпускала его, желая поговорить еще. Однако Трувору объясняться с ней вовсе не хотелось. И она уже начинала его раздражать своей болтовней. Поскорей бы она схлынула! Он бы еще тогда побродил под теми окошками...

- Мы с тобой часто виделись сегодня, но и разу не заговаривали. Ты не находишь это странным? - не имея общих тем для разговора, Велемира решила попросту обсудить прошедший день. Но Трувор промолчал в ответ на ее вопрос, что выглядело не слишком учтиво. - Ты дожидаешься кого-то? - Велемира огляделась по сторонам, наморщив лоб.

- Нет, - пробурчал Трувор и сразу пожалел о своем ответе. Сказал бы лучше «да» и был бы уже свободен.

- Коли ты не торопишься, то, может быть, захочешь откушать ржаных киселей в моей горнице? Расскажешь мне про себя, про своего князя...- глаза Велемиры игриво заманивали на вечерок. Она осознавала, что ее поведение граничит с чем-то не совсем благопристойным. Но с другой стороны нынче опасное время, и ей нужно поскорее найти себе друга, который бы мог заступиться за нее в случае чего. И теперь уже не до притворной скромности! Нужно действовать, пока еще не разобрали всех стоящих женихов!

- Если хочешь слушать про князя, то его самого в горницу и зазывай, - недовольно посоветовал Трувор.

- Но я не хочу зазывать в горницу его, - улыбнулась княжна, как ей казалось, чарующе.

- Я не он, в игры не играю…- Трувор наконец вспомнил, что было на вечере. И главное то, как эта девица откровенно клеилась к Рёрику. - И бесед вести не умею. Хотя вы это любите…Да и ты: буде он тебе так мил, то к нему и иди. Я сегодня все видел. И я ему не смена.

- Он жесток и зол. Кто тебе сказал, что он мне мил? - Велемира не отставала. А всегда дружелюбный Трувор начинал злиться, что она никак не оставит его в покое. Он даже поискал глазами Разуя и Мигера. Но их не было. И не было никого из знакомых, кто мог бы спасти его от диалога с княжной.

- Показалось, - ответил Трувор кратко. Он желал избежать того, чтоб она привязалась к следующему его слову, если он начнет вдаваться в детали своих подозрений.

- Это не так. Мой долг, как старшей в доме, состоял в том, чтоб встретить князя с почестями…- после некоторой паузы и соответствующих взглядов объяснила Велемира. - Уверяю, что в моих мыслях его нет…

«А кто в твоих мыслях?» - мог бы поддержать беседу Трувор. Вопреки своим высказываниям, болтать он умел и любил. И уже не одно сердце покорил таким образом. Но сейчас он молчал.

Велемира начала понимать, что здесь не простое безразличие. Весь день она наблюдала за ним «на всякий случай». Он все время был вместе с князем и никуда не отлучался. В отличии от многих своих другов, он не пытался поймать дворовых девок и ни с кем не заигрывал. Иными словами, кажется, никто не ждал его, и сам он не стремился ни к кому. Почему же тогда он не хочет скоротать время с ней? Не лучше ли изъесть киселю совместно, чем болтаться по холоду в одиночестве? Или, еще лучше, тащиться к шумным грубым верзилам?!

Вновь водворилось неловкое молчание. Однако Трувор не прерывал его. Велемира поджала губы. Отчего бы этому увальню не влюбиться в нее? А он ерзает, словно хочет быстрее слиться отсюда. Ладно, она не будет торопить его. Он пьян и не понимает ничего! Пусть идет на сегодня, а там видно будет…

- Я гляжу, тебя что-то тревожит…- в ответ на новый вопрос княжны снова последовало неучтивое молчание. Велемира вздохнула. - Что ж…Мне пора…- нога старшей дочери Гостомысла ступила на ступень крыльца. - Добрых снов, еще увидимся.

- Добрых снов, - радостно пожелал Трувор и, не мешкая, бросился прочь.

Оказавшись в своей избе, Влемира поспешно закрыла дверь, заперев последнюю на два засова. Присела на сундук в раздумьях. Что за поганый день. Сначала провал с князем. Теперь еще и Трувор ускользнул. Что, кстати, весьма странно! Для него большая честь, что с ним заговорила княжна…

Изначально Велемира прицепилась к Трувору лишь потому, что он по пути ей удачно подвернулся. Но после разговора с ним она уже не в силах была забыть его мужественного лица и красивой статной фигуры. Возможно, на нее так волшебно подействовали его отказы. А возможно, дело в том, что он слишком хорош. Она и сама не поняла, чем привлек ее этот простак. А он ведь, и правда, простак! Но так ведь жених нужен в любом случае! На Рёрика, пожалуй, уже слабый расчет. А этот удалой молодец, к тому же, дружище княжеский…

****
Варвара решила не возвращаться на пир, где и без нее хватало забав. Она отправилась в свой терем. На улице темно, поздний вечер, ей давно пора спать. Так же она велела позаботиться о спасенной старухе - накормить и обогреть - ведь вид у той был самый жалкий.
 
Варвара причесывала волосы гребнем, попутно раздумывая над произошедшем. Интересно, бабка, и впрямь, ведьма, замышлявшая ковы? Если да, то жаль, что Разуй изловил ее. Впрочем, вряд ли ее наговоры подействовали бы. Князь-чужак и сам колдун, кажись. Чего только стоит один его вороной скакун! Честный человек побоится даже гладить такого, не то, что вскарабкиваться на него! Ведь стоит лишь раз оседлать вороного жеребца, как о тебе сразу пойдет дурной слух! Известно же, что черный конь - один из множества слуг Велеса. Такое животное в доме держать - не к добру. Если на улицах Новгорода появляется незнакомец на смоляной лошадке, все пытаются держаться от такого ездока подальше. Вот и конь чужеземца подстать своему хозяину. Впрочем, не на лошади же «в яблоках» разъезжать такому лиходею!

- Все сделано, как ты велела, - размышления княгини прервал тихий голос няни Благи, заглянувшей в дверь. – Она просит увидеть тебя. Говорит, дело важное…

- Поздно уже…Впрочем, зови, - Варвара истолковала это стремление спасенной желанием выразить благодарность. Хоть кто-то благодарен ей за что-то!

Порог переступила седовласая женщина. Та самая, которую приняли за ведьму. Варвара с интересом оглядела гостью. И на секунду ее посетил неописуемый ужас, также быстро сошедший на нет. А гостья тем временем неспешно приблизилась к ней ровной походкой. Варвара нахмурилась. Теперь незнакомка совсем не такая, какой казалась на берегу реки!

- Он уже знает? - неопределенно кивнув, женщина нарушила тишину неясным вопросом.

В голове Варвары пронесся косяк бестолковых мыслей. О чем? Кто «он»? Что эта старушенции изволит иметь в виду!

- О чем глаголешь ты? - Варвара поплотнее закуталась в шаль, словно желая спрятаться от чужого взора.

- Я спрашиваю, знает ли князь о том, что ты подаришь ему дитя? - повторила женщина, оглядев растерянную слушательницу взглядом, в коем не было ни теплоты, ни враждебности. А сама Варвара в ответ лишь выпучила удивленные глаза. - Ну разумеется…Ты и сама не ведаешь…

- Что? – к более содержательной речи Варвара оказалась не готова. О, боги, Разуй был прав! Эта женщина - колдунья! И теперь они тут вдвоем с ней наедине! Что делать?! Звать на помощь? Или лучше убегать самой?!

Варвара привстала, непроизвольно ухватившись за живот. В этот миг ее осенило. В последнее время она, и вправду, пожалуй, нездорова. Хотя и списывала все на усталость и беспредельные расстройства. Но причина недомогания может крыться и в ребенке. В конце концов, исключать этого уже никак нельзя.

- Храбрый Разуй, пожалуй, не ошибся. Мне не чужды знания о силах и законах природы, - таинственно молвила женщина. - Стихии помогают мне. Но тебе, пожалуй, я не причиню вреда…

Варвара вздрогнула. С такими, как эта незнакомка, лучше не связываться. И будет разумнее всего - поскорее выпроводить ее прочь. Однако соблазн слишком велик. Черная или белая ведьма – разница есть. Хотя обе и служат одной силе. Однако белых ведьм уважают за их помощь в хозяйстве, а черных топят в реках. Но сейчас у Варвары промелькнула мысль, что она совсем одна. Ни единой души рядом с ней, не считая няни Благи, которая, по большому счету, не может ей ничем помочь. А могущественная ведунья…И сейчас уже не так уж важно, белая или черная…

- Поговорим. Сядь вот здесь, подле меня, - пригласила Варвара, глуша в себе страх. - Как тебя зовут?

- Всех женщин в нашей семье зовут Млава, - гостья не стала располагаться на широких лавках.

- Скажи, что ты делала возле коня княжеского? - полюбопытствовала Варвара с интересом рассматривая гостью.

- Разуй все объяснил тебе…- усмехнулась женщина.

- Млава…- Варвара оглядела гостью с надеждой. - Скажи, что же еще ты видишь? Обо мне…

- Ти постоянно страшно, - прищурилась ведьма. - Трепещешь, как листок на ветру.

- А кому бы не было страшно на моем месте?! - Варвара обиженно отвернулась к стенке. - Меня всего лишили боги! И сейчас я даже не знаю, что будет со мной завтра!

- Жалобы...- без сочувствия оборвала ведьма. - Беда вымучит, беда и выучит. 

- Беда? Ах, МЛава...Я сама сотворила все беды. Мои решения повлекли за собой ужасные последствия. Если б я не…- Варвара вдруг осеклась. Изначально у нее не было в планах виниться перед чужим человеком. - В любом случае, теперь мой путь, похоже, окончен! Ибо этот изувер…- Варвара запнулась, опасливо озираясь уже  по привычке .

- Сегодня я посмотрела в его глаза и увидела за ним многое, - ведунья задумалась. В горнице водворилась тишина. А Варвара пыталась понять смысл услышанного, терпеливо ожидая пояснений. - И еще больше предвижу впереди. И вот что…Богами ему уготовлена женщина…- интригующе сообщила ведунья. 

- И, конечно же, это не я, - кисло отозвалась Варвара. Ведьма на это ничего не ответила, а только покривилась в ухмылке. - И кто же его возлюбленная?! - Варвара начала злиться на саму себя. Не будь она столь глупа, ее судьба могла бы сложиться иначе. Выбери она в женихи сразу его, то все остались бы живы и здоровы, а она сама была бы сейчас любимой женой, а не обузой, которую терпят из-за княжества.

- Его возлюбленная ушла. Но будет и другая. Я вижу это зело отчетливо…

- И что та женщина, которую он любил? Ей, небось, он не сжигал теремов! - вспыхнула Варвара.

- Не сжигал, - подтвердила Млава. – Тем не менее, следующей его избраннице придется потрудиться...

- Все это гнусно! Я должна искать приязни у убийцы и душегуба?! - по обыкновению гневалась Варвара. - Ну так. И что нужно? Пиршества, дары, развлечения? Что оценит изверг? - Варвару раздражали рассуждения гостьи, но на всякий случай она решила послушать.

- Незамысловатые уловки не переменят того, что к тебе он расположен мало, – глухо усмехнулась ведьма.

- Он, видите ли, не расположен! - Варвара чуть не подавилась от возмущения. - А знаешь ли ты, что он наделал? Любимую нашу родину изувечил! Оставил меня сиротой! А я должна его расположения искать?

- А ты не ищи, - пожала плечами Млава. Ее диковинная манера говорить сбивала с толку.

- Как это? Ты же сама только что…- запуталась Варвара. Ведьма, кажется, подшучивает над ней.

- Убей его. Если сможешь. И не испугаешься. Это верный способ спасти стол от чужака, - прошептала Млава. А Варвара закатила глаза: ну и совет. Из нее убийца все равно, что из Велемиры грибник!

Ведунья все еще молчала, многозначительно глядя на молодую княгиню. Варваре теперь уже показалось, что ведьма вовсе не шутит. Однако предложение незнакомки слишком опасно, чтобы даже обсуждать его.

- Впрочем, как уже видно, это не так-то просто содеять, - усмехнулась ведьма, прищелкнув языком. А Варвара оглядела свою гостью с уже плохо-скрываемыми опасениями. Неужели Разуй был прав и ведьма колдовала возле коня Рёрика?!

- А зачем это нужно тебе? – Варвара только теперь поняла, что у ведьмы свои какие-то обиды на Рёрика. - Что он тебе такого причинил?

- Тебе-то что? Мсти за саму себя…- речь ведьмы прервал хриплый кашель. – Как бы там ни было, будь осторожна. Боги хранят его…И возможно, придется найти иной способ управиться с ним.

- И какой же?! – Варвара не представляла, что нужно делать с мужем, которого у нее прежде не было. – А впрочем, не хочу с ним управляться! И дел никаких общих не желаю! - гаркнула Варвара. - При виде его мне становится тошно! Не забуду ни стыд, ни боль, что испытала по его воле!

- Ох, как он разобидел тебя!.. - слова ведьмы звучали словно издевка. - А ты ждала, что он будет голосить припевки и нянчить малышей…Ну так возьми кинжал и вонзи ему в сердце, когда он уснет.

- Я так не смогу...- призналась Варвара, вздохнув. - Да и потом...Я не хочу его убивать! Я лишь хочу, чтобы он ушел из Новгорода!

- Ага, ну хоти...- ведунья насмешливо оглядела молодую княгиню. - Никуда он ней уйдет, неужели не ясно?

- Млава, как сделать, чтобы он тогда меня не обижал? И чтоб тут, в моем городе, не лютовал? - огорченно выдохнула Варвара. - Есть у тебя какое-нибудь снадобье?
 
- Не существует такого снадобья, - сообщила ведьма, оскалившись. А Варвара после этих слов совсем сникла. - Да напряги свой разум, наконец. Чужак до сих пор цел и невредим. Ничто его не берет. Значит, того хотят боги. И нам придется покориться их воле. А их воля в том, что и ты сама все еще жива.

- И дальше чего? - недоумевала Варвара. - Я-то что могу поделать? 

- Даже дикий зверь приручается, - обозначила Млава. - Не можешь его убить, сделай так, чтоб стал ручным. 

- Ох, ну ты...Мне с таким не сладить, точно. Пока приручается, растерзает ведь, - бубнила Варвара себе под нос.

- Дом твоего отца в опасности, а ты думаешь только о себе, - хмыкнула Млава. - Скули дальше. И рядом с чужаком окажется еще и чужеземка. Воображай уже...Что тут сделают варяги, если никто не станет их сдерживать...

- Ну я-то их сдержать точно не смогу, - предупредила Варвара, уткнув изнеженным белым перстом в грудь.

- Ты на редкость сообразительна, - уязвила ведунья. – Князь может! Если ты не в силах помешать чему-то, то возглавь это...

- Как я могу возглавить тут все...- Варвара чувствовала себя уже тупицей, а не возглавляльщицей.

- Чужак пришел за наживой. Надо устроить так, чтоб на этих землях ему захотелось созидать, - предположила ведьма. - Нужно сделать его тем, кто нам нужен – защитником и благодетелем. А не лиходеем и поборником! - ведьма внезапно развернулась и направилась к двери, давая понять, что разговор окончен.

- Постой! - вскочила Варвара. Нельзя позволить этой женщине исчезнуть так скоро. - Не уходи! Останься со мной! Я выделю тебе избу здесь, на княжеском дворище! Ты не будешь ни в чем нуждаться! Я…

- Ты сама нуждаешься во многом, - прохладно заметила ведунья. - Не нужна мне твоя изба. Тем паче здесь.

- Я позабочусь о тебе…Ты не станешь голодать. Заживешь в тепле. Работать станут другие. А ты будешь при мне…- несмотря на поздний час, сонливость Варвары как ветром сдуло.

- Я не за княжескими милостями сюда пришла, - отрезала Млава, потянувшись к кольцу на двери.

- Повремени! Разреши хотя бы отблагодарить тебя за советы, - Варвара подбежала к сундуку. Порывшись в нем, извлекла из него красивый кушак, расшитый жемчугом, и протянула своей гостье.

- Мне это без пользы, - равнодушно ответила Млава, отворив дверь. - Были у меня жемчуга. Не принесли мне счастья.

- Прими на память обо мне, - Варвара сунула опояску в руки Млаве. Та взяла без охоты, впрочем, позже улыбнулась чуть теплее. Кушак красив, многие девушки не пожелали бы с ним расстаться. - Когда-то мне подарили похожий предмет...- взгляд ведьмы застыл, улетев в воспоминания. - Вот что. Я помогу тебе, пожалуй. Теперь слушай меня…Новость твоя – важна. И от того, как ты преподнесешь ее, зависит дальнейшее…- Млава развернулась, собираясь переступить порог.

- Постой, постой, - торопилась Варвара, пытаясь запомнить все сказанное и не забыть спросить о главном. - Скажи, где я могу сыскать тебя? - по лицу ведуньи было заметно, что та не воодушевлена этой мыслью. Варвара спешно добавила, - Млава, я ведь совсем одна. У меня ни матушки, ни батюшки...А мне порой так нужен дельный совет. Ради нашего народа… И всего княжества! Не хочешь остаться – уходи. Но, по крайней мере, разреши мне навещать тебя! Мало ли как…Да и тебе удобно: я не оставлю в случае чего…

Млава ушла, но сказала, где ее можно найти. Единственное условие – Варвара должна всегда приходить одна и никому не рассказывать о ведьме. И кто бы как ни нуждался, к ней не вести. Варвара на все согласилась.

****

Когда Варвара в сопровождении мальчика-слуги вернулась в гридницу, веселье, несмотря на поздний час, было в самом разгаре. Как и в начале вечера, никто не обратил внимания на княгиню, застывшую в дверях. На шумном пире, помимо нее, имелось еще несколько женщин, кажется, сомнительного образа действий. Они танцевали, болтались вдоль лавок с кубками в руках, заговаривая то с одним мужчиной, то с другим. Их деланный смех и пошлые манеры виделись Варваре непристойными. И она уже склонялась к мысли покинуть это место, порочащее ее собственную честь. Негоже ей, наследнице благородного рода, проводить время в подобной компании! С другой стороны, не уходить же прямо-таки сразу, как пришла. Тем более, возле Рёрика уже опять трется какая-то девка. Ну хоть не Велемира на сей раз!

Видя, что ее появление по-прежнему остается незамеченным, Варвара немного раздосадовалась. Никто не докладывает о ней, никто ее не приветствует. Хотя на сей раз она пришла открыто, не прячась, да к тому же, в сопровождении слуги. Собравшись, она огляделась по сторонам, ища нечто, что помогло бы обратить всеобщее внимание на нее. На сундуках возле входа стояло три глиняных кувшина. Выбрав самый большой, она подтолкнула его, и он со звоном ударился об пол, расколовшись. Присутствующие обернулись на звук.

- Княжна, это опять ты? - Рёрик оглядел вошедшую, как ей показалось, чуть удивленно. А девка, что ошивалась возле него, подхватила кувшин и скрылась в соседнем помещении, где также шел пир.

Варвара даже не знала, каким образом ей следует проявить свое отношение к услышанному. Вопрос князя прозвучал двусмысленно. То ли ей указывали на то, что она здесь лишняя и должна убраться с глаз долой…То ли на что-то еще, в любом случае, как ей показалось, не очень приветливое. Поразмыслив, она решила вовсе не отвечать на вопрос, а сразу приступить к тому, ради чего пришла.

- Князь…Если будет позволено, я бы хотела обратиться...- учтиво начала Варвара. Несмотря на то, что она была избалована заботой нянек и мамок, не смеющих возразить ей, временами пестрила хамскими замашками, неприличествующими княжне, имелись в ней и благородные достоинства. Ее образование соответствовало высокому уровню. Не имея опыта во многих вопросах, она, тем не менее, представляла себе их суть и могла найтись в разговоре. Воспитание ей также было дано должное. Она знала, какой подобает быть женщине - покорной и почтительной, хотя в душе таковой не являлась.

- Говори, - кивнул Рёрик.

- Сегодня мне не удалось встретить своего мужа у ворот. Я желаю исправить это упущение, возникшее не по моей вине, - на этих словах Варвара краем глаза заметила, как Арви поджал губы. - Как великий воин и прославленный мореход мой князь побывал во множестве земель, которые, конечно, распростерли свои объятия пред ним. Однако я смею надеяться, что все самое лучшее он найдет в Новгороде...- нелегко давались Варваре слова. Смотря сейчас в глаза Рёрика, она видела в них повешенное на стенах города тело отца, пронзенного стрелой Пересвета, себя в слезах на брачном ложе. И она опасалась, что ее взгляд выдаст и ее чувства. И тем пышнее оказывалась ее речь.

Песни, смех и шумные разговоры стихли. Пирующие со вниманием слушали княгиню. Вероятно, многим ее речь виделась как еще одно развлечение. А она тем временем чуть повернулась к мальчишке-слуге, сопровождавшему ее, и забрала из его рук старинные ножны, в которых был вложен клинок.

- Этот меч принадлежал князю Словену, - Варвара чуть приподняла ножны с мечом, чтобы их было лучше видно. Оружие оказалось неожиданно тяжелым. - Это меч защитника Новгорода. Пусть отныне им владеет тот, кто сумеет позаботиться о моем городе. Мой князь, прошу…- Варвара не стала бежать к Рёрику через всю избу. Она поступила иначе - вытянула вперед ладони, в которых были невероятной красоты серебряные ножны.

Отдать чудесное оружие защитника Новгорода в руки, которые чуть не разрушили град, ровным счетом, как и признать захватчика главой, назвав князем, было нелегко. Но Варвара была уверена, что поступает верно.

Присутствующие, особенно те из них, что еще могли соображать, разинули рты. Все пытались разглядеть легендарный клинок, слухи о котором уже не одно столетие витали в воздухе.

Рёрик встал со своего места и подошел к Варваре. Оглядев ее также внимательно, как и она его, забрал из ее рук прекрасное оружие. Вынув меч из ножен, оглядел лезвие. Острое, словно выковано вчера. Победоносный меч Словена не мог не восхитить. Как не могла и не произвести впечатление та форма, в которой он был преподнесен.

****

Арви неспешной походкой шел в свою избу. Звезды интригующе подмигивали с черных небес, но он даже не смотрел на них. А думал о том, как прошел вечер. Определенно, вначале было еще ничего, но потом…

Застолье ему не понравилось. Все поехало не по плану. Велемира не справилась. А Варвара напротив - вполне соответствовала обстановке. Не сидела, как статуя. На пирах обычно бывает много всяких развлечений. Арви вспомнилось одно из них, в котором молодая княгиня даже поучаствовала. Забава заключалась в том, что каждый должен был рассказать о каком-то своем особом таланте, который отличал его от остальных. При этом нужно было показать свое умение на людях, то есть, немедля.

- Любого лука тетиву могу я натянуть! - хвастался один из воинов. И оказался честен. Все луки, что были ему предложены, он натянул умело и быстро.
 
- А я могу ходить на руках так же хорошо, как Туча на ногах, - похвалялся рыжий. Однако его слова оказались правдой лишь на половину. Пройдя по горнице вниз головой, он все же потерял равновесие и свалился у дверей. Вероятно, неудача Ингвара была связана с тем, что он слишком много выпил.

Много оказалось умельцев, в основном их таланты были связаны с ратным искусством. Но были и иные.

- Я всегда могу распознать, где правда, а где ложь, лишь раз взглянув человеку в глаза…- гордо сообщил Лютвич.

- Да тут все лгуны, нечего и гадать! - рассмеялся Трувор. - Нужен кто-то новый!
 
- Действительно...Княжна, расскажи нам о чем-нибудь, - обратился вдруг Рёрик к Варваре. После того, как она отдала ему меч Словена, он пригласил ее за стол. И теперь она сидела возле него.

- Что ж…- Варвара немного оторопела от неожиданности, но все же попыталась собраться с мыслями. - Как-то раз я гуляла на лугу…Трава зеленела. Солнце сияло. И в облаках вдруг что-то увидела я…Оказалось, то медведь летел по небу, махая лапами…- последние слова нарочито серьезной Варвары потонули в чьем-то смехе. Младшая дочка Гостомысла славилась тем, что любила посмеяться, и потому могла не только оценить чужую шутку, но и придумать свою собственную.

- Ну и что же, Лютвич…Она сказала нам правду?! – посмеивался и князь.

- Она сказала правду о том, что была в поле…- Лютвич со злобой смотрел на Варвару. Арви понял его взгляд. С одной стороны она угодила всем веселой шуткой, а с другой – попотешалась над даром Лютвича, с которым они явно были не в ладах.

- Все понятно, княжна, ты честная девица…Теперь твоя очередь, - предложил Рёрик.

Арви ожидал, что она смутится и зальется краской. А если наглости в ней не поубавилось с последней их встречи, то, наоборот, начнет петь или плясать, конечно, предварительно повыделываясь, заставив себя упрашивать. И пусть. Пусть скоморошничает, развлекает мужиков, словно простолюдинка на ярмарке! Но не тут-то было…

- Князь, боюсь, у меня нет никаких особых умений…- Варвара опустила ресницы. - Я не умею стрелять из лука, не метаю топоры и не могу кулаком проломить стольницу, как некоторые здесь…И ложь от истины я отличаю не так искусно, как Лютвич…- после ее слов прошла новая волна смеха по избе. - Нет у меня столь редких дарований…Разве что…Разве что, я, как никто, умею выбрать себе мужа…Уж в этом равных мне нет…И я уже, кажется, явила сие умение...

Воцарилась краткая пауза. Рёрик внимательно оглядел Варвару. А потом рассмеялся. Арви лишь покривился тогда. Лисица. Выразилась, как обычно, неясно, с подоплекой. С одной стороны она сама пошутила над собой, если вспоминать, чем закончилось ее избрание Изборского Радимира. С другой стороны – оставила Рёрику любезный отзыв, так как именно он в итоге стал ее супругом.

Влачась по дорожке, Арви усмехнулся в ночи, вспоминая Варвару. Вот, хитрюга! А тот эпизод с мечом Словена! Все бы ничего, но дар князю понравился. Поскольку в ответ он ответил Варваре то, что в конец испортило ему, Арви, настроение. Князь сказал тогда: «В таком случае, княжна, у меня тоже есть для тебя подарок. Теперь ты еще и владычица Изборска…». Арви скривился при воспоминании. Что же это значит, если разбираться? Так ведь этими словами Рёрик прилюдно признал ее своей женой и княгиней! Затем еще позвал с собой за стол, словно без нее пиршеству отныне не бывать! Вот неприятность-то…

Пошел снег. Арви негодовал. Все тут столь мерзко! Интересно, как поживает Велемира? Хотя о чем говорить после сегодняшнего! Князь теперь и не взглянет в ту сторону. Две дуры. То ли дело другая сестра…

Росу Арви заприметил сразу, хотя охотником до женских сердец не был. Все бабы как бабы, но эта...Эта девушка особенная. Настоящая княжна – мила, скромна, тиха. Юный цветок, непонятно как уцелевший среди разрухи. Ни та, ни другая сестры не идут в сравнение с ней. Они словно две вульгарные торговки рядом с этой благородной девой. Из нее бы получилась добрая жена. Арви, конечно, князем никогда не сделаться, но иметь супругу с благородными корнями полезно. Да дело даже не в проке подобного союза. Что-то в ней ему очень нравилось. Хотя они и тремя словами не обмолвились за все время. И еще тот эпизод…

А дело было, как всегда, просто. Он заходил в стряпную, да так сильно со спешки дверь распахнул, что чуть не зашиб бедняжку. Как-то само получилось, что Роса у него в руках оказалась. На краткий миг, конечно. Она от неожиданности вскрикнула, а потом растерянно улыбнулась, уступая ему дорогу. Но тепло ее юного тела, нежного и податливого, не давало ему с тех пор покоя. Что это, неужто он влюбился? С ним раньше такого не бывало. У Арви, конечно, были женщины, но любовь…Это то, во что он никогда не верил. Он видел насквозь всех этих вертихвосток – знатных особ, крестьянок, потаскух, все на одно лицо! Жеманные, с лукавыми улыбками и притворной скромностью. Настолько тошнотворной, что уж лучше б свое истинное лицо обнажили как есть, чем кривляться, рядясь добродетелью. Кто у них не первый, тот, точно, второй! А Арви не тот глупец, чтоб верить этим россказням и боготворить подобных сказительниц!

Арви не жаловал женщин и не доверял им. Так или иначе, он видел в каждой алчущую гадюку. Мало ли раз они покушались на его кошель? Впрочем, он и сам не такой уж святой. В общем, мнения он обо всех них одного – змеи подколодные. «Но она…Она, кажется, другая», - думалось тиуну очень часто в последнее время.

Слишком поздно, середина ночи. В этот час приличная девица уже почивает. Арви задержал взгляд на окнах Росы. Конечно, темные. Спит, красавица…Не то, что эта сучка…

Вдали Арви разглядел Варвару с Рёриком. Тот устал и пьян. Однако весел. И кажется, доволен. А Варвара, держа его под руку, ведет в свой терем. Какая сногсшибательная предприимчивость! Еще день назад она пряталась в погребе и слышать не желала о своем супруге. А сегодня…Надрывалась изо всех сил, дабы развлечь его! Особенно во второй половине вечера. И свой язык поганый сдержать сумела. И даже напротив, что-то там прощебетала, вызвав всеобщее одобрение. Того гляди, правитель еще и проникнется к ней! Похоже, не все идет согласно замыслам. Эта ярка не так-то проста, как казалось с самого начала.

Арви негодовал весь вечер. Даже потушив светильники и улегшись в постель, он чувствовал, что его нервы по-прежнему взбудоражены. Он все же затаился на молодую княгиню за ее оскорбительные речи. Где это видано, чтоб девица так дерзновенно разговаривала со старшими?! Но с другой стороны кто она и кто он сам? Он ученый опытом муж. Тиун князя. Что называется, из семи печей хлеб едал. А Варвара - вздорная девчонка, которая сама копает себе яму. Ему лишь нужно стоять наготове с лопатой...

****
Пиршество продолжалось долгое время. Многие были готовы веселиться до утра, а затем еще весь день и последующую ночь. Но только не князь и не те его люди, что пришли с ним из Изборска. Усталость после долгой дороги давала о себе знать.

- Пойду я, пожалуй…- князь встал из-за пиршественного стола, яств на котором не убавлялось, словно по волшебству. Расторопные слуги сновали с блюдами и ковшами, не позволяя гостям голодать.

- Провожу, - вскочил с места Трувор, вытирая рот о какое-то расписное потиральце, забытое на столе в спешке одним из слуг.

- Княжна проводит, - зевнул Рёрик. – Верно?

Утомленная Варвара даже не сразу поняла, что вопрос относится к ней. Она была готова уснуть прямо за столом. Она хотела уйти давно, но все как-то не выдавалось подходящего случая.

- Конечно, князь, - наконец отозвалась Варвара, зевнув в ладошку. - А куда? – засомневалась Варвара. Интересно, Арви и Велемира подготовили для князя какие-нибудь достойные его покои? Так ведь княжеский терем Гостомысла разрушен до основания! По приказу нового «защитника Новгорода», надо полагать. Хотя, может, и по случайности. Впрочем, сам этот защитник  мог бы еще в прошлый раз распорядиться выстроить ему новый. Но он этого не сделал. Так что жилья, подходящего правителю, строго говоря, здесь теперь не имеется. Можно было бы проводить его в гридницу, где обитала дружина. Ну или посоветоваться с каким-нибудь распорядителем празднества о ночлеге для правителя.

- А некуда? – на усталом лице князя показалась улыбка.

После некоторых сомнений Варвара повела Рёрика в свой терем. В конце концов, это один из лучших домов и князь там уже был. Ну не идти же , в самом деле, наугад, заглядывая во все избушки!

- Осторожнее, князь, здесь высокий порог, - Варвара держала Рёрика под руку, заводя в сени.

- Я помню, - отозвался Рёрик, который теперь уже был пьян или, по крайней мере, выглядел таковым. - Впрочем…- князь чуть сдвинул брови, обводя туманным взором покои. - Это тот же самый теремок?!

- Это тот же самый теремок, - подтвердила Варвара. Она только не сказала того, что после их последней и единственной встречи, несколько дней спустя, вся обстановка была изменена. Не желая оставаться в месте, где все напоминало ей об ужасающей брачной ночи, Варвара сперва попыталась выбрать себе какое-то иное жилье из того, что имелось в хоромах. Однако оказалось, что ничего подходящего нет, вернее, все занято головорезами. В те дни это самоуправство злило ее не меньше, чем собственное бессилие. Но высказывать жалобы было некому. Так что она осталась в своем тереме, попросту поменяв местами сундуки и прочую утварь.
 
- Я хочу умыться, - проронил Рёрик, снимая верхнюю одежду.

Варвара даже не сразу поняла, что это был приказ. Обращенный к ней. Несмотря на то, что после беседы с Млавой в ее голове вырисовалась кое-какая карта действий, она все еще не могла свыкнуться с происходящим. Ей ли прислуживать разбойнику с большой дороги?!

После кратких раздумий Варвара все же взяла в руки ковш с водой. Бросив на плечо полотно, пригласительным жестом указала Рёрику в сторону корытца, над которым обычно умывалась сама.

Поливая Рёрику в ладони из ковшика, Варвара размышляла о том, как это неловко, когда двое молчат. На пиршестве ей удалось побороть себя и разверзнуть уста, несмотря на то, что особенной охоты к беседе у нее не имелось. Кажется, она даже удачно пошутила пару раз, заставив рассмеяться и князя, и его дружину. И все же теперь в тереме царила зловещая тишина. О чем думал князь, было, конечно, не ясно. Впрочем, может, он ни о чем не думал, а просто умывался. О чем, вообще, думают во хмеле?! То ли дело она сама. Невольно вспоминая последнюю их встречу, Варвара уже не могла выдавить из себя ни одного слова.

Рёрик выпрямился. Забрав полотно с ее плеча, вытер лицо. Затем пошел к окну. Расстегнул ремень, на котором был прикреплен кинжал, по размеру не многим уступающий мечу, и бросил на стол. После стал стягивать с себя рубаху.

- Я, пожалуй, пойду, - вырвалось у Варвары.

- Куда это? - князь оглядел дочь Гостомысла в полный рост.

- Ну так…Мне необходимо отдать кое-какие распоряжения…- Варвара поняла, что сказанула глупость лишь после того, как Рёрик усмехнулся. И правда, какие и кому она может отдавать распоряжения в середине ночи?!
 
- Что-то пить мне хочется сегодня, - Рёрик огляделся по сторонам, ища что-нибудь, чем можно было бы утолить жажду.

Варвара не привыкла ни о ком заботиться. Но сообразив наконец, что нужно, взяла с подоконника кувшинчик. Налив воды в деревянный кубок, она протянула его князю. Но он не брал сосуд из ее рук, а продолжал как-то испытующе смотреть на нее. Это был всего лишь краткий миг, но такой красноречивый, что Варваре показалось, будто времени прошло много.

В своей наивности она по началу даже не поняла, что не так. А может, все так? Тогда почему он не желает отведать водицы? Он ведь говорил, что хочет пить! Чем его не устраивает этот расписной кубок?!

Хмурясь в раздумьях, Варвара вскоре предположила, в чем тут может быть загвоздка. Не зная, вести себя в подобных обстоятельствах, она сама сделала пару глотков воды, а затем уже предложила кубок Рёрику.

Варвара так и не узнала, верна ли ее догадка, но все же кубок князь принял. И осушив сосуд, заинтересованным взглядом обозрел ту, которая заочно доставила ему в прошлом столько хлопот. 

- Что ж, день выдался не из легких…И всем нам нужен отдых…- Варвара решила больше не тратить время на выдумку смехотворных предлогов, а просто смотаться, пока не поздно. Надо полагать, Млава имела ввиду противоположную линию поведения. Но уже сейчас, оказавшись здесь, в этом зловещем тереме, она, Варвара, не уверена, что готова пойти по указанному ей пути. В конце концов, все, что от нее требовалось, она, кажется, выполнила. Ее трогательной заботы, скорее всего, достаточно. А теперь можно пойти, скажем, в терем к Росе и заночевать там. На худой конец, можно поспать и со слугами, с няней Благой, например.

Варвара потянула за кольцо двери, готовясь выскользнуть из лап опасности.

- Вернись, моя княжна…- позвал Рёрик, устроившись пока в креслице Варвары возле стола.

- Кажется, меня кто-то зовет, - кивнула Варвара в сторону улицы, объясняя таким образом, что ей нужно идти.

- Только я, - довольно оскалился князь. Он был в превосходном настроении, его порадовал день да и все остальное, что он нашел по прибытии в Новгород. – И я тебя не отпускаю. Закрой дверь. И иди ко мне.

Варвара поплелась к Рёрику. Однако так и не дошла до него, а установилась в центре горенки.

- Ты вынуждаешь меня чувствовать себя извергом, - Рёрик поманил к себе Варвару жестом, не терпящим возражений. - Подойди, не бойся.

Забыв все разумные слова, Варвара все же превозмогла себя и пошла к Рёрику, на сей раз застыв в шаге от него. И хоть сегодня он был значительно дружелюбнее, чем в прошлую их встречу, Варвара опасалась его, опираясь на уже имеющий опыт. И никак не могла заставить себя прекратить волноваться. И уж тем более, у нее не вышло сделаться безмятежной, когда Рёрик взял ее за руку и усадил себе на колени.

- Что там твоя карга? Успела спасти ее от Разуя? – поинтересовался Рёрик, заключив Варвару в объятия.

- Трувор помог…- сглотнула Варвара. В ее мыслях по существу о брачной ночи осталось мало. Обрывки воспоминаний казались ей чужими, будто все происходило не с ней. Наверное, боги стерли ее память, дабы картины прошлого не слишком сильно мучили ее. И вот сейчас, находясь возле Рёрика, она была в растерянности, не зная, как следует себя вести. Она стеснялась себя, его, вообще, уже всего, даже поддерживать беседу, не говоря о том, чтоб сделать что-то. Нечаянно дотронувшись до его плеча, она одернула руку, словно обожглась.

- Да, он любит торопиться всем на помощь... – Рёрик провел ладонью по щеке Варвары, затем спустился ниже, погладил яремную ямку на ее шее. Все остальные роскоши ее тела были предусмотрительно запрятаны под платьем и сорочками. - И что? Она все-таки ведьма?

- Не знаю точно…- промямлила Варвара.

- Никто не обижал тебя в мое отсутствие? – рука Рёрика наконец отыскала на воротнике Варвары хитрые завязки, которые косвенно мешали ему приласкать испуганную жену.

- Нет…- ответила Варвара быстрее, чем подумала. Но потом вспомнила об Арви, который, вообще, почти задушил ее! А еще те стражи, что не позволили ей выйти встретить Рёрика, грубо затолкав ее обратно в теремок! Если подумать, то ее все-таки обижали те, кто не имеет никаких прав здесь распоряжаться! – То есть…- Варвара уже собиралась нажаловаться на тиуна и его приказы, коли выдалась возможность. Но не сумела этого сделать, поскольку отвлеклась на Рёрика, который, оказывается, уже умудрился снять с нее половину одежд, пока она раздумывала о своих врагах. Ее сердце билось так быстро, что она уже слышала его стук в своих ушах. Теперь уж ей было не Арви.

Гл. 35 Призвание варягов http://www.proza.ru/2017/05/19/685


Рецензии
Ну, почему же доброта Варвары непременно должна её погубить? Отнюдь - она противовес Рёрику для их потомков. А иначе их или вовсе бы не было или рождались бы всё кровожаднее и злобнее. Однако, в роду Рюрика были в последствии не только кровопийцы и "Синие бороды", но и вполне вменяемые люди. Ведьма весьма своевременно появляется в повествовании. Жаргонизмы в авторском тексте типа "свалить" и "до лампады" следует почистить. Заместо "свалить" - свинтить, а заместо "до лампады" - до свечки.)))

Николай Васильевич Захаров   01.07.2018 23:44     Заявить о нарушении
"До свечки" хихи )) Мне это даже еще больше понравилось, чем до лампады ))) Непременно воспользуюсь Вашей рекомендацией!
Я так и думала, что появление ведьмы Вас порадует. Это не Велемира, но вполне самостоятельный персонаж ))

Лакманова Анна   02.07.2018 11:43   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.