Яблочко от яблоньки недалеко... гниёт

Сергей Борисович на расправы не скупился, был в них изощрён и несгибаем. Шёл до конца, придерживаясь выбранной тактики и стратегии, пока назначенный им враг не начинал молить о пощаде.
Схемы редко давали сбой.
Конкуренты предпочитали не связываться с дураком, и он гордился этой формулировкой.

На самом деле он был умным мужчиной, его мозг работал чётко, поэтому уже к тридцатилетию у него был свой бизнес, своё движимое и недвижимое имущество, жена и трое детей, любовница, и разовые девочки для разнообразия.
Ни с кем, естественно, он не церемонился. Где угрозами и шантажом, где манипуляциями и умелой актёрской игрой, он добивался своего.

Коса нашла на камень неожиданно. Забастовал сын-подросток. Идентичность зашкаливала. Как там у физиков? Одинаково заряженные частицы отталкиваются друг от друга. Вот и этих начало, да так сильно, что скандалили до драк, а потом не разговаривали годами. Плоть от плоти, кровь от крови… Яблочко от яблоньки…
Тот ещё характер! Папин!
Младшая дочка так и говорил: «Такое чувство, что нас с Володей родила мама, а Олега – папа».

Не было мира в семье. Была только иллюзия. Была иллюзия жены, но в паспортах стоял штамп о разводе. Была иллюзия счастливого отцовства, всё-таки как-никак – трое! Но общего языка, и общих интересов – не было. Старший сын, которому отец давным-давно в пылу ссоры заявил, что он ему больше не сын, целенаправленно уничтожал психику младших детей. Не было успеха в бизнесе. Была только иллюзия. Сергей Борисович, формулируя «производственной необходимостью», принял на работу бывшую любовницу, и она за полгода целенаправленно наплела интриг и  почти развалила успешно работающую фирму, пытаясь взять власть в свои руки. По этим рукам как-раз начала давать экс-супруга, которая также работала в фирме, и должность занимала повыше. Что, впрочем, не помешало вконец обнаглевшей любовнице попробовать добиться её увольнения.

Любовница пробовала рамки дозволенного. Сын скандалил. Жена выходила из-под контроля.
Иллюзия того, что выстроен дом, посажено дерево, выращен сын, таяла… Здоровье подводило. Верных друзей не осталось. Подруги были неверными.
Вечера проходили одинаково – бутылка, закуска, и телек.

Так было и в тот вечер. На что-то он отвлёкся от сервированного стола с только откупоренной бутылкой водки, как вдруг со словами: «Папа, там Олег Вовку бьёт», прибежала младшая дочь.
Скандал был раздут на ровном месте, а вот на щеках у Вовки пунцовели следы от пощёчин. Старший брат самоутверждался за счёт младшего.
Сергей Борисович размашистым шагом направился в комнату бунтаря, рванул дверь, грозно из-под бровей сверкнул взглядом. Руки зачесались, но от удара удержался.
А вот Олег несколькими ударами кулаков иссинил сам себе лицо. Безумно глядя на отца, прошипел: «Ну что, папочка!? Давай посмотрим, что дальше будет!».

Поражённый Сергей Борисович закрыл дверь комнаты сына. Позвонил жене, которая всё ещё сидела с отчётами на работе, чтобы та возвращалась домой. И сел, опустив голову, перед непочатой бутылкой…


Рецензии