Слово. Серия 2. Книга 2. Откуда пошла Русь

СЛОВО. Серия 2. Книга 2


Тетралогия:
Тайные маршруты Древней Руси



На Русской равнине, что выясняется, ранее залегали льды теперь ставшей таинственной Гипербореи. Люди могли жить в те времена лишь южнее хребта Тавра, что проходит по южной границе современной Турции. Именно там и находилась таинственная Северия, ставшая сегодня Сирией. Однако же, что выясняется, сразу после Всемирного потопа эта ледяная гряда пояса мира проходила много южнее. Известия о древней Сирии, то есть все той же Северии, сообщают о местонахождении ее столицы, Дамаска, как о городе в дельте Нила. То есть древнейшая мировая цивилизация, к которой принадлежат Вавилон и Израиль, Междуречье и Древний Рим, находились на месте нынешней величайшей в мире пустыни Африки — Сахары. Ну и город Иерусалим, что здесь самое-то интересное, находился там же. Именно из этой местности и переселилось на Русскую равнину наши далекие пращуры. Именно отсюда, что теперь выясняется, и пошла Русская Земля.



Откуда пошла Русь



Колдуны с байкальского капища курултай



Но самая наиболее важная из сибирских рек, лежащих на нашем Великом шелковом пути, является плутовка Ангара, постоянно уносящая в Ледовитый океан все те богатства, что накопил Великий Байкал. А ведь на Ближнем Востоке она имеет своего двойника. О том подтверждает наименование нынешней столицы Турции — Анкара. Это название много раньше выглядело несколько иначе. Главная битва Тамерлана Тимура с турецким султаном Баязетом произошла:
«…в Малой Азии, на полях близ Ангоры» [56] (с. 13) и [2] (с. 262).
Так что термин этот, который дублирует собой и главный город Турции, совершенно неслучаен. А находящийся на нашей Ангаре город, Ангарск, подсказывает, что корнем термина не является гора, но какая-то пока нам непонятная гарь. В противном случае этот город был бы назван Ангорском.
Еще подтверждение: Лено-Ангарское плато.
Так что за гарь в момент возникновения этого гидронима имелась в виду?
«…жрец, жертва… произошли от поклонения огню, будучи произведены от жрети, горети, лит. garas — дым» [32] (с. 929).
«Жгль, жглие = уголь,-я. Санскр. angara (А. Гильфердинг)» [32] (с. 855).
«…анъ = но, а, напротив» [32] (с. 874).
То есть речь идет о каких-то в древности устраиваемых в верховьях Ангары жертвоприношениях. Ведь она, судя по переводу, находится напротив какой-то гари, очень пока непонятного содержания.
То есть искомая нами гарь, судя по всему, находится где-то в верховьях Ангары, то есть к гари следует пробираться исключительно против течения реки. А ведь могучая Ангара берет начало своим водам из:
«…озера Ламы (Байкала)…» [130] (с. 574).
И вот что сообщается путешественником конца XVII века Избрантом Идесом о священном месте у бурят:
«Когда им необходимо принести друг другу клятву, они отправляются к озеру Байкал, где находится гора, почитаемая ими как священная…» [374] (с. 135).
Чуть ранее голштинца Идеса здесь побывал грек Спафарий. Вот что сообщает об этом озере уже он:
«И имя того Байкала видится не русское, а назвали его тем именем по имени некоторого иноземца, который жил в тех местах» [352] (с. 121).
А именовали этого бая, судя по фразе Спафария, не иначе как калом.
Разберем эти термины, составляющие наименование озера, подробнее:
«Баяние = заговаривание, ворожба. Мин. мес. 7 авг…
Баиа = вещун, колдун, чарователь…» [32] (с. 31, 33).
То есть узаконенное теперь на востоке наименование некоего привилегированного члена их общества, бая, имеет собою смысл — колдуна! И управляли басурманским Востоком, как теперь выясняется, адепты чужебесия — колдуны.
«латинск… callo (пылать, гореть)… [77] (с. 1416).
Этот термин и означает, что для почитания данного божества:
«…зажигались костры» (там же).
Так именовали свои обрядовые камлания сами колдуны. Однако ж в нашем наречии эти гари имеют несколько иное значение:
«Калъ = грязь…
 Каляти = осквернять…» [32] (с. 242).
Казалось бы, странное название — ведь чистота байкальской воды известна с давних пор. Однако ж именно там, на Байкале, еще дальше как бы вверх по течению все той же Ангары, находится небезызвестный остров ОЛЬхон.
Спафарий о его туземных обитателях сообщает следующее:
«и преж сего жили на том острову многие Братские иноземцы, потому что на том острову горы и леса и степь велика есть, а после того, как погромили их казаки, и с того острова разбежались, и ныне пуст» [352] (с. 120).
Так за что ж этих братских иноземцев так жестоко погромили православные казаки?
Судя по его наименованию, было за что. Видать разметали казаки местных каменных и деревянных болванов, уничтожив капища богу нечистот и нечистой силы. И разогнали при этом обслуживающих это капище многочисленных жрецов.
И отнюдь не зря. Ведь и по сию пору на этом-то самом необитаемом нормальными людьми острове, между прочим, ежегодно проводятся съезды колдунов со всего мира!
А ведь совершенно очевиден заложенный в этом названии колдовского острова и смысл самого их божества, которому и приносятся здесь, на Ольхоне, жертвоприношения. Ведь сам корень этого термина происходит:
«…от древнесемитического имени бога ЭЛЬ; это — арабское имя единого бога, почитание которого возведено для арабов в обязанность Мохаммедом» [76] (с. 128).
То есть, как нами разобрано (см.: [198]), — от древнехамитского (хананеями являются дети Хама; дети Сима — славяне, а не нынешние семиты, которые, на самом деле, хамиты-угариты [у гари то]).
И если учесть, что термин бай соответствует очень важному колдуну, предводительствующему над рядовыми монголами — владыками самой Поднебесной, то термин хан будет теперь отнесен к самому высшему в табели о рангах колдунов чину: самому хану ЭЛЬ, в честь которого этот остров и поименован — Ольхон (Эль хан).
Ну а само это звание — хан, судя по отношению все того же божка Эль к поклонению древними хамитами, следует объединить с его производным. То есть с Хамом — прародителем хамитов.
Так, собственно, именует монгольских ханов и Матвей Меховский:
«…хан (cham) господин или император» [246] (с. 65).
Роджер Бэкон:
«…и там до сих пор находится дворец Цингис-хама; но так как Кара-карум с [прилежащей к нему] областью был первым завоеванием, то этот город они считают главным и близ него выбирают своего хама, то есть императора» [411] (с. 219).
 Таким образом, все нормально согласуется с назначением этого озвученного нами капища.
А вот еще вариант расшифровки термина хан:
«…хан — обозначение сана, то же самое, что “заклинатель”. Всех заклинателей ханами называют. А правители зовутся ханами, потому что их род получил царскую власть над людьми при помощи колдовства» [297] (гл. 17).
Потому и колдун, получивший право созывать курултай, имеет чин самого верховного хана с родословной, уходящей еще к тем владельцам Израиля, которые, опоганив свою святоотеческую веру суеверными колдовскими ритуальными экзерсисами Хама, устроили капище Ваалу (Ваал-Пеору [Пеоруну]) на священной горе Гаризин в Самарии. За что впоследствии и оказались аж за Байкалом. Вот здесь они теперь и нашли место для устроения своих тайных шабашей — курултаев.
А что значит, собственно, это самое — колдовать?
Так ведь элементарно просто и однозначно: кал давать!
Ох, и чудесен же русский язык: хоть истории историков память нашу и оттяпали, насколько могли, но язык, пусть во многом уже и искаженный, пока остался. И именно он нам теперь сообщает о минувших событиях лучше любого свидетеля. Ведь живого очевидца можно и подкупить, и убить, а его письменные свидетельства уничтожить, но некогда вошедшие в кровь термины из человека не вышибить ни чем. Потому ПРАВДА о прошлом теперь так на удивление просто и раскрывается.
Туда же, к колдуну баю, следует отнести и их институт старчества — учения аксакалов. Ведь эти проповедники наименованием своего учреждения указывают на осквернение ими калом нашего святого места на Сиян-горе, где, после захвата нашей святой горы мусульманами, была возведена мечеть с очень характерным названием:
«…Эль Акса…» [134] (с. 70).
Именно по данной причине это религиозное течение не рассматривается в качестве какой-то особой религии. Но лишь как некая форма поклонения все тому же б-гу нечистот. И вся его к иудаизму теперешняя отчужденность заключается лишь в том, что свою миссию, на него когда-то возложенную, ислам давно изжил, а потому остался теперь где-то в стороне от главных дорог истории.
«Ислам, созданный иудеями как жестокое орудие для уничтожения Христианства на Востоке, в XI веке перестал быть грозной единой силой» [136] (с. 216).
В таком состоянии эту религиозную формацию можно лицезреть и сегодня. Сам он имеет чисто русское озвучивание своего наименования: ис-лам (из лам [учение, исходящее из учения лам]). А адепт этого их некоего института старчества так и прозывается: Акса-кал!
Однако же и само баяние, предшествующее калу, лежащее в основе первого корня, составляющего название озера Бай-кал, имеет свое прямое отношение именно к Балу. Этот божок нечистот и нечистой силы, судя по всему, взят за основу наименования и того водоема, который расположен на западной оконечности вытаскиваемой нами за шиворот страны колдунов. Водоем этот, некогда именуемый Скифским морем, на сегодняшний день завоевал себе право называться морем Балтийским. Это наименование содержит в себе два корня: Бал и тай. Где:
«Тай — (…) = тайно…» [32] (с. 705).
Вот из тайного поклонения Балу, на его берегах, это море, переименованное так в честь колдунов, расселившихся в средние века в прилегающих к нему странах Западной Европы, и приняло слишком явное свое как название, так и назначение. Ведь именно отсюда распространялись по всему свету ереси латинской церкви, затем перешедшие уже в более откровенное служение все тому же Ваалу: в протестантизм. Здесь же находится и гора Броккен, куда на празднование Первомая, Вальпургиеву ночь, слетается нечистая сила со всего мира.
Но это — тайное место сбора нечисти. Явным же ее сбором является место иное. Оно расположено на острове Ольхон озера Байкал. Сюда, где находилось так называемое жглие, указывает нам и совместное течение всего этого конгломерата озер и рек (Ангара-Байкал). Ведь само направление этого движения, анъ, против гари, то есть указание на то, что это самое жглие располагается против течения (к тому же и против течения самого озера), сообщает о том, что их курултай, то есть сборище колдунов, искони проходил именно здесь.
Причем, даже наименование Ангары, что все вышеизложенное в очередной раз подтверждает, распространяется лишь до Братского острога. То есть распространяется по то самое место, дальше которого братский=баратский=бурятский народ никогда не жил. Ниже этого места река именовалась Тунгуской. И проживали на ней, за полным отсутствием пастбищ для скота, которые необходимы для обитания пастухов бурятов, исключительно одни тунгусы — рыболовы и звероловы. Потому и река-капище — Ангара — располагалась выше по течению — в стороне бая-кала. И вот кто распоряжался всеми этими съездами колдунов баев, курултаями, в самый мрачный период мировой истории — в средневековье:
«В 1206 году Темучин созвал, недалеко от истоков рек, образующих Амур, в Глубине Монголии, так называемый курилтай, или торжественное собрание всех подвластных ему князей и вождей, и приказал одному пророчествующему волхву объявить, что велением неба ему предназначено быть великим ханом всех народов и принять поэтому новое имя — Чингиз-хана» [55] (с. 264).
Где все это происходило?
Более всего по смыслу подходит как раз-таки остров Ольхон.
Перед определением же самого назначения этого сборища колдунов, баев и ханов (хамов), выясняем отношение к Израилевым племенам жителей лежащей вдалеке за морями, горами и пустынями этой азиатской страны, имеющей какое-то странное полуевропейское название — Man-голия.
 И вот еще что здесь удивительно. Все земли к югу от Байкала туземными народностями именовались:
«…“Братскою землею”» [130] (с. 575).
Тунгусы:
«…представляли ее какою-то богатою, обетованною землею»  [130] (с. 575).
Так что озеро Ламы, Байкал, где на острове Ольхон и по сию пору собираются колдуны, весьма странным образом находилось в центре некой такой земли, поименованной землею какого-то братства. Уж не братства ли тамплиеров?
А ведь раскопки последних лет говорят именно о европеоидном населении этой странной «Монголии». Причем, белыми людьми являлась исключительно привилегированная часть населения этой страны:
«“В богатых кирпичных склепах, расположенных на территории мечети или мавзолея, хоронили людей вполне европеоидного типа” (Т.И. Яблонский “Проблемы антропологии древнего и современного населения советской Азии”, 1986) [173] (с. 143).
Когда с туземным населением заходил разговор об этой таинственной братской земле белых людей, то она именовалась ими:
«…мунгальской (монгольской)…» [130] (с. 575).
То есть землей Израилевых колен Дана и Неффалима, которые местными народностями поименованы галлами. Все правильно: это и были галлы из «Галилеи язык». То есть галлы язычники «с покатостей Ермона» (ерманы), которых все местные народности так панически боялись.
Плано Карпини о монголах:
«Есть некая земля среди стран Востока… которая именуется Монгал. Эта земля имела некогда четыре народа… Все эти народы имели одну форму лиц и один язык, хотя между собой они разделялись по областям и государям» [273] (с. 38).
Так ведь четыре народа, то есть четыре Колена, имела именно та часть Израиля, которая была рождена исключительно служанками. Это Колена: Дана, Ассира, Гада и Неффалима.
Главный из этих народов именовался:
«великие Монгалы» (там же).
Здесь, судя по всему, имеется ввиду колено Дана. Именно оно проживало некогда у самой вершины Ермона. А потому и именовались, судя по всему, верхними (или высшими) галлами.
Вот что сообщает о монголах, несколько позднее Плано Карпини, средневековый западноевропейский путешественник Н. Спафарий:
«…они называют себя ма-голь» [245] (С. 128).
Где:
«Голия = род судна. См. Галеа» [32] (с. 127).
То есть эти дикие азиаты, в нашем воображении чуть ли ни сросшиеся с лошадью, на поверку оказываются: людьми в лодках.
Но это не в диковинку. Ведь вторым народом, входящим в состав монголов:
«…назывался Су-Монгал, то есть водяные Монгалы, сами же себя они именовали татарами…» [273] (с. 38).
То есть одно из четырех составляющих орду-орден Колен представляло собою водяных монголов. То есть, как они сами себя именовали, татар. Страна же эта называлась: man-голия. Что значит: люди в лодках.
Потому и выглядит достаточно удивительным название местного аборигена русского происхождения: чалдон (чал Дон). То есть причаливающий к берегу донской казак.
А ведь вторгнуться в Среднюю Азию люди в лодках могли и не прибегая к зафиксированному легендой рейду через тайгу — напролом. Они, очень запросто, могли пройти этот эпохальный путь богатыря Чалота, без проблем сплавившись на лодках и плотах вниз по течению Ангары. Тут, правда, памятуя о необычайной многочисленности переправляющегося в Среднюю Азию войска, плавсредств на эту миллионную армию могло просто не хватить. Потому немалая часть воинства, налегке, могла быть вынуждена пробиваться через глухую тайгу, о чем и гласит сохранившаяся в памяти народа легенда.
Кстати, о Чалоте (чал Лот):
«Лотъ = племянник Авраама, спасшийся при погибели Содома, в Сигор, родоначальник моавитян и аммонитян» [32] (с. 287).
А ведь это именно их не дозволялось пускать в Церковь Божию — аж до десятого колена! И вот за что:
«Члены колена Данова обучали своих детей языческим обычаям аммонитян, содержавшимся в книгах, спрятанных под горою Абраим (Gaster, Chronicles of Jerachmeel, 1899. C. 167) » [173] (с. 197).
 Так что предшественник Чингисхана был тоже все из тех же окрестностей Мертвого моря. Впоследствии же, когда вторгшиеся в Палестину колена Израилевы частью пленили, а частью изгнали их с левобережья Иордана, они населяли:
«…царство Аравию, страну детей Моава и Аммона» [421] (с. 710).
А вот как в описании Плано Карпини мы видим желание хана Батыя принудить русского князя следовать законам татар, один в один сходных с законами Древнего Израиля. Ведь именно там, насколько известно из Священного Писания, существовал закон, по которому младший брат должен был брать себе в жены вдову своего старшего брата. И вот, после казни Андрея Черниговского:
«…младший брат его прибыл с женою [брата Андрея — А.М.] к вышеупомянутому князю Бату с намерением упросить его не отнимать у них земли. Бату сказал отроку, чтобы он взял себе в жены жену вышеупомянутого брата своего, а женщине приказал поять его в мужья согласно обычаю татар» [273] (с. 31).
А вот еще очередная параллель: Бату поименован Плано Карпини вовсе не ханом, как принято у нас, но князем, как было принято именовать потомственных принцев крови определенных Колен в Древнем Израиле. Причем в данном случае никакой ошибки переводчика быть не могло. Ведь Батый в своем желании принудить следовать русского князя исключительно своему обычаю вовсе не шутил:
«Тот сказал в ответ, что лучше желает быть убитым, чем поступить вопреки закону. А Бату тем не менее передал ее ему, хотя оба отказывались, насколько могли, их обоих повели на ложе, и плачущего и кричащего отрока положили на нее и принудили их одинаково совокупиться сочетанием не условным, а полным» (там же).
Это подтверждает и побывавший в ставке хана богемский священник де Бриада:
«…они принудили младшего брата князя Андрея в Русии (убитого ими по ложному обвинению) взять в жены вдову брата, уложив их на одно ложе в присутствии других людей» [494] (с. 119).
Так что татары чли обычаи Древнего Израиля достаточно серьезно (см. Евангелие). В чем перечить себе никому не позволяли.
Все то же засвидетельствовал и Марко Поло:
«Женятся они… по смерти брата — на его жене» [313] (с. 237).
А ведь при нашествии монголо-татар на Русь именно потомками Лота, то есть туземными жителями Древнего Израиля, их и именует летописец:
«“Приидоша языца незнаемая, безбожные моавитяне, рекомые татары”, — в ужасе восклицает летописец» [55] (с. 239).
Но и не только он. На Западе:
«“Неслыханная рать безбожных тартар” была признана моавитянами» [495] (с. 47).
Так что и здесь все удивительнейшим образом полностью совпало: в 1224 г. на Русь напали потомки Лота, моавитяне, некогда пришедшие из Палестины на территорию нынешней Монголии. А затем оттуда переместившиеся с воинством легендарного Чалота сначала в Среднюю Азию, откуда и совершили набег на Киевскую Русь.
И вот что еще характерно этому народу:
«…эти тартары, одно упоминание которых омерзительно, происходят от девяти племен, которые последовали, отвергнув закон Моисеев, за золотыми тельцами» [495] (с. 39).
Что это за племена за такие?
Так ведь десять колен Израилевых, воспринявших ересь Ефрема — Иеврема, и, отколовшись от Иудеи, основавших государство Израиль. То есть ставших, по имени своего вожака, Еврема, — евреями!
Далее путь Чингисхана должен был проходить по Чулыму в Обь и нести многочисленные плоты и струги оснащенного гигантскими стенобитными машинами воинства вплоть до слияния с Иртышем.
И лишь затем следовал поворот навстречу течению. Но при попутном северном ветре без проблем люди в лодках имели возможность подняться в верховья Тобола, где небольшой волок позволял им перебраться в верховья реки Урал. Откуда речной табор завоевателей вниз по течению легко мог попасть в Каспийское море и при господствующем в этих широтах северо-западном ветре оказаться у устья старого русла Амударьи. И уже отсюда, вверх по ее медленному равнинному течению, астрономически многолюдная ватага завоевателей, при попутных в этих широтах северо-западных ветрах, совершенно неожиданно, как снег на голову, обязана была нагрянуть в беззащитные от нападения со стороны рек города пустынь.
Безчисленные же вспомогательные воинства монголоидов, собранные Чингисханом с огромных просторов Монголии, Северного Китая и Южной Сибири, могли следовать вдоль рек вместе с могущественной флотилией монголов, именуемых татарами. Эти степные воинства включали в себя как местные племена монголоидных кочевников, так и пришлые из Палестины Израилевы колена левобережья Иордана, а также их слуг: потомков кровосмесительного греха Лота с его дочерями — аммонитян и моавитян, и разговаривающих на монголоидном наречии — аморреев и хурритов.
Но кто же управлял этой огромной флотилией, везущей стенобитные орудия? Кто на самом деле представляет собой этих загадочных людей в лодках?
Представители Галилеи Языческой: потомки того колена, которое занимало территории, впоследствии перешедшие колену Иуды — назареям-галилеянам. Ведь живя бок о бок с Лииными галлами, коленами Иссахара и Завулона, представители колен Неффалима, в пределы чьей земли входило западное побережье Генисаретского моря, не могли не обучиться от них корабельной профессии.
Так что это единственное из принадлежащих к вероисповеданию ерманов колено, которое имело доступ к секретам кораблестроения. Потому и следует допустить, что загадочными людьми в лодках являлись представители колена Неффалима, рожденного служанкой Ваалой и, совместно со своими братьями из колена Дана, исповедующих деформированный культ своей матери, чье имя перешло в свирепое божество — Ваала.
Ну и своих братьев — данов, что и естественно, они и обязаны были прихватить с собою на кораблях.
Между тем среднеазиатские города, на которые было предпринято это невиданное за всю историю человечества нашествие, своими размерами были просто колоссальны. Потому количество воинских соединений у нападавшей стороны ну никак не должно было являться меньшим, чем у стороны защищающейся. Но жителей Ховарезмии не спасло даже и самое отчаянное сопротивление:
«Скоро Самарканд, Хива, Термез, Балх — обратились в груды трупов и развалин, а города эти были по своим размерам таковы, что в одном только Балхе было двести бань для странников и 1 200 мечетей» [55] (с. 272).
Вот что сказано Зороастром о возникновении этого города еще во втором тысячелетии до Р.Х.:
«Четвертый выселок основал город Балх» [216] (с. 165).
Далее:
«Балх — древняя Бактра, после 250 г. до н. э. — столица Греко-Бактрийского царства. В 1221 г. город разрушен монголами» [437] (прим. 121 к с. 98).
Так что этот населенный пункт имеет достаточно древнюю историю своего возникновения. И относится к древнему дотюркскому населению данного региона, что выясняется, славянам. Вот что за «Греция» здесь после 250 г. до Р.Х. находилась.
Но где же мы встречали подобное же обилие культовых сооружений?
В самом большом христианском городе мира Киеве, правда, на пару веков ранее этого, имелось 700 церквей. То есть древнеславянский город Балх своими размерами был чуть ли ни вдвое больше даже самого Киева! Так какую же армию должен был привести с собой Чингисхан, чтобы ему удалось этот город захватить?
Армия, судя по всему, числом была просто астрономически великая. Но и технически она была подготовлена по высшему разряду. Ведь в арсенале у монголов имелись:
«…пороки или тараны для разбития стен, подвижные башни или гуляй-города… камнеметы и громадные луки-самострелы, лестницы для взлезания на стены и всевозможные другие приспособления, употреблявшиеся при взятии городов, в чем Татары были весьма искусны (Эти орудия и приспособления были совершенно одинаковы с употреблявшимися древними Греками и Римлянами, у которых осадное искусство было доведено до высокой степени совершенства)» [55] (с. 266).
И это все притом, что:
«При надобности, они заготовляли по несколько тысяч таких приспособлений и орудий» [55] (с. 266–267).
В надобности же всех этих приспособлений для штурма высококлассных гигантских каменных крепостей, имеющих за своими стенами миллионы защитников, сомневаться не приходится. С голыми руками здесь делать нечего.
Ну, и как Чингисхану переправить такую прорву тяжеленных приспособлений через несколько тысяч (!) километров пустынь?!
Но ведь даже и через сибирские сопки, следуя путем Чалота — напролом, всего этого им тоже никак было бы не перетащить! Ведь эту дорогу, которая напролом, придется сооружать несколько десятилетий — в противном случае многотонных таранов, катапульт и гуляй городов, даже и в разобранном виде, им, за несколько тысяч километров, и в несколько лет не перетащить. Не то, чтобы за один стремительный поход.
А ведь легенда ни о какой десятилетней подготовке не сообщает. Она говорит именно о внезапном появлении несметного войска варваров. Причем, не просто войска, но именно неприятельского войска, которое шло вовсе не по безжизненной пустыне, но по Русской Земле.
А сколько времени, когда армия врага пытается протолкнуть свое многотонное имущество через непролазные дебри, все эти приготовления к походу должны были занять? Неужели вражеская разведка этого громоздкого медленного передвижения не заметит и вовремя не нагрянет, одним коротким набегом навсегда похоронив даже и мысль о повторении подобного грандиознейшего в истории передвижения?!
Да конечно же заметит, и конечно же налетит! Но Чингисхан, судя по всему, нагрянул именно нежданно.
И лишь переброска осадного оборудования по воде позволяла произвести все эти грандиознейшие за всю мировую историю приготовления наиболее скрытно. Мало того: предельно быстро. А потому лишь такой вид нападения на Ховарезмию выглядел бы вполне продуманно и вполне соответствующе имеющимся на нашей памяти нападениям подобного рода.
Этот набег, своей неожиданностью, мог быть вполне сродни стремительному налету Стеньки Разина на совершенно беззащитные именно от нападения с моря города Гянджи.
Но набег Чингисхана, сродни Разинскому, был лишь своей стремительностью, но уж никак не грандиозностью — ведь в данном походе, судя по всему, участвовали крупнейшие за всю историю войсковые соединения. Ведь вот против кого ему требовалось разворачивать свою армию. В одном лишь еще Самарканде:
«…находилось одних войск до 100 тысяч человек…» [55] (с. 271).
То есть еще только профессиональных войск! А сколько защитников он мог выставить в случае смертельной для его населения опасности?!
И эта гигантская крепость защищала лишь один из четырех крупнейших городов, расположенных в этом необычайно густонаселенном регионе. Ведь только в Балхе насчитывалось 1 200 мечетей! Так какое воинство выставил против нападающих еще теперь и он? А какое количество жителей, для защиты своего города, способно было выйти на его стены?
Однако ж этот поход Чингисхана странным выглядит лишь потому, что теперь, когда льды гипербореи давно растаяли, старое русло Амударьи уже к эпохе Петра I полностью пересохло. Потому и нападение людей в лодках через протянувшуюся здесь на сотни километров пустыню выглядит какой-то фантастикой. Во времена же Чингисхана поход именно по водным артериям выглядел куда как более предпочтительнее, нежели путь Чалота, по которому, следуя легенде, великий завоеватель шел напролом: через болота и скалы, лесные непролазные чащобы и глубокие овраги, ущелья и бурные потоки стремительных ледяных горных рек. Ведь каким жестоким он бы ни был, тысяч огромных многотонных осадных приспособлений ему было бы через все эти препятствия просто не протащить. Мало того: каким-то чудом перебравшихся к Иртышу завоевателей ждало следующее еще куда как большее испытание. Им следовало произвести марш бросок через несколько сотен километров по пустыням, где имеющиеся на дорогах колодцы способны обезпечить водой, в лучшем случае, лишь сотни людей, но уж никак не сотни тысяч! И не просто людей, но людей с лошадьми! Но ведь еще потребуется поить тянущих осадные орудия десятки тысяч мулов или лошаков?!
То есть такой армаде и через 50 км пустыни пройти просто технически невозможно. А как пройти через расстояние в десяток раз большее?!
Но ведь чтобы и до самих этих пустынь добраться, требуется каким-то образом перебросить всю эту армаду штурмовых приспособлений через тысячу километров непроходимых таежных дебрей.
А потому лишь водный способ доставки может полностью обозначить все мельчайшие вехи этого грандиознейшего предприятия Чингисхана, произведшего столь неожиданное и победоносное вторжение в скрытую от него пустынями лежащую в тени оазисов богатейшую страну тех времен — Ховарезмию. Причем, и народное придание сибиряков подтверждает вехи этого пути: вниз по Ангаре, а далее через Китайское озеро, чуть ранее Северное море, корабли по реке Урал спустятся в соединяющийся водной артерией старого русла Амударьи Каспий.
Хорошо, технические трудности нападающих разобрали. Но имелся ли у Чингисхана, для этого неожиданного нападения, свой флот? 
Имелся, и еще какой:
«Первое их нападение на Японию произошло в 1274 г. Монгольские завоеватели сравнительно легко справились с японскими отрядами, укрепившимися на промежуточных островах — Цусима и Ики» [142] (с. 10).
И лишь пронесшийся тайфун остановил тогда попытку захвата японских островов. А без наличия хорошего морского флота, что и понятно, осуществить это нападение было бы просто технически невозможно. И вот что дальше повествуется о попытках «людей в лодках» организовать захват защищенных морем островов:
«В 1281 г. против Японии были двинуты сразу два флота, общей численностью до тысячи судов с более чем 100-тысячной армией…
Оба флота должны были соединиться у берегов Кюсю. Однако южный флот запоздал к месту встречи, поэтому японцы смогли отразить гораздо более слабый восточный флот. Когда же подошла главная армада, страшной силы тайфун, пронесшийся над Японией, вновь потопил большую часть монгольского флота…» [142] (с. 11).
Так что вовсе не зря воинство Чингисхана было поименовано «людьми в лодках». Все свои завоевания, судя по всему, они осуществляли именно благодаря передвижениям по воде. И вот аж где отмечены следы странствования монгольской флотилии:
«“В начале 1292 г. у берегов Явы появился монгольский флот, высадивший войска” (БСЭ)» [142] (с. 13).
Вот аж куда эти в нашем представлении чуть ли ни сросшиеся с лошадью люди добирались на океанских кораблях!
Остались ли упоминания о применении монголами морских судов уже в пределах России?
Перед самым нападением на нас, то есть на Русь, находящуюся на Русской равнине,  им пришлось усмирять кипчакское восстание Бачмана:
«Узнав, что Бачман скрывается где-то у р. Итиля, против него двинули большое войско на 200 судах…
Использование флота… говорит о многом… Здесь нужно прежде всего умение. А хождение и под парусом? И где монголы взяли 200 судов? Конфисковали у местной рыболовной артели? Или сами построили?» [142] (с. 130).
Вот как выглядит оригинал этого текста. Рашид-ад-Дин:
«Менгу-каан приказал изготовить 200 судов и на каждое из них посадить по 100 человек монголов в полном вооружении» [445] (с. 39).
Так что все вышеизложенное более чем распрекрасно совпадает с наименованием монголов «людьми в лодках». И вот Темучину заменяют чин, именуемый Тему (Тимур? [то МУР]:
«Мурин — …эфиоплянин (ав. 28 загл.)» [32] (с. 320),
на чин самый высший, достойный лишь самого главного хана (Хама — родоначальника негров):
«Кисъ = еврей колена Вениаминова, отец Саула, первого царя иудейского» [32] (с. 251).
Вот на чей чин замахнулся этот столь странный монгол! Он объявляет себя причастным к родословной царей именно израильских.
Этой версии не противоречит и один из древнейших авторов о Московии и татарах литвин Михалон:
«Хотя татары (tartari) считаются у нас варварами и дикарями, они, однако, хвалятся… древностью своего скифского племени, утверждая, что оно происходит от семени Авраама, и они никогда ни у кого не были в рабстве…» [316] (с. 63).
Потому Чингисхан, уроженец области Китая, на которой проживали белые люди, страны таинственных чжурдженей (георгиан), и выдвигает версию о своем происхождении от потомков Авраама. Причем доказывает он свою родовую линию не от незаконных агарян-исмаильтян, полунегров, к которым и относят себя татары, и не от потомков продавшего свое первородство за похлебку Исава, сарацин, детей Сарры. Но от законных потомков династии, претендующей на власть, которую, как считается, унаследовал от Авраама его сын от белой женщины, жены его Сарры, Исаак и унаследовавший Исааку первородство Иаков. Далее потомство наследных царей, как повелось, ведется от колена Иуды. Именно из него сначала появляется получивший власть не только гражданскую, но и духовную, Царь псалмопевец Давид, а уже из его рода воплощается, вочеловечивается, Бог Слова — Иисус Христос. И именно этот род, род Царя Давида, и является для Христианства царским наследственным родом, которому и общепринято в христианских странах вручать земную власть.
Но вовсе не эта династия властителей Древнего Израиля интересует антихристиан, которыми и являются потомки рабыни Агари, чей сын Ибрагим-Исмаил и представляет собой по части наследования само беззаконие.
Их интересуют потомки тех властителей Древнего Израиля, которые захватили власть в этой древней стране беззаконно. За что и были отвергнуты Богом.
Принадлежность именно к ним и расшифровывает нам то имя, которое потомок одного из венецианских родов, то есть родов, принадлежащих к колену Вениаминову, объявил своим:
«Саул = первый царь израильский, сын Киса, из колена Вениаминова, отвергнут Богом; гнал Давида, окончил жизнь самоубийством в 1058 г. до Р.Х.» [32] (с. 575).
От того Тему-чин, доказав свое родство к Кису, и был переименован в чин-Кис-хана.
Но такие титулы для местного, казалось бы, замкнутого в себе региона совсем не исключение, но именно — правило. Здесь стоит лишь сопоставить следующего за ним среди всех местных достопримечательностей соискателя высоких чинов — Чан (чин)-Кай-ши.
Где:
КАЙ — богоподобный.
С чьего же плеча этот диктатор себе имечко Кая приторочил?
Так ведь с порфироносного плеча самого Гая Юлия Цезаря!
Чем его хуже повысивший себе чин до родоначальника израильских царей — Киса — Тимур?
Но ведь даже и сам этот их общий чин не столь прост, как кажется на первый взгляд. Ведь он же собою означает и те нематериализованные сущности, которые мусульмане называют джинами (чин=джин [Тему-чжин]).
Однако ж чем является этот джин?
Так ведь самым обыкновенным бесом! Вот что роднит всех этих сатанистов в единую религию. Потому man-голы это те же ма-суль-mane. Ведь:
«Маание = знак, сделанный без речей, наприм. миганием очей, киванием головы, рукою или другим каким телодвижением; иногда означает соглашение с кем.
Маати = давать кому-либо знак движением руки, головы или глаз [Мар 15, 11. Деян 12, 16]» [32] (с. 295).
«Соуле = лучше; отсюда образовалось русск. со(у)лить — обещать что-либо…» [32] (с. 689).
Вся фраза будет выглядеть следующим образом: люди, знаками сулящие неземные блага.
И здесь нет ничего особенного: ведь это мы их так называли. Потому расшифровка значения данного термина и выглядит вполне осмысленно.
А это их столь нахальное присвоение себе чинов так и застыло в наименовании Китая: Chиna (Чина). Потому: не зря эта страна чиновников именовалась ими самими Поднебесной и Чингисхан очень даже неспроста свои завоевания начал именно с нее.
Кстати, в славянорусском корнеслове понятие чин происходит от:
«…начинаю значит приступаю к произведению в действо предначертанного в уме моем чина, то есть порядка, устройства» [328] (с. 46).
А вот что накрепко связывает эту странную нами разысканную Монголию с той землей, откуда сюда и заявились эти таинственные люди в лодках:
«…в обиходе монголов широко использовалась так называемая пайцза — золотая, серебряная, медная или просто деревянная пластинка с рисунками и надписями…
…аналог пайцзы использовался в… древней Персии: “…идущий первым верблюд (его каравана) имел золотую пластину на лбу в качестве знака для всех встречавшихся, что путешественник был одним из друзей хана и ехал по воле хана”» [10] (с. 225).
Такая вот полная аналогия законов древних Персии-Парфии-Ассирии с законами, установленными Чингисханом, после возведения его в чин хана Киса.
«Чингисхана, кстати, “отчего-то” именовали и “царем Давидом”…» [10] (с. 247).
От того и именовали, что израильский Царь Давид является таким же родоначальником династии, как и основатель династии Израильских Царей — Кис. Причем, это прекрасно согласуется и с внешним видом его потомства:
«Дети Чингисхана были светловолосыми и голубоглазыми, что никак невозможно в первом колене наследников монголоида» [173] (с. 251).
Между тем, и сам предводитель Великой степи, в дополнение к облику его детей, и по достаточно авторитетному свидетельству Плано Карпини, являл собой образец именно белого человека:
«…“монгольский” Потрясатель Вселенной Чингисхан был русый, голубоглазый мужчина с прямым носом и светлой кожей, вовсе не похожий на современных монголов» [188] (с. 240).
Это подтверждается и сегодняшними исследованиями:
«Специалисты провели анализ ДНК скелетов семи человек из пяти могил Таван Толгой на западе современной Монголии (четверых мужчин и трех женщин). Хотя кости черепа этих людей несут монголоидные черты, их предки по мужской линии принадлежат к гаплогруппе (это набор генов, которые наследуются от одного общего предка и имеют определенную мутацию в конкретном участке ДНК) R1b-M343, типичной для европейцев.
У всех мужчин митохондриальные гаплогруппы, наследуемые по женской линии, оказались типично азиатскими. В то же время Y-хромосомные гаплогруппы, напротив, были европейскими (например, R1b-M343).
Ученые пришли к выводу, что если погребенные являются потомками Чингисхана по мужской линии, то он сам должен принадлежать к Y-хромосомной гаплогруппе R1b-M343. Эта версия резко расходится с принятой точкой зрения, что Чингисхан принадлежал к гаплогруппе C3c-M48, типичной для азиатов» [584].
Так что чисто этнически завоеватель вселенной к потомкам Израильских царей вполне подходил. Причем, вовсе не являлся в своем роду каким-то исключением. Рашид-ад-Дин:
«…Есугэй-бахадур… является отцом Чингиз-хана. [Племя] кият-бурджигин происходит из его потомства. Значение “бурджигин” — “синеокий”» [444] (с. 49).
Так что лишь своим прозвищем породившее великого потрясателя вселенной племя что-то уж больно не вписывается в поведанные нам историками истории.
А вот что собой представляли китайцы того времени:
«…китаи, хотя они и язычники, имеют тем не менее Новый и Ветхий Завет и особые письмена, [а также] многочисленные жития отцов [Церкви]. Имеют они также отшельников и дома, [построенные] наподобие церквей, в которых они молятся в установленное время. Кроме того, они говорят, что у них есть некие особые святые. Они поклоняются единому Богу и верят в господа Иисуса Христа; верят также в вечную жизнь. Они дают щедрую милостыню и уважают христиан [католиков — А.М.], хотя совершенно не соблюдают [обряда] крещения [католического — А.М.]» [494] (с. 104–105).
Но и все первоначально собранное Чингисханом воинство представляло собой белых людей. О чем нам свидетельствует Марко Поло:
«Татары, нужно знать, жили на севере, в Чиорчие Чорча (Сиорча и др. — царство чжурчжэней (по-китайски Цзинь))» [313] (с. 233).
А чжурчжэни, что сегодня выясняется, аккурат и были белыми людьми Древнего Китая. А правил этим Китаем в то время таинственный Царь некий пресвитер Иоанн:
«Не было у них князей, платили они великому царю и звали его по-своему Унекан (Унекан (Унхан или Ван-хан) — хан христианских кереитов, который до возвышения Чингисхана был самым могущественным лицом в Восточной Монголии. Китайский титул вана, т. е. царя, этот хан получил от чжурчжэньского правительства… Кереиты — монгольское племя, ставшее во главе племенного союза и кочевавшее в бассейнах Нижней Селенги и Халхин-Гола), а по-французски это значит “поп Иван”; это тот самый поп Иван, о чьем великом могуществе говорит весь свет. Татары платили ему дань» (там же).
И вот чем закончилось царствование пресвитера Иоанна:
«…около 1162 года, как говорит предание, татары впервые начали сознавать свою силу и решились оставить свою родину. Они избрали предводителем одного из среды себя, называемого Чингиз, человека низкого происхождения, но одаренного чрезвычайно предприимчивым и развитым умом, зарезали господствовавшего над ними царя Умкана, иначе называвшегося “попом Иоанном”; но это не был царь Абиссинии и Эфиопии, которому ошибочно присваивают этот титул [что достаточно спорный вопрос: все происходящие в Монголии тех времен события вполне могли происходить и в Африке — А.М.]. После того татары овладели его страною и в непродолжительном времени покорили все окрестные земли» [544] (с. 83).
Древние татары же, как и монголы, представляли собой потомков Израилевых колен. Потому-то и были они все: как белыми людьми, так и исповедниками религии белого человека — Христианства.
Но монголо-татары Чингисхана одержали здесь над Иоанном и его царством верх. А потому связь со Славой Слова, записанная Давидом, оказалась слишком не соответствующей насаждаемой Чингисханом новой здесь религии. Потому-то и поименовал он себя наследником именно Киса, а уж никак не Давида.
И вот каковы были основы монгольской религии. Роджер Бэкон:
«И хотя тартары чтут единого бога [похоже, как уйгуры (где гуро — учитель), чью письменность использовали монголы, — по манихейскому образцу — А.М.], тем не менее, они не совсем ушли и от идолопоклонства. Ибо они поклоняются огню, веря, что все очищается и освящается им. А потому они проводят через огонь детей своих и послов…» [411] (с. 222).
И вот где встречается подобный способ «очищения» и «освящения»:
«…Но ты и сыновей моих заколала и отдавала им, проводя их через огонь…» [Иез 16, 21].
Здесь, правда, уже без заколания, но все же именно через огонь. Где такой ритуал встречается?
Так ведь при поклонении Ваал-Фегору (Ваал-Пеору [Перуну]). И именно этой религией является религия отвергнутого израильтянами их первого царя — Киса. Мало того, именно сходную с поклонением Адонаю (ада наитие) религию и исповедуют монголы (см.: [202]):
«В новолуние они устраивают шумные празднества» [413] (с. 153).
А ведь лишь после победы над хананейским кумиром Киса, Ваал-Фегором (Адонаем), пророком и Царем древности псалмопевцем Давидом было возвращено поклонение настоящему Богу израильтян в Ие Руса лим.
Однако ж Кис, как бы ни был он уличен в идолопоклонстве, все же имел какие-то законные права на управление государством израильтян. А потому и у нас, судя по всему, появляется уже свой претендент на монгольский трон. То есть вычисляется и объявляется наследником Золотой орды свой потомок этого самого Киса. И, тем более, что сами монголы все же сохранили какие-то признаки той древней нашей дохристианской религии. Вот что о ней говорит мусульманский писатель XIII века ибн ал-Асир:
«Что касается религии их [монголов — А.М.], то они поклоняются солнцу, при восходе его» [440] (с. 4–5).
То есть религией тех завоевавших нас монголов являлась дохристианская религия Израилевых колен. В точности они исполняли ее или нет — это пока не ясно. Но что никто иной на планете, кроме нас самих, не поклонялся восходящему Ра — это точно. Подтверждением этой связанной с вероисповеднической линией какой-то и династической наследственностью Царству Давидову является достаточно странный поступок Иоанна IV:
«В 1574 г. Иван Грозный отчего-то разделяет русское царство на две половины, одной правит сам, а другую… передает касимовскому царю Симеону Бекбулатовичу — вместе с титулами “царя и великого князя Московского”!
Историки до сих пор не придумали убедительного объяснения…
Быть может, речь идет о совместном правлении, к которому пришлось прибегнуть в силу тех же забытых нами старых династических систем? Возможно, в последний раз в русской истории эти системы заявили о себе…» [10] (с. 270).
Очень возможно. Ведь и приходящий к нам со своим несметным воинством Тимур, очень возможно, тоже имел на царствование над нами какие-то права. А ведь он:
«Сын бека Тарагая…» [108] (Т. 8, с. 44).
Определяем — кто такой: Тора Гай.
Вот тут тебе и еще один предок сыскался столь, казалось бы, совершенно нахально заявившего о своих правах на императорское звание: чин-Кай-ши (ст. сл. — си: свой). Мало того, еще и Тору, Пятикнижие Моисея, приторочил к своему имени.
Однако ж наши Рюриковичи, наследуя Гостомыслу, явно ведущему, следуя предсказаниям Псалтири, свою родословную от самого Царя Давида, ко всему прочему, уже по Рюрику, свое происхождение вели и от императора Августа. То есть этому самому ужасному Хромцу своей родословной даже и по данному своему кровному соотношению к императорской династии ну нисколечко не уступающим:
«Август — Август (К[ай] Юлий Октавиан), племянник и преемник Юлия Цезаря, первый римский император…» [32] (с. 2).
И назван он Каем совершенно правильно, потому как:
«Гай … = идол мерзкий [3Цар 15, 13]» [32] (с. 119).
И если учесть, что сам термин Август — это титул, то родословные Темучина, Чан Кайши, Тимура и Тарагая будут друг перед другом совершенно уравнены. Вопрос лишь в том: каким же это образом Тиму(р) чин повысил свое звание аж до чина не просто хана, но самого Киса? Какие аргументы им были выдвинуты для доказательства своей родословной?
Но то, что отыскал и доказал, — это свершившийся факт. И теперь становится уже более отчетливо понятным: почему при восстановлении подножия Престола Господня — Святой Руси, Ивану Грозному пришлось поделить свое Царство с каким-то нам совершенно неизвестным соправителем — Касимовским царем Симеоном Бекбулатовичем — крещеным в Православие татарином. Очень похоже, что этот совершенно неизвестный нам человек имел родословную от самого Киса, что и давало возможность, в случае удачного стечения обстоятельств, посадить в Орде своего православного ставленника. Это позволяло, окрестив басурманов, покончить со слишком затянувшейся эпопеей противостояния нам Великой Степи.
И той самой, которую поднял против нас Чингисхан. Вероисповедническая линия которого распрекрасно читается по наименованию местности, в которой он был похоронен. Рашид-ад-Дин:
«После Чингиз-хана его дети со своей тысячью охраняют запретное, заповедное их место [гурук] с великими останками Чингиз-хана в местности, которую называют Буркан-Калдун» [443] (с. 160).
Вот тут все о его вероисповедании и сказано. Чингисхан, что выясняется, был колдуном. Причем, это и еще более становится понятным, если учесть поправку в его наименовании монахом доминиканского ордена асцелином:
«Чингисхам» [551] (с. 263).
То есть все-таки Хам…
Потому-то и становится понятной вся направленность его деятельности, выражающаяся в борьбе против Православия, противостоящего тщательно собираемым им бесам.
Но куда же подевались эти колдующие на гарях люди в лодках?
Они объявляются в Европе вместе с мощными крестовыми походами католичества против Православия. Ведь и сами порядочки у неизвестно откуда появившихся в Европе пришельцев вовсе не европейские:
«У данов нет иных видов наказаний, кроме смертной казни и обращения в рабство. Они полагают, что осужденному делает честь оставаться веселым, ведь даны столь презирают слезы и рыдания, а также другого рода выражения скорби, которые у нас считаются нормальными, что плакать у них не положено ни о своих грехах, ни о смерти близких.
На площади висит общественная секира (publica securis), угрожая виновным смертным приговором; если же случится, что он выносится, то приговоренный идет на казнь, ликуя, как будто на пир» [253] (с. 84–85).
То есть какая-то достаточно странная толстокожая народность, своими повадками очень схожая со скифами Геродота. Чье происхождение уж явно не наше.
Но и дутая показная веселость перед смертью. Где мы такую встречали?
Так ведь у блатных…
Вот эта-то бандитская варварская народность, не знающая слова жалости, объявляется теперь в центральной Европе. И именно среди них появляется особая каста — викинги:
«…разбойники называли себя викингарами …» [113] (Гл. 32).
Так что и у этих бандитов в названии фигурирует какая-то гарь.
Но кто ж приютил у себя этих шалящих на больших дорогах наследников обнаруженной нами на острове Ольхон загадочной гари?
«Адам Бременский, с. 56, пишет: “В Лугдуне в Сконии много есть золота, которое разбойническим хищением собирается, ибо и сами морские разбойники, которых они витингами (я думаю, что надобно читать викингами) называют, а наши аскоманнами, королю датскому подать платят, чтоб им вольно было от грубых народов добычу доставать”» [113] (Гл. 32).
То есть тех, кого они убивают и грабят, эти «культуртрегеры» именуют — грубиянами!
Что ж, знакомый прием. Так всегда поступали революционеры: сначала оплюют кого-либо, а затем совершенно безнаказанно и убивают. А варварски убитого затем еще и ногами попирают.
А что скрывалось под термином аско-маны?
Очень похоже на несколько перефразированное: люди Аксы. То есть той самой, которая теперь оскверняет своим присутствием нашу Сиян-гору.
А ведь цвет флага Турции, являющейся наследницей тех еще древних осквернителей, именно красный. Но ведь и ходили-то вышеупомянутые аскоманы, судя по всему, все под тем же революционным флагом! Ведь национальный цвет флага колен Дана: красный.
Между тем и принятые к себе в подданные эти люди в лодках, относящиеся к колену Неффалима — кровному брату приютившего их Дана, флаг, судя по их центральному проживанию на горе Ермон, имели тоже красный. А точнее: именно они и имели красный — ведь на красных флагах Дана сегодня начертаны все же белые кресты.
То есть самой породой разбойников, что теперь выяснено окончательно, являлись картавые дети чернокожей служанки Ваалы — кровные братья Дана. И именно они и раздували красное знамя революций, которое и принесли в Европу от самого Чингисхана с Курултая на острове Ольхон.
Однако ж этим датским королям от ими же и завезенных из-за моря шаек революционеров и самим было достаточно не легко. Ведь прибывшие люди в лодках с байкальской гари творили полный безпредел:
«Не только на корабли нападали, но и, на берега вышедши, близлежащие поля и деревни разоряли, добычу Фрею богу в заслугу ставили, Фригисколд, то есть из кармана Фреева, именуя, как от знатного камня доказал Олай Верелий при Герворар саге, с. 48. Были они подлинно набожные люди, которых служение и обряды на некотором острове Адам Бременский, с. 56, припоминает, и в числе разбойников не только простые люди без всякой власти были, но и короли, и дети королевские» [113] (Гл. 32).
Так что ни английская, ни французская революции первыми в Европе не являются. Еще на заре их цивилизации революция началась в Дании, откуда, в виде крестовых походов против Православия, разнеслась затем по всей Западной Европе, превратив расселенных на этих территориях славян в безсловесных немцов.
А люди эти сюда некогда пришли все оттуда же — с сибирских гарей. Язык с собой принесли аморрейский, то есть угаритский.
А угариты — будет значить: у гари то. То есть люди, живущие у какой-то гари. И ведь так были они поименованы еще тогда, когда жили в Васане и на склонах Ермона. Может, они и составляли основу тех самых пришлых германцев, которые Емельянов в «Десионизации» называет кареглазыми и круглоголовыми?
А ведь напротив гари, то есть на Ангаре, судя по всему, и проживают эти самые древние угариты. Ведь в обозримом прошлом, по какой-то весьма странной традиции, народ бурятов:
«…русские называли “братским”» [130] (с. 574).
Внешне же этот народ от нашего уж слишком отличен. Мало того, смешанные браки производят на свет бурятов в совершенно неизмеримом количестве поколений (у пятого колена рождаются все равно буряты). А потому в смысле некоего такого родства этот странный термин со смыслом совершенно не увязан.
И лишь одной причиной можно объяснить это несоответствие: наименование туземного здесь населения сообщает о проживании в данной местности братьев масонов. Потому предназначенный для защиты от их нападения острог некогда и был назван — Братским.
И не братья ли эти писали в Вавилоне именно на угаритском своем наречии некие «устные придания», то есть подробности устраиваемых ими на Ермоне ритуалов, которые вошли в самые секретные разделы Талмуда?
Рассматриваем топонимику Сибири далее.
Алдан — ал Дан:
«Аль — др. рус. = алое поле, главный цвет ткани…» [32] (с. 13).
Перевод: красный (кровавый) Дан. Так что их революционное знамя своим названием оказалось даже в горный кряж вложено. Так что и здесь — в точку.
Совершенно идентично выглядит и горный кряж много восточнее: Алтай — ал тай:
«Тай — (…) тайно [Мф 1, 19. Прол. Я. 19, 1. Мак 9, 60]» [32] (с. 705).
То есть тайная местность, означенная цветами знамени все того же Дана: красная тайна (или: тайна красных).
В Монголии имеется город Алтай, что закрепляет не случайность появления данного термина.
Но и в главные горы Европы вплел свое название все тот же Дан: Альпы (аль-па). То есть и здесь вставлен цвет грядущих революций: красный раздел (Европы).
Тут к месту будет произвести и расшифровку столь засекреченного от непосвященных сборища монгольских ханов: кур-ил-тай.
«Куртаг — приемный день при королевском дворе» [130] (с. 1018).
«Куръ = петух» [32] (с. 276).
Этот термин, как считает Гриневич, означает собой русскоязычных жителей рассматриваемой нами местности. Однако ж они, судя по всему, были двуязычны. И вторым их языком был тюркский, очень сходный с латинским. И этими тюрками, судя по всему, являются прихваченные с собою Даном из Палестины аморреи-угариты.
«Илъ — грязь…» [32] (с. 997).
Ну, а тай — тайна. То есть проведение ханом этого периодического съезда баев является вовсе не созывом военного совета куров. Курилтай является именно каким-то магическим действием, производимым сатанистами: тайной грязью куров. То есть тех самых авторов рунических надписей на скалах Орхона, которые прибыли сюда, чтобы утвердить над всем миром свою власть: власть Орхонта Драконта — повелителя центра языческого мира — древних Афин.
И эта гигантская юрта, где происходит сборище сатанистов-чернокнижников, съехавшихся на свой шабаш, очень напоминает дымящийся вулкан. Потому, вероятно, наша дальневосточная гряда островов, выступающая из-за горизонта конусообразными дымящимися вершинами, так и названа — Курилы.
И вот еще очередной топоним, находящийся на самом юге Курильской гряды, вновь сообщает этническое родство здешних первопроходцев исключительно с нами: Кунашир (куна жир).
«Жиръ = …обилие, богатство (Буслаев)» [32] (с. 185).
То есть общий смысл фразы: денежное обилие. Что полностью и согласуется с его очень важным для торговых операций стратегическим значением: пролив между ним и Хоккайдо — незамерзающий. Но ведь именно зимой и дуют ветры, способные доставить грузы с Сахалина в Японию. И ведь именно в этом проливе только лишь и могут пройти направляющиеся сюда парусные корабли.
То есть вновь смысл названия полностью подтвержден значением этого острова.
А вот как выглядит главный город этой нынешней сибирской республики, пожелавшей величать себя подъясачной территорией — сохой: Якутск — я кутск:
«Я — их, местоим. трет. лица множ. числа, винительного падежа» [32] (с. 846).
Очень похоже, что название местного населения, которое русский человек именовал за склонность к спиртному кутилами, со временем перекочевало и на тот город, куда туземные таежники приносили звериные шкурки и намытое в горных речках золото в обмен на «огненную воду» — единственную денежную единицу, имеющую здесь цену. Потому он и стал называться: их кут. То есть место кутежа туземных племен, получивших, за склонность к спиртному, прозвище — якуты. Город же стал именоваться — Якутск.
Вот что сообщает о его возникновении Жан Франсуа Жербильон:
«Берега Лены, которая находится значительно к востоку от реки Енисея, населены другим народом, который москвитяне называют якутами (Jako); они там также построили город или острог, который назван Якутское (Jacouskoie) по имени этих племен и оттуда правят ими. Охота и рыбная ловля составляют все их занятие» [383] (с. 108).
Называют же они сами себя народом «соха», что в переводе с нашего же означает местность, облагаемую налогом. То есть ясаком. А ведь за ним сюда, что распрекрасно нам известно, хаживали еще новгородцы во времена домонгольские. Потому туземцы прекрасно зазубрили наименование, которым одаривали их распоряжающиеся здесь как у себя дома бородатые пришельцы.
А вот теперь рассмотрим: какими отличительными особенностями обладал народ, именуемый нами тунгусами. Кстати, перевод значения этого термина возможен лишь с нашего языка, потому как:
«…слово тунгус неизвестно как самим тунгусам, так и соседним монголам…» [382] (с. 45).
Потому разбираем значение этого термина с нашего наречия. То есть с языка тех, кто тунгусов именовал тунгусами:
«Гоуса — грабитель, разбойник» [32] (с. 135).
«Туне — (…) = даром, без платы [Мф 10, 8]; напрасно, без причины [1Цар 19, 5].
Тунеядец = тот, кто живя в праздности, даром чужой хлеб ест» [32] (с. 739).
То есть тунгусы, как явствует из перевода, — это какие-то бездельники и дармоеды, которых иры потчуют спиртным чуть ли ни задаром. Ну, в общем, что-то вроде чухонской шушеры:
«Шишира — праздношатающийся» [32] (с. 834).
Все верно. Вот как в этом отношении отличаются проживающие в неосвоенных европейцами районах жители малонаселенных территорий. Кстати, почему эти территории мало заселены, явствует лишь из их привычки и действительно жить постоянно исключительно праздно.
Вот, например, что сообщает о наших калмыках шотландский путешественник по России времен Петра I Джон Бель:
«…работу почитают они лютейшим невольничеством» [376] (с. 152).
Но и тунгусы, по свидетельствам уже другого путешественника, Избранта Идеса, мало чем отличаются от калмыков. Когда они меж собой бранятся, вот что желают своим неприятелям:
«…чтоб тебе среди русских жить, чтоб тебе поле пахать…» [374] (с. 130).
Но и остяки, их соседи, ну ничуть к труду не более расположены:
«…никто из них не умеет ни читать, ни писать, не занимаются они также ни земледелием, ни огородничеством, хотя и очень любят хлеб» [374] (с. 105).
А вот что о них же говорит второй автор данного повествования о путешествии в Китай, Адам Бранд:
«Это ленивый народ, который бежит от работы, как от чумы, даже если ему не на что прожить даже хотя бы один день» [374] (с. 115).
Все тоже следует сказать и обо всех иных народностях севера — сплошь шаманистов, чья вопиющая никчемность даже заложена в их наименованиях.
То есть практически вся инородчина нами называлась бездельниками. Ведь слишком элементарные знания, составляющие культуры этих народностей, не позволяли им найти своим силам достойное человека разумного применение. Потому и шатались они праздно, что и не могло не оставаться не отмеченным в нашем языке.


Назначение Великой «китайской» стены



В связи с выяснением самого ужасного места на планете, находящегося на острове Ольхон, следует все же заметить, что при смешении местного населения, бурятов, с населением русским всегда рождаются исключительно буряты. Более сильной крови не встречается ни у одного народа мира. Но почему этот народ проживает именно здесь — в эпицентре отысканного нами тайного сборища, ежегодно повторяющегося уже и теперь, куда даже Михаил Сергеевич Горбачев периодически заглядывает — ведь уничтожитель нашей страны является колдуном (как и чин Кис хам), что странным вовсе и не является. Но это и понятно — другому масоны не доверили бы того, чего доверили ему.
Кроме бурятов такой чрезвычайной стойкостью крови отличаются еще и тувинцы. Но кто они такие?
Судя по всему, и те, и другие являются народами пришлыми. Ведь когда-то в этих землях проживали так называемые киргизы:
«Эти люди, как свидетельствуют многочисленные прекрасно сохранившиеся в погребениях портретные маски, до своего смешения с монголоидами (II–III вв.) были типичными европеоидами…» [23] (с. 35).
Это подтверждают сегодня и генетики:
«В недавней работе немецких ученых определили девять ископаемых гаплотипов из Южной Сибири, и оказалось, что восемь из них принадлежат роду R1a1, и один монголоид, рода C. Датировка — между 5 500 и 1 800 лет назад» [185] (с. 8).
И вот какие земли занимала эта достаточно удивительно называющаяся народность — кисы (то есть имеющие в своей родословной как основателя династии израильских царей, Киса, так и Царя Кира, основателя первой мировой Империи, исповедующей Бога Израиля — Творца).
И владеющая столь знаменитой родословной нация, что и вполне естественно, местом своего обитания избрала самый центр торговых путей, проходящих из Европы на Дальний Восток:
«…государство, границы которого в середине IX века н.э. проходили по Иртышу, Оби, Ангаре, Селенге, пустыням Монголии, включая Орхон (две Франции! — Г.Г.), объединяло монголоидные, тюркоязычные племена “подвластные правителям из династийного рода Кирги(з)”…
Представители этого рода составляли местную знать и, естественно, были носителями культуры, в том числе и письменной» [23] (с. 35).
Вот, кстати говоря, откуда берется письменность и у монголов. Чингисхан, по словам Плано Карпини:
«…вышел на войну против земли Гуиров [гяуров? — А.М.]; эти люди — христиане несторианской ереси; их он также покорил войною, и татары приняли их грамоту… эту грамоту именуют монгальскою» [273] (с. 40).
Что же это была за грамота за такая — монгальская?
Она, судя по всему, была та же, что и у древних киргизов. Руны этой письменности оказалась запечатлены на скалах, находящихся в те времена во владениях монгольских завоевателей.
И записанные на скалах фрагменты этой письменности Г.С. Гриневич переводит на наш язык:
«Мы русские, по-русски говоря, корня одного, от рыжих; от Росов такая кровь. Мое чудо — и я “ствола” РА, корня солнцеподобных, от “ветви” РА. И какие были рысичи! Какой был “кулак”! Теперь страдаем от распрей, от драк быстротечных, от каких-то смертельных болезней. Тюрки же были “ствола” РА слуги, при этом, по сути. И какая же была рать великая; и какая “утекла”, равно как слова. Была раса от “ветви” РА основой защиты воина. Не согласны?» [23] (с. 71).
Согласны. Потому как в момент произведенного им перевода Гриневич еще не знал, что генетики в древних местных могильниках обнаружат людей именно гаплогруппы R1a1. То есть рода Ра.
Тут, правда, следует оговориться. Хоть Гриневич и сообщает в поэтизированном переводе о наличии в данной местности русских людей, но это, на самом деле, далеко не так. В оригинале перевода значится не русские, а равьи. То есть, что теперь выясняется, — славяно-этнические раввины — израильтяне колена Гада. И цвет их волос — совершенно верно: не русый, как у нас, но именно рыжий — ведь эта нация уже изначально была рождена темнокожей служанкой Лииной — Зелфой. Потому здесь и сказано, что все эти равьи: «корня одного, от рыжих». Отец же у них, как и у нас, один: Авраам (ав Ра ам = преданность, Богом питаемая). Потому-то и они, как и мы, корня одного: от Ра (генетическая наследственность вычисляется исключительно по мужской линии). И вот  о каком народе, судя по всему, здесь идет речь:
«Рыжий цвет волос, голубые глаза и высокий рост считались отличительными признаками германцев — ср.: Тацит. Германия. 4» [581] (прим. 127).
В рассматриваемом же нами повествовании наибольший интерес имеет даже не свидетельство некогда здесь проживания народа, имеющего возможность изъясняться на доставшемся еще с допотопных времен СЛОВЕ, но именно тот путь, по которому были некогда расселены родовитые потомки Кира-Киса, оставившие свои автографы на скалах Орхона и Енисея.
Сначала о Енисее.
На сегодняшний день нам хорошо известен лишь путь в Кяхту, проходящий обычно зимой вдоль встречного течения Ангары. И это потому, что граница с Монголией теперь не позволяет нашему купечеству путешествовать столь привычным нам путем — речным. Потому дальнейшие трудности по доставке грузов монголами и китайцами нас уже сегодня совершенно не интересуют: пусть хоть на спине таскают по своим пустыням наши самовары (а контрабандисты, судя по всему, именно так всегда и доставляли товар). Но как же было раньше, когда весь путь до Китая и Японии был всецело в наших руках?
Густое расселение представителей Израилевых колен в долине Енисея говорит о том, что именно здесь проходил самый сложный маршрут этой столь наезженной нами магистрали — вверх по течению могучей русской реки. И проходил этот путь зимой — перепад высот говорит о том, что в верховьях продвижение против течения просто невозможно. Потому наши купцы, где-нибудь в районе Красноярска, дожидались прихода зимы, куда стремились попасть еще до ледостава, а тогда и пускались в путь по замерзшему руслу реки на санях.
Как же проходил этот путь дальше — уже в Монголии?
Первым делом обратим внимание на возможность проникновения грузов речным путем из Минусинской впадины, где и найдены компактные поселения белых людей корня Ра, в район Северной Монголии — ведь это нам подсказывают сделать и сами границы выше обозначенной страны, вмещающей в себя две Франции.
В самом центре водораздела Енисея и Селенги на высоте 1645 м над уровнем моря находится озеро Хубсугул. Вытекающая из него река Эгийн-Гол впадает в Селенгу, по весне легко увозя груз льна (се лен га [то есть этот лен Геи (Земли)]) вниз по течению. После же слияния с Орхоном, при попутном северном или западном ветре, идет вверх по течению Орхона и Толы в Ургу (нынешний Улан-Батор).
Однако ж много ранее центром Монголии являлась именно долина Орхона, где и был расположен главный город людей в лодках — Каракорум: кара кворум. Где:
«Карати = ссориться, спорить; наказывать» [32] (с. 246).
То есть в этом городе в те времена собирались некие собрания, на которых, после долгих споров, кворум, то есть число голосов, выносил вердикт о наказании, что полностью и соответствует назначению данной местности, по которой протекал Орхон местного повелителя — Драконта, впоследствии переселившегося со всеми своими карательными органами в эллинские Афины.
Второй вариант. Эллинские Афины находились здесь! И это — скорее всего: на территории нынешней Греции, куда поместила их современная историография, что сегодня выясняется в результате многих исследований, существование в древности многолюдных государств не признано возможным.
Потому выглядит вполне логичным и наследующая архонту Драконту именно в данной же местности, на Орхоне, находящаяся империя зла, созданная его потомком  — Чингисханом.
Стоял же этот город на пересечении еще одного очень древнего пути.
Этот путь проходил все по той же территории Кир-Кисии: вдоль долин Оби и Иртыша. Здесь, пользуясь попутным ветром, наши ладьи достаточно не сложно могли подниматься в озеро Зайсан, находящееся всего на высоте 410 м над уровнем мирового океана (в период существования моря на территории Западной Сибири этот перепад был еще на 145 м меньшим). По Оби и Котуни можно было добраться до нынешнего Горноалтайска и там дождаться, когда жилы рек скует ледяной панцирь, по которому следовал путь далее — вдоль скованных льдом рек Кадза и Дзавхан.
И там могучая речка Селенга переправляла груз в Орхон и Толу в район нынешнего Улан-Батора.
Оттуда небольшой волок доставлял груз в реку Керулен: кер ру лен.
«Кермъ — деньги» [32] (с. 249),
а РУ — означает — слава (датск.).
То есть название этой реки говорит о славных деньгах, получаемых купцами за доставляемый сюда издалека лен. И если его привезти на верблюдах, то он должен был бы продаваться исключительно по цене золота. Но он доставлен речным транспортом, и сейчас-то самым дешевым из всех иных видов переправки грузов, а уж в те времена — и подавно. И лишь часть пути нашим купцам приходилось преодолевать на санях по замерзшим руслам рек, что тоже в сотни раз выгоднее, чем навьюченный поклажей шагающий по пустыне верблюд. Потому от местных ушкуйничков в здешних местах и приходилось ставить усиленные таможни и иные виды заграждений.
И вот вниз по течению этой денежной льняной речки груз попадает в озеро Далайнор, переправившись через которое оказывается в подтверждающем  правильность наших изысканий городе: Манчжурия (Mensch Урия — люди Ура).
А ведь еще во времена Спафария здесь находилось огромнейшее озеро, превышающее своими размерами Байкал:
«…озеро Далай зело велико, что краю на другой стороне берегу не видит, и с высокой горы смотрели трубкою, и однакожде берегу не видит, а в Байкале другой берег видит» [352] (с. 143–144).
«И то озеро Далай болши нежели Байкал, и в нем и киты морские есть» [352] (с. 178).
И это описывается в конце XVII века. Так что еще совсем недавно воды здесь было раз в сто больше, чем сейчас. А каково здесь было в те эпохи, когда сюда только еще приходят 10 Израилевых колен? То есть что здесь было и еще два тысячелетия назад?
Причем, имелись здесь во времена Спафария и свежие развалины города, культура которого ни к одной в те времена из проживавших здесь народностей, диких и безграмотных, что и естественно, не принадлежит:
«От Далая днище [в дне пути — А.М.] есть город великой каменной со всяким строением, и палаты в нем каменные целы; и говорят, что в том городе от мору люди все пропали, и осталось имение их все там; и иноземцы в тот город иттить не смеют, а смотрят все издали; а иные говорят, что от войны запустело» [352] (с. 144).
Кто жил когда-то в этом теперь мертвом городе, судя по всему, некогда располагавшемся на берегу моря? И сколько в той местности таких заброшенных городов?
А отсюда, из Манчжурии, дорога в Китай могла проходить от любого самого близкого к этой стране находящегося на отысканном нами море берега.
Потому-то, собственно, для пресечения в данной местности путей возможной контрабанды, и была выстроена Великая стена, именуемая сегодня Китайской.
Однако ж и в самом Китае встречаются города, явно когда-то принадлежавшие слишком не китайской культуре. Адам Бранд:
«19-го числа шли мы через различные пустынные города, в которых видели всяческие каменные изваяния, показавшиеся нам очень древними, и заметили про себя, что таких мало найдется и в Европе. Эти города, по-видимому, были разрушены Александром Великим» [374] (с. 189).
И пусть Александр Македонский до Китая все-таки не добирался, но время изготовления этих изваяний, которые напомнили путешественникам остатки античной культуры, говорят как раз о том, что это дело рук аккурат 10 колен Израилевых, прибывших в эту местность две с половиной тысячи лет назад:
«Мы видели в этой местности также высеченные из камня мощные колонны» (там же).
То есть и по сию пору в Китае имеются останки античных городов. Однако ж, как в случае с Сирией и Палестиной, где и следует искать их настоящую родину, эти останки историями историков затерты и спрятаны от людских глаз подальше. А напоказ выставлены немногочисленные в сравнении с ними артефакты античного периода в Европе.
Однако ж здесь находились не только античные города, но и наследующие им города христианской культуры. Некоторые из них, о чем сообщает Избрант Идес, были разукрашены фресками, напоминающими православные иконы:
«На некоторых полосах изображены, например, короли… на других — королевы со сложенными руками, также окруженные прислужниками. У королев на головах короны, а у окружающих их — лучи, или нимб, вокруг головы, как обычно изображают у святых, и руки у них сложены; отсюда следует предположить, что все это создано христианами» [374] (с. 185).
Однако ж, добавим, христианами исключительно православными — лишь у них единственных имеются подобного плана иконы святых: с нимбами.
Вот еще сведения о христианстве местного населения в былые годы. Павел Алеппский:
«В этот же раз патриарх сообщил нашему учителю о царице Хота и Хотай и о том, что она присылала недавно к царю с изъявлением своей покорности. Московиты называют на своем языке страну Хота и Хатай Китаске [китайской — А.М.]… Казаки привезли с собою пленников, которые сообщили о своей стране, что там есть церкви и колокола, в кои постоянно звонят, и что они совершают поклоны, но никто не знает кому, ибо христианская вера, за давностью времени, ими забыта. В древнем тактиконе (уставе) антиохийского патриарха упоминается об одной из четырех католических стран в таких словах: “третья католическая страна есть Хота и Хатай”. Мы находим теперь очевидные признаки справедливости этого в том, что они звонят в колокола и совершают поклоны. Имея основание в своих книгах, мы сказали им, что они входят в состав области патриарха Антиохийского, чему они удивились. Патриарх Никон сообщил, что он послал к ним пятьсот священников, которые крестят их ночью и днем» [396] (гл. 4, с. 74–75).
Интересный момент: кого он там крестил в Китае и почему нам об этом периоде его истории ничего не известно?
Но прошло время, ушла вода и данная местность превратилась в пустыню. И белый человек, что и понятно, массово переселился отсюда в Европу. Нынешним же туземным населением являются всеразличного рода сатанисты, каковыми буквально кишит со времен ухода отсюда европейцев эта местность.
«Однажды господин посол спросил монгольскую монахиню с четками в руках и все время шевелившую губами, кому она поклонялась, и получил ответ: “Богу, которого ваш Бог сбросил с неба. Но он вернется, вышвырнет вашего Бога, и тогда произойдет много перемен среди людей”» [374] (с. 191).
Таковы верования практически всех инородцев, проживающих в степях от Черного моря и вплоть до тихоокеанского побережья.
Но когда ранее проживающих здесь людей высочайшей культуры сменили эти варвары, затем присвоившие себе и некоторые из достижений той высочайшей культуры?
Нам остается лишь гадать.
А вот как проходить могла та древняя дорога в Японию, когда Амур и Уссури являлись русскими реками, а потому и несут в себе расшифровку исключительно на нашем наречии.
Из Братского или Иркутского острога, где купцы останавливались осенью, путь по замерзшему льду проходил до района нынешнего города Читы. И до весны путники там отдыхали. Что и несет в своем названии данное древнее русское урочище:
«Чить — (неупотреб.) = …почивати… отдыхать после трудов (Шимкевич)» [32] (с. 824).
То есть, следуя переводу, название местной речки Читы произошло от названия существовавшего здесь с незапамятных времен перевалочного пункта, а не наоборот.
Оттуда, по весне, на плотах купцы сплавлялись со своим товаром по Ингоде, Шилке и Амуру до самого его устья, где их караван уже поджидали океанские корабли, на которые и перегружался товар с подходящих плотов. Вот что сообщает об этом маршруте побывавший в России времен Алексея Михайловича голландец Бальтазар Коэтт:
«От Селенгинского, по реке Хилке [Шилке], путешествуют две недели по Даурии до большой реки Амур, по которой, в 2 дня пути, можно дойти до Великого Океана, а оттуда на кораблях можно отправиться на Никанские  [Ниппон — самоназвание Японии] острова, которые недалеки и отличаются теплым климатом» [407] (с. 342–343).
То есть наш лен, что следует из данного пересказа,  с попутно пригнанным в устье Амура лесом доставлялся в город кива то, где бывшие жители палестинской Самарии, самураи, судя по его названию, вполне могли хранить ту самую киву, которая некогда и представляла собою кивот завета (то кио = кио то). Кстати, и флаг свой государственный они имеют цвета оставшейся в невестах Самой Ра — Рахили, цвет солнца на котором, то есть цвет Ра, вовсе не восходящего. Он не желтый, какой цвет имеет солнце на восходе, но красный. Какой цвет имеет солнце аккурат на западе. Именно в той стране, которая когда-то именовалась Самарией. К тому же Ра хиль в переводе означает хилое солнце. То есть солнце именно заходящее цветом  красное. Каковым оно и начертано на знаменах страны самураев — в далеком прошлом самарян.
Таким образом, выясняется, что расшифровка знамени самураев полностью идентична расшифровке имени родоначальницы этого народа. Так что все филигранно сходится и здесь (также см.: [200]).
Вот что об имеющейся в той части света какой-то древней цивилизации проскакивает из рассказов иностранцев о Сибири. Швед переводчик вот, например, что поведал австрийскому послу Франциску Гундуличу в 1655 г.:
«…года два тому назад русские открыли в Сибири какой-то народ, находящийся на довольно высокой степени образования, обитающий в красивых и удобных домах и носящий красивую одежду» [415] (с. 148).
Так что неведомая высокоразвитая цивилизация в Сибири все же была обнаружена. Но упрятана от наших глаз за историями историков, судя по всему, исключительно потому, что отношение имеет к нашей Русской цивилизации.
А вот что о наличии уже кораблей в Тихом океане сообщают побывавшие в России иностранцы. Лекарь Алексея Михайловича, живший в Москве с 1657 по 1666 г., Самуэль Коллинс:
«Сибирью называется обширная и неизвестная страна, примыкающая к стене Китайской. Я говорил с одним человеком, там бывшим и торговавшим с китайцами, и с другим, который мне рассказал, что он видел за Сибирью море, на котором были корабли и люди в странных одеждах, сходной с китайской, из богатой парчи и драгоценных каменьев и носящие бороду только на верхней губе. Оттуда он привез чаю и бадьяну» [414] (гл. 15, с. 24).
То есть разыскиваемые нами пути следования древних мореходов на Дальнем Востоке и в Японии, что выясняется, вовсе не плод воображения. И топонимика четко выдает нам принадлежность этих мореходов к нашему этносу — топонимика, что уже усвоено нами, никогда не обманывает, но достаточно четко сообщает о событиях, которые пропаганда посчитала нужным подальше упрятать от наших глаз.
По весне корабли шли с попутным южным ветром и с грузом закупленного здесь товара прямиком в Магадан. Где:
«Мага = мгла…
 Магъ = персидский жрец; астролог… гадатель, чародей» [32] (с. 295).
Ну, а окончание указывает, что эта мага является городом колена Дана. Потому очень не зря на китайских рисунках представителей этого Колена изображали с копытами.
А обратно, в Ки(в)ото (предшественник Токио — то кива), эти суда возвращались с помощью морского течения, которое их несло снова мимо устья Амура, где они и прихватывали очередных попутчиков со льном, самоварами и лесом. Происходило это, судя по всему, теперь в ином населенном пункте все той же найденной нами более чем обширной Дановой республики — городе Маго, и по сию пору расположенном как раз в устье Амура.
Но куда отправлялись купцы, прибывшие в Мага Дан?
Они дожидались прихода зимы и пересаживались на местный транспорт — собачьи упряжки, которые несли их мимо верховьев золотоносных речек, где купцы распродавали спиртное, одежду и предметы быта, в то же время скупая золото, серебро, пушнину и драгоценные камни.
Первая из этих речек, и самая в этом вопросе главная, называется Колыма. И чтобы вникнуть в смысл этого термина  не требуется даже прибегать к каким-либо словарям. Колымить — это зарабатывать себе деньги на выкуп невесты — вено. Так что самая золотоносная речка мира имеет чисто русское название. И этим все сказано.
Но Колыма, кроме сокрытых в ней сокровищ, имеет и иные преимущества: она судоходная. Мало того: верховья впадающих в нее речушек находятся всего в каких-нибудь полуторасотне километров от Магадана, что позволяет не иметь слишком больших издержек для доставки сюда необходимых для золотодобытчиков грузов с предметами быта и провизией.
Но можно этот груз перебросить и вообще полностью по рекам. Для этого нужно в мае, когда ветер переменчив, отправиться из устья речки, омывающей нынешний город Олу, вверх по ее течению. Затем всего 25-км волок перебросит груз в один из притоков Колымы. Очень быстро и предельно удобно. И совершенно не исключено, что эти артерии в далеком прошлом могли соединять и более мелкие речушки, не указанные сегодня на крупномасштабных картах. В таком случае этот путь был и еще много более наезжен.
Протяженность Колымы очень большая — тысяча километров. И если на север по ней можно легко добраться по течению, то в обратную сторону поможет это сделать преобладающий в здешних широтах северный ветер. Поэтому товары могут быть оптом  распроданы местным купцам, которые и будут их развозить по этой огромнейшей золотоносной артерии.
Далее путь пойдет через Индигирку к Алдану, где по весне новая навигация отнесет груженых золотом и пушниной путешественников сначала вниз по течению Алдана и Лены до устья Вилюя, где с помощью попутного северо-восточного ветра предстоит подняться в верховья Чоны и переволочить груз в акваторию Нижней Тунгуски. Ее быстрое течение унесет ладьи в Енисей, после чего они будут вновь развернуты строго на юг и попутный северный ветер, наконец, поможет завершить эту навигацию в Красноярском остроге. Имеются варианты и более быстрого подхода, но для этого потребуются лишние волоки (однако ж и здесь: мелкомасштабная карта может вскрыть наличие мелких речушек, способных сильно уменьшить и их).
Путь дальше уже разобран.
Вот таким образом шла колонизация столь, казалось бы, и чисто технически невозможного освоения золотоносных приисков Лены и даже Колымы. Вот откуда у нас имелось то самое золото, которым мы в нигде не встречаемом обилии крыли купола своих церквей. Вот откуда появляются в самых удаленных уголках Русского Севера, чуть ли ни до Аляски, те самые церкви, чей возраст Барановский определил много превышающим тысячу лет…
Но мы озвучили пока только первый вариант доставки льна на Дальний Восток: в Японию, на Сахалин и в магическую страну Дана — Магадан.
Другой путь льна из Манчжурии лежал вверх по течению реки Аргунь (Хайлар) к Большому Хингану, за которым и расположился так называемый Вал Чингисхана. Этот комплекс укреплений, судя по всему, воздвигнут для отъема какой-либо возможности контрабандистам ввезти в Китай безпошлинно столь дефицитную здесь продукцию нашей Восточной части Европы. И масса протекающих по этой необычайно изрезанной местности маленьких речушек и многочисленных горных тропок, пробивающихся сквозь густые заросли, указывает: как сложно было китайцам в этих местах охранять свою границу в неприкосновенности.
Вот для каких нужд была некогда и воздвигнута столь теперь казалось бы непонятного предназначения Великая Китайская стена: для отсечения контрабанды на Великом льняно-самоварном пути из Москвы в Китай!
Но, прежде всего, следует выяснить: кто из нас кого отлавливал — китайцы нас или мы китайцев?
«…Великая китайская стена обращена, оказывается, своей боевой поверхностью не в сторону Севера, а — наоборот» [157] (с. 177).
Таким образом, выясняется, что стена была воздвигнута нами с целью отсечения какой-либо хоть малейшей возможности китайцам самим пытаться вклиниться для покрытия хотя бы частично нашего торгового пути. Самой же главной для нас целью было отсечение и малейшей возможности для переправки контрабанды.
Но Великой нашей китайской стены, судя по всему, оказалось все же не достаточно. Потому следующим препятствием на пути возможности контрабанды с китайской стороны был обрублен и подобный же отрезок границы в Манчжурии. Где вал, который сегодня именуется валом Чингисхана, был сооружен, в подтверждение всего вышесказанного, в полностью невозможном для вторжения неприятеля месте. В самой гуще непроходимых болот, через которые смогли бы просочиться лишь небольшие ватаги контрабандистов с нелегальным грузом. В этой болотистой местности полностью исключается возможность движения плотных войсковых масс вторгающегося в пределы чужой страны неприятеля. Но и прикрывающие Пекин отроги все той же стены, судя по всему, несли такие же функции — пограничный контроль ввозимых из Китая грузов. Потому-то нынешние ее исследователи столь и удивлены, что самые мощные участки стены находятся отнюдь не там, где наиболее предпочтительно произвести вторжение многочисленным неприятельским армиям, но там, где наиболее изрезанный рельеф местности позволял бы произвести незаметную переброску через границу небольшого отряда с нелегальным грузом.
Так что и здесь: все сходится до самых последних мелочей. Ведь иного объяснения смысла сооружения этой огромнейшей стены просто нет и быть не может. И лишь таможенная ее функция все прекрасно объясняет и расставляет точки над i.
И становится теперь понятным, на какие деньги это колоссальное сооружение столь кропотливо в течение многих веков возводилось и поддерживалось в долженствующем порядке. Ведь те баснословные средства, которые получала от торговли при помощи своей болезни снегами Великая Россия, раскинувшая в ту пору свои владения от Атлантики до Тихого океана, хватило бы на десяток таких стен.
И смысл построения всех этих колоссальных таможенных укреплений состоял лишь в том, чтобы не позволить контрабанде разрушить стройную систему ценообразования, позволяющую людям  нашей ледяной страны жить более чем безбедно.
Но где еще можно увидеть что-либо подобное этой таможне, столь колоссальных размеров?
В Причерноморских степях.
Почему наши Змеевы валы следует считать сооружениями, предназначенными исключительно для защиты территорий от вторжения крупных орд неприятеля? Ведь появление этих грандиозных защитных сооружений отмечено именно с V века до Р.Х. То есть в тот самый момент, когда Израилевы колена, ушедшие из ассирийского плена, то есть покинувшие  Ассирию = Руссию, ушли на местожительство на Дальний Восток, что и естественно, оставив на путях своего прохождения поселения, связавшие могучей трассой огромные территории земли. Эти территории, впоследствии перекинувшиеся и на земли Западной Европы, судя по всему, приняли наименование Великой России. И лишь после этого у оставшихся в африканской Палестине потомков Сима, не утративших своего древнего этноса, появляется термин, означающий совокупность их компактных здесь поселений — Малая Азия (Малая Расия). Здесь стоит лишь понять одну очень важную деталь — в Малую Азию некогда входили разные государства. В том числе Перея, Десятиградие и т.д. А на полуострове Малая Азия появляется город с именем мидян, славянским народом (см.: [200]), — Никомидия, представляющий собой столицу Римской империи. Это говорит о том, что в силу, вероятно, изменившихся к тому времени природных условий мидяне покинули свои прежние территории, выходившие к тому Персидскому заливу, который находился в Африке. Вместе с ними, судя по всему, эту местность покидают парфяне и ассирияне. И если в тот момент уже существует где-то на севере Великая Россия, то данное нами разбираемое компактное поселение русского этноса на Ближнем Востоке, пусть и разделенное на множество суверенных государств, не могло быть поименовано в ту пору как-либо иначе, нежели  общим эти суверенные государства объединяющим термином — Малая Россия. Что в интерпретации картавых немцев, потомков колена Гада, изобретших некую такую науку — «историю», звучало достаточно по-современному: Малая Асия. Затем топонимика этих стран уже из Африки переезжает на Ближний Восток.
Все дальнейшее более чем понятно: в период все не прекращаемых  изменений климатических условий не в лучшую для проживания здесь русского человека сторону (высыхание пресных морей, наступление пустынь и т.д.) переселение славян продолжилось и еще далее на север — в том числе и на территорию уже нынешней России.
Но почему Змиевы валы появляются уже с V в. до Р.Х. — до основания Киева и Киевской Руси? Кто возводил эти колоссальные сооружения еще в ту далекую пору?
Ответ единственен: государство Великая Русь, омываемая водами трех океанов.
Но могло ли хватить этого ограждения лишь с юга?
Понятно дело, нет. Потому, в дополнение Змиевым валам и Великой китайской стене, имелись еще и внутренние таможни. Что говорит о том, что эти грандиозные сооружения — только верхняя часть того айсберга, который мы видим со стороны. У нас, где климатические условия делят страну на очень много друг от друга сильно отличающихся климатических регионов (урожай 2010 г. на зерновые, например, в Краснодарском крае в 60 раз превысил урожай, собираемый с равнозначных площадей центральных областей России!), таможни существовали до середины XVIII века. Но и в Китае имеются области земледельческие и промышленные, скотоводческие и шелководческие. Потому возможность существования внутренних таможен вовсе не исключена и у них. И вот какие о них свидетельства рассматриваемого нами времени мы имеем. Законодательством пришедшего к власти в Китае в V веке до н.э. Шан Яна:
«В качестве одной из главных мер рекомендовалось резко увеличить пошлины, чтобы сделать любую частную торговлю невыгодной» [138] (с. 425).
Так упорядочивали ценообразование сами китайцы, стараясь урвать от торговли шелком свою долю, еще не довозя товар до нашей стены.
А в пропуске в Европу шелковичного червя, что самое здесь важное, мы были не заинтересованы еще больше самих китайцев. Потому держали эти кордоны на очень плотном запоре. И держали достаточно долго: почти два тысячелетия!
Но положило конец нашему в сфере мировой торговли шелком безраздельному господству лишь средневековье — тот период, когда колена с Ермона, отринув Христианство, возвратились к верованиям времен Израильского царства. То есть того самого периода, когда последователи Ефрема, евреи, перешли к поклонению Самой Ра (Ра хиль) и Валы. Именно в тот злосчастный для истории Великорусской государственности период, на основе осевших здесь колен, Чингисханом и была организована орда-орден, которая и передала в дружественную им Западную Европу стратегический секрет Руси и подвластного ей экономически Китая — шелковичного червя. Этот жест «доброй воли» обязан был снять нашу руку с горла не знающей бань Европы, спасающую от вшей свои зловонные от грязи тела лишь завертыванием их в шелковые материи. Это сильно напоминает подобный жест со стороны колдуна и масона Михаила Меченого, когда он, не менее странным же образом,  начал крупномасштабно производить разоружение нашей страны почему-то исключительно в одностороннем порядке.
Так что пока израильтяне твердо выполняли все предписания по исполнению каждой буквы закона своего вероисповедания (то есть Русской ветхозаветной Веры), все их огромнейшие коммуникации, раскинувшейся с востока на запад Евразии (Евро-России), позволяли осуществлять взаимодействие всех структур этого огромного механизма, оказавшегося тогда в их руках.
Но враг не дремлет. И культ повелителя нечистот Ваала вновь себя обнаруживает.
Сначала он объявляется в Афинах — эллинской части Древней Греции. В более поздние эпохи культ повелителя нечистот пробирается и в Рим (что, на самом деле, в верхнем течении Нила), внося все признаки языческого чужебесия и сюда.
О месте нахождения Рима.
Как-то вроде бы странно: почему же это В.В. Макаренко определил местонахождение Древнего Рима именно здесь?
Мы не станем приводить множество доказательств, которые ему позволили поместить древнюю мировую столицу в Северо-западную Африку: об этом читайте в его книгах. Не станем повторяться и о находках, добавленных уже нами в его версию (см.: [198] и [200]). Приведем лишь очередные доказательства принадлежности топонимики данной местности все же к нашему народу, а не к какому бы то ни было иному еще.
Вот как у нас всегда принято было обозначать страны света:
«…белой именовалась западная часть Руси» [223] (с. 75).
Например, самая западная наша украина некогда именовалась Белоруссией. Что не слишком нравилось тамошним обитателям местечек. Потому, как только появилась на то пусть самая малейшая возможность, отделившийся в страну этот осколок тела России, располосованного Беловежским соглашением буквально по живому, явно запутывая ее нынешних русских обитателей, от указания страны света был переориентирован из наименования нашей западной территории в наименование особого урочища, изготовленного раввинами для обитания их бога. Как теперь выясняется, бога нечистот — Бела: Б;ла Русь.
Но много ранее, повторимся, термин «белый» означал именно страну света, где находилась эта часть, отделенная от общего тела Руси:
«В начале XVII в. в Москве под “Белой Русью” понималась не только Белоруссия, но этим же термином назывались… Киев и Волынь» [232] (с. 141).
То есть вообще все по отношению к Московии западные земли. Причем, даже поляки, судя по всему, прекрасно знакомые с данным правилом, считая выше перечисленные наши территории своими, самую крайнюю часть нашего государства, Московию, именовали «западной»:
«…у поляков в XVI в. Белоруссия называлась Черной Русью, а Великороссия — Белой» [364] (с. 119).
А.В. Соловьев пишет, что турки Великую Россию называли Белой, а Малую — Черной [365] (с. 26).
Вот еще вариант. Павел Иовий нам сообщает, что в его время (XVI в.):
«…часть Литвы называется Нижней Руссией, а сама Московия Белой Руссией» [248] (с. 259).
В 1476 г. Амброджо Контарини сообщает о своем прибытии к Великому Князю Иоанну, как к:
«…властителю Великой Белой Руси» [333] (с. 227).
Здесь, судя по всему, нам приоткрывается краешек той самой истории нашей страны, которую у нас оттяпали историки. Ведь не Великороссию именовали в XV–XVI вв., то есть еще до походов Ермака, Белой, то есть западной, но лишь Московию. То есть на востоке в те времена, что ясно как день из выше процитированных источников, существовало и другое Русское государство, по отношению к которому Московия и находилась на западе.
Но почему проживающие на территории той польско-литовской страны русские люди поименованы Черной Русью?
И здесь все разгадывается легко. Черный — это цвет левитов. Ведь именно они, проживая по всем коленам Израилевым, не имели своей собственной территории. В таком положении и оказались обитатели потерявшей свою самостоятельность Руси.
Вот разгадка и еще очередного термина Западной Руси — Червонная Русь. Этот цвет, красный, в ориентации на страны света Израилевых колен соответствует северу (подробно см.: [200]). Потому данные земли еще с тех пор, когда в районе нынешней Москвы протекала река Океан, а севернее лежали льды Гипербореи, именовались Северной Русью. Потому и в дальнейшем не утратили своего наименования — Северской Руси. И даже, несмотря на то, что земли северян, Северского княжества, со временем, оказались, вопреки их наименованию, наоборот — на южной окраине Руси.
А вот по какой системе именовались наши восточные территории:
«В системе древнего цветообозначения сторон света, согласно реконструкции, было и название для восточной стороны — Синяя или Голубая Русь. Но ее следов в письменной истории не обнаружено» [223] (с. 75).
Зато сохранились наименования, относящиеся к другим народам. В 1552 г. Иван Грозный велел «землю промерить и чертеж государства сделать». Понятно, этот чертеж как и все остальное, касающееся Древней Руси, «утеряно» — то есть уничтожено врагами. Но вот описание, затем дополняемое в 1600 и 1627 гг., осталось:
«А от Хвалынского моря до Синяго моря на летний солнечный восход прямо 250 верст» [570] (с. v).
Разговор идет о Сарыкамышском озере, на сегодня почти высохшем. Но и:
«Аральское море на 24-м листе носит название море Синее» [569] (с. 42).
И орда, как сообщает Рычков (1762 г.), тоже принадлежащей ей цветом говорит о своем местонахождении на востоке: 
«Синяя орда, в рассуждении татар, за Яиком упоминается» [571] (с. 150).
Здесь, правда, сохранилась традиция восточную часть Руси считать царством. Вот как описывает эту нашу привычку вначале XVIII в. брауншвейгский посол в России Фридрих Вебер:
«…в России названием царевичей чествуют только сыновей Русских царей и потомков прежних царей Сибирских, остальные же Русские [1438] просто так и называются князьями» [402] (аб. 354, с. 1438–1439).
То есть именуют царями исключительно тех самых правителей (понятно, что вовсе не татар), которые некогда и владели этой самой Синей, то есть восточной Русью. На западе же Руси своих царей не было. Но лишь князья, подчинявшиеся своему кочующему центру, который в разные времена был: в Новгороде, Киеве, Владимире, Москве. А потому:
«…сохранившееся до сего дня имя Белая Русь показывает, что это всего лишь западная часть великой Русской земли» [223] (с. 75).
«Иовий всю Mocковию называет Белою Русью. А фра-Мауро, подразделяя всю Россию на Белую, Черную и Червонную (Russia iianca, negra, rossa) замечает, что “это различие не имеет иной причины, как ту, что часть России по сю сторону Белого моря называется Белою…” Предполагают, что под именем Белого моря фра-Мауро разумел Байкальское озеро. На карте его встречается также название Великой России» [463] (с. 76–77).
То есть по отношению к Руси забайальской часть Великоруссии, находящаяся на запад от Байкала, именуется Белой. Точно так же, как и Русь, находящаяся уже на запад по отношению к Руси Московской сегодня именуется Белоруссией. Красный же цвет, судя по наименованию стран света все по той же системе, что была некогда принята в той еще Древней Руси, находящейся в Древнем Израиле, имеет Северская Русь. Ведь когда-то, являясь крайней точкой проживания людей, она располагалась именно на севере Руси — дальше шли льды ледяного панциря Гипербореи. И пусть сама Русь затем шагнула далеко на север, наименование в топонимике сохранилось и по сию пору (так же как и Сирия=Сеvерия на юге Малой Азии=Малороссии).
Черная же Русь — это Русь клириков, как свидетельствует Иоганка,  располагавшаяся некогда в Сибири. Причем, что тут же становится более чем очевидным, вовсе не за Байкалом, как считал фра-Мауро — это озеро не так велико, чтобы разделять Русь на обособленные территории. Но за морем, которое  во времена Иоганки покрывало нынешнюю территорию Западной Сибири и куда можно было попасть только с помощью собачьих упряжек. Наименование же его Белым, судя по всему, имеет под собой почву белого прозрачного цвета его воды. Ведь именно талая вода, из которой и состояло это море, в отличие от родниковой или морской, имеет исключительно белый цвет. Вот почему она не поименована, как полагалось бы, следуя древнеизраильской традиции, голубой. Русь же, проживающая в этих ледяных просторах, поименована Черной не в соответствии с местоположением по странам света (черный цвет в расположении по странам света у израильтян отсутствовал), но исключительно по соотношению клириков оставленных здесь некогда коленами Израилевыми при построенных ими многочисленных сонмищах к местным промышленникам, которых было не так уж и много. То есть здесь находилась Черная Русь, располагающаяся за Белым морем.
Но если у Руси названия Голубая Русь не сохранилось (и это нормально — ведь подобный цвет, означающий обычно гомосексуализм, к наименованию части нашей Державы уж больно не подходит). Зато прекрасно сохранилось у наших завоевателей — татаро-монголов, чья принадлежность к Израилевым коленам нами и разбирается столь подробно. Вот пример соответствия нами отыскиваемой тождественности:
«Цвет юрт определил ранги трех сыновей Джучи и одновременно разграничение их владений в Улусе Джучи: ставка Орда-Эджена находилась на востоке, потому термин “Синяя Орда” должен быть отнесен к восточной части улуса, его левому крылу, а “Белая Орда” — соответственно к западной, к правому крылу» [347] (с. 28).
Потому находящаяся аккурат на востоке от Крыма астраханская группировка, некогда могущественного единого татаро-монгольского государства, так и именовалась — Голубая орда.
Но и самые восточные поселения Израилевых колен также отмечены данным цветом. Ведь самая восточная река Азии (в те времена былинные — Рассии), одна из величайших рек мира, имеет наименование в полном соответствии нами разбираемому правилу:
«Голубая река (Ян-цзы-цзян) — Янцзы — самая большая река Китая и Евразии» [166] (с. 309).
Так что не просто какая-то очередная река имеет вполне соответствующее ее географическому положению на материке наименование. Но река на этом материке самая большая!
Между тем, что подробно разобрано в кн. «История народа Русы — история мировой цивилизации» [200], именно голубых цветов знамена имели Колена, находящиеся на востоке от Иордана. И именно белые цвета несли знамена Иосифа и Вениамина, расселенные на западе от этой делящей на две части поселения израильтян реки. А красный цвет — это цвета аккурат нами разобранных выше — рыжих израильтян — детей служанок. И именно северу соответствует их цвет.
Так причем здесь далекая Африка, где, по утверждению В.В. Макаренко, располагалась Римская империя, тоже, как теперь нами выясняется, населенная некогда израильтянами, возвратившимися сюда, минуя им обетованную Палестину, из странствий по Дальнему Востоку?
Здесь стоит лишь бегло взглянуть на карту В.В. Макаренко [146] (c. 438), где обозначено место нахождения Древнего Рима, чтобы убедиться в очень существенной детали: топонимика самой большой реки не только Африки, но и мира(!), соответствует нашему русскому взгляду о странах света. И здесь все до безобразия просто. Нил, несущий свои воды строго с юга на север, в среднем своем течении образуется из двух рукавов: с запада в общее его русло  втекает Белый Нил, а с востока — Голубой Нил. Чтобы убедиться в том, что нам это не показалось, можно взглянуть и на современную карту Африки.
После чего все вышесказанное всплывет и с еще б;льшими подробностями.
Ну, во-первых, оба этих Нила, что Белый, что Голубой, окажутся на территории нами несколько ранее разобранного государства данов — Су Дан.
А, во-вторых, границы нынешнего государства, судя по всему, оставшиеся в неизменности даже после ухода отсюда белого населения страны, в точности указывают приделы некогда здесь располагавшегося Рима Древнего. И не просто древнего, но русского. О чем подтверждает наименование явно рукотворного водохранилища, которым завершается как граница государства Су Дан, так и воды Голубого Нила, составляющие, между прочим, 50% от общих вод этой гигантской реки. Это озеро имеет достаточно не африканское наименование: Росейрес (Росей[ская] рес[публика]?). А уже за границей Судана впадающие в это наше русское водохранилище реки именуются исключительно на местных диалектах: Бэлес, Абай и Дидеса.
Белый Нил имеет приток Собат, что на датском языке означает как слово суббота, так и имя Бога Древнего Израиля — Савваоф (Саббат, опять же — по-датски — Бог субботы). Но после пересечения нынешней границы название Нила вновь меняется. Оно явно недавнее. И присвоено этому маленькому отрезку реки при открытии его европейцами: Альберт-Нил (на карте Ф. Моретта, где Судан значится колонией Египта, этот участок Нила поименован Бахр-эль-Джебель). Явно африканское название носит и находящееся за границей Судана продолжение Нила — озеро Кьога и Мабуту-Сесе-Секо.
А вот по какой причине повествования древних о морских плаваниях к римским берегам следует все же сопоставить с природными особенностями Египта:
«В июле, августе, сентябре и октябре (по новому стилю) бывает период наводнения: в те недели, когда оно достигает наивысшей точки, весь Египет представляет собою сплошное озеро, среди которого там и сям видны города и деревни, соединенные между собою узкими насыпями. Когда вода входит в русло, Египет превращается в громадное поле, на котором начинается работа по возделыванию и обсеменению почвы (с ноября по февраль)… Благодаря этому Египет заслужил название “житницы мира”. Конечно же, такая страна могла прокармливать весьма многочисленное народонаселение… Некоторые предполагают, что в лучшие времена древности Египет прокармливал в полтора раза более жителей, чем теперь (от 7 до 8 миллионов). Греческий историк Геродот готов был даже принять для Египта цифру двадцати тысяч городов…» [187] (с. 26–27).
 «Греческий» историк Геродот, что нами выясняется, по В.В. Макаренко, жил на территории древнего государства Израиль. Что и соответствовало (по Макаренко же) Древней Греции. А Египет, то есть «страна городов», как выясняется, в ту пору находился в среднем течении Нила, всеми ему присущими особенностями соответствуя Древнему Риму и загадочной Этрурии, где царили законы не менее загадочных каких-то «12 княжеств» (Колен?).
Но и нами разбираемые путешествия поставщиков льна, что предпринимались с нашей нынешней территории, достаточно четко указывают на те времена, когда по Нилу можно было свободно проходить: что вверх по его течению, при наличии в это время года северного ветра, что вниз. На этот уже раз и еще проще — по течению могучей реки, в это время года превращавшейся в пресноводное море.
Вот как такой период выглядит в описании самого Геродота:
«Когда Нил затопляет страну, только одни лишь города возвышаются над водой почти как острова в нашем Эгейском море. Ведь вся остальная египетская страна, кроме городов, превращается в море» [274] (гл. 97).
И вот еще какие удивительнейшие параллели топонимики связывают Египет с тех же временами Италией. Геродот упоминает:
«…город Хеммис в Фиванской области близ Неаполя» [274] (гл. 91).
И это, напомним, в Египте.
И вот какими событиями этот египетский Хеммис знаменит. Местные жители считали, по словам Геродота, что:
«“Персей происходил из нашего города”. Ведь Данай и Линкей были из Хеммиса и оттуда то на кораблях прибыли в Элладу. Их родословную перечисляли мне жители Хеммиса вплоть до Персея. Прибыл же, по их рассказам, Персей в Египет по той же причине, которую упоминают и эллины, именно за головой Горгоны. Как они передают, Персей приехал к ним в Египет и признал всех своих родственников» (там же).
Так что вот в каком экзотическом месте, близ, что выясняется египетского Неаполя, находилась как голова медузы Горгоны, так и ближайшие родственнички легендарного греко-итальянского Персея. Здесь же находилась и местность, один в один напоминающая собой греческие города-острова, к зиме позволяющие засевать огромнейшие поля злаковыми культурами вообще без  применения сохи — лишь с помощью втаптывающих семена в землю свиней.
Однако ж родство свое с Персеем отмечают и ассирийцы:
«…согласно персидскому преданию, не только предки Персея, но и сам Персей еще был ассирийцем и стал эллином. Предки же Акрисия поэтому вовсе не состояли ни в каком родстве с Персеем, но были, как это подтверждает и эллинское предание, египтянами» [276] (гл. 54).
Потому вообще при определении национальности, согласно свидетельствам древних, следует поставить знак тождественности между древними: египтянами, эллинами и ассирийцами. Все они, что следует из пересказов, представляли собой европейцев.
Вот что о поверхности Египта говорили еще древние античные географы:
«…по словам Эратосфена, особенно требует изучения вопрос, отчего во многих местах внутри материка на расстоянии 2 или 3 тысяч  стадий от моря [400–500 км] находят большое количество двустворчатых раковин, раковин устриц, гребенчатых раковин, а также встречаются лиманы, например, говорит он, в окрестностях храма Аммона и вдоль дороги, ведущей к нему на протяжении 3000 стадий [По Аристотелю (Метеорология I, 14, 352b) Ливийская впадина с оазисом Аммона была занята огромными озерами в виде морей, которые пересохли, отрезанные от океана барьером отложений (недавно было высказано предположение, что этот барьер был прорван и моря вытекли в океан) (ср.: Дж. О. Томсон. История древней географии. М., 1953, стр. 137). В этой местности существуют, по его словам, большие отложения устричных раковин; и теперь еще можно обнаружить там пласты соли и струи морской воды, поднимающиеся на известную высоту; кроме того, там показывают обломки морских кораблей» [279] (гл. 3, аб. 4).
О чем это говорит? О задержке в резервуарах африканского материка оставшейся там после Потопа воды?
Может быть. Но географы древности вот как обрисовывают, словно лакмусовая бумага, все более проявляющуюся картину очертаний земной поверхности тех времен:
«Стратон высказывает мнение, что Евксинский Понт прежде не имел выхода у Византия, но реки, впадающие в Понт, прорвали и открыли проход и вода устремилась в Пропонтиду и Геллеспонт. То же самое явление, по Стратону, произошло и в Средиземном море. Ведь в этом случае пролив у Столпов был размыт после того, как море наполнилось водой рек, и во время отлива воды обнаружились мели. По мнению Стратона, причина этого, во-первых, в том, что уровень дна [не дна, а поверхности — А.М.] Атлантического океана и Средиземного моря [был в ту еще пору — А.М.] различен, во-вторых, что у Столпов еще и теперь тянется поперек подводная гряда от Европы к Ливии, указывающая на то, что Средиземное море и Атлантический океан прежде не могли быть одним морем… Может быть, и храм Аммона, прежде находившийся на берегу моря, теперь лежит в центре страны вследствие того, что произошел отлив морских вод. Стратон предполагает, что оракул Аммона, по всей вероятности, получил такую широкую известность и славу оттого, что был расположен на море; теперешнее местоположение оракула, столь удаленное от моря, не дает разумного объяснения его известности и славы; и Египет в древности был покрыт морем вплоть до болот в Пелусийской области, горы Касия и Сирбонийского озера. Действительно, даже еще теперь в Египте при добыче соли находят углубления, наполненные песком и ископаемыми раковинами, как если бы страна прежде была затоплена морем и вся область около горы Касия и так называемая Герра представляли собой болото, соединявшееся с заливом Красного моря; после того как море отступило, в этих местностях обнажилась суша, но Сирбонийское озеро осталось; затем и оно прорвалось к морю и превратилось в болото. Таким образом, берега так называемого озера Мериды имеют больше сходства с морскими берегами, чем с берегами реки. Можно допустить поэтому, что значительная часть материка некогда была покрыта водой в течение определенного периода, а затем снова обнажилась… представляется весьма вероятным, что даже если все наше Средиземное море прежде было озером, то, наполнившись водой рек, оно вышло из берегов и излило свои воды через узкий пролив у Столпов, образовав как бы водопад; Атлантический же океан, все более и более наполняясь водой, с течением времени слился со Средиземным морем» [279] (гл. 3, аб. 4, 7).
И вот на какую причину произошедшего указывает Страбон:
«…морское дно то поднимается, то опускается, а вместе с ним происходят поднятие и опускание моря; ведь при поднятии уровня моря вода будет затоплять берега…» [279] (гл. 3, аб. 5).
Но, что нами разобрано выше, уровень воды мирового океана был до середины XII в., наоборот, выше. А потому сначала он падает в мировом океане, а уже затем появляются известные нам проливы.
Однако ж существовала и несколько иная версия на происхождение Босфора. Там где сегодня местность именуется Фанар:
«…Александр вырыл пролив, так что Черное море стало вливаться в Белое (Средиземное). Пролив этот есть прорез, поражающий изумлением ум человеческий» [399] (гл. 17, с. 41–42).
То есть не слишком-то и похож он на что-либо рукотворного характера, хоть и сохранялась к середине XVII века легенда о происхождении Босфора как одно из деяний Александра Македонского. Однако ж Александр, судя по всему, рыл свой знаменитый пролив где-то все же в другом месте. Скорее всего, он спустил какое-то внутреннее море на территории Африки, где только-то и могли происходить в его времена исторические события.
Кстати, а не в замкнутости ли Средиземноморья в глубокой древности заключается следующая фраза Страбона:
«Тартесс был известен по слухам (в Гомеровские времена) как “самый крайний пункт на западе”» [280] (гл. 1, аб. 12)?
Ведь если вода на территорию внутриафриканских морей поступала из океана, то выйти в Атлантику в те времена, преодолевая сильнейшее течение, было просто невозможно. А потому крайней точкой, куда отправлялись корабли, и был Тартес. Но еще тот, который существовал когда-то на территории Африки. Судя по всему, исключительно по его системе речных сообщений только и имелась возможность оказаться в водах Атлантики. И путь, судя по всему, существовал только односторонний: «из варяг в греки».
Но не только сами природные особенности данной местности позволили заселить ее многочисленными потомками 12 Израилевых колен, которые и прозвали данную местность возвращением евреев — Европой. Здесь вернувшиеся из странствий по Дальнему Востоку представители высочайшей на то время цивилизации проявили все свои таланты:
 «Новые поселенцы мало-помалу приспособили долину Нила к своим потребностям разными сооружениями, которые должны были, с одной стороны, делать безвредными чересчур большие разлития Нила, с другой, задерживать воду в тех случаях, когда ее было слишком мало. Только благодаря устройству каналов и плотин, а также особых искусственных вместилищ для воды, долина Нила сделалась удобною для земледелия, так что своим процветанием Египет обязан не одной природе, но и труду и искусству своих жителей» [187] (с. 27).
Что же касается обнаруженного теперь в данной местности высочайшего искусства гидросооружений древних ее жителей, то здесь не следует особо гадать над именем того единственного на планете народа, который в данной области как был наиболее сведущ в те отдаленные эпохи, так и остается таковым же и по сей день.
И вот кто руководил этими достаточно сложными и трудоемкими работами:
«Во главе “Верхнего и Нижнего Египта” стоял царь» [187] (с. 27).
Между тем, практически все вышесказанное о Египте полностью соответствует описанию начального периода Древнего Рима на Апеннинах. Ведь до республиканской власти и там во главе государства стоял Царь. Но и 12 княжеств этрусков здесь также соответствуют наиболее привилегированной части египетского общества. В Египте:
«…существовало двенадцать царьков, что греки назвали додекархией, то есть двенадцативластием. Впрочем, большею частью Египет оставался соединенным под одной властью» [187] (с. 28).
То есть все, практически, то же, что и в Древнем Риме. Ведь если вся страна была подчинена возведенному этрусками Риму, то сами строители делили себя на двенадцать независимых друг от друга княжеств, судя по всему, — Колен.
Но остались ли какие-либо артефакты, способные доказать существование в давние времена на территории нынешнего Египта поселений римлян?
Вот что сообщает на эту тему арабский писатель XIV в. Абу-л-Фида:
«Страна Барка в дни ромеев называлась Антабулус. Но арабы, когда они в начале ислама завоевали эту область, назвали ее Барка из-за множества камней…» [448] (с. 253).
То есть арабы эту местность поименовали достаточно четко говорящим наименованием — развалины.
«Сказал [автор] “ал-Муштарика”: “…Барка расположен рядом с Египтом, между Египтом и Ифрикийей. Барка — это вилайет, простирающийся в длину. Ею завладели арабы, и нет в ней в наше время населенного, красивого города”.
…в Барке есть две горы, в которых находится большое число значительных поселений, источников с проточной водой, посевов и остатков красивых римских построек» [448] (с. 253–254).
То есть, несмотря на возможность и на сегодняшний день проживания здесь людей, эти древние римские развалины и к XIV в. так все и продолжали оставаться необитаемыми.
Но есть там и места, где люди и в описываемую Абу-л-Фидой эпоху продолжают пользоваться постройками древних римлян, произведенными в глубинах Африки:
«В Гадамесе изготовляют превосходные кожи. Он расположен на пути в страны Судана, известные под названием ал-Канем.
Сказал [автор сочинения] “ал-'Азизи”: Город Гадамес — город красивый, населенный, в центре его [находится] вечный источник и над ним — следы удивительной римской постройки. Вода переливается через ее края, и жители города делят ее между собой определенными долями и орошают ею свои посевы» [448] (с. 259).
Так что следов римской культуры в глубинах Африки достаточно не мало.
И пусть прежние жители ушли отсюда вовсе не из-за кем-либо данной местности завоевания, но из-за кардинальной смены ландшафта — исчезновения местных морей, историки ну никак не желают исправлять свои прежние ляпсусы. И по сию пору так все упрямо и не признают наличие в данной местности в далеком прошлом не изобретенной мифологической египетской цивилизации, которая на самом деле является допотопной, а древней территории Рима. Того самого, чью славу приписали без каких-либо на то оснований Риму нынешнему, находящемуся в стране чернявых бездельников макаронников. Тех самых, которые сильно навредили приписанной им незаслуженной воинственности. Той самой, на которую так опрометчиво понадеялся Адольф Гитлер, заключив с Италией военный союз. В процессе же войны выяснилось, что в Италии проживают вовсе не римляне, но какая-то гремучая смесь веселых цыган с греками или молдаванами, к войне не способных.
А потому вот на что списывается причина запустения римских городов:
«В 525 г. Египет превратился в персидскую провинцию и после этого большей частью уже не возвращал себе национальной независимости» [187] (с. 29).
Однако ж там, что и понятно, после ухода на север славян, ввиду исчезновения связывающих русские города водоемов, к тому времени проживали уже другие люди. И их завоевание персами является вполне естественным продолжением произошедших там событий.
Но Египет, как свидетельствуют арабские авторы средневековья, так пока и продолжал представлять собою очень населенную страну. Теперь, правда, располагающуюся лишь вдоль русла необычайно богатого на урожаи Нила. Абу Мухаммед ал-Абдари:
«Бывало, путешественник [в Египте] все время оставался в городе (т.е. страна была настолько густо населена, что оказывалась как бы одним сплошным городом)» [386].





Скифы Геродота



Так что по нашим вычислениям получается, что Древнюю Европу, то есть возвратившихся после странствий по Дальнему Востоку евреев-европейцев, захватил в 525 г. до Р.Х. ассирийский (российский [АССУР=РУССА]) Царь Кир. Потому и вероисповедание, что наглядно видно из писем спартанцев и римлян к своим единоверцам в Иудее (Палестина VI–I в. до Р.Х.), что зафиксировано в книгах Маккавеев, было у всех единым — ветхозаветным: Ассирия, Иудея, Спарта и Рим.
Но и вообще вся история Древнего Рима, а также и Священное Писание, настойчиво утверждают, что много ранее, еще до вторжения в Древний Рим эллинских языческих божков, здесь исповедовалась иудейская древняя вера в Бога Творца, запечатленного даже в одном из достаточно крупных притоков западного — Белого Нила (Собат — Бог субботы). То есть вероисповедание здесь было в ту далекую пору ветхозаветным. Таким же, что и у всех иных народов Ближнего Востока. И лишь приход в эти страны эллинских полчищ Александра Македонского производит какую-то историками оставленную за кадром перемену вероисповедания и уход в чужебесие многих проживающих на тех территориях народностей. Начинается эпоха эллинизма.
 И на почве  именно эллинизма, привнесенного сюда, судя по всему, из долины далекого Орхона, и происходит переориентировка от поклонения Богу истинному к поклонению божкам, на самом деле, с Ермона, которых обученные нами премудрости письм;, на свою же голову, ранее безграмотные немцы, застают на Олимпе. Потому Ермон они и переносят на Олимп. Что и создало теперь в наших головах столь невообразимую путаницу. После же победы над язычеством Христианства, чьи службы всегда велись исключительно на СЛОВЕ Бога Слова, в качестве диверсии, изобретается некое для тюркоязычных народностей эсперанто — латынь. Именно это «слово», для подмены СЛОВА Бога Слова, теперь и разносится по миру с огнем и мечом, в попытке возврата к языческому объединению мира, которое некогда осуществил Александр Македонский, достаточно странно сгинувший во цвете лет от неизвестной болезни. Что, собственно, затем повторят: Петр Великий и Великий же Ленин, канувшие, в свое время, все туда же отнюдь не в предельном же своем возрасте. Но уже от достаточно известной болезни — от сифилиса. Может, и Александр Великий закончил свою языческую реформацию точно от того же недуга? Как знать…
Однако разговор не о нем, а о последствиях, приведших мир к явному оязычиванию. То есть, что нами постоянно выясняется, к переводу богослужений Ветхого Завета на эллинский язык. И здесь лишь стоит вспомнить  о переводе Библии 70-ти толковниками, среди которых был и Симеон Богоприимец. Ведь они переводили наше Священное Писание не с хананейского, то есть с языка рабов славяноязычных израильтян, но именно с нашего старославянского СЛОВА на привнесенную Александром Македонским модную в те времена импортную мову. То есть на язык иафетян, заполонивших в те времена планету уже по полную завязку. Древнегреческий язык, судя по всему, и является изобретенным в ту дохристианскую пору эсперанто для объединения мира под предводительством эллинистических божков. Перевод же 70-ти — не является попыткой обучения иафетян азам нашей религии, но, наоборот, попыткой введения, параллельно с церковнославянским, эллиноязычного богослужения. Тогда же, судя по всему, появляется и хананейский («древнееврейский») вариант Библии. То есть мы обучаем других, а они, переписав все на себя, становятся сегодня эдакими нашими протеже в области нашего же исконного святоотеческого вероисповедания.
То же, после победоносного шествия по Европе Христианства, было затем предпринято и со внедрением латыни — эдакого, после греческого, уже нового эсперанто для все тех же иафетян. Здесь диверсия шла все по тому же пути: подмене богослужебного языка — нашего СЛОВА — на латынь. Этот новый вид ереси пытается подчинить себе и православных славян. Потому нам приходится держать границу на запоре: на Западе, где рвутся в наши земли извечно враждебные рыцарские ордена и на Востоке, откуда лезут на Русь орденские орды служителей тартара (татар): монголов, тюрков, готов.
Но мы вновь выстояли. Археологические же раскопки указывают нам на полную нашу, в случае удержания в неприкосновенности своей веры, физическую неистребимость. Ведь фиксируя некоторую примесь тюркской крови у обитателей центральных областей коренных губерний России в датируемых XV–XVII вв. раскопках, более поздние захоронения уже показывают на тот удивительнейший факт, что некогда полученная примесь тюркской крови от смешения русских людей с туземным населением уже почти полностью очищена. И люди, имеющие ежедневное молитвенное обращение к своему Творцу, теперь вновь своей внешностью максимально приблизились к Тому, по образу и подобию Которого они и были когда-то сотворены: кожа вновь посветлела, став «цвета Адама», волосы порусели, приблизившись к волосам Создателя (Русы Ие), глаза поголубели.
В чем причина этого ухода огромных масс населения к своим корням? Какие факторы повлияли на столь удивительнейший сдвиг в сторону изначального своего еще допотопного состояния — обрусения? И этот ранее нигде не встречаемый феномен был отмечен не когда-нибудь, но уже совсем недавно — в самом начале XX века. Почему именно в эту эпоху?
Очень похоже, что когда вступили на престол ряд Русских Царей, очень серьезно поддержавших Православие, тип проживающего у нас человека, пусть и имеющего некоторые инородные примеси, за счет пользования нашим святоотеческим вероучением, стал явно приобретать свои исходные формы. А ведь ничего подобного никогда и нигде не наблюдалось. И это доказывает, почему именно русскому человеку смешанные браки никогда не угрожали исчезновением с лица планеты. Ведь православный человек имеет полную возможность вернуть себе свой первозданный вид, не прибегая к практике расизма, часто используемого на Западе в культовых приемах самовосхваления. Где любовь к собственной персоне, среди варварского населения этих стран, постоянно и порождает их средневековые человеконенавистнические обычаи, грозящие полным истреблением всем народам, не принадлежащим как к их родословной, так и к их диким вероисповедническим доктринам.
Но что мы наблюдаем в среде тех народов, которые ушли к поклонению богу нечистот?
Национальность, которая прочнее всех иных удерживает свою монголоидность, компактно проживает в окрестностях озера, которое замарано грязью колдунов, ежегодно проводящих на его берегах свои сборища. Лишь, пожалуй, тувинцы, их не столь далекие соседи, могут поспорить по крепости с бурятской кровью, очень сильно им и самим сродной.
Кстати, вот какие особенности имеют баргузины — жители окрестностей Байкала. Рашид-ад-Дин:
«Они также рассказывают, что по всяким поводам им являются джины (В тексте ар.-перс. мн. число — джинниан, что, собственно, значит “бесовские, демонические, бесноватые”; также — “эпилептики”, но из дальнейшего текста видно, что слово это употреблено в значении “бесы, демоны”. — прим. переводчика) и разговаривают [с ними]. В том владении… безмерное количество шаманов, — общеизвестно, что джины с ними разговаривают, — в частности, в той области, которая близка к границе отдаленнейшей обитаемости. Эту область называют Баргу, а также называют Баргуджин-Токум. Там шаманов больше всего» [443] (с. 158).
То есть именно с бесами имели некогда наитеснейшую связь обитатели Прибайкалья. Потому-то именно у них и столь сильна кровь, поддерживающая присутствие генов, полученных ими при Вавилонском столпотворении.
Все это подтверждает тот факт, что отход своими вероисповеданиями в сторону мутантов Вавилона и сам внешний вид носителей этих исповеданий возвращает к исходной их внешности времен Вавилонского столпотворения.
Однако же монголоиды, упоминаемые в качестве местных жителей Рашид-ад-Дином, в глубинах нашей Сибири являются все же народом пришлым. О том, что Великая Степь некогда была плотно заселена белыми людьми,  говорят многие факты раскопок. На опубликованном снимке в работе Нечволодова «Сказания о Русской Земле» сосуда из Керчи:
«Видно, что все скифы на этом рисунке одеты в кожаные шаровары… сапоги мягкие, без подборов, как нужно для людей, которые всю жизнь проводят верхом на коне. Кроме того, все скифы имеют длинные волосы и большие бороды…» [54] (с. 32).
То есть на рисунке изображены, несомненно, белые люди. И, судя по бороде и длинным волосам, очень похожие на нас. Но что в их облике является слишком чуждым для внешности русского человека?
Первое: это полное отсутствие одежды из льна. Ведь даже штаны — и те кожаные.
Второе: короткие ровные сапоги.
Но ведь даже наше казачество, которое редко с коня слезало, сапоги имело длинные и обязательно с подборами.
Третье: голова этих скифов покрыта каким-то остроносым никогда не встречаемым у русского человека головным убором, чем-то напоминающим колпак куклуксклановца.
Все это говорит о том, что эти совершенно правильно поименованные людьми с кивы проживающие в Причерноморье землепашцы и скотоводы, скифы, уж к нашей нации не имеют и малейшего отношения. А похожи эти запечатленные на пластинах белые люди на готов [54] (с. 32).
Очень возможно, что как тюркские степные племена, так и готские всегда называли по роду их вероисповедания — тартарами. То есть людьми тартара.
«Полагают, что эти тартары, одно упоминание которых омерзительно, происходят от десяти племен, которые последовали, отвергнув закон Моисеев, за золотыми тельцами…» [413] (с. 139).
То есть представляют собою потомков тех израильтян, которые последовали за коленом Ефрема, от чего их и стали именовать сначала евреями, а затем, когда они вторглись в Европу, европейцами. Да, они променяли своего Бога истинного, Творца небу и земли, на Ваал-Фегора (Перуна) палестинских хананеев. А потому стали представлять собою после этого людей исключительно тартара. То есть ада.
Кстати, вот что еще подтверждает все вышесказанное более чем надежно:
«Буквы у них иудейские…» [413] (с. 154).
«Я спросил, кто те, что учат их грамоте; они сказали, что это люди бледные, они много постятся, носят длинные одежды и никому не причиняют зла; и поскольку они сообщили о людях этих много подробностей, которые схожи с религиозными обрядами фарисеев и саддукеев, я полагаю, что они саддукеи и фарисеи» (там же).
«Но подобно тому, как до сих пор мятежные сердца их, следующих за Моисеем, были обращены к превратному уму и шли они за богами чужими и обрядами чуждыми, так и теперь еще более чудовищно смутными и непонятными стали мысли их и язык, так что и всем другим народам они неведомы… А называются они тартарами…» [413] (с. 139).
А вот еще очередное подтверждение все того же:
«…те, кого люд тартарами называет, суть иудеи…» [413] (с. 148).
Сами же они о том своем наименовании, что называется, — ни сном, ни духом. Это подтверждает и Татищев:
«Татария от европейцев названа, а они сами оного не употребляют…» [113] (Гл. 18).
На картинке Большого Китайского сборника XVI в. в глаза бросается изображение человека из племени Дин-Лун, который имеет чисто европейского толка подстриженную клинышком бородку и усы, а вместо ног у него, как у изображения ангела на фасаде самой респектабельной из английских масонских лож, — копыта. И такое неспроста — ведь еще у себя в Палестине израильтяне Данова колена являлись ревностными служителями Ваала. Вот и здесь это обстоятельство позволило китайскому художнику подрисовать представителю этой народности слишком свойственный ее вероисповеданию атрибут: копыта [54] (с. 10). И уж такие просто врожденные поклонники бога нечистот, оказавшись в этих местах, ну никак не могли бы миновать рассматриваемого нами сатанинского капища на острове Ольхон.
Вот за то их и прозывали тартарами.
«Русские историки хотя их татарами именуют, но они сами оного не употребляли, а именовались монгу и монгалы, как в грамотах ханов их и князей указано. До сих пор, как выше сказал, кроме европейских, сами татарами не зовутся. Что же крымские, астраханские и пр. татарами зовутся, то они, слыша от европейцев оное и не зная значения названия, не за поносное приемлют. Сему пример, мы германцев именуем немцы (то есть, говорить не умеющие), и потому иногда у нас находящиеся германцы, на словах и в письмах по-русски изъясняясь, именуются немцы. Имя тевтон, которое сами германцы употребляют, если оное из сарматского, то значит мертвецы или беснующиеся… иногда народы приемлют данные названия от других и не ведая, что то есть поносное» [113] (Гл. 18).
Но дыма без огня не бывает. И если немцев называют немцами, то это значит, что они не иначе как немые. Если же неких галлов из «Галилеи язык» именуют слугами тартара, то и такое отнюдь не безпочвенно. Ведь  это лишь в очередной раз подтверждает все повадки именно данного типа скифов, которые и представляли собою Великую Степь.
Так их описывает Геродот:
«Военные обычаи скифов были таковы: молодой скиф первый раз, как убьет врага, должен обязательно напиться его крови, а головы всех врагов, убитых в сражении, относят к царю, потому что только те Скифы получают свою долю при дележе неприятельской добычи, которые представили неприятельскую голову, причем доля эта увеличивается в зависимости от принесенных голов. С неприятельской головы Скифы снимают кожу… она употребляется как утиральник, и Скиф привешивает ее к уздечке той лошади, на которой ездит сам, и гордится этим. Тот, кто владеет наибольшим числом таких утиральников из кож с неприятельских голов, почитается доблестнейшим человеком. Многие скифы приготовляли себе из неприятельских человеческих кож плащи, в которые и одевались; для этого кожи сшивались вместе, как козьи шкурки. Многие Скифы снимают также кожу с правых рук убитых врагов и приготовляют из этих кож колчаны для своих стрел» [54] (с. 27).
Что это нам так удивительно напоминает? Почерк какой нации всему вышесказанному наиболее созвучен?
Это отголосок Освенцима и Бухенвальда. Ведь там подобные же нелюди, с копытцами вместо ног, срезали с человеческих голов беззащитных узников скальпы в сотнях тысяч экземпляров, а из человеческой кожи изготовляли абажуры и перчатки…
« “Один раз в году, каждый начальник в своем околотке приготовляет чашу вина, из которой пьют лишь те Скифы, которые умертвили врагов; те же из них, за которыми нет никаких подвигов, не вкушают этого вина и как обезчещенные садятся в стороне; это самый тяжкий позор для них. Напротив, если кто из Скифов убил очень много врагов, тот получает две чаши и пьет вино из обеих разом”.
Божества у Скифов были те же самые, что и на далекой арийской родине; прибавился только бог войны Арей. Ему одному приносились человеческие жертвы — взятые в плен на войне неприятели…» [54] (с. 28).
Так что эти людоеды, именуемые по наименованию своего кровожадного божества — арийцами, помимо всего вышеизложенного, занимались еще и чисто ритуальными убийствами захваченных ими в плен людей.
А вот и способ захоронений их царьков вполне соответствует этой загранице и ее нравам:
«…хоронят одну из наложниц покойного, предварительно задушивши ее, а также виночерпия, повара, конюха, приближенного слугу, вестовщика…» [54] (с. 29).
Но этим кровожадность тризны по царьку не исчерпывается: 
«По прошествии года, Скифы возвращаются на могилу и совершают следующее: из оставшихся слуг выбирают пятьдесят самых лучших, которые были особо угодны покойнику… затем удавливают… вынимают из них внутренности, вычищают брюхо и, наполнив его отрубями, зашивают» [54] (с. 29).
Но это не россказни иноземцев о неведомых дальних странах:
«Рассказы Геродота об этих похоронных обрядах Скифов, несмотря на их необычность для нашего времени, совершенно справедливы и подтверждаются постоянно раскопкой курганов, в большом количестве разбросанных по югу России» [54] (с. 30).
Однако ж всю эту германскую кровожадность и чумазость наша историческая наука, основанная самими же немцами, поспешила побыстрей перекинуть с больной головы на здоровую — с себя на нас. Спрашивается: почему?
Так ведь не хотелось их «науке» признавать в найденных дикарях-каннибалах своих родственничков. Потому так «мило» и перекинули принадлежность этих людоедов с себя на нас.
Вот и Нечволодов такому явному несоответствию сильно удивляется:
«Из рассмотрения приведенных рисунков найденных предметов в наших курганах, мы видим, что Геродот замечательно правдиво описывал Скифские нравы и обычаи.
В этих нравах и обычаях нас, конечно, больше всего поражает необыкновенная кровожадность и жестокость наших древних предков. Сдирание кожи с трупов врагов, обделка черепов родственников, с которыми поссорились, в чаши для вина, наконец, удушение стольких преданных слуг на могиле вождей, — все это не может не поражать нас» [54] (с. 36).
Но откуда нам так знаком этот вид убийства людей — удушение?
Так ведь аккурат из способа борьбы с перенаселением в стране этих наших «учителей» — в Германии. Причем, судами их таинственной фем (фемида — ихнее туземное изобретение по борьбе с перенаселением: «правосудие»)!
Да, все вышеприведенное очень напоминает немцев. Потому Нечволодов так удивлен этой жестокости скифов, как весьма справедливо считает и он сам, русскому человеку совершенно не свойственной.
Но прошла Великая Отечественная война, случившаяся много позже опубликования трудов Нечволодова, и дремавший в немцах зверь прекрасно позволил распознать себя. Потому нас ничего, после произведенного ими в Майданеке и Освенциме, уже больше не поражает. Заготовленные немцами 140 тысяч женских скальпов, что было обнаружено на складах только из не уничтоженного компромата, причем, лишь еще в одном из многих немецких концентрационных лагерей, вполне достаточно, чтобы осознать то приобыкновенное обстоятельство, что мы имеем дело вовсе не с нормальными людьми. Но с какой-то странной породой двуногих, не имеющей с людьми вообще ничего общего. Ведь оставшиеся нам для доказательства их варварства чудовищные следы преступления, что нам, нормальным людям, просто непонятно, — это всего лишь их традиция, которая может принадлежать только тем народностям, которые ею пользовались на протяжении очень долгих веков. Если не на протяжении всей их истории. И название этой столь кровожадной народности, куда-то утерянной и неизвестной человечеству еще до начала 2-й мировой войны, теперь, после убедительного показа нам ее звериной сущности, не вызывает никакого сомнения: немцы и описываемые Геродотом степные скифы — один народ.
Их же, судя по полному совпадению нравов и обычаев, имел в виду в своем описании скифских причерноморских и прикаспийских народностей и Плиний:
«Каждый берет одну жену, но пользуются они также и чужими женами, и притом не тайком: сообщающийся с чужой женой… сообщается явно. Наилучшей смертью признается у них такая, когда дожившие до старости будут изрублены вместе с бараньим мясом и съедены вперемежку с ним» [269] (с. 288).
Вот еще вариант столь свойственной германцам борьбы с лишними ртами:
«…о них Онесикрит рассказывает не особо хорошие вещи: люди, совершенно истощенные старостью или болезнью, живыми выбрасываются нарочно содержащимися для этой цели собакам, которые на туземном языке называются “погребателями”… Почти то же рассказывают и о каспиях: у них запираются и умерщвляются голодом родители, когда проживают свыше семидесяти лет» [269] (с. 289).
Вот еще очень характерный для немцев штришок, высказанный Аммиамом Марцелином, воевавшим с ними в IV веке. По его словам у германцев (конкретно — у алеманов):
«…в характере унижаться в несчастьях и превозноситься в счастье…» [285] (гл. 12, аб. 61).
То же сообщает он и о поведении сарматов — предков поляков:
«…царевич, молодой человек огромного роста, выстроил сарматов в боевом порядке для предъявления просьбы. Увидев императора, он бросил оружие и пал всем телом, как мертвый, на землю. От страха он потерял голос в тот самый момент, когда должен был изложить свою просьбу. Несколько раз пытался он заговорить, но рыдания мешали ему, и он не мог объяснить, чего он хочет… Наконец он оправился, голос вернулся, и, получив приказание встать, он на коленях взывал к милосердию и молил о прощении проступков» [286] (гл. 12, аб. 8–10).
И все вышеприведенное является не единичной трусостью предводителя сарматов, но их обычаем валяться в ногах победителей:
«Когда же ему приказано было подняться с земли, он подал своим людям давно ожидаемый знак просить о пощаде. Тогда все бросили на землю щиты и копья, протянули с мольбою руки вперед и старались смиренностью мольбы превзойти царевича… Радуясь тому, что им дарована жизнь, они обещали компенсировать допущенные ими враждебные действия принятием на себя тяжких условий мира и готовы были предоставить во власть римлян себя самих со своим достоянием, детьми, женами и всеми своими землями» [286] (гл. 12, аб. 10–11).
Можно ли что-либо подобное когда-либо встретить со стороны русских князей?
Никогда. Ведь они готовы были скорее погибнуть, чем унизиться, отдав Землю Русскую на разграбление врагам. Так что и данная деталь разности характеров с нашим рассматриваемых скифских народностей выглядит более чем неоспоримо.
И вновь замечаем явное отличие варваров от славян, испокон века одевающихся исключительно в льняные ткани. Вот из чего состояла одежда этих пристально рассматриваемых нами скифо-сарматских племен в древности, когда проживали они на берегах тогда еще ледяных северных морей. Они:
«…одеваются в шкуры тюленей» (там же).
Вот в каких красках изображены они мусульманскими писателями, в те времена проживающими недалеко от них:
«Они грязнейшие твари… не очищаются от испражнения и не умываются от соития, как будто они блуждающие (дикие) ослы» [234] (с. 94).
Вот еще очередная деталь того древнего германского «этикета» (более о нем подробно см.: [237] в главе «Шаромыжная шваль и чухонская шушера» с. 35–48).
Вот что сообщает об этих обитателях Причерноморья Иосиф Барбаро:
«Прямо позади острова Кафы, на берегу Черного моря лежит сначала Готфия, а потом Алания… Готфы говорят языком немецким»  [278] (гл. 1).
«Я знаю это потому, что со мной был мой слуга-немец; они с ним говорили, и [обе стороны] вполне понимали друг друга» [315] (с. 158).
Но причерноморские немцы (готы), что нами также обнаруживается, представляли собой, ко всему прочему, и представителей татаро-монгольского воинства. А монголам, что прекрасно известно, мыться запрещала Яса Чингисхана. За купание в речке провинившемуся переламывали хребет.
«У всех таких народов… погребальные обряды, нравы и весь образ жизни сходны; каждый народ в отдельности коварен, дик и воинственен, в сношениях же с другими простодушен и не имеет торгашеской хитрости» [269] (с. 288–289).
О цвете волос этих описываемых арабами варваров (они, скифы Геродота и массагеты Плиния — один народ), сказано:
«они рыжи» [234] (с. 93).
А такого цвета волосы и имеют немцы, представляющие собою детей чернокожих служанок от белого прародителя Колен — Иакова Израиля (картавые европейские народности: немцы, французы, англичане и датчане).
«Сынов же у Иакова было двенадцать. Сыновья Лии: первенец Иакова Рувим, по нем Симеон, Левий, Иуда, Иссахар и Завулон. Сыновья Рахили: Иосиф и Вениамин. Сыновья Ваалы, служанки Рахилиной: Дан и Неффалим. Сыновья Зелфы, служанки Лииной: Гад и Асир» [Быт 35, 22–26].
Так что даже эта деталь, невзначай проскочившая с уст арабских путешественников, с головой выдает попытавшихся уклониться от своей истинной родословной потомков рабов: грязных и безнравственных, жестоких и не блещущих умом. Мало того, заискивающих и раболепных перед своими победителями. Однако ж и рыжеволосость этих скифов, то есть арийцев, чьими ближайшими родственниками историческая наука считает аланов, то есть осетинов, тоже говорит не о малом. К тому же вот еще какая деталь отличает эту народность от многих иных — не желание работать. А ведь осетины, в совсем недавнем прошлом жители горных долин, никогда не работали. Но лишь ходили и, по словам очевидцев — русских жителей города Владикавказа, палочки стругали. Что бы могла означать данная весьма странная впившаяся им буквально в кровь привычка?
Смотрим особенности в данной деятельности монголо-татар из описания Плано Карпини:
«Мужчины ничего вовсе не делают, за исключением стрел…» [273] (с. 37).
То есть стругали, и еще тогда, все те же палочки…
Однако ж именно наличие данного рода вооружения и отличает, судя по всему, трех монгольских Колен, именуемых монголами и являющихся скотоводами кочевниками, и аланов Кавказа от морских разбойников татар, четвертого составляющего Монголо-татарскую орду Колена, схожих со скифами Геродота и «русами» арабских путешественников.
Потому как в перечислении вооружения морских разбойных якобы «русов», но на самом деле, татар, мон галов (высших монголов), никаких луков уже не значится.
Но и вообще никаких вооружений эти разбойники сами не изготавливали:
«мечи же их суть широкие, волнообразные, клинки франкской работы» [234] (с. 93). 
Оружие, что на сегодня выяснено окончательно, мы ни у кого не приобретали, но всегда изготовляли сами: секреты дамасской стали (многослойной сварной стали) — это наши секреты. То же касается и луков, прошибающих любую броню (потому и сами-то никогда в броню не заковывались: безсмысленно [но стоящая на нашем вооружении кольчуга все же отражала большинство стрел]), да и всего иного вооружения — мы в этой области (да, как и во всех областях иных) всегда шли впереди планеты всей. Потому здесь, очевидно пытаясь в очередной раз переписать с себя на нас свою вопиющую чумазость, немцы просчитались, выдав нам все элементы их собственного обихода еще той поры, когда они пошивали плащички из кожи голов своих врагов. А в их врагах числились тогда вообще все окружающие их люди.
Вот еще деталь уже женской удивительной их вооруженности, понятно дело, у нас не встречаемой никогда:
«Каждая же их женщина, имеет на груди прикрепленную коробочку… в каждой же коробочке есть кольцо, к коему прикреплен нож» (там же).
Это все равно, что модным в свое время панкам вешать себе на шею бритву. Тоже, между прочим, — их мода.
Но и музыкальные инструменты упоминаются тоже вовсе не наши:
«Есть у них разного рода лютни, гусли и свирели. Их свирели длиною в два локтя, лютня же их осьми-струнная» [234] (с. 265).
Балалайка наша имеет всего три струны, а гусли, наоборот, более пятнадцати. Озвученный же выше инструмент куда как больше походит на гитару — исключительно их народный инструмент.
Но и по части военных снаряжений: наш добрый молодец всегда имел тот вид оружия, который вышеуказанные варвары в наличии не имели и в помине:
«Вооружение их состоит из дротиков, щитов и копий: другого оружия не имеют» [234] (с. 266).
И тем оружием другим, которым испокон века пользовались мы, является лук. Причем именно тот самый, который затем, неизвестно чем «умудренные» историки, назовут «монгольским». Это «оружие смерти», которое прошивало играючи панцири немецких рыцарей, именуется сагайдак. И то, что его изготовляли вовсе не в Монголии, но у нас, на сегодняшний день имеется более чем достаточно доказательств в виде археологических находок, связанных именно с производством этого вида вооружения:
«Об этом свидетельствуют и находки комплектов костяных накладок от рукояти сложного лука конца XII в. в Новгороде, и многочисленные находки костяных накладок от рукоятей и концов луков IX–XIII вв. в Тмутаракани, Чернигове, Старой Ладоге, Старой Рязани, Вщиже, Турове, Екимауцах, Воине, Колодяжине и многих других… Судя по многочисленным находкам готовых изделий, заготовок и отходов производства костяных деталей сложных луков, налучий, колчанов и защитных приспособлений, употреблявшихся при стрельбе из лука, можно сказать, что луки делались во многих древнерусских городах. На Руси были специальные мастера лучники и тульники… Изготовление луков и стрел требовало больших знаний специфики этого оружия, свойств материалов и длительного производственного опыта” » [142] (с. 179).
Понятно, со временем нашествия на нас многочисленных татарских орд наше оружие попадает и к ним. Но изначально оно, что установлено, принадлежало лишь одним нам.
Вот еще деталь. Теперь из области принятия горячительных напитков:
«Глава их… не имеет другой пищи, кроме кобыльего молока» [234] (с. 266).
К нам такое может относиться?!
Но и у себя в метрополии, на западе Европы, веселящие напитки у готов остаются все теми же. О чем свидетельствует Адам Бременский (XI в.):
«Известно, что они используют для опьянения молоко вьючных животных» [253] (с. 97).
А вот что сообщает о несомненной идентичности татар с готами и половцами другой средневековый автор — Матвей Меховский:
«Так как татары пришли и заняли Азиатскую Сарматию или Скифию 306 лет тому назад, может явиться вопрос, что за народ населял вышеназванную Сарматию Азиатскую, ныне, как и в старину, называемую Скифией.
На этот вопрос ответить легко, на основании вышесказанного и данных истории: во время прихода и вторжения татар те земли населяли готы, называвшиеся у соседей половцами. На языке славян — русских и московитов — это значит хищники и грабители, потому что, как ныне татары, так и тогда готы, подобно охотничьим псам, нападали на соседние народы, притесняли и грабили их» [246] (с. 69).
То же подтверждается и в «Слове о полку Игореве»:
«Вот уже готские красные девы запели на берегу синего моря…» [342] (с. 41).
А вот как расписывают нападения на нас этих людей в лодках (так переводится слово man голъ) арабы:
«Они производят набеги на славян, подъезжают к ним на кораблях, высадятся, забирают их в плен, отвозят в Хазран (Харасан) и Булгар и продают там» [234] (с. 266).
То есть, можем ли мы, якобы являясь теми самыми скифами, убивать, грабить и отводить в плен самих себя?
Значит описываемые средневековыми авторами варвары, имеющие совершенно иные нашим корни культуры, вовсе не кровные нам родственники, но, наоборот, какие-то заклятые наши враги.
«Когда нападают на другой народ, то не отстают, пока не уничтожат его всего, насилуют побежденных и обращают их в рабство… все свои набеги и походы совершают на кораблях. Шаровары носят они широкие: сто локтей материи идет на каждые. Надевая такие шаровары, собирают они их в сборки у колена, к которым затем и привязывают. Все постоянно носят при себе мечи, потому что мало доверяют они друг другу, и что коварство между ними дело обыкновенное: если кому удастся приобресть хотя малое имущество, то уж родной брат или товарищ тотчас же начинает завидовать и домогаться, как бы убить его или ограбить» [234] (с. 269–270).
Так что уже и после данного свидетельства с определением национальной принадлежности этих варваров не остается более никаких проблем. Это так называемые монголы — слуги тартара. Именно они изображены в книге Костомарова [130] на с.101 — «Истребление монголов в Твери» и с. 97 — «Кончина Михаила Тверского в Орде» (см.: [206] c. 68¬–69). Причем, шаровары и хохлы, которые сегодня у нас считаются чуть ли ни атрибутом так называемого «украинского народа», что выясняется, вовсе не являются исконной принадлежностью малороссов. Костомаров об этом сообщает:
«на голове хохлы… носили по польскому обычаю» [130] (с. 529).
Поляки же, что выясняется (см.: [206]), славянами никогда не были. Но сарматами, как и сами себя именуют. Что лежит причиной того, что и мы их еще в 1812 г. именовали их аналогично им самим:
«…называя корпус Понятовского сарматами» [301] (с. 204).
А потому поляки, что еще два века назад ни у кого вопросов не вызывало,  являются детьми Исава, променявшего некогда свое первородство за похлебку. И ту часть из них, которая переселилась в Европу, называют сарматами — Сара-мати. Потому-то и язык у нас с ними один, что родители одни были. Да и одна из жен Исава, судя по внешности и языку поляков, тоже была славянкой. Но были у него и иные жены — цветные. А потому и дети от них пошли такие же по внешности, как и по языку. Ту часть идумеев (едунов), которая осталась на Востоке, и к которой, судя по всему, и следует относить выше описанных морских разбойников, именуют сарацинами — Сара-сыны. То есть навыки ходить по морям эти арабы приобрели от своего белого отца.
Но откуда к северному ответвлению идумеев, полякам, могла быть занесена мода на внешний вид резников, что собой и представляет прическа убийцы Михаила Тверского в Орде с обрезанной бородой и хохлом на выбритой голове?
От  хазар, некогда в массе переселившихся к ним.
Однако ж, стоит здесь заметить, что и хазары, и готы, и поляки являются все исключительно степными сухопутными варварами. А вот нами разбираемые кровожадные пираты, поклонники каких-то сатанистских сект, — мореплаватели. В чем имеется достаточно странно на сегодняшний день выглядящая связка: запорожские казаки – монголы.
И вот какое отношение имеют они как к самому городу Булгару, где и застал их описавший обычаи этих морских разбойников арабский путешественник, так и к Волге, где они столь любили промышлять.
Страленберг, описывая времена правления Аскольда и Дира, в рассказе о том моменте истории, когда эти князья вернулись из неудачного похода на Константинополь,  сообщает, что в то время народ в Киеве:
«весьма утеснен был корсарами и платил оным корсарам дань» [357] (с. 28).
Татищев, в пояснении к Страленбергу, сообщает:
«Их же главный град был Белович. Оный народ по истории видно, что были славяне… Но кто их корсарами именовал, неизвестно, они же сами себя и в русских историях волгары именовали…» [357] (прим. 2 к с. 28).
«от имени реки Волги собственно и называются по сегодняшний день вулгарами» [558] (гл. V).
Также именует их и Григорович-Барский в середине XVIII в. Он сообщает, что ночевал с торговцами греками:
«пришелцами от земли волгарской, от города Филипополя» [518] (с. 111).
Ну, здесь уж явно не с Волги. Это Болгария.
Страленберг:
«От других народов… вараги, курты… то есть хищники называются. О сих корсарах в российской истории упоминается, что они имели у себя главный город Белович и 80 городов в Болгараз на устье реки Дуная» [357] (с. 35).
А ведь еще в середине XIX века Венелин сообщал о некоторых местностях в Болгарии, где люди почему-то носили «украинские» чубы и усы. Сами же они, являясь православными христианами, не помнили, откуда к ним пришла эта весьма странная для данной местности мода.
Так что обнаруженные нами пираты, сожигающие тела своих умерших, говорили по-славянски, носили «украинские» шаровары и прически. Но при всем при этом поклонялись именно Белу. Ведь имя этого божества зафиксировано в их главном городе — Беловиче. А Бел — это и есть Перун (Ваал-Фегор). Потому наблюдается у них и надлежащая поклонению этому божеству культура, свойственная исключительно людоедам. Да, говорили эти люди в ту пору еще на нашем славянском языке. Но, следуя описаниям местных жителей древними историками, их уже тогда именовали германцами. То есть людьми, исповедующими культы Ермона — прообраза Олимпа.
И вот что случилось с нами в те смутные по историческим известиям о нас времена:
«Однако ж из летописцев российских доказуется, что Россия… принуждена была платить дань косарам, корсарам…» [357] (с. 56).
То есть хазарам = корсарам. Или волгарам. Тем самым сатанистам, которые устраивали на нашей Волге какие-то гари. И здесь, судя по всему, никак не обходилось без человеческих жертвоприношений их кровожадному божку Белу.
«Корсар и Хорсар разумеется морской разбойник… Имя свое имеют они от острова Корсики, о котором Плиний упоминает в 3 книге глава 6, откуда все морские разбойники на Средиземном море, хотя б они корсиканцы или другие были, Корсарами называются» [357] (с. 76).
А ведь мафиозные группировки Америки появляются именно из кланов организованных в банды представителей все той же Корсики и Сицилии. Случайно ли такое совпадение? А Наполеон, получивший в Луксоре чин императора масонов, которого в России его братья масоны даже без боя запустили для коронации над миром в Москву, случайно ли оказался уроженцем Корсики?
«И оные такие же бывали, как нынешние запорожские казаки, обитающие в устье реки Днепра, которые малыми своими лодиицами на Черном море туркам великий вред причиняют» [357] (с. 77).
Так и иные народы:
«живали на устье реки Дуная и были отлучены от братства своего, обитавшего на восточной стороне реки Волги или Болги» (там же).
У которых:
«…главный город Белангиар… близ устья реки Яика» [357] (с. 78).
И жили они там, эти нами обычно золотоордынцами именуемые варвары, вовсе не в юртах. Вот что о наличии в описываемой местности именно городских развалин сообщает Самуил Георг Гмелин, в 1769–1770 гг. посетивший низовья Волги:
«Кряж, степной по обеим сторонам Царевки очень высок, один отдаленный ее берег кажется еще выше и на оном виден превысокий холм, о котором всяк думает, что там были царские палаты. Сие мнение, величина оных, широта двора, оные окружающего, и прекрасное положение оного действительно подтверждают.
Позади сего холма следуют еще три или четыре дома, кои также из кирпича построены были, а теперь землею завалены и получили вид, подобный другим холмам. Позади сих видно много других маленьких холмиков… Сии остатки в длину по кряжу степному простираются на тридцать восемь верст, а в ширину только на одну. Однако татары сказывают, что на яицкой степи, до самой реки Яика, еще много и других таких остатков находится» [469] (с. 268–269).
Так что все говорит о том, что никакими не кочевниками некогда проживавшие здесь монголы были. Монголы не понастроили бы себе таких обширных кирпичных городов. Причем, именно вблизи воды.
А вот чем жили эти морские разбойники, отметим, не русские, но русскоязычные сатанисты — ерманы:
«Пашен они не имеют, а питаются лишь тем, что привозят из земли славян. Когда у кого из них родится сын, то он берет обнаженный меч, кладет его пред новорожденным и говорит: “не оставлю тебе в наследство никакого имущества, а будешь иметь только то, что приобретешь себе этим мечом”» [234] (с. 267–268).
«Древние германцы, по исследованию немецкого ученого географа и историка Кледена, занимались лишь войною и охотой, презирали городскую жизнь, любили ленивый покой, мало имели понятий о торговле, ремесле и промышленности и до римлян даже не знали употребления денег. Следовательно, это были дикие варварские племена, одевавшиеся в звериные шкуры, занимавшиеся лишь войной и грабежами соседей и не оставившие после себя ни памятников искусства, ни письменности, а также и следов языка, на котором они говорили» [312] (с. 21).
Язык их, похоже, отыскали. Он оказался таким же, на котором в Америке сегодня разговаривают представители так называемой «русской» мафии — одесские бандиты. Правда, сегодня они уже потихоньку переходят и на язык своей палестинской прародины. Не свой, правда, но своих в этих землях слуг — хананеев и аммореев. Также и тогда. И именно их, как гласят все те же легенды, якобы еще до нас крестили всеобще известные славянские просветители:
«…народ Болгары, иначе Корсары именуемый, обитавшие по рекам Дону и Днепру, с полуночными славянами и руссами один язык имели, и прежде в христианство обращены чрез Мефодия и Константина (который потом Кириллом поименован)…» [357] (с. 173).
Из истории же нам известно, что славянские просветители прежде крещения славян, крестили хозар. То есть, что по данной версии получается, корсаров. Корсары же эти, они же хазары, проживали в той же местности, где крещены были еще и готы. Потому получаем параллель: корсары=хазары=готы=«монголы»=волгары язычники. И все они вполне укладываются под нами приводимые из разных источников сведения о некогда проживавшем здесь варварском народе: грязном и невежественном, злобном и жестоком. Но, в то же время, народе, разговаривающем почему-то на славянском наречии.
Вот еще очередной штришок обихода этих странных судоходных немцев — монголов (людей в лодках), именующих себя (или именуемых «переводчиками») почему-то русскими:
«Холод в их стране бывает до того силен, что каждый из них выкапывает себе в земле род погреба, к которому приделывает деревянную остроконечную крышу… и на крышу накладывает земли. В такие погреба переселяются со всем семейством, и, взяв несколько дров и камней, зажигают огонь и накаляют камни на огне докрасна. Когда же раскалятся камни до высшей степени, заливают их водой, от чего распространяется пар, нагревающий жилье до того, что снимают уже одежду. В таком жилье остаются до весны» [234] (с. 266–267).
У нас же, что просто кардинально противоречит вышеизложенному варварскому проживанию в грязной вонючей землянке, превращенной на всю зиму в баню, отчего эти неандертальской культуры люди здесь сидят в поту и в грязи, имеется слишком отличный от вышеизложенного способ проживания в жестокие морозы. Мы строим бревенчатую избу и снабжаем ее русской печью. И более здорового и опрятного жилья, нежели наше, не было никогда, отродясь, ни у одного народа мира.
Так что стремление немцев списать на нас свое варварство, произведя «переводы» арабских писателей, и здесь не проходит. А в особенности сегодня, когда очень многие детали произведенного ими подлога становятся наиболее очевидны.
Но для чего они вообще изобретали всю эту галиматью, на сегодняшний день более чем очевидную?
Для победы над своими исконными врагами, людьми славы Слова, — славянами, этим косноязычным немц;м требовалось вышибить из-под нас почву — стереть память народу богоносцу, истребив его историю. Об этом немцы знали всегда. Не забывают и теперь:


«Заберите у народа его историю, и через сто лет он
превратится в стадо, а еще через сто лет им можно
будет управлять».
(Йозеф Геббельс)


Сам же механизм порабощения столь неподатливой этой доктрине глобализации нации выглядит следующим образом.
Они, на время, захватывают власть в Европе. Забираются в библиотеки всех подпавших под их влияние стран. Производят переводы всех изъятых рукописей на общеевропейские эсперанто: «древнегреческий» (санскрито-хананейский) и «латынь» (санскрито-аморрейский). Понятно дело, где надо, ими все переписано под себя: грязные и кровавые варвары восславлены этой их «наукой» в качестве древнейших народов мира. Настоящие же цивилизованные народы оболганы и объявлены людоедами.
Однако ж многого из переработанного их историками они просто не поняли. Потому сегодня, когда начинают высвечиваться незаретушированные ими, в свое время, фрагменты повествований древних, их подлог многими нестыковками все более ощутимо и обнаруживает себя.
И вот какой коварный прием употребляется ими против главных своих врагов — славяно-русов. Они производят вкрапления в нашу древнейшую летопись, которая, что на самом деле, повествование свое начинает не с середины I тысячелетия по Р.Х., но с событий, произошедших с нашим народом на несколько тысячелетий ранее. И на выходе получается рассказ, в котором сообщается о каких-то головотяпах, пригласивших править собою немцев, именуемых в ту пору достаточно не по германскому обычаю — русскими. И вот к сегодняшнему дню, что вытекает из всей этой истории, подчиненные немцам славяне, дескать, и стали именовать себя по имени немцев, якобы объединивших их до того разрозненные племена в государство. Для подтверждения чего выписывается у одного из древних авторов повествование о грязных кровожадных варварах, которых немецкие «переводчики» в своих «переводах» именуют русскими. Понятно дело, все эти навороченные безграмотными немцами сочинения, лживо перекручивающие истинные достижения славян в достижения мифологических римлян и греков, объявляются некой такой «исторической наукой».
А потому уже наши доморощенные инородцы, выученные немцами на их лад, против этой самой «науки» возражать и права не имеют никакого. Если же кто-то что и пытается вякнуть супротиву всеобще (то есть немцами) принятого, то его тут же разрывает в клочья спущенная с цепи свора, что на самом деле, полуграмотных германского образца «ученых».
Нашим же барчукам, словно колонизированным туземным папуасцам, канализировавшим в свою утробу всю услужливо приготовленную для них грязь, уверовавшим в непогрешимость этой самой «науки», остается выбирать одно из двух зол. Либо признать своих предков черными людоедами, грязными, безграмотными и неумытыми, чему отвечает странная доктрина славянофилов. Либо согласиться с тем, что нас-де эдаких туполобых обалдуев (пусть чистеньких и по-нашему умытеньких, но, в то же время, не в меру туповатеньких), в государство якобы сорганизовали наши благодетели — немцы. Такую доктрину исповедует другая ветвь западного чужебесия — западники.
А вот третьего не дано.
Однако ж, заметим, при единственном условии: что вы слепо уверовали в эту немцами придуманную «науку».
Но мы не верим. Причем, исключительно по той простой причине, что здание этой их «науки», построенное на песке, не просто трещит по всем швам, но давно рухнуло. И лишь геббельсовского толка пропаганда, все пытающаяся превратить нас в стадо, поддерживает этого покойничка на плаву.
Но пора заканчивать поклоняться этому мертвому монстру — пора учиться думать собственной головой. Благо для этого имеются сейчас все основания.
А вот теперь, когда мы доподлинно определили, кто является практически врожденным алкоголиком, а кто способен это зелье сквозь населенные алкоголиками страны провозить, глянем — кого имеет в виду выдающийся историк древности, сообщая:
«Главные упреки, которые Геродот делает Скифам, — это пагубная для самих же Скифов страсть к раздорам между собой и столь же пагубная невоздержанность в употреблении вина» [54] (с. 38).
То есть к вышеописываемым длительным путешествиям с огромным количеством спиртного в трюмах эта часть народонаселения нынешней Европы — была совершенно непригодна. Но в Западной Европе и сейчас алкоголиков несоизмеримо больше, чем у нас. И это несмотря на то, что для спаивания исключительно нашего народонаселения у них существуют целые программы. Мало, того, что выясняется, такие программы были введены у нас и действовали в полной мере, еще большевиками. Но вот добить все эти программы нас никак не могут — уж больно народ здоров.
Второе — это пьяные разборки с собутыльниками. Но уж здесь вышеизложенная норма поведения вообще не в наш адрес. Ведь у нас, чтобы с кем конфликтную ситуацию как-нибудь попытаться «разрулить», следует хлобыстнуть со своим оппонентом поллитровку — тогда друзья: не разлей вода. И, наоборот, приезжающие к нам сегодня на заработки иноверные иноплеменники часто жалуются, что как выпьют со своими единокровными единоверцами, и даже с родственниками, так скандал, драка и чуть ли ни поножовщина. Здесь, судя по всему, вскрывается внутреннее мироощущение этих разнополюсных групп народонаселения планеты. Ведь мы, чтобы не пытались порой из себя корчить, люди все же добрые. Потому с кем пьем, с теми и обнимаемся. И махаться будем, если что, лишь с чужаками: теми, кто в нашей пьянке участия не принимал. Заграница же всегда друг другу улыбается, стараясь угождать буквально во всем. Но на самом деле сосед соседа всегда ненавидит и, при случае, готов придушить: нож за пазухой они держат практически для всех. У них закон стаи: человек человеку волк. Что прекрасно и выясняется сразу после первой рюмки выпитой.
И вновь замечаем полностью отсутствующую у нас особенность, некогда бытовавшую у этих степных причерноморских головорезов:
«Особенно уважались Скифы за их безпредельную преданность близким себе людям…» [54] (с. 38).
Вот и еще очередной очень немаловажный штришок, четко обрисовывающий натуру сегодняшнего немца. Ведь все эти убийцы и палачи славились необыкновенной нигде не встречаемой сентиментальностью: рядом со снимками грудов трупов, посреди которых красовались эти совершенно ни перед какими садистскими ухищрениями не останавливающиеся убийцы, пришедшие к нам в очередной раз за человеческими черепами, они бережно на груди хранили и лелеяли снимки жены и детей. Мало того, присылали своим родственникам снимки, где они стоят в куче трупов по локоть в крови и улыбаются, позируя своим людоедкам и маленьким пока еще людоедикам. Так что со времен Геродота и в данной их особенности совершенно ничего не изменилось.



Даны



Однако ж и о кровожадности монголов мы наслышаны ничуть не менее. И сами себя они называли кроме как man голами, то есть людьми в лодках: mon галлы. То есть самые главные — высшие галлы.
Сегодня мангал — это общепринятое приспособление для жарки мяса. Что, между прочим, должно было составлять их монгольский языческий ритуал. Мясо же в данном ритуале, пусть упоминание об этом и является для нас мало приятным, судя по всему, было некогда все же человеческим...
Но кто они такие?
Имя этих самых высших галлов из языческой Галилеи лучше всего раскрывает топонимика. Вот что сообщается о текущих по Великой Степи реках:
«ДОН… Древнегреческие авторы (Геродот, Страбон) называли… Танаис… Соболевский возводил его к Иран. (авест.) danu… Почти все исследователи считали родственными Дону гидронимы Днепр, Днестр, Дунай» [99] (с. 92–93).
Между тем Дунай очень сходен с Доном в произношении некогда здесь проживавших варваров:
«…немцы зовут ее Донау…» [115] (с. 78).
«…ДОН, ДОНЕЦ, ДУНАЙ, СИДОН, ИОРДАН. Казалось бы, все эти места никоим образом не могли быть связаны с Данией, но ДОНИ (ДАНИ), вне всякого сомнения, были предками современных ДАТЧАН.
Библейское СИДОН прямо указывает: СИ ДОН…» [184] (с. 144).
Иными словами: это Дон (или Дан).
«Река ИОРДАН — ИОРД ДАН: НА СЕВЕРЕ — ДОНИ. Тот факт, что многие местные жители светловолосы и голубоглазы, историки объясняют наследием походов Александра Македонского, в войсках которого было много воинов-северян.
Не является ли, однако, само слово МАКЕДОНИЯ производным двух имен МАКИ и ДОНИ?» [184] (с. 144–145).
Здесь вновь прослеживается очередной намек на излюбленный цвет антихристова Колена: маки лишь своим названием просто обязаны олицетворять столь облюбованный этим Израилевым коленом цвет — красный. Что полностью увязывается и с красными гвоздиками уже наших революционеров. «Поборники демократии» очень любили перемежать эти цветки с красными бантами. А ведь войны Македонии являлись чисто религиозными! И именно религия язычества стояла на вооружении режима, захватившего власть в нашей стране. Так что Первый Рим, исповедующий веру в Бога истинного и погибший под ударами Александра Македонского, совершенно аналогичен и Третьему Риму, исповедующему Православие и погибшему под ударами таких же язычников с тем же цветом своих знамен.
О Днепре:
«Из многочисленных гипотез о происхождении этого гидронима заслуживает внимание предположение А.И. Соболевского… Он делит его на danu-apara…» [99] (с. 90).
«Скифское слово зазвучало по-разному в разных языках. У готского, писавшего по-латыни, историка Иордана (VI в.) — Данапрус. В скандинавских сагах Эдды Данпар…
У арабского историка Иба-Саида (X в.) — Танабор…
…Выводят его и из Данапрас» [115] (с. 92).
Но и по-русски высвечивается все тот же корень наименования некоего народа с горы Ермон, откуда и вытекает столь теперь ставшая почему-то загадочной речка — Иордан. Днепр:
«…в глубокой древности звался Данапром…» [115] (с. 78).
Но и не только он:
«…а его сосед Днестр — Данастром» [115] (с. 78).
«…Данастра» [115] (с. 92).
А ведь Данастра — это: Dan иst Ra. Это очень на них похоже — немцы от излишней скромности никогда не умрут.
А вот какой странный термин имеет монгольский некий такой именно красный всадник:
«…Великий хуралдан…» [129] (с. 184).
То есть здесь совершенно отчетливо прослеживаются как название нашей горной цепи, Урал (красный Ур), так и некогда вторгшееся к нам из степей Монголии Израилево колено Дана. То есть красным всадником является: красный Ур — захваченный красными Данами Ур халдейский.
А вот теперь о настоящих наших предках, высказывания о которых еще во времена Геродота указывали на наше от грязных кровавых варваров степей диаметральное отличие:
«…Славянские племена всегда и при всех обстоятельствах сохраняли за собою славу безстрашных и искусных воителей и высоко честных людей.
Вот мнения некоторых писателей, позднейших Геродота, о тогдашних обитателях Русской Земли. “Правосудие у них было запечатлено в умах, — говорил один из этих писателей, — а не в законах; воровство редко и считалось важнее всяких преступлений. Золото и серебро они столько же презирали, сколько прочие смертные желали его”.
“Они превосходные воины, потому что военное дело становится у них суровой наукой во всех мелочах. Высшее счастье в их глазах погибнуть в битве. Умереть от старости или от какого-либо случая — это позор, унизительнее которого ничего не может быть. Они вообще красивы и рослы; волосы их отливают в русый цвет. Взгляд у них скорее воинственный, чем свирепый”» [54] (с. 41).
Во время Ялтинской конференции Черчилль решил испробовать на наших солдатах, фронтовиках, стоявших в охранении, свой тяжелый взгляд, который никто никогда не выдерживал, тем желая показать свое явное перед всеми здесь собравшимися превосходство. Однако ж наши солдаты, не раз видевшие смерть, не просто выдержали его тяжелый взгляд практически все, но и самого его заставили отвести взор. Это заставило все же признать самому явному врагу нашего народа, что русский солдат непобедим, и с таким солдатом он бы, то есть Черчилль, что также отразилось в его мечтательном воображении, мог бы завоевать весь мир.
Но не в возможности нападения на беззащитных заключалась та суровость взгляда русских солдат, поразившая тогда Черчилля, а в готовности защищать свою Родину до последней капли крови. Того наш главный в той войне враг так тогда и не понял. Не понял этого и потом, да и никогда ни он, ни все иные люди этого Запада так никогда и не поймут. Но все также будут пробовать лезть к нам, после очередной попытки с помощью интриг и махинаций разоружить наши войска, чтобы вновь заполучить от нас в очередной раз по зубам.
«Племена Славян, — пишет другой писатель, — ведут образ жизни одинаковый, имеют одинаковые нравы, любят свободу и не выносят рабства. Они особенно храбры и мужественны в своей стране и способны ко всяким трудам и лишениям. Они легко переносят жар и холод и наготу тела, и всевозможные неудобства и недостатки. Очень ласковы к чужестранцам, о безопасности которых заботятся больше всего: провожают их от места до места…» [54] (с. 41).
Так что все то, что присуще нам и теперь, было присуще и тогда. Конечно же, не хотелось никогда загранице признавать наше над собой просто вопиющее превосходство, но от вновь и вновь пробивающихся на поверхность фактов все более ясно вырисовывается общая картина нашего несомненного превосходства над их злобным мирком. Ведь достаточно давно уже отмечен прецедент, когда:
«Римляне признали нужным откупиться от Славян, и в 69 году после Рождества Христова уже содержали на жалованье старшин некоторых славянских племен, обитавших в Русской Земле, то есть попросту платили этим старшинам дань.
…самым грозным было нашествие при императоре Марке Аврелии, продолжавшееся целых четырнадцать лет, от 166 до 180 года по Рождеству Христову…» [54] (с. 50).
И вот кто из противоборствующих сторон являлся стороной дикой, кровожадной и языческой, а кто не просто представителями настоящих людей, то есть тех, которые сошли с Кивы (тау Руса [Тавроса]), но еще к тому же являлись и исповедниками Православия уже в те столь давние времена:
«Спустя много лет после войны, Языги возвратили Риму сто тысяч Римских пленных.
Римляне же такого количества пленных возвратить не смогли, так как они поступали со своими военнопленными следующим безчеловечным образом: в Риме было построено огромное здание, совершенно круглое, вокруг большой площади; в нем могло помещаться сразу до ста тысяч человек. Сюда постоянно собирались обитатели Рима для своих развлечений, которые заключались в том, что христианских мучеников травили на площади дикими зверями…» [54] (с. 50).
То есть сам же Нечволодов этим сообщает нам, что именно мы уже во II в. самими римлянами, в то время еще язычниками, были безапелляционно признаваемы христианами. Но и не только слова историка, сами нравы славян полностью соответствуют поступку наших далеких пращуров. Причем, эта случившаяся тогда травля христиан дикими зверями была даже высечена в камне, что еще в очередной раз и подтверждает все здесь тогда произошедшее:
«Сохранилось также и высеченное из дорогого камня изображение такого умирающего пленника… Взглянув на это изображение, мы легко можем узнать в нем своего брата Славянина: у умирающего совершенно те же черты лица, какие мы постоянно встречаем у Русских людей; надета у него на шее и гривна, которую так любили носить наши предки» [54] (с. 51).
И вот очень важный момент — мы были единственной страной, которая имела валюту:
«Деньги в это время на Руси были кожаные:  “куны”… “резаны” (отрезки) и “ногаты”… Эти кожаные деньги ходили не только на Руси, но в Италии, Франции и на Востоке» [54] (с. 80).
То есть именно мы и никто другой представляли собой настоящую страну. Весь иной враждебный нам мир еще тогда, когда мы имели международную валюту, пребывал в полном невежестве и страшной дикости.
И все эти дикари, что и естественно, всегда боялись нас:
«В 897 году прошла мимо Киева и, переправившись через Днепр, направилась дальше к Западу орда Азиатского кочевого народа Угров, или Венгров. Столкновений у Венгров с Русскими не было; очевидно, Русские были настолько грозны, что Венгры и не помышляли напасть на них, а просили только разрешения пройти по их Земле, чтобы найти дальше на Западе свободное место, где можно было бы осесть» [54] (с. 100).
Судя же по выдающемуся умению Запада бороться с перенаселением, свободных мест в Европе, по тем временам, образовалось предостаточно. Потому мы и не препятствовали.
А вот какой поход был предпринят на Царьград. Его мотивами, судя по всему, могли быть какие-то препятствия со стороны Византии, порешившей считать себя империей. Вот мы и пошли показать им — кто в доме хозяин:
«Кораблей было две тысячи, причем в каждом помещалось по 40 человек; водой, стало быть, шло восемьдесят тысяч, да по берегу шла конница» [54] (с. 101).
И когда мы поставили свои корабли на колеса и с попутным ветром пошли в атаку, то греки, что и естественно, испугались и сдались.
«И заповедал Олег потребовать с Греков огромную дань: на все две тысячи кораблей по 12 гривен на человека; в каждом же корабле, как мы знаем, сидело по 40 человек. Греки соглашались на все и просили только мира. Отступив немного от города, Олег послал к царям творить мир. Утвердив сказанную дань по 12 гривен на каждое весло, Олег установил также, чтобы Греки платили дань или уклады и русским городам: Киеву, Чернигову, Переяславлю, Полоцку, Ростову, Любечу и прочим, находившимся под рукой Олега» [54] (с. 101).
И греки уплатили эту умопомрачительнейшую сумму. Почему?
Так ведь боятся — потому и уважают! А нас, по тем временам, боялись все. И именно потому, что мировой державой в том погрязшем в мракобесии мире являлись именно мы. Ведь просто и сравнения нет никакого между русскими людьми, и теперь еще не растерявшими всех присущих им тогда душевных качеств, и людоедами, окружавшими нас тогда, чья дикость даже и теперь, несмотря на постоянное ее ретуширование, частенько себя проявляет. И вот в чем они как не могли ранее, так никогда не смогут и впредь своим уровнем культуры хоть немного приблизиться к русскому человеку. Они так никогда, в силу своего менталитета, и не смогут себе уяснить, что: плескаться в тазике в харкотине и собственных соплях — это противно; обманывать и наживаться на чужом труде — это низко; убивать беззащитных — это подло и т.д., и т.п.
И все вышесказанное содержится не где-нибудь, но даже в самих папуасских наречиях этих потомков пошивателей плащиков из кожи, снятой с человеческих голов:
«…преподаватели русского языка как иностранного всегда жалуются на трудность разъяснения носителям западноевропейских языков — английского, немецкого, испанского — русского понятия совесть. Слова, имеющего аналогичное значение, в этих языках нет» [223].
О чем такое говорит?
Мы, к сожалению, так до конца и не сумели склонить этих примитивистских людоедов не то чтобы к подражанию образу нашего мировоззрения, имеющего под собой самую великую из основ — Православие, но хотя бы просто попытаться слегка обратить внимание этих варваров к самым азам нашей величайшей из культур. И кто на какой момент нашего ими просвещения от нашей опеки оторвался, тот таким теперь перед нами и предстал. И мы все их изъяны прекрасно видим. Они же себя — нет. От того и вновь появляются показатели сидящего в их низких душонках мракобесия: Майданеки и Освенцимы, Бухенвальды и тысячи наших деревень, с заживо сожженными в домах людьми, стертые с лица земли этими двуногими.
Их нравы, от которых нам приходилось постоянно отгораживаться засеками и сторожами, с тех еще далеких пор ничуть не изменились. Что нам уже в XX веке весьма убедительно и растолковал их людоедской культуры наиболее ревностный адепт — Адольф Гитлер.
Таковы каноны вероисповедания, воспитавшего Запад. И совершенно не случайно основы их культуры своими корнями уходят к Орхону и Ольхону, где и проводилось некогда Чингисханом некое тайное сборище колдунов под странным названием — курул-тай.
А ведь это название сборища сообщает нам и о пришедшей на Запад царской династии, которая сменила свое Православие на латинство. А совершил этот переворот некий Карул. Так что лишь еще этим термином связывают свое вероисповедание в одно враждебные нам Восток и Запад. Ведь Карул, очень похоже, принадлежащим ему именем отправляет нас вновь все к тому же тайному сборищу колдунов: курул-тай. Что в переводе означает некую тайну все того же Карула, которую откуда-то узнал Чин-Кис-хан, а потому и ввел это тайнодействие в обязательное ежегодное отправление неких колдовских обрядов среди всех высших чинов своей огромной империи зла.
И наоборот: Православие явственно приближает человека к тому первородному прообразу, каким он когда-то и был создан.



Откуда пошла Русь



Рассмотрим историю расселения потомков Сима. Ведь именно эти люди счастливо миновали Столпотворение в долине Сеннаар. А потому оставили в безызменности как свою внешность, некогда созданную Богом по Своему образу и подобию, так и  свой язык, бывший на земле изначально.
Итак, потомки семейства Сима, не пожелав принимать участие в затее проклятого Ноем Хамова семени, в лице сына Хуса — Немрода, покинули долину Сеннаар.
Куда они направились?
Об Ассуре известно, что он построил Ассур (Руссу), Ресен и т.д. Государство его названо Ассирией. Елам ушел на юг Междуречья, где основал одноименное государство — Элам. Луд основал Лидию, Арам — Сирию. Все названные государства находились тогда еще в Африке.
А вот дети Арфаксада оказались куда как более непоседливыми. Сначала они прошлись по африканской Палестине, оставив здесь многие элементы своей топонимики. Например: Пале-стан — Палестина (Палек — потомок Арфаксада). Затем от среднего течения Египта, где также оставили свой форпост в Фивах, они перемещаются в Поднепровье уже под именем Скифов. Но более всего эта ветвь семитов прослеживается в 3-й книге Ездры, где сообщается о кровном родстве спартанцев, римлян и ветхозаветных иудеев, проживающих в Палестине (это Древняя, что нами выяснено, еще былинная Русь, в наших летописях скрывающаяся где-то под значением реконструированного немцами времени с IX по XIII век). Именно представители этой Древней заморской Руси (и принадлежавшей к этой же ветви конгломерата полукровок: ерманов [впоследствии германцев] и самарян [впоследствии самураев], некогда отделившейся в царство Израильское) были в VII в. до Р.Х. рассеяны по свету нашествиями ассирийцев и вавилонян. А затем удалились из плена ассирийского сначала на Дальний Восток, затем в Древнюю Европу, африканскую, а затем и в Европу нынешнюю.
Но первыми, что несомненно, покинули земли Европы Древней, те из народов, которые без большого обилия воды обходиться не могли. А ими всегда и являлись славяне. Потому они сначала покидают Сомали, долину Нила и иные свои места расселения в Африке и уходят оттуда на территорию нынешней Греции, Италии и Малой Азии. Затем, когда сюда же стали переселяться и все иные Израилевы колена, переселение славян продолжилось и далее — на север Европы.
Но как расселились на новом месте в дальнейшем обитатели Европы Древней?
Юты. Первоначальное местонахождение колена Левии, например, колена, которому вменялось в обязанность в первую еще очередь служение Богу — это полуостров Ютландия — нынешняя Дания. И вот по какой причине этот полуостров имеет такое наименование:
«Иудов градъ [Лк 1, 39] = город Иутта или Ютта, назначенный для пребывания священных лиц [Нав 15, 55. 21, 16]. Здесь жили Захария и Елисавета, и провел юность свою Иоанн Креститель» [32] (с. 237).
Причем, еще при разделе земли обетованной по Израилевым коленам в список отошедших к колену Левии городов определили:
«…Ютту и предместья ее…» [Нав 21, 16].
Вот откуда вышел крестить свой народ Иоанн Креститель. Он вышел из города израильтян ютов Левиина колена, впоследствии перенесших название своего столь знаменитого города на место нового своего жительства — на полуостров Северной Европы, освободившийся от воды, что выясняется, не ранее XI–XII вв. Но не только название жителей первого христианского города переезжает на полуостров Ютландия, но и с этим названием крепко-накрепко увязанное вероисповедание.
Однако впоследствии, когда сюда же вторгаются даны, ютам приходится переселяться в более терпимое к Православию место — на Британские острова. Ведь именно здесь еще во времена расцвета Римской империи безпрекословно поддерживались ветхозаветные традиции:
«Восточные народы, за исключением арабов, удерживались от употребления в пищу заячьего мяса. Цезарь упоминает, что это животное не было употребляемо в пищу древними жителями Британии» [58] (с. 272).
Так что еще в дохристианскую эпоху на этих дальних островах уже прослеживается присутствие исповедующих Ветхий Завет славян — семитов.
Прослеживается оно и в выборе вероисповедания местными народами в самый ранний период Христианства. А это объясняется именно присутствием в данной местности населения, славящего Слово по нашим богослужебным книгам. А потому:
«…сюда заносится христианство, которое распространяется в городах уже в конце II в., главным образом, в римских, и когда в IV в. сами императоры становятся христианами, уже существуют епископские кафедры (лондонская, иоркская, линкольнская)…» [77] (с. 1250).
Так что совершенно независимо от Рима и Константинополя, уже на самой заре нашей эры, славяне на Британских островах исповедовали веру в Иисуса Христа правой Славой. То есть ПРАВОСЛАВНО — по-нашему, по-русски.
Вот по какой причине юты, потомки Израилевых колен, селятся именно на Британских островах. Даны же, заменив в нашем богослужении самое главное — язык, производят со временем и иные изменения. Именно отсюда и начинается латинская экспансия: сначала на запад, а затем и на восток. Ведь именно латинизация богослужения является самой главной диверсией, внесенной ими в заимствованное у славян Христианство. И агрессивный норов данов, пометивших весь дальний Восток и Поднепровье своими топонимами, для политики римских пап оказывается весьма кстати.
Причем, и сам термин, означающий бывших жителей знойной Палестины, а затем Дальнего Востока, в Финляндии, например, и по сию пору выглядит также достаточно созвучно наименованию поселения данов на землях ютов:
«ютолайнен» [596] (с. 152).
То есть обитатели полуострова Ютландия жителями Финляндии и по сию пору именуются евреями (иудеями). Причем, такими же иудеями считают себя и практически единоязычные с датчанами норвежцы:
«У норвежцев есть весьма примечательная поговорка: “Vi er alle jyder Varherre”…» [40] (с. 31)
Эта поговорка некогда называемого норманнами народа имеет дословный перевод:
«“Все мы ютландцы (=юты, датчане) перед Всевышним”. Однако с тем же успехом это выражение переводится как “Все мы иудеи перед Богом” — и это куда как точнее по смыслу» [40] (с. 31).
То есть совершенно открытым текстом норвежцы, считающие себя в недавнем прошлом жителями Ютландии, и по сей день так все и продолжают называть себя иудеями. Адам Бременский уточняет национальность жителей Ютландии:
«…даны по прозвищу юдды» [253] (с. 89).
Причем, их законы очень напоминают воровские. Вот что сообщает Адам Бременский о городе пиратов Лунде, расположенном на скалистом острове Сконе:
«Там много золота, собранного в результате пиратских набегов. Сами же пираты, которых там называют викингами, а у нас аскоманнами, платят дань датскому королю, за что тот позволяет им грабить варваров, в изобилии обитающих вокруг этого моря [“варвары” же, что понятно, — славяне — А.М.]… Они настолько не доверяют друг другу, что, если один пират схватит другого, то сразу же без всякой жалости продает его в рабство — то ли своим сотоварищам, то ли варварам. И многое еще в законах и обычаях данов противно благу и справедливости… они сразу же продают тех женщин, которые оказываются обесчещенными. Мужчины же, виновные в оскорблении королевского величества или уличенные в каком-либо преступлении, предпочитают быть обезглавленными, нежели претерпеть побои. У данов нет иных видов наказаний, кроме смертной казни и обращения в рабство. Они также считают, что осужденному пристало оставаться веселым до конца. Ибо даны столь презирают слезы и рыдания, а также другого рода выражения скорби, которые у нас считаются нормальными, что плакать у них не принято ни о своих грехах, ни о смерти близких» [597] (гл. 6).
Да, такая напускная веселость перед смертью присуща именно блатным. Блатной же мир свои корни ведет аккурат от племени Содома и Гоморры, к которому и причисляют себя даны по прозвищу юдды. А ведь это прослеживается и в их совсем еще недавнем вероисповедании:
«Нынешняя доминирующая концепция истории религий подает христианство как ветвь, отпочковавшуюся от иудаизма, который трактует как изначальная, первичная доктрина. Но была древняя религия, по отношению к которой иудаизм — это секта, ее отколовшаяся часть... Само имя древней религии было почти полностью стерто, почти нет упоминаний о ней… До XV–XVII вв. население нынешней Европы было скорее ветхозаветным, чем …христианским…»  [138] (с. 16).
Именно по этой причине скандинавские народы так до сих пор и именует себя иудеями (или ютландцами).
Фризы. Они переселились с нынешней территории Голландии, где и по сей день одна из ее провинций именуется Фрисландией. Само же название этого народа очень сходно с именем морского народа генуэзцев — фряги-фрязины-фризы. А вот как выглядит, уже по тем временам, вероисповедание этого тогда еще славяноязычного народа:
«В 634–709 гг. христианская проповедь проникает к фризам» [76] (с. 636).
Проникает, заметим, еще до иконоборческой ереси. То есть Церковь эта совершенно ничем не отличается от Болгарской или Сербской. Таким образом, выясняется, что не Православной она уже и изначально быть не могла.
Но и они, в надежде уйти от экспансии вторгшихся на их территории неспокойных данов, вместе с ютами покидают свою Фризландию и селятся на Британских островах. Эти-то  фризы, судя по всему, когда-то и именовались нами сначала людьми встречными, то есть варягами, а затем, когда Православие покидает берега Фризландии, оставшиеся здесь варяги, принявшие латинскую ересь, деформируются в нашем понимании во врагов.
Колено Вениамина, под именем венетов, можно встретить как на побережье Адриатики, так и на побережье Балтийского и Северного морей. Но и на нашей уже нынешней территории их присутствие более или менее отчетливо запечатлено. Егор Классен, например, считает венетов первоначальными жителями Новгорода. Ведь именно этот город в пору своего расцвета именовался Северной Венецией.
А вот колену Иуды, судя по всему, досталась  та самая страна, которая теперь и именуется: Восточная Гардарика. И ее главный город, следуя информации, зафиксированной в своих работах Татищевым, оказался занесен далеко на юг — аж в саму Хиву. Часть этой огромнейшей Державы, расположенной в Средней Азии (Средней России), имела наименование: Ховарезмия. Причем находиться она вполне могла и за притоком Евфрата — Хабуром. Но включала в свой состав и территории нынешней Средней Азии, сокращенно именуясь — Хорезм (Хорезмия=Ховарезмия).
И вот откуда вообще берется это наименование — Хорезм:
«…не подлежит сомнению, что старорусское название Каспийского моря “Хвалынское — Хвалисское море” отражает в себе имя хорезмийцев (с характерным для хорезмийского консонантизма переходом хвалис=хвариз+м), являвшихся, видимо, и тогда, через пристани Мангышлака, хозяевами судоходства в северной части Каспия» [258] (с. 15).
То есть море нами отысканной Средней России именовалось Хвалынским именно нами. А жители этой части Руси, что и понятно, именовались волынянами. Местный же выговор Хвалиссию переименовывает в Ховарезмию.
А вот как именовали их печенеги:
«ал-Ховалис» (там же).
Так что Волынь, что выясняется, некогда располагалась именно здесь. На местности, включавшей в свой состав Восточный Иран и северную часть нашей некогда российской территории — Средней Азии.
В главном же городе Ховарезмии, Ургенче, вот кто по тем временам проживал:
«Этот город был очень многолюдным, ибо там очень много было христиан…» (Плано Карпини V, § III, 4, перев. Малеина, 24).
Среди жителей также указываются и сарацины. Однако ж это вовсе не мусульмане. Потому как далее следует:
«…этот город… был расположен на некоей реке, которая течет через Янкинт и страну Бисерминов и которая впадает в море, отсюда этот город служит как бы гаванью…» (там же).
Монголы:
«…запрудили реку, которая протекала через город, и затопили его вместе со всем имуществом и людьми, поскольку иначе они не могли его захватить» [408] (аб. 26).
И вот какие чисто русские товары проходят транзитом через Ховарезмию. Поставляются в сопредельные страны:
«Из Хорезма — соболя, серые белки, горностаи, степные лисицы, куницы, лисицы, бобры, крашеные зайцы, козы, воск, стрелы, белая кора тополя (по-видимому, для дубления кож — прим. перев.), колпаки, рыбий клей и рыбьи зубы, бобровая струя, амбра, кимухт (сорт кожи — вероятно шагрень — прим. перев.), мед, лесные орехи, соколы, мечи, кольчуги, береза… Суда там строятся и отделываются… Нет подобным… лукам Хорезма…» [340] (с. 203).
Так что товары, идущие через Ховарезмию, исключительно все — наши. Но и о кораблях, которые затем совершенно исчезнут с местных морей, сказано также достаточно отчетливо. Тоже следует сказать и об «оружии для убийства» — «монгольских» луках сагайдак, чье древнее производство, начиная аж с IX века, обнаружено почему-то вовсе не на территории Монголии, но исключительно на Русской равнине (см.: [204]). 
И вот как подытожена все теми же древними авторами эта удивительнейшая политическая близость Древней Руси и Ховарезмии, которая существовала перед самым нашествием монголов:
«…хорезмийско-русские связи в X веке были гораздо непосредственнее и глубже, чем до сих пор обычно предполагается» [258] (с. 15).
А вот что сообщает Максуди, долго обсуждающий разности в произношениях Мерва и Балха, Герата и Туса, о языке рассматриваемой нами области:
«…язык Хорезма непонятен» [340] (с. 205).
То есть из всех областей Средней Азии лишь в данной местности говорят на языке, слишком сильно удаленном своими корнями от арабского, на котором разговаривал Максуди.
Вот еще очередная фраза мусульманина, сообщающего об изгнании из Средней Азии иноверного им населения. На этот раз славян именуют татарами. Что смущать нас не должно. Ведь и светловолосый зеленоглазый Чингисхан нашими примилейшими историками тоже поименован татарином. Ибн ал-Асир сообщает, что когда в Средней Азии воцарился Чингисхан:
«Он выгнал из нее прежних Татар; не сохранилось о них (никакого дальнейшего) известия и не осталось от них следа, а разбрелись они, как это случилось с Хатайцами» [435] (с. 7).
Что еще за хатайцы за такие?
Так ведь «китайцы». Или так называемые джурджени. То есть жители страны, чей герб и по сию пору носит в себе изображение св. Георгия Победоносца. Татарами же здесь поименованы ховарезмийцы. Или югорцы. Или волыняне. То есть, в конечном итоге, беженцы, заселившие московский Арбат.
А слишком явственная разность проживающего в Средней России населения сегодня и много ранее подтверждается и чисто этнически. Ведь если население самой Ховарезмии на сегодня почти полностью заменено туземными кочевыми народностями, то совсем иные пропорции мы наблюдаем среди жителей соседней со Средней Азией страны, где некогда также протекали «реки Вавилонские» и куда также некогда были переселены израильтяне. Гаплогруппа:
«…R1a1 в Иране находится в Восточном Иране и составляет примерно 20% населения Ирана, которое в подавляющем большинстве имеет ближневосточную гаплогруппу J2» [185] (с. 10).
То есть, отмечена принадлежностью к нам исключительно та часть населения этой страны, которая примыкает как к среднеазиатской Ховарезмии, так и к местности в Ираке, за которой находилась область, прилегающая к притоку Евфрата — Хабуру. Кстати, и по сей день в Узбекистане, например, проживает достаточно многолюдная группа очень симпатичных белых людей. Что для Востока является достаточно странным. Происхождение этой достаточно немалой группы населения, чтобы лишь попытаться такое явление как-либо объяснить, принято относить к посещению этой местности войсками Александра Македонского. Что глупость уже и изначально: эти войска, чтобы появились первые блондины, здесь обязаны были прожить лет триста, усиленно занимаясь при этом исключительно размножением своего потомства. Но объясняется здесь наличие белых людей достаточно просто — это потомки некогда поселившихся «на реках Вавилонских» Израилевых колен: Левия, Иуды и Вениамина. Вот как привязывает принадлежность этой нами обнаруженной Средней России к персидско-парфянскому Междуречью Марко Поло. Упоминание относится к тому времени, когда от Балха и Самарканда оставались одни развалины. Столицей же этого региона, включавшего в себя в то время и нынешнюю западную провинцию Китая, Синьцзян, была Бухара. И вот как преподносится этот город Марко Поло: 
«Во всей Персии Бухара самый лучший город» [313] (с. 194).
То есть эта местность входила в состав Персии — государства, где изначально и проживали славяне. Но и сама столица Ховарезмии, предшественница Бухары, более чем отчетливо указывает на свое вовсе не азиатское происхождение: Джурджания. То есть город неких джурдженей, который они поставили на своем пути в Китай. Так кто были его строители?
Это вычисляется более чем просто: 70-летний плен Царства Иудейского в этой местности некогда предваряли 10 Колен плененного ассирийцами Израильского Царства. И вот когда 10 колен Израилевых ушли из своего плена на просторы Дальнего Востока, их место и заняли представители остававшихся в Палестине Колен, плененных, в свою очередь, вавилонянами, победившими в тот момент ассирийцев.
Тот же Балх, например, Максуди, пусть и полтора тысячелетия спустя, вот с каким городом сравнивает:
«…удобства его приближаются к сирийскому Дамаску» [340] (с. 193).
А вот с каким городом он сравнивает один из крупнейших городов этого же региона — Мерв:
«Он (Мерв) более всего похож на Палестинскую Рамлу (ныне развалины 39 км от Иерусалима)» [340] (с. 195).
О самом же Иерусалиме Максуди сообщает:
«Он подобен Серахсу…» [340] (с. 197).
Это тоже город из описываемой этим же арабским путешественником области.
И такие параллели Средней Азии (некогда Средней России) с Палестиной и Десятиградием (Россией Древней) вовсе не случайны. Что еще раз и увязывает между собой античных и раннесредневековых жителей Средней Азии с жителями Палестинского региона.
А вот как Максуди именует одну из этнических группировок Восточного Ирана:
«В Серахе (распря) между арусийцами… и ахлийцами…» [340] (с. 206).
Аруса — так некогда именовался белый континент — Европа. Потому-то и гаплогруппа первоначального населения белого континента является нашей — R1a1. Все то же относится и к таинственной Джурджании, где разговаривали на языке, не понятном Максуди. Но в чем же основное несоответствие этой пустынной на сегодня местности в Средней Азии и рассказов о том древнем развитом государстве, находящемся здесь же тысячелетие назад?
Ну, во-первых, историями историков эта область посажена в пустыню и снабжена лишь реками. Однако же Максуди совершенно четко указывает место ее расположения в качестве даже не речного, но именно морского порта:
«Джурджан — область приморская, горная» [340] (с. 208).
То есть совсем не походит на нынешнюю Среднюю Азию, лежащую, вместо моря, среди песков и расположенную на равнине.
Но и это ох как еще не все отличие этой легендарной страны от нынешнего лежащего среди пустынь Хорезма:
«Подробно описан Хорезм в сочинении автора Х в. Ибн ал-Факиха “Китаб ал-булдан” (“Книга стран”). Сведения этого автора более разнообразны: …он приводит стихи, где говорится о мехе, выделанном в Хорезме (Ибн ил-Факих. Мухтасар китаб ал булдан ли Аби Бакр Ахмад ибн Мухаммад ал-Хамазани ал ма'руф би Ибн ал-Факих. Изд. М J. De Goeje, Leiden, 1967, с. 237)…» [437] (с. 22).
А мировым поставщиком выделанных мехов всегда являлись, между прочим, исключительно мы сами. Но и вообще выделка кожи у нас всегда была лучшей в мире. О чем, например, сообщает прибывший в польско-литовском посольстве в Москву в 1678 г. чех Бернгард Таннер. В Московии:
«По случаю столь великого обилия в мехах, скорняки довели себя до такого совершенства, что самым лучшим образом выучились выделывать эти меxa» [457] (с. 487).
Потому не нам импортировали кожи, но мы вывозили их на экспорт. Под именем юфть. Нам же импортировали лишь сырье для выделки его нашими специалистами:
«Запрос на русские кожи из-за границы был настолько велик, что Московское государство не в силах было удовлетворить собственными изделиями запросы внутреннего рынка… В середине XVI века в Холмогоры из-за границы привозилось до 100 000 тыс. кож… [489]» [491] (с. 136).
То есть именно мы являлись с древнейших времен центром по выделке кожи. И именно к нам со всех концов света зимой направлялись караваны кожи сырца для ее последующей выделки.
И вот еще о чем очень характерном к нами искомому добавляет ил-Факих, описывая Ховарезмию-Джурджанию. Он сообщает:
«…о зарослях деревьев и кустарников, тянущихся от Каспийского моря (город Берда) до Хорезма (там же, с. 297)» [437] (с. 22).
На что такое походит?
На следы некогда протянувшегося здесь берега пресноводного водоема. Причем, жители Хорезма современниками вовсе не причислены к южанам:
«Ибн ал-Факих называет Хорезм в числе трех наиболее холодных стран (там же, с. 229)…
«Птолемей указывает местоположение Хорезма, говоря, что Хорезм находится “в шестом климате”…
Ал-Мукаддаси (X в.), дающий весьма подробные сведения о Хорезме, сообщает, что это “область по обеим сторонам реки Джайхун” (ал-Мукаддаси, Ахсан ат-такасим фи ма'рифат ал-акалим. Изд. М J, De Goeje. Leiden, 1967, с. 234), и продолжает: “Это великолепная обширная область с многочисленными городами, сплошь возделанная... Жители… отличаются ученостью… талантливы и образованны” (там же, с. 284). Затем ал-Мукаддаси говорит: “Аллах дал им в удел дешевизну и плодородие, отличил умением правильно читать и острым разумом. Они гостеприимны и любят поесть, наделены храбростью и силой в бою” (там же, с. 285). О столице Хорезма — г. Джурджанийа ал-Мукаддаси сообщает, что он стоял на самом берегу реки (там же, с. 288)» [437] (с. 22–23).
То есть главный город Хорезма, что подтверждается уже в очередной раз, куда и вела эта таинственная полоска леса, что и естественно, некогда окаймляющая пресный водоем, находился в то время в дельте какой-то реки, именуемой в те времена Джейхан. И находился где-то много севернее нынешнего Хорезма.
А в районе Амударьи, куда уж так хотят поместить эту местность историки, нет ни моря, ни, что и еще более четко указывает на их явную ошибку, гор. К тому же 70 дней пути от Нишапура уведут путника много севернее и самого Аральского моря. Так что Джурджан находился много севернее нынешней территории Узбекистана. Кстати, и Максуди сообщает, что эта местность слишком кардинально отличалась от иных:
«Если бы не холод, в ней выращивались бы пальмы…» [340] (с. 208).
Как-то странно звучит. Но вот разгадка:
«из городов ему подобна палестинская Рамла…» [340] (с. 209).
И вот где она находится:
«Рамла лежит от Иерусалима в 16 милях» [527] (с. 216).
И так же как к Рамле, которая лишь наличием пальм и отличается своим видом от Абаскуна, эта гавань имеет следующие отличия:
«К нему (подступает) море… Горы (около него) населены…
Абаскун — …Это гавань Джурджана и обширное складочное место» [340] (с. 209).
Абу-л-Касым ибн Хаукль в «Книге путей и стран» вот что сообщает об этом городе и прилегающим к нему районе:
«В Джурджане есть порт на море, называемый Абаскун, из которого отправляются к хазарам, в Баб-ал-Абваб, ал-Джиль, Дейлем и другие места. (Это) хороший город… Во всей описанной местности нет порта, более известного, чем Абаскун… Над округами Джурджана господствуют горы и неприступные крепости; там в наше время более тысячи крепостей…» [450] (с. 182).
Что за горы, на которых могли располагаться крепости, подошли бы под описание средневековых арабских авторов?
Лишь Казахский мелкосопочник. В исследуемые же нами времена, судя по его наименованию, мелкосопочник этот именовался не Казахским, а Казацким (слову Казахстан и ста лет нет).
Причем, вот что на сегодня в данной местности обнаруживается археологами:
«…русские купцы в XII – начале XIII веков торговали с городами Кыргызского каганата. Удивительно, но прекрасно сохранившиеся мумии женщины и мужчины, обнаруженные в середине 1990-х годов на алтайском высокогорном плато Укок, принадлежали вовсе не к монголоидной, а к европеоидной расе. А драгоценности и изящные изделия скифского, или “звериного”, стиля, вырытые бугровщиками в древних курганах Алтая, также свидетельствуют о высокой культуре проживавших здесь древних народов, их тесных связях с миром, в частности, с Передней Азией.
Неподалеку от границ Алтайского края и Казахстана археологи обнаружили большие поселения эпохи бронзы… Это неогороженные формирования, занимающие необычно большие площади — от пяти до тридцати гектаров…» [562].
Такие огромные города существовали только у нас. Огораживали же эти наши просторные поселения славянорусов не крепостные стены, как принято у всех у них, а границы нашей очень серьезной для врагов Державы. Здесь, судя по всему, и находилась эта таинственная страна Джурджан, огражденная от врагов с одной стороны морем Хвалынским, с другой морем Западносибирским, а с третьей горными хребтами. Потому-то посады наших городов-мегаполисов и расположились в этой местности столь вольготно — на десятки гектаров.
За проливом же, которым когда-то являлось дно Тургайской низменности, находился последний из джурджанских городов — Дихистан, от которого до самых границ Хазарии берега уже являлись пустынными. Вторым джурджанским городом на этой стороне пролива являлся Абаскун:
«От Абаскуна до хазар, по правому берегу моря, нет ни одного селения или города, кроме места в 50 фарсахах от Абаскуна, называющегося Дихистан, оно вроде селения, в нем немного людей, вода у них глубоко, а море в этой стороне мелкое. Это гавань на море, там становятся на якорь корабли во время бури. Ездит в это море много народа из окрестных мест и живет там ради рыбной ловли» [450] (с. 183).
Да, здесь явно описан пролив, через который Хвалынское море пополнялось талыми водами моря, находящегося на месте Западной Сибири. Ведь исключительно талая вода могла служить столь необычному обилию рыбы, для ловли которой даже специально съезжалось сюда население из окрестных мест.
Но что за Абаскун или Дихистан? Почему наименования опять не русские?
Арабы, судя по всему, часто именуют какие-либо населенные пункты чисто по-своему. Однако ж и здесь вновь встречаем наши термины:
«Ахур — (главный) город волости Дихистан, по правую сторону дороги в ар-Рабат… это один из известнейших округов Джурджана» [340] (с. 210).
А впоследствии, когда отсюда переселятся на северо-запад русские люди, — Арбат — это одна из известнейших улиц Москвы.
Но что же могло означать это таинственное наименование города и местности, параллельно озвучивающее прозвище какого-то более чем воинственного восточного народа, не в столь и далеком прошлом сумевшего подмять под свою власть огромный Китай?
Косноязычные арабы, не выговаривающие буковку Г, этот столь неподатливый их произношению звук заменяют связкой ДЖ:
«…на произношение «г» указывает часто арабская транскрипция «дж» (буква «дж»  первоначально передавала звук «г»)» [442] (с. 7).
То есть еще в те времена, когда «арабы» не были пока косноязычными. Но были, как то не удивительно выглядит теперь, — русскими.
Таким образом, этот город и народ, что выясняется, именовались: Гургания и гургены. Главный же город этих людей вплоть до недавнего времени именовался Урга.
И вот где мы уже встречались с подобным произнесением имени Георгий.
Новгород. Берестяная грамота № 424:
«Поклон от Гюргея к отцу и к матери…» [124] (с. 32).
То есть город именовался Георгия, что уж к Востоку и его вероисповеданию, мусульманству, отношения не может иметь никакого. А победители Китая так и именовались — победителями. Ведь Георгий, что значит исключительно у нас — в Христианстве, — Победоносец.
А вот кто проживал в китайской Георгии — Манчжурии (man Гурии). Путешественник Абу-Дулеф Мис`ар ибн Мухалхил, упоминая о народе, жившем на пути в Китай, сообщает:
«…доехали до племени, называемого гузы. Главный город у них из камня, дерева и тростника. У них есть храм, но в нем нет идолов. У них величественный царь… У них торговля с Индией и Китаем. Они едят только пшеницу… Они одеваются в полотно и мех и не носят шерсти. Мы ехали среди них месяц в безопасности, спокойствии и довольстве…» [334] (с. 448–449).
Последний пункт практически всех европейских путешественников в восточные страны, когда Адама Олеария, например, несколько раз тормозили и пытались обобрать и убить жители и даже правители Северного Кавказа, а также жители прикаспийских степей и приволжских степей, а Амброджо Контарини жители Закавказья и татарской в его времена Астрахани, приволжских и причерноморских степей и он лишь стараниями русского посла был спасен из этого басурманского ада, подтверждает лишь единственной местности присущее качество — безопасность передвижения по стране — России. Только здесь, о чем свидетельствуют в один голос все, они не подвергались нападениям со стороны местных жителей. Только здесь — единственном месте на планете — можно было спокойно передвигаться по стране, не опасаясь за свое имущество и за свою жизнь.
Ал-Идриси:
«Города гузов многочисленны, они тянутся друг за другом на север и восток. У них неприступные горы, и у них там укрепленные крепости, в которых укрываются их князья и в которых они хранят свои запасы продовольствия. Там есть люди, (назначенные) князьями, которые охраняют эту землю» [529] (с. 221).
А вот как именуются реки, впадающие в их море:
«В него впадают р. Джейхун, р. Шаша, р. Барк, р. Руза…» [529] (с. 221).
И пусть частенько какую-то часть гузов средневековые мусульманские авторы и объявляют мусульманами, но вот как они, противореча сами же себе, частенько комментируют и совершенно обратное. Ибн ал-Асир:
«…гузы выступили им навстречу; как только хорасанское войско увидело их, то тотчас обратилось в бегство… Гузы преследовали их, прошли мимо Туса, а он — рудник ученых и праведников, разграбили его, взяли в плен его женщин, убивали мужчин и разрушали мечети…» [441] (с. 391).
Разрушали бы они мечети, если бы и действительно были мусульманами?
Более конкретно о вероисповедании гузов сообщает арабский картограф ал-Букави:
«Они — христиане» [547] (с. 105).
Теперь становится понятно, почему они крушили мусульманские мечети врага.
Вот еще характеризующая гузов деталь — их стойкость в бою. Сойдясь с объединенным мусульманским воинством:
«…они сражались с дня понедельника 7 до полуночи в ночь на среду 11 того же месяца; они вступали во множество стычек, одну за другой, между ними не было ни отдыха, ни остановки, кроме как когда ее нельзя было избежать. За это время гузы были разбиты три раза, но снова возвращались в бой. Когда же занялась заря среды, битва разрешилась поражением хорасанских войск, они рассеялись по стране, и гузы захватили их, убили множество из них, а раненых и пленных было еще больше» [441] (с. 395).
Да, только русский человек способен на такой подвиг. Будучи трижды разбитыми, судя по всему, сильно превосходящими силами врага, русы вышли сразиться с врагом в четвертый раз подряд. И многочисленный враг, наконец, не выдержал и показал спину.
А вот как в унисон нами обнаруженному звучит история поселения ховарезмийцев на территории, ставшей затем для них исконной. На своих придворных когда-то прогневался царь:
«и приказал сослать их в место, далекое от всяких поселений, чтобы между ними и населенными местами пролегло сто фарсахов. Нашли только один уголок, обладающий этими качествами, — место возле города Кята, а это один из городов Хорезма» [438] (II, с. 481).
«Фарсах — путевая мера (5–7 км)» [509] (прим. 35 к с. 102).
То есть Китай-город является одним из городов нами рассматриваемой какой-то уж слишком подозрительно северной страны Георгия Победоносца!
Вот те раз… Такого совпадения случайно просто и быть не может. Ведь именно Георгий Победоносец является покровителем Москвы, именуемой чуть ранее, до появления здесь москательного производства, почему-то все тем же Китай-городом.
Но вот и еще ничуть не менее удивительное о нас известие. Все тот же Йакут сообщает о возделывании этими китайгородцами, проживающими в Урге-Георгии-Джурджане,  нигде, кроме все того же Китая, в ту пору не встречаемого продукта сельского хозяйства — шелка:
«Редко когда ты увидишь в рустаках этой области незастроенное и невозделанное место. При этом там множество деревьев, большей частью тутовых, так как они (жители. — Н. И.) нуждаются в них для своих построек и чтобы кормить шелковичных червей» [438] (II, с. 482).
То есть проживают эти загадочные люди в своих рустаках, то есть русских сельских поселениях, исключительно в деревянных избах! Деревья же эти тутовые, в дополнение к тому, представляют собою еще и средство к их пропитанию. Ведь с их помощью ведется не имеющая в то время аналога добыча шелковичной нити, из которой этими рустаковцами изготавливается ткань исключительно на экспорт — для не знающей бань чумазой заграницы.
Далее. «У них есть храм, но в нем нет идолов». О чем сообщает мусульманин. То есть это не мечеть, ее устройство автор не мог не знать, и не ламаистская или языческая молельня, где поклоняются идолам, без которых у них храмов не бывает. То есть храмы этих таинственных гузов соответствуют лишь единственному виду храмов — православным церквям (в крайнем случае, молельням христиан несториан). Но вот какая информация, пусть и косвенно, сообщает о необыкновенном постничестве жителей этой земли. Ал-Умари:
«Цены в этой области (Хорезме) крайне дешевые, кроме Ургенча, столицы Хорезма, которую иногда называют Хорезмом. Там цены на зерно держатся или высокие, или средние, но дешевизна там неизвестна. Что до мяса, то оно очень дешево...» [439] (с. 68).
И очень дешево исключительно потому, что лишь мы воздерживаемся от этого продукта питания большую часть года. Что же касается хлеба, то вновь поведение жителей страны шелка напоминает исключительно нашу привычку хлебом, как продуктом стратегическим, никогда не пренебрегать — не продавать его никогда и никому и ни по какой цене. Потому как давно усвоено нами: хлеб драгоценность — им не сори. Именно эта привычка некогда и позволила нашему народу, несмотря на три года неурожая подряд, все же пережить лихую годину испытаний при Борисе Годунове. Ведь тогда пользовались хлебом, бережно хранящимся еще со времен Ивана Грозного.
То есть не только по части мяса, но и по части хлеба, — теми древними китайгородцами, из всех проживающих в ту пору народов, могли являться лишь мы одни.
Вот еще деталь традиции, некогда бытовавшая у этих живущих на севере китайгородцев, характеризующая лишь склонности православного человека к затратам на путешествующих. Вновь свидетельствует ал-Умари:
«Если к жителям этой страны явится путник, они спорят из-за него и соревнуются в гостеприимстве, тратя деньги, как другие люди соревнуются в накоплении денег» [439] (с. 43).
Ну, где, кроме как у нас, бытовала когда-либо такая вот традиция — привечать калик перехожих?
Строительные материалы, куда добавлен имеющийся на Дальнем Востоке прекрасный строительный материал, тростник, исконно наши. Ведь именно наши города сооружаются из камня и дерева.
Наличие в государственном аппарате величественного царя также является атрибутикой устройства лишь державообразующих наций. Каковых во все времена было слишком не много. И каковые, что теперь выясняется, практически все до единой принадлежали лишь к русскоговорящим народам — потомкам Сима — семитам.
А что собой значит «едят только пшеницу»?
Так ведь наше фирменное испокон веку для дорогих гостей угощение — хлеб-соль.
Одежда. Где отсутствует шерсть, но присутствует полотно, понятно дело, в том некогда много более чем сейчас холодном климате, где хлопок не растет, являющееся изделием исключительно из льна. В холода же, что для нас так и вообще естественно и характерно просто до удивительности, — шуба или тулуп.
Но почему именуют их какими-то такими гузами?
Буковка Р для инородцев всегда являлась нелюбимой, а потому из России у них получилась Азия (РА сия), а из русов — гузы. Потому царство местное, царство джурдженей, man Гурия (Георгия), было царством все тех же руссов.
Но и само наименование моря, на котором стояла и иная столица представляющих собой все тот же этнос людей — Георгия (Джурджания), говорит о многом. О том, что это море являлось морем волынян — морем Хвалынским. Сюда же, что также отмечено, стремились попасть и средневековые европейцы в еще одну нашу столицу — приморскую Хиву (Киву) — главный город нашей Восточной Гардарики. Так что центром цивилизации тех лет являлось именно нами разбираемое место в той еще Древней Средней России.
И вот какой остров с имеющимся на нем город, единоименный с местом своего построения, находился в центре этого волыняно-георгиевского моря:
«Манкашлаг [т. е. Мангышлак] — неприступная крепость в конце пределов Хорезма, она [находится] между Хорезмом, Саксином и страной руссов, около моря, в которое впадает Джейхун, а это море Табаристана» [334] (с. 436).
Так что здесь, у Йакута, несмотря на явное избирательное вычеркивание из Средней Азии русских областей, все же проскакивает сообщение о том, что страна руссов на Хвалынском-Джурджанском море, даже во времена нашествия на города Средней Азии орд Чингисхана, имела свои берега. И это все притом, что нами зазубренная версия по истории Руси уже районом волжской Булгарии отсекает наши княжества на добрых две тысячи километров от территории нынешнего Хорезма.
А ведь Мангышлак, что теперь явно слышится чисто по-европейски, означает жилище исключительно белого человека — man-кишлак. Что означает, судя по всему, — жилище людей. И тех самых, для которых некогда и была столь необходима эта неприступная крепость на острове, лишь узким перешейком, до обмеления гигантского в ту пору Каспия, соединяющая этот обширный полуостров с сушей. А нужна она была лишь тем людям, которые и имели в этом море свои корабли. И такие корабли, уничтоженные маниакально ненавидящим Русский флот Петром, которые своим водоизмещением в восемь раз превосходили каравеллы Колумба.
Каспийский:
«…бус был огромным судном с водоизмещением до 2 000 тонн… Для сравнения — ни одна из каравелл, на которых Колумб доплыл до Америки, не имела водоизмещения больше 270 тонн» [335] (с. 56–57).
Вот какие корабли в те еще древние времена имели прекрасно защищенную от сухопутных варваров морскую базу в центре этого некогда гигантского водоема.
Но уровень мирового океана в XI–XII вв. резко падает, после чего база эта вдруг оказывается на суше, а потому теряет свое значение.
Но и наши океанские корабли, прежде имевшие здесь глубоководные каменные пристани, с уходом воды лишаются их, а потому новые условия уже не позволяют иметь здесь неоспоримое над многочисленными кочевыми народами преимущество. Так мы лишаемся здесь своего великого флота.
Мало того, наши до сей поры многочисленные неприступные крепости Средней Азии (Средней России), расположенные в заболоченной местности, вдруг, с уходом воды, теряют свою естественную от варваров защиту, которой всегда и являлись болота, а потому не могут противостоять нашествию многочисленных восточных орд. Так заканчивается история той древней Средней России. Так начинается, после перехода ее населяющих людей много севернее и несколько западнее, заселение Среднерусской равнины, ранее полупустынной, русскими людьми.
Но и сами светочи среднеазиатской науки подтверждают свое исключительно славянское происхождение. Ведь именно здесь, в Ховарезмии, и прославились труды ал-Хорезми и ал-Бируни. Ведь лишь их славянское происхождение может объяснить тезис:
«…о длительной предистории средневековой хорезмийской науки, о высокой культуре древнего, домусульманского Хорезма, где скрещивались те влияния местной, иранской, античной и индийских культур, которые так ярко проявились в трудах этих великих ученых-хорезмийцев» [258] (с. 16).
То есть наших русских ученых Средней России — блиставших, что и понятно, исключительно в домусульманскую эпоху.
Однако ж вернемся к самому началу всего этого расселения.
Какая-то часть славян, поименованных Скифами, ушла в Причерноморье. Впоследствии, когда Рифейские горы оттаивали и высвобождали ото льда территории нынешней Русской равнины, славяне обустраивались здесь, именуя города, в том числе и именами своих прародителей. Вот информация об одном из них — Палехе — нашей самой знаменитой в культурном отношении кузнице русского народного творчества:
 «ПАЛЕХ, рабочий поселок в Ивановской обл. Происхождение названия окончательно не установлено» [99] (с. 255).
То не страшно: сейчас установим. Ведь Палех — это Палек! То есть звук в звук прародитель пеласгов — догреческого населения Греции, кому греки обязаны изобретением их грамоты. Это поселение считается:
«…очень древнее и уходит за пределы нашей эры, в дофинноязычный период… — Палех — центр народного русского художественного промысла — изготовления лаковой миниатюры: ларцов, шкатулок, портретов, панно, покрытых черным лаком с цветными рисунками исторического и сказочного характера. Это искусство развилось на базе иконописания…» [99] (с. 255).
Генетики определяют и единого прародителя этой культуры, судя по всему, — Палека (Авраам — его потомок). Ведь именно к его корням может принадлежать появившаяся 4 500–5 500 лет назад генеалогия рода R1a1 (Ра). Вот потому именно с таким наименованием город и появляется на Русской равнине.
Но не все представители этого генеалогического рода принадлежат к расе белых людей. Это, судя по всему, говорит о том, что у Палека, как затем повторится и в истории происхождения Израилевых колен, помимо законной жены (или нескольких жен), имелись и темнокожие косноязычные служанки. Здесь, между прочим, его необычайная любвеобильность вполне соответствует и самому медицинскому термину, означающему этого многих народов прародителя, — phallus, (penis). Исключительно от детей служанок следует выводить и генеалогию так называемых арийцев — безграмотных варваров, вторгшихся некогда на территорию высококультурной страны — Индостана. И вот что могло лежать в основе причины этого вторжения:
«3 600 лет назад произошло одно из самых больших в истории человечества извержение вулкана Санторин, он же Тера, в Эгейском море. Этот взрыв стер с лица земли минойскую цивилизацию на о. Крит. Вулканический взрыв выбросил в атмосферу 60 кубических километров (!) пепла, что привело к резкому и долгому понижению температуры по всей Земле. Свидетельства этому — кольца деревьев в Европе и Северной Америке...
В течение долгого времени солнца практически не было видно. Этот взрыв сопровождался сильными тектоническими подвижками, которые заметно ощущались по всей планете» [185] (с. 10).
Так что катастрофа не являлась природным бедствием лишь частного порядка, но прокатилась по всей планете. Потому случившееся тогда всеобщее похолодание заставило народы, расселившиеся в то время на севере, практически у кромки Рифейских гор, в срочном порядке перебираться на юг. Их гнал туда голод, связанный с резким падением урожайности местного аграрного сектора.
Этот момент, похоже:
«…и есть то время, когда арии покинули Аркаим.
Становится ясно, почему арии в индийских ведах уделили столько внимания холодам, отсутствию восходов солнца и долгим ночам. Именно это ввело в заблуждение индийского ученого Тилака в начале прошлого века, кто принял эти описания ариев за якобы условия жизни в Арктике. Отсюда и произошла известная, но ошибочная “арктическая” теория появления как ариев, так и всего человечества» [185] (с. 10).
Ко всему сказанному следует добавить, что сама письменность у этих индийских арийцев, заполонивших своим безсчетным людским напором Индостан, при этом выживших отсюда теперь уже наших предков — славян, полностью отсутствовала. Потому свои веды этим владельцам санскрита, искаженного варианта нашего протославянского (арамейского) языка, пришлось записывать лишь тысячелетие спустя: при появлении здесь войск Александра Македонского (а находилась эта Индия в Африке). Потому некоторая легендарность событий, лишь приблизительно истолкованных далекими потомками их очевидцев, и породила странную арктическую легенду, лишь теперь развенчанную и объясненную достаточно аргументировано.
Вот что можно сказать по поводу вторжения ариев.
Но и территория нынешней Греции перезаселяется в тот же злосчастный период: славян погибшей Критской цивилизации заменяют вторгшиеся сюда, вероятно также от голода покинувшие какие-то более северные территории, нынешние эллины (возможно, что и здесь действие происходит все в той же Африке). Но куда могли двинуться все эти славяне, снятые толпами голодных агрессивных варваров с насиженных мест?
Они, судя по всему, поступают достаточно просто: меняются с этими голодными оборванцами, густо в ту пору заполонившими их города и веси, местами — заселяют остававшуюся в то время на поверхности часть Русской равнины и прибрежную часть Западной Европы. Причем место их обитания достаточно ограничено продолжающими залегать льдами — Рефаимскими горами. Что зафиксировано:
«…Геродотов север доходил только до Харькова и Галиции (галицкой Руси)…» [216] (с. 115).
Маркиан Гераклейский, в добавление сообщению Геродота, замечает:
«…что Рудон (Двина) и Борисфен (Днепр) вытекают из Аланских гор» [216] (с. 113).
То есть из все тех же Рефаимских гор — закрывающего северо-восточную часть Русской равнины ледника.
Именно в эти времена и появляется здесь наша первая торговая республика:
«…область Волынская или Волинская была на Буге, у южных Будинов. Главный город ее, по Геродоту Гелонь, неизвестен в настоящее время» [216] (с. 65).
«Но как самая торговля и торговые пути не бывают никогда постоянными, то таковой же судьбе подвергаются и торговые области и города. Волынская торговая область пала, по-видимому, прежде всех, потому что нет в летописях, по Р.Х., и заметных следов ее торговли» (там же).
Возможно, что этот город просто еще не нашли. Ведь и Господин Великий Новгород имеет лишь руины не ранее XI в. Причем, и песьменность обнаруживается в этом же самом слое. То есть город этот возник вместе с письменностью. Что говорит о том, что и он раньше находился где-то в другом месте.
Но не только новгородцы основывают свою торговую факторию после очередного перемещения на северо-запад реки Океан. С продвижением Рефаимских гор еще далее на север происходит и переселение славян: греческих (пеласгов) — в район Палеха, что увязывает в древности бытовавшую там культуру с культурой наших нынешних палеховских мастеров, а славян венетов, как в XI в. спадет уровень мирового океана — в нашу Северную Венецию — район озера Мойска.
И Рефаимские горы в этот период отступают:
«…Птолемаев же север идет почти до Белого моря…» (там же).
А это второй век по Р.Х. В это время русскими факториями являются посады Дьяковской культуры. Остатки наших северных городов следует искать где-то на Валдайской возвышенности. Именно здесь и начинался тот когда-то самый древний из вариантов пути «из варяг в греки».



Города белых людей



Еще раз проследим за изменением расселения жителей Москвы, в этой местности полностью увязанного с обслуживанием торговых караванов, в разное время имеющих разную направленность движения своих грузов.
Северный порт, то есть поселения на Боровицком холме, обнаруживает свое присутствие, судя по результатам последних раскопок, уже в XI в. Что подтверждается:
«…находками московских археологов. В частности, они обнаружили в Кремле остатки древней мостовой, относящейся к XI в. Это значит, что Кремль, уже существовал на сто лет раньше Москвы летописной и в нем уже была улица» [98] (с. 15).
Что могло стать причиной появления древней мостовой, обнаруженной археологами?
Именно к выше описываемым временам появляются какие-то явные проблемы с Великой Степью. Это походит на смену вероисповедания проживающих в степях арийских народностей. Ведь именно у них мы всегда закупали хлеб, который и проходил через Южный порт нашей нынешней столицы.
Что за смена религиозной ориентации могла тому быть причиной?
Готы, как прекрасно известно, были крещены еще в IV в. в одной из Крымских епархий. Но именно в XI в. католичество совершенно четко отмежевалось от нашего православного вероисповедания. И именно на это время и приходится возникновение северного порта на Боровицком холме: в том самом месте, где суда сворачивали в Яузу для прохода в акваторию Клязьмы.
И недостающий нам теперь продукт питания, судя по всему, мы стали восполнять поставками из Западной Европы, куда и переселилась тогда основная часть этих пресловутых арийцев, кормящих нас хлебом. Может для них, тоже отколовшихся в католицизм, в отличие от пока оставшихся в Причерноморье своих единоплеменников, в торговых отношениях с нами главенствовал несколько иной принцип: деньги не пахнут?
Но может и иное: тогда еще посредниками в торговле зерном участвовали наши единоплеменники — проживающие в Западной Европе славяне.
А еще позже последовало нашествие Мамая и Южный порт вообще на время исчезает из поля зрения историков. Все проходящие здесь торговые пути перебираются к Боровицкому холму. И город растет не по дням, а по часам.
И вот теперь даже появилась возможность определить: какого рода населением заполняются после нашествия на Русь монголов московские посады. Это прекрасно видно из содержания названия самой значимой в Москве улицы — Арбата, где в силу каких-то древних традиций всегда проживало элитарное население города.
Пробуем отыскать корни столь странной элитарности этого предместья:
«…в основе топонима Арбат лежит арабское слово арбад — форма множественного числа от рабад со значением  “пригород, предместье”. В Москву оно могло попасть либо через татарское посредничество, либо непосредственно от торговцев с Востока» [98] (с. 144).
В разбираемом нами случае это название к нам с Востока перекочевало не с какими-то там нам совершенно ненужными здесь цыганского покроя южными торговцами-«посредниками», у которых обман покупателей сидит просто в крови, и связями с которыми русский купец никогда бы не рискнул измарать свою репутацию. Но именно с беженцами с территорий все тех же нынешних Среднеазиатских республик, что произошло тогда вследствие нашествия басурман: история, как известно, если ее не поняли, повторяется. А нашествия, между тем, последовали на нас со стороны одних и тех же колдунов, которые, пусть и в разное время, но колдовали у одной и той же гари: на байкальском острове Ольхон. Один из них находился в чине хана Киса, а другой в звании генерального секретаря ЦК КПСС. Тут, правда, к данной истории имеется некоторая поправочка. Считается, что Горбачева на престол возвела его жена, Раиса. Ведь она, как теперь выясняется, тоже была колдунья. И именно после ее визита к Андропову столь странным образом, буквально из самой грязи (может из самого из байского кала), взлетает к недосягаемым для простых смертных высотам ее «меченый» Иудиной отметиной муж.
Но история повторяется не для того, чтобы ее постоянно забывали, но чтобы мотали на ус: это мы уже где-то проходили. Может все-таки стоит на этот раз отодвинуть грабельки-то истории в сторонку?
И вот какова оказалась удивительнейшая популярность этого арабского термина:
«Слово рабад вошло в лексику таджикского, тюркских языков Средней Азии и Казахстана в значении “городские стены и поселения с внешней их стороны”, т.е. предместья» [98] (с. 144).
Почему вошло?
Да потому что русский человек всю эту разномастную туземную публику дальше этих самых «предместий» к себе в города никогда и не подпускал! Только лишь там позволялось селиться всякой инородчине.
Но почему предместья русских городов, Балха, Хивы и др., назывались каким-то уж больно не слишком-то и русским термином, поименованным историками каким-то таким арабским?
Да никакой он не арабский, но наш кровный! Рабад значит: раб ад. То есть то адское место, где предназначено жить лишь рабам. Иначе: гарлем или, если хотите, гетто.
Но не к поселениям тех рабов, которых продают и покупают, относились эти нами разбираемые предместья: мы, настоящие белые люди, до такой дикости никогда не опускались. А тем из туземных племен счастливцам, которых мы, так уж и быть, подпускали к своему жилищу все же чуть ближе пушечного выстрела. И именно им, в виде исключения, мы разрешали строить себе нормальное жилье, где всегда тепло. Сверх того они имели возможность одеваться в нормальные человеческие одежды, а не в шкуры; питаться нормальной человеческой едой, а не используемой обычно в пищу кочевниками дикой травой; согреваться теплом древесных углей, а не бычьего помета: словом — жить по-людски. И за это представителям местных племен предлагалось совершенно естественное для людей занятие: немножко потрудиться.
И именно такого рода рабочие поселки Средней Азии и стали называть этим якобы арабским термином: рабад.
Та же часть города, которая была упрятана за мощными стенами, называлась: Белым городом. То есть местом жительства, как получается по невольному свидетельству арабов, исключительно элитарной прослойки населения любой страны тех времен: белых людей.
«Географы XII и XIII вв. употребляли слово белед в смысле собственно города, противопоставляя его по-прежнему пригороду — рабад, арбад» [98] (с. 144–145).
То есть термин белые люди (бел люд), в произношении арабов, получило некоторое сокращение — белед. И вся эта терминология, что получается, была вынесена из Средней Азии. То есть Средней России, после нашего ухода доставшейся пришедшим сюда кочевникам. Тем самым временным жителям раб-ада, которые уж к нашим цветущим городам никогда и малейшего отношения не имели.
Вот вековой давности выдержка о нынешних жителях той местности, где историками обнаружены цветущие густонаселенные города:
«Узбеки живут в Бухаре, Хиве и Русском Туркестане… Из прежних кочевников они постепенно превратились в земледельцев» [169] (с. 587).
Так что принадлежности не только к городской культуре, но даже и к деревенской, они еще и по дореволюционным временам не имели никакой. Но наличие обнаруженных здесь огромных благоустроенных городов как раз и говорит о том, что их строители в данной местности уже давно больше не живут. А живут кочевники, к местным памятникам высочайшей культуры отношения не имеющие никакого.
Но как доказать, на каких бы то ни было вещественных примерах, что лишь мы и можем являться теми таинственными строителями, которые по какому-то ряду причин все же покинули эти прекрасные цветущие города Востока?
Да нет ничего проще. Вот лишь незначительный фрагмент обнаруженного в Средней Азии центра русской цивилизации:
«Тинпаны трансепта Черниговского Спаса украшены кладками из тройных блоков плинф, составляющие специфические “квадры”: три плинфы, поставленные вертикально на ребро, перемежаются с тремя плинфами, расположенными горизонтально — друг над другом. Аналогий этому в византийском строительстве нет [к которому уж так хотелось бы приписать наше монументальное каменное зодчество историкам — Ю. Шевченко и Т. Богомазовой — А.М]. Зато подобным образом построен мавзолей Саманидов в Бухаре (X в.), а позднее — в конце X — начале XI в. — мавзолей Аламбердара и Мир Сейд Бахром» [172] (с. 51–52).
То есть плинфяные постройки последователей князя Владимира, якобы крестившего Русь, которые отмечены у нас, например, строительством в 1024–1026 гг. Черниговского собора при Мстиславе Владимировиче, секретами кладки полностью соответствуют монументальным сооружениям тех же времен Средней части России — нами разбираемой таинственной Ховарезмии. Страны, вольготно раскинувшейся на берегу огромного Каспийского моря, возможно, еще имеющего в те времена сообщение как с Черным, Северным (западносибирским), так и с Балтийским морями.
Но как такие, казалось бы, совершенно чуждые наименования могли так легко привиться на очень далеком от тех мест севере?
Лишь при одном условии: если беженцы из Ховарезмии составляли с принявшим их к себе народом московитов одно целое — один народ.
И пришедшим издалека новоселам, что и вполне естественно для всех русских городов, вначале были отведены земли исключительно за городской оградой. А так как они являлись беженцами с востока, то и селились они, что в таком случае вполне логично, исключительно с западной стороны города: крепостными стенами они желали все же отделить свое новое место жительство от тех страшных мест, из которых им пришлось только что бежать. Потому и заселили западную часть нынешнего города — Смоленскую дорогу. И принесли они с собой не только высокую культуру русских городов Средней Азии, но и термин, означающий их нынешнее положение, которое сами они считали не из лучших.
Очень возможно, что немалую часть этого плененного еще Чингисханом русского населения Москве, взявшей в свои руки сибирские серебряные рудники при Александре Невском, удалось выкупить. Об этом имеются и письменные упоминания. В них сообщается, что наши князья:
«…толпами покупают в Орде русских пленников и на льготных условиях сажают… на своих московских пустошах…» [42] (с. 139).
А почему бы и не вызволять нашим князьям своих соотечественников из Средней России, взятых в полон астрономически великим войском врага, к тому же внезапно напавшим, если в те времена, имея в своем распоряжении все золотоносные речки Сибири, в финансовых средствах мы никакого недостатка не испытывали?
Но проходило время, и вчерашние чужаки становились коренными жителями Москвы. И когда район их проживания был обнесен крепостной стеной, то, что и естественно, они этот теперь уже полностью свой город, по древней восточной привычке, поименовали городом белых людей. То есть Белым городом. И здесь следует заметить, что Белокаменная и белый город — совершенно разные термины. Ведь если Белокаменная возводилась исключительно из белого камня, за что так и прозвана, то Белый город — из красного обожженного кирпича. И название это явно принесенное с востока, где арабы такие поселения русского человека именовали — белед.
Однако ж отрезанная новой городской стеной часть поселений русских людей из Ховарезмии, которая продолжала увеличиваться за счет все новых волн беженцев из обесермененной нашествием Чингисхана Средней Азии, была названа точно так же, как и некогда находящаяся за чертой города улица — Арбат:
«…название Арбат как бы передвигалось “за стену” после включения первоначального Арбата в состав Белого города, в его территорию» [98] (с. 145).
А ведь и действительно: изначально Арбатом называлась нынешняя Воздвиженка.
Но люди жили в этом районе, напомним, вовсе не те, для кого обычно были предназначены такого рода поселения. Жили там израильтяне колена Иуды — прямые потомки носителей Великой ветхозаветной цивилизации, породившей Христианство.
Впоследствии же этот элитный район был перезаселен. Сначала сюда забрались не имеющие никаких корней к нашей древней культуре новоиспеченные пособники «славных дел» «Преобразователя», принявшие от него эстафету служения новой  басурманской религии — атеизму. Они являлись немц;ми как по своей сути, так во многом и по крови: полунемецкой, полухананейской. Когда же эти гусеницы, прекрасно подгрызшие сук, на который были высажены еще Петром, приговорили себя к высшей мере, то были сменены проклятьем заклейменными потомками — «кто был ничем».
По этой причине именно теперь, как ни странно, первоначальное название этого предместья совершенно четко охарактеризовывает нынешних поселенцев этой элитарной части города: рабы ада. Ведь именно на эту административную единицу, пусть теперь и несколько инфернального характера, они сегодня трудятся, не покладая рук.
Кстати, один в один со среднеазиатскими представляет собой наше поселение в столице Татарии — Казани. Вот как структура этого города выглядела во времена Адама Олеария:
«Город населяют русские и татары, в кремле же живут одни лишь русские, и ни один татарин, под страхом смертной казни, не смеет показаться там» [252] (с. 320).
И если внешняя часть города, предназначенная для туземцев, то есть арбат, по словам Олеария, выглядит достаточно примитивно, то Белый город, то есть часть этого города, предназначенная исключительно для белых людей, имеет куда как более внушительный вид:
«…кремль этого города хорошо защищен толстыми каменными стенами, орудиями и солдатами» (там же).
Также и в Астрахани:
«Туземные татары — частью нагайцы, частью крымцы — не имеют права селиться в городе, но лишь в определенных местах за городом [252] (348).
«Татарская слобода отделена ото всех других… жилища их… в трех или четырех верстах от города» [360] (с. 166, 172).
Та же структура поселения наблюдается и в Симбирске:
«…город довольно велик и окружен деревянной стеной… в нем… более десяти тысяч домов, в которых обитают только русские; татары живут лишь в ближних слободах» [360] (с. 151).
То есть и здесь никаких инородцев в пределы крепостной стены никогда не пускали.
О Саратове сказано:
«Жители там все русские…» [360] (с. 156).
Так что и в Саратов татар на пушечный выстрел не подпускают.
То же касается и крепости Чернояр:
«Город Чернояр заселен только одними солдатами, которые помещены здесь для отражения и защиты от набегов калмыцких татар…» [360] (с. 161).
Подобно же приволжским городам устраивались наши крепости и в Сибири. Вот что сообщает, например, Барон Майерберг о Тобольске:
«Главный город Сибири Тобольск… населяют его одни Москвитяне, а для всех других пришлецов отведен подчиненный Тобольску городок на берегу Тобола» [345] (с. 136).
Практически все то же касается и Тюмени, который, по словам все того же Майерберга:
«…обнесен деревянным острогом и тоже населен одними Москвитянами, так как Татары должны довольствоваться своими жилищами на другой стороне реки» [345] (с. 137).
А вот что сказано о Великой китайской стене:
«Монголы знаменитую китайскую стену называют Керим, но с прибавкой эпитета Цаган (т.е. Белый Керим)» [375] (с. 516).
Или Белый Кремль. То есть, опять же, Белый город — город (страна городов) белых людей. Это название аналогично наименованию татарами полуострова Крым. Ведь и он, представляя собою защищенную со всех сторон водой и болотами естественную природную крепость, и был поименован Кремлем. То есть Крымом. И боевая поверхность этой китайской теперь стены, напомним, направлена со стороны Манчжурии в сторону Китая. Потому предназначение и этого реликта становится вполне понятным — защита от донимающих белого человека полчищ монголоидов. Там в Китае, судя по все же случившемуся, защита эта так и не удалась.
Такова структура самого принципа построения русских городов. И Москва не является здесь исключением.
Но на сегодняшний день уже и эта некогда здесь еще новая часть народонаселения столицы вновь вынужденно покидает насиженные места. Вновь грядет замена жильцов элитарной части города. На этот раз здесь селятся в недавнем прошлом наши соотечественники из так теперь называемого «ближнего зарубежья».
И что же в связи с этим мы наблюдаем изменившимся по части наших торговых маршрутов?
Теперь мы вообще не производим ничего. Но лишь что-то пока еще потребляем. Надолго ли нам хватит наших природных ресурсов, за счет продажи которых мы пока кое-как сводим концы с концами? Не пора ли заканчивать эту не веселую спячку и оглянуться по сторонам? Хотя бы для того, чтобы ощутить свое вне сомнения великое прошлое и попытаться поразмыслить — что нам сможет помочь вернуть его. Ведь в противном случае у нас нет выхода из тупика, в который нас завело безразличие к своему происхождению. Ведь именно у того народа нет будущего, который оставил в небрежении свое, вне сомнения, просто замечательное прошлое.



Оглавление


Откуда пошла Русь

Колдуны с байкальского капища курултай………….1
Назначение Великой «китайской» стены……………19
Скифы Геродота………………………………………..36
Даны………………..……………………………………50
Откуда пошла Русь……………………………………..54
Города белых людей……………………………………68






Библиография


1. Аграшенков А.В., Блинов Н.М. Бякина В.П. и др. Мир русской истории. Энциклопедический справочник. Вече. М., 1997.
2. Атлас офицера. Военно-топографическое управление Генерального штаба. М., 1984.
3. Белицкий Я.М. Богословское-на-Могильцах. Московский рабочий. М., 1990.
4. Беляев Л.А., Подъяпольский О.С., Бессонов Г.Б., Постникова Т.М. Реставрация памятников архитектуры. Строиздат. М., 1988.
5. БИБЛИЯ — книги Священного Писания ВЕТХОГО и НОВОГО ЗАВЕТА. Библейские общества. М., 1995.
6. БИБЛИЯ — книги Священного Писания ВЕТХОГО и НОВОГО ЗАВЕТА  на церковнославянском языке. Российское библейское общество. М., 1997.
7. Библия сиречь книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета. Острог. 1581.
8. Блохин Н. Пасхальный огонь. Издательство «Русская линия». Нижний Новгород, 2004.
9. Бродский Я. Москва. Спутник туриста. Московский рабочий. М., 1987.
10. Бушков А. Россия, которой не было. ОЛМА-ПРЕСС. ОАО ПФ «Красный пролетарий». М., 2005.
11. Бычков Ю.А. Житие Петра Барановского. Советская Россия. М., 1991.
12. Вейник В. Почему я верю в Бога. 2000.
13. Винберг Ф. Крестный путь. Часть 1. Корни зла. Типография Р. Ольденбург. Мюнхен 1922. «София». С.-Пб., 1997.
14. Воробьевский Ю. Путь к апокалипсису: стук в Золотые врата. Патриарший издательско-полиграфический центр г. Сергиев-Посад. М., 1998.
15. Воробьевский Ю. Путь в апокалипсис: Шаг змеи. М., 1999.
16. Воробьевский Ю. Неожиданный Афон. Наступить на аспида. М., 2000.
17. Воробьевский Ю. Падут знамена ада. М., 2000.
18. Воробьевский Ю. Прикровенная империя. М., 2001.
19. Воробьевский Ю. Соболева Е. Пятый ангел вострубил. Издательский дом «Российский писатель». М., 2003.
20. Де Галет Н.С. Тысячелетие России 862–1862. Печатано в типографии Р.Голике. «Академия». Николаев. «Таврия». Симферополь, 1992.
21. Гриневич Г.С. Энциклопедия русской мысли том 1. Праславянская письменность. Результаты дешифровки. Общественная польза. М., 1993.
22. Гриневич Г.С. Энциклопедия русской мысли том 8. «В начале было слово…». Славянская семантика лингвистических элементов генетического кода. Общественная польза. М., 1997.
23. Гриневич Г.С. Праславянская письменность. Результаты дешифровки. Том II. Летопись. М., 1999.
24. Губанов В.А. Библия опережает науку на тысячи лет. М., 1997.
25. Гумилев Л.Н. Древняя Русь и Великая Степь. «Мысль». М., 1989.
26. Десятников В. С крестом и без креста. Книга 1. Новатор. М., 1997.
27. Десятников В. С крестом и без креста. Книга 2. Новатор. М., 1997.
28. Дичев Т., Николов Н. Зловещий заговор. «Витязь». М., 1994.
29. Дмитриев И. Путеводитель от Москвы до С.-Петербурга и обратно. Университетская типография. М., 1839.
30. Домострой. «Советская Россия» .М., 1990.
31. Дуглас Рид. Спор о Сионе. Твердь. М., 1992.
32. Дьяченко Г. протоиерей. Полный церковнославянский словарь. «Отчий дом». М., 2000.
33. Западов А. Новиков. «Молодая гвардия». М., 1968.
34. Земная жизнь Пресвятой Богородицы. АНО «Православный журнал «Отдых христианина», М., 2002.
35. Архимандрит Зинон (Теодор). Беседы иконописца. Издание журнала «Наше наследие». М., 2003.
36. Иванов В.Ф. Православный мир и масонство. Харбин, 1935.
37. Как учиться домашней молитве. Трифонов Печенегский монастырь «Ковчег». М., 2001.
38. Калиновский П. Переход. Последняя болезнь, смерть и после.
39. Карташов А.В. Воссоздание Святой Руси. Столица. М., 1991.
40. Кеслер Я.А. Азбука и русско-европейский словарь. Издательство «Крафт+». М., 2001.
41. Климов Г. Божий народ. Советская Кубань. Краснодар, 1999.
42. Ключевский В.О. О русской истории. «Просвещение». М., 1993.
43. Колосовская Ю.К., Павловская И.А., Штерман Е.М., Смирин В.М. Культура Древнего Рима. Том I. Издательство «Наука». М., 1985.
44. Колосовская Ю.К., Павловская И.А., Штерман Е.М., Смирин В.М. Культура Древнего Рима. Том II. Издательство «Наука». М., 1985.
45. Маховский Я. История морского пиратства. Издательство «наука». Главная редакция восточной литературы. М., 1972.
46. Митрополит Алексий святитель Московский и всея России чудотворец. Свято-Троицкая Сергиева Лавра. 1998.
47. Молитвослов. Сретенский монастырь, 2000.
48. Монро Р.А. Путешествия вне тела. Киев 1994.
49. Моуди. Жизнь после жизни.
50. Муравьев Н.А. Путешествие по святым местам русским. Часть I. Типография III отд. собств. Е.И.В.Канцелярии. С.П.Б., 1846. Репринтное издание «Книга» — СП «Внешиберика». М., 1990.
51. Муравьев Н.А. Путешествие по святым местам русским. Часть II. Типография III отд. собств. Е.И.В.Канцелярии. С.П.Б., 1846. Репринтное издание «Книга» — СП «Внешиберика». М., 1990.
52. Мытарства преподобной Феодоры. «Лествица»М. «Диоптра». С.-Пб. 1998.
53. Непомнящий Н.Н. Энциклопедия загадочного и неведомого. Самые невероятные случаи. «Издательство «Олимп», «Издательство АСТ». М, 2001.
54. Нечволодов А. Сказания о русской земле. Книга 1. Государственная типография С.-Пб., 1913. Репринтное издательство: Уральское отделение Всесоюзного культурного центра «Русская энциклопедия», «Православная книга». 1992.
55. Нечволодов А. Сказания о Русской Земле. Книга 2. Государственная типография С.-Пб., 1913. Репринтное издательство: Уральское отделение Всесоюзного культурного центра «Русская энциклопедия», «Православная книга». 1992.
56. Нечволодов А. Сказания о Русской Земле. Книга 3. Государственная типография С.-Пб., 1913. Репринтное издательство: Уральское отделение Всесоюзного культурного центра «Русская энциклопедия», «Православная книга». 1992.
57. Нечволодов А. Сказания о Русской Земле. Книга 4. Государственная типография С.-Пб., 1913. Репринтное издательство: Уральское отделение Всесоюзного культурного центра «Русская энциклопедия», «Православная книга». 1992.
58. Архимандрит Никифор. Иллюстрированная полная популярная Библейская энциклопедия. Типография А.И. Снегиревой. Остоженка. Савеловский переулок собств. дом. М., 1891. Издательский центр «ТЕРРА». М., 1990.
59. Николай II: Венец земной и небесный. Лествица. М., 1999.
60. Нилус С. Близ есть при дверех. Типография Свято-Троицкой Сергиевой лавры. Сергиев Посад, 1917.
61. Нилус С. Великое в малом.
62. Нилус С. На берегу божьей реки. California 1969.
63. Нилус С. Святыня под спудом. Благовест. С.-Пб., 1996.
64. «Огонек-регионы» 2003 №1. ООО «Издательство «Огонек-пресс». М., 2003.
65. Орехов Д. Подвиг царской семьи. «Невский проспект». С.-Пб., 2001.
66. Епископ Павел. От святой купели и до гроба. Типография Уссурийской Свято-Троицкой Николаевской обители. 1915.
67. Архимандрит Пантелеимон. Тайны загробного мира. Фонд «Благовест». М., 1997.
68. Паршев А.П. Почему Россия не Америка. Крымский мост — 9Д, Форум. М., 2000.
69. Платонов О.А. Терновый венец России. История русского народа в ХХ в. Т.1. Родник. М., 1997.
70. Платонов О.А. Терновый венец России. История русского народа в ХХ в. Т.2. Родник. М., 1997.
71. Платонов О.А. Терновый венец России. Тайна беззакония. Иудаизм и масонство против Христианской цивилизации. Родник. М., 1998.
72. Платонов О. Святая Русь. Энциклопедический словарь русской цивилизации. Православное издательство «Энциклопедия русской цивилизации». М., 2000.
73. Полякова Е. Николай Рерих. «Искусство». М., 1985.
74. Прокофьев И.И. Древняя русская литература. «Просвещение». М., 1988.
75. Подобедова О.И. Древнерусское искусство. Издательство «Наука». М., 1980.
76. Полный богословский энциклопедический словарь. Том I. Издательство П.П. Сойкина. Типография СПб. Стремянная, 12, собств. д. Концерн «Возрождение». 1992.
77. Полный богословский энциклопедический словарь. Том II. Издательство П.П. Сойкина. Типография СПб. Стремянная, 12, собств. д. Концерн «Возрождение». 1992.
78. Поселянин Е. Русская Церковь и русские подвижники XVIII в. Издание книгопродавца И.Л. Тузова. Гостиный двор. С.-Пб., 1905.
79. Православный библейский словарь. Северо-Западная Библейская Комиссия. С.-Пб. 1997.
80. Прокофьев В. Андрей Желябов. Издательство ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия». М., 1960.
81. Прошин Г., Раушенбах Б.В., Поппэ А., Херрман Й., Литаврин Г.Г., Удальцова З.В., Рыбаков Б.А., Крянев Ю.В., Павлова Т.П. Как была крещена Русь. Политиздат. М., 1989.
82. Псалтирь. Трифонов Печенегский монастырь. Ковчег. Новая книга. М., 2000.
83. Раковский Л. Кутузов. Лениздат. Л., 1986.
84. Раппопорт А.П. Зодчество Древней Руси. Издательство «Наука» ленинградское отделение. Ленинград, 1986.
85. Рецепты православной кухни. Во дни поста. «Ивановская газета». Иваново, 1996.
86. Роуз С. Душа после смерти. «Царское дело» С.-Пб., 1995.
87. Роуз С. Православие и религия будущего. Общество святителя Василия Великого. С.-Пб., 1997.
88. Рудаков А. Краткая история Христианской Церкви. Московское подворье Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. М., 1999. Печатается по изданию Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. 1879.
89. Сартаков С. Хребты Саянские. Книга 1. Гольцы. Издательство «Известия». М., 1971.
90. Сартаков С. Хребты Саянские. Книга 2. Издательство «Известия». М., 1971.
91. Сартаков С. Хребты Саянские. Книга 3. Издательство «Известия». М., 1971.
92. Святое Евангелие Господа нашего Иисуса Христа. Свято-Троицкая Александро-Невская Лавра. Знак. С-Пб., 1999.
93. Святой Александр Невский. Православный Свято-Тихоновский Богословский институт. М., 2001.
94. Святой Алексей, человек Божий. Преподобная Пелагея. Святой Филарет милостивый. Фонд «Христианская жизнь». Клин, 2001.
95. Сибирянин Р.А. Следы зверя в истории России. Витязь. М., 1998.
96. Синельников В. Туринская плащаница на заре новой эры. Издание Сретенского монастыря. М., 2000.
97. Синельников В. Тайна Библии. Издание Сретенского монастыря. М., 2000.
98. Смолицкая Г.П., Горбаневский М.В. Топонимия Москвы. Издательство «Наука». М., 1982.
99. Смолицкая Г.П. Топонимический словарь Центральной России. Армада-пресс. М., 2002.
100. Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн (Снычев). Битва за Россию. СППО-2.С.-Пб. 1993.
101. Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн (Снычев). Голос вечности. «Царское дело». С.-Пб. 1995.
102. Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн (Снычев). Самодержавие духа. «Царское дело». С.-Пб. 1995.
103. Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн (Снычев). Одоление смуты. «Царское дело». С.-Пб. 1995.
104. Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн (Снычев). Стояние в вере. «Царское дело». С.-Пб. 1995.
105. Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн (Снычев). Русь соборная. «Царское дело». С.-Пб. 1995.
106. Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн (Снычев). Святая Русь и ее судьбы. Православное братство во имя Архистратига Михаила. Минск 1996.
107. Митрополит Иоанн (Снычев). Последняя битва. Православный благовестник. Киев, 2002.
108. Советская Военная энциклопедия. Тт. 1–8. Военное издательство МО. М., 1976.
109. Соколова Л.В. Литература Древней Руси. Биобиблиографический словарь. «Просвещение». «Учебная литература». М., 1996.
110. Солоневич И. Народная монархия. Наша страна. Буэнос-Айрес, 1973.
111. Солоухин В. Время собирать камни. Издательство «Правда». М., 1990.
112. Тарасов К. Память о легендах белорусской старины голоса и лица. Издательство «Полымя». Минск, 1984.
113. ТАТИЩЕВ В. ИСТОРИЯ РОССИЙСКАЯ.
114. Трубецкой С.Е. Минувшее. «ДЭМ». М., 1991.
115. Успенский Л.В. Имя дома твоего. Очерки по топонимике. Армада-пресс. М., 2002.
116. Учение Священного Писания и отцов Православной Церкви об антихристе. Московское Подворье Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. «Фавор». М., 2001.
117. Фоменко, Носовский. Империя.
118. Фомин С. Россия перед вторым пришествием. Свято-Троицкая Сергиева лавра. Сергиев Посад, 1993.
119. Фомин С. «И даны жене будут два крыла». Паломник. М., 2002.
120. Чернобров В.А. Энциклопедия загадочных мест Земли. Вече. М., 2000.
121. Черный В.Д. Искусство средневековой Руси. «Гуманитарный издательский центр ВЛАДОС». М., 1997.
122. Чудеса и видения. Православный приход Храма Казанской иконы Божией Матери в Ясенево при участии ООО «Синтагма». М., 2001.
123. Игумен Иосиф (Шапошников), Шипов Я.А. Московский Патерик. Издательство «Столица». М., 1991.
124. Янин В.П., Арциховский А.В. Новгородские грамоты на бересте из раскопок 1962–1976 годов. Наука. М., 1978.
125. Кузнецов Н.Г. Курсом победы. Воениздат. М. 1989.
126. Морозов А. Ломоносов. «Молодая гвардия». М. 1961.
127. Линдсей Д. Ганнибал. Издательство иностранной литературы. М., 1962.
128. Чуковский Н. Беринг. Издательство ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия». М., 1961.
129. Беликов П., Князева В. Рерих. Издательство ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия». М., 1972.
130. Костомаров Н.И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. «Эксмо». М., 2006.
131. Международный научный журнал Organizmica  2006 г. №2.
132. Соколов Ю.Ф. Выдающиеся российские полководцы глазами современников (IX–XVII вв.). Институт военной истории МО РФ. М., 2002.
133. Кожинов В. Правда сталинских репрессий. ООО «Алгоритм-Книга». М., 2006.
134. Шамир И. Проклятие избранного народа. Тайны современной политики. Алгоритм. М., 2006.
135. Саушкин Ю.Г. Москва. Географическая характеристика. Государственное издательство географической литературы. М., 1955.
136. Ставров Н. Вторая мировая. Великая Отечественная. Том I. «Август-Принт». М., 2006.
137. Ставров Н. Вторая мировая. Великая Отечественная. Том II. «Август-Принт». М., 2006.
138. Ставров Н. Вторая мировая. Великая Отечественная. Том III. «Август-Принт». М., 2006.
139. Голощапова З. И. Кучинский остров Андрея Белого. Серебряные нити. М., 2005.
140. Лесной С. Откуда ты, Русь? «Алгоритм». «Эксмо». М., 2006.
141. Анисов Л. Иезуитский крест Великого Петра. «Алгоритм». «Эксмо» М., 2006.
142. Пензев К. Русский Царь Батый. «Алгоритм». М., 2006.
143. Мирек А. М. Красный мираж. ООО «Можайск-Терра». 2006.
144. Солженицын А.И. Архипелаг ГУЛаг. ИНКОМ НВ. М., 1991.
145. Бурлак В. Москва подземная. Вече. М., 2006.
146. Макаренко В. Ключи к дешифровке истории древней Европы и Азии. ООО Издательский дом «Вече», М., 2005.
147. Калашников М. Геноцид русского народа. Что может нас спасти. «Яуза». М., 2005.
148. Мирошниченко О. Ф. Тайны русского алфавита. Епифанов. М., 2007.
149. Кутузов Б.П. Церковная «реформа» XVII века. ИПА «ТРИ-Л». М., 2003.
150. Мельников Ф.Е. Краткая история древлеправославной (старообрядческой) церкви. Том 1. «Лествица». Барнаул, 2006.
151. Чудотворные иконы и 60 исцеляющих молитв. «ЛОГОС-МЕДИА». М., 2007.
152. Мельников Ф.Е. Что такое старообрядчество. Том 8. «Лествица». Барнаул 2007.
153. Мельников Ф.Е. История Русской Церкви со времен царствования Алексея Михайловича до разгрома Соловецкого монастыря. Том 7. «Лествица». Барнаул 2006.
154. Перевезенцев С.В. Царь Иван IV Грозный. Русский мир. М., 2005.
155. Игумен Симеон. Россия, пробудись! Старцы о глобализации и об антихристе. ООО «Империум пресс». М., 2005.
156. Чудеса истинные и ложные. Даниловский благовестник. М., 2008.
157. Гусев О. Магия русского имени. «ЛИО Редактор». СПб., 2001.
158. Соловьев С.М. Сочинения. Книга VIII. История России с древнейших времен. Тома 15–16. «Мысль». М., 1993.
159. Шульгин В.В. Письма к русским эмигрантам. Издательство социально экономической литературы. М., 1961.
160. Зоркин В.И. Смутное время. АО «Форма-Пресс». М., 1996.
161. Протоиерей Дмитрий Дмитриевский. История Православной Церкви. Книгоиздательство т-ва И.Д. Сытина, М., 1915. «Русский хронограф». М., 2003.
162. Прокофьев И.И. Древняя русская литература. «Просвещение». М., 1988.
163. Захаренков В., Шутов М. Русская бездна. ТОО «Природа и человек». М., 1997.
164. Игумен Симеон. Россия, пробудись! Старцы о глобализации и об антихристе. ООО «Империум пресс». М., 2005.
165. Меньшиков О.М. Письма к русской нации. Издательство журнала «Москва». М., 2002.
166. Емельянова Л. Бог говорит избранникам своим… ПЦБ «Благовещение». Великие Луки, 2008.
167. Фрянов И. Я. Загадка крещения Руси. «Алгоритм». М., 2007.
168. Баландин Н.И., Башенькин А.Н., Белов В.И. и др. Старинные города Вологодской области. Кириллов. Выпуск 2. «Русь». Вологда, 1997.
169. По Москве. Издание М. и С. Сабашниковых. М. 1917. «Изобразительное искусство». М., 1991.
170. Забелин И.Е. История города Москвы. «Столица». М., 1990.
171. КНИГА ПРАВИЛ СВЯТЫХ АПОСТОЛОВ, СВЯТЫХ СОБОРОВ ВСЕЛЕНСКИХ И ПОМЕСТНЫХ, И СВЯТЫХ ОТЕЦ. Репринтное воспроизведение 1893 г. Киевская обл., г. Бровары, 2002 г.
172. Ключевский В.О. Курс русской истории. Сочинения в девяти томах. Том I. «Мысль». М., 1987.
173. Грачева Т. В. Невидимая Хазария. «Зёрна». Рязань, 2009.
174. Правдолюбов А. Глобализм и религия антихриста. Издание 2-е. СПб., 2008.
175. Павлушин А. П. Брос. М., 2007.
176. Валишевский К. Смутное время. СП «ИКПА»., М., 1989.
177. Кутузов Б.П. Тайная миссия патриарха Никона. Алгоритм. М., 2008.
178. Патриарх Никон. Трагедия русского раскола. Издательский Совет Русской Православной Церкви. М., 2006.
179. Белоусова Т. М. Тайны подземной Москвы. Московский рабочий. М., 1997.
180. Иванов В.Ф. Русская интеллигенция и масонство от Петра Первого до наших дней. ФондИВ. М., 2008.
181. Рыбалка А., Синельников А. Тайны русских соборов. ООО «Издательство “Эксмо”». М., 2008.
182. Устрялов Н. История царствования Петра Великого. Т. 1. Господство царевны Софии. СПб., 1858.
183. Манягин В.Г. Третий Рим. Белый дом. МОО Святая Русь. М., 2002.
184. Орешкин П.П. Вавилонский феномен. «ЛИО Редактор». СПб., 2002.
185. «Русский Вестник», №21, 2008.
186. Миронова Т. Крест и меч. М., 2008.
187. Караев Н.И. Учебная книга древней истории. «Просвещение». «Учебная литература». М., 1997.
188. Манягин В.Г. История русского народа от потопа до Рюрика. Эксмо. Алгоритм. М., 2009.
189. Медведев В.С., Хомяков В.Е., Белокур В.М. Национальная идея или Чего ожидает Бог от России. Издательство «Современные тетради». М., 2005.
190. Пыляев М.И. Старая Москва. Клуб любителей истории отечества. «Московский рабочий». М., 1990.
191. Дьяков И. Великая Гражданская война 1941–1945. «Самотека». М., 2008.
192. Источниковедение истории Древнего Востока. «Высшая школа». М., 1984.
193. Иванов А.А. Что необходимо знать русским. Справочник русского человека. «Самотека». М., 2008.
194. М.П. Погодин. Семнадцать первых лет жизни императора Пера Великого. Типография В.М. Фриш. Никитская ул. Дом Воейковой. М., 1875.
195. Туманский Ф. Жизнь и деяния государя императора Петра Великого. СПб., 1788.
196. Курц Б.Г. Сочинение Кильбургера о русской торговле в царствование Алексея Михайловича. Типография И.И. Чоколова, Б.-Житомирская 20. Киев, 1915.
197. Святитель Лука (Войно-Ясенецкий). Наука и религия. Дух, душа и тело. М.; Ростов-на-Дону, 2001.
198. Мартыненко А.А. Противостояние. Имя Бога. ЭЛИА-АРТО. М., 2006.
199. Мартыненко А.А. Петр Первый. ЭЛИА-АРТО. М., 2006.
200. Мартыненко А.А. Противостояние. История народа Русы — история мировой цивилизации. ЭЛИА-АРТО. М., 2007.
201. Мартыненко А.А. Противостояние. Слово — оружие Русы. М., 2008.
202. Мартыненко А.А. Противостояние. Исследуйте Писание. «Восход-2». М., 2008.
203. Мартыненко А.А. Русский образ жизни. «Восход-2». М., 2008.
204. Мартыненко А.А. Зверь на престоле, или правда о царстве Петра Великого. «Библиотека Сербского Креста». М., 2009.
205. Мартыненко А.А. Тайные маршруты Древней Руси. «Библиотека Сербского Креста». М., 2009.
206. Мартыненко А.А. Победа русского оружия. Помощь по-американски. М., 2009.
207. Мартыненко А.А. Победа русского оружия. Барбаросса и/или Сталинград. М., 2009.
208. Мартыненко А.А. Победа русского оружия. От Курска и Орла… М., 2009.
209. Мартыненко А.А. Проклятье Древнего Ханаана. Красная чума. М., 2009.
210. Мартыненко А.А. Три нашествия. Лекарство от красной чумы. М., 2009.
211. Минувшее. Париж, 1987. №4.
212. Фигуровский Н.А. Очерк общей истории химии. От древнейших времен до начала XIX века. Издательство «Наука». М., 1969.
213. Фигуровский Н.А. Алхимик и врач Артур Ди (Артемий Иванович Дий). Институт истории естествознания и техники Академии Наук СССР, Малая Лубянка 12, Москва, СССР.
214. Мартыненко А.А. Подземная река. Икона зверя. «Профессионал». М., 2010.
215. Петров А. Старообрядцы. Кто они такие? М.–СПб., 2010.
216. Классен Е. И. Древнейшая история славян и славяно-руссов до рюриковского времени. «Белые альвы». М., 2008.
217. Шахназаров О.Л. Старообрядчество и большевизм. Вопросы истории, 2002, №4.
218. Быстров С.И. Двоеперстие в памятниках христианского искусства и письменности. Издательство АКООХ-И. Барнаул, 2009.
219. Виноград Российский или описание пострадавших в России за древлецерковное благочестие, написанный Симеоном Дионисиевичем (князем Мышецким). Старообрядческое издательство «Третий Рим». М., 2008.
220. Геродот. История. Ладомир, АСТ. М., 1999.
221. Шамбаров В.Е. Великие империи Древней Руси. Алгоритм. М., 2007.
222. “По Москве”, под ред. Н.А. Гейнике и др. Изд-во Сабашниковых, М., 1917.
223. Миронова Т. Крест и меч. М., 2008.
224. Протоиерей Лев Лебедев. Москва патриаршая. Вече. М. 1995.
225. Башилов Б. История русского масонства. Книга 2-я. Выпуск 3-й и 4-й. МПКП «Русло» ТОО «Община». М., 1992.
226. Лосский В.Н. Очерк мистического богословия Восточной Церкви. Догматическое богословие. М., 1991.
227. Догматические Послания Православных иерархов XVII–XIX веков о Православной вере. Троице-Сергиева Лавра, 1995.
228. Иеродиакон Авель (Семенов), Дроздов А. Во что мы верим. Издательство «Бумажная галерея». М., 2004.
229. Григоренко А. Уния в истории Украины и Руси. Новосибирск, 1991.
230. Международная еврейская газета. 2000, №30 (311).
231. Миронова Т. Из-под лжи. Государь Николай II. Григорий Распутин. «Пересвет». Краснодар, 2005.
232. Державин Н.С. Происхождение русского народа. Минск, 2009.
233. Протоиерей Лев Лебедев. Москва патриаршая. «Вече». М., 1995.
234. Гаркави А.Я. Сказания мусульманских писателей о славянах и русских с половины VII–X вв. по Р.Х. Типография Императорской Академии наук. С.-Пб., 1870.
235. Кавказ и степной мир в древности в средние века: Материалы международной научной конференции. Махачкала: ИИАЭ ДНЦ РАН, 2000.
236. Гаркави А.Я. Дополнение к сочинению Сказания мусульманских писателей о славянах и русских. В типографии А.О. Цедербаума. С.-Пб., 1871.
237. Мартыненко А.А. Зверь на престоле, или правда о царстве Петра Великого. Профессионал. М., 2010.
238. Емельянов В.Н. Десионизация. «Витязь». М., 1995.
239. Грачева Т.В. Память русской души. «Зёрна-слово». Рязань, 2011.
240. Сигизмунд Герберштейн. Записки о Московии. МГУ. М., 1988.
241. Петр Петрей. «Достоверная и правдивая Реляция о некоторых событиях, которые в истекшие годы произошли в Великом княжестве Московии...» Стокгольм, 1608. Институт истории РАН. М., 1976.
242. Буссов К. Московская хроника. 1584–1613. АН СССР. М-Л., 1961.
243. Петр Петрей. История о Великом княжестве Московском. М., 1997.
244. Сибирь в известиях западноевропейских путешественников и писателей, XIII–XVII вв. Сибирское отделение Российской академии наук. Новосибирск, 2006.
245. Путешествие Спафария. Изд. Ю. В. Арсеньева. СПб., 1882.
246. Матвей Меховский. Трактат о двух Сарматиях (Краков, 1517). М-Л. АН СССР. М., 1936.
247. Сигизмунд Герберштейн. Записки о Московитских делах. Перев. А. И. Малеина.  СПб, 1908.
248. Книга о Московском посольстве Павла Иовия Новокомского. Перев. А. И. Малсина. Издательство А. С. Суворина. СПб., 1908.
249. Россия начала XVII в. Записки капитана Маржерета. Институт истории РАН. М., 1982.
250. Конрад Буссов. Московская хроника. 1584–1613. АН СССР. М-Л., 1961.
251. Новосельский А. А. Борьба Московского государства с татарами в первой половине XVII в. М., 1948.
252. Адам Олеарий. Описание путешествия в Московию. Русич. М., 2003.
253. Латиноязычные источники по истории Древней Руси. Германия IX–первая половина XII вв. М.-Л. 1989.
254. Башилов Б. История русского масонства. Выпуск 1-й и 2-й. МПКП «Русло» — ТОО «Община». М., 1992.
255. Материалы по истории медицины в России. Изд. Н. Е. Мамонова. Вып IV. СПб., 1885.
256. Сытин П.В. Пожар Москвы в 1812 году и строительство города в течение 50 лет. Московский рабочий. М., 1972.
257. Иванов В.Д. Трилогия о начале Руси «Повести древних лет».
258. Толстов С.П. Древний Хорезм. Издание МГУ. М., 1948.
259. Берг Л.С. Аральское море. С-Пб, 1908.
260. Бартольд В.В. История культурной жизни Туркестана. Л., 1927.
261. Мартыненко А.А. Запретные темы истории. Киров, 2011.
262. Мартыненко А.А. Тайная миссия Кутузова. Киров, 2011.
263. «За русское дело». 2011 г., №5 (166). ООО «Издательство Полярная звезда». С-Пб., 2011.
 264. Бартольд В.В. Советское востоковедение. Т. I. С-Пб., 1940.
265. Аристов Н. Я. Промышленность Древней Руси. С-Пб., 1866.
266. Лерберг А.Х. Исследования, служащие к объяснению древней Русской истории. С-Пб., 1819.
267. Мурзакевич Д.Н. История губернского города Смоленска от древнейших времен до 1804 года. Типография при Губернском Правлении. Смоленск, 1804.
268. Серебрянский Н. Древнерусские княжеские жития. Кострома, 1914.
269. Латышев В.В. Вестник древней истории. Известия древних писателей о Скифии и Кавказе. Издательство Академии наук СССР. М., 1947.
270. Латышев В.В. Вестник древней истории. Известия древних писателей о Скифии и Кавказе. Издательство Академии наук СССР. М., 1948.
271. Данилевский И.Н. Древняя Русь глазами современников и потомков (IX–XII вв.). Аспект Пресс. М., 1998.
272. История древнего мира. Т. 1. Ранняя древность. Знание. М., 1983.
273. Джиованни дель Плано Карпини. История Монгалов. Гильом де Рубрук. Путешествие в восточные страны. Государственное издательство географической литературы. М., 1957.
274. Геродот, «История». Книга 2. Библиотека «Вехи». 2008.
275. Геродот, «История». Книга 4. Библиотека «Вехи». 2008.
276. Геродот, «История». Книга 6. Библиотека «Вехи». 2008.
277. Павел Иовий. Посольство от Василия Иоанновича, Великого князя Московского, к папе Клименту VII-му. Библиотека иностранных писателей о России. Т. 1. С-Пб., 1836.
278. Иосиф Барбаро. Путешествие в Тану.
279. Страбон. География. Книга 1. Париж, 1587.
280. Страбон. География. Книга 3. Париж, 1587.
281. Страбон. География. Книга 4. Париж, 1587.
282. Страбон. География. Книга 5. Париж, 1587.
283. Страбон. География. Книга 7. Париж, 1587.
284. Страбон. География. Книга 16. Париж, 1587.
285. Аммиан Марцеллин. История. Книга 16. Киев, 1908.
286. Аммиан Марцеллин. История. Книга 17. Киев, 1908.
287. Аммиан Марцеллин. История. Книга 27. Киев, 1908.
288. Аммиан Марцеллин. История. Книга 31. Киев, 1908.
289. Ксенофонт. Анабасис. Xenophontis Expeditio Cyr recensuit Guilelmus Gemoll. Editio minor. BibliothecaTeubneriana Lipsiae, 1910. Книга 6. Библиотека «Вехи». 2003.
290. Ксенофонт. Анабасис. Xenophontis Expeditio Cyr recensuit Guilelmus Gemoll. Editio minor. BibliothecaTeubneriana Lipsiae, 1910. Книга 7. Библиотека «Вехи». 2003.
291. Плиний. Естественная история. Книга 4. Государственное издательство географической литературы. М., 1953.
292. Плиний. Естественная история. Книга 5. Государственное издательство географической литературы. М., 1953.
293. Плиний. Естественная история. Книга 6. Государственное издательство географической литературы. М., 1953.
294. Мартыненко А.А. Проклятие древнего Ханаана. Профессионал. М., 2012.
295. Великолепный трактат о расположении царств и островов в Индии, равно как об удивительных вещах и разнообразии народов   Zamcke F. Der Presbyter Johannes // Abhandlungen der koniglich sachsischen Gesellschaft der Wissenschaften. 1883. Vol. XIX. Philologisch-historischen Classe. Vol. VIII. S. 171 – 179.
296. Повесть о царе Давиде. Jacques de Vilry. Lettres de Jacques de Vitry, 1160/70,1240, eveque de S. Jean d'Acre / Ed. RB.C. Huygens, Leiden, 1960; Annales prioratus de Dunstaplia / Ed. D. H. Luard. London. 1886. — (Annales Monastici; Vol. III. Rcrum Britanjicarum Medii Aevi Scriptores; T. 37).
297. Вильгельм Рубрук. Итинерарий. Цит. по: Историческая география политического мира. Образ Чингиз-хана в мировой литературе XIII–XV вв. Евразия. СПб., 2006.
298. Симон де Септ-Квентин: «История татар» — Simon de Saint Quentin. Histoire des Tartarcs / Publ. par J. Richard. Paris, 1965.
299.    Наставление Палладия.   Kleine texte zum Alexanderroman: Commonitorium Palladii, Briеf-weshsel zwischen Alexander und Dindimus, Brief Alexanders ьber die Wunder Indiens / Hg. F.Pfister. Heidelberg, 1910. (Sammlung vul-garlatcinischer Texte; Hf. 4).
300. Толстов С.П. По следам древнехорезмийской цивилизации. Издательство Академии наук СССР. М.–Л., 1948.
301. Венелин Ю.И. История Руси и славянства. Институт Русской цивилизации. М., 2011.
302. Козлов Н. Генополитика. М., 2010.
303. Правдолюбов А. Глобализм и религия антихриста. Издание 2-е. СПб., 2008.
304. Табов Й. Когда крестилась Киевская Русь. Издательский дом “Нева”. С.-Пб., 2004.
305. Диакон Л. История. Наука. М., 1988.
306. Замойский Л. За фасадом масонского храма. Политиздат. М., 1990.
307. Чилингиров А. България. Византия. Русия. Берлин, 2002.
308. Никольский Н.К. Материалы для истории древне-русской письменности. Сборник отдела русского языка и словесности. С-Пб., 1907.
309. Чилингиров А. Църквата «Св. Герман». Берлин, 2001.
310. Ангелов Д. Богомильство. Булвест-200. София, 1993.
311. Козлов Н. (Щедрин А.А.) Царская жертва. М., 2010.
312. Савельев Е.П. Древняя история казачества. Новочеркасск, 1915.
313. Марко Поло. Книга о разнообразии мира. Книга I. Цит. по книге: Джованни дель Плано Карпини. История монгалов., Гильом де Рубрук. Путешествие в восточные страны., Книга Марко Поло. «Мысль». М., 1997.
314. Марко Поло. Книга о разнообразии мира. Книга III. Цит. по книге: Джованни дель Плано Карпини. История монгалов., Гильом де Рубрук. Путешествие в восточные страны., Книга Марко Поло. «Мысль». М., 1997.
315. Барбаро и Контарини о России. Наука. М., 1971.
316. Михалон Литвин. О нравах татар, литовцев и москвитян. М., 1994.
317. Марко Фоскарино. Донесение о Московии второй половины XVI века. Императорское общество истории и древностей российских. М., 1913.
318. Генрих Штаден. О Москве Ивана Грозного. М. и С. Собашниковы. 1925.
319. Ахмед Ибн Фадлан. Записки о его путешествии на Волгу. Цит. По: Материалы по истории Туркмении и туркмен. Т. I. VII–XV вв. М.-Л., 1939. 
320. Книга Ахмеда Ибн-Фадлана о его путешествии на Волгу в 921–922 гг. Харьков, 1956.
321. Сикорский Е.А. Деньги на революцию: 1903–1920. Смоленск, 2004.
322. Орса-Койдановская. Интимная жизнь Ленина: Новый портрет на основе воспоминаний, документов, а также легенд. Мн., 1994. С.69.
323. Волоцкий. М. Истоки зла (Тайна коммунизма). М. 2002.
324. «Посев». 1984. №1.
325. Солоухин В., Збарский И. Под «крышей» мавзолея «Полина». Тверь 1998.
326. Андреев А.И. Время Шамбалы. Издательский дом «Нева». СПб., 2004.
327. Хроника судного дня. №6, июнь. М., 2012.
328. Славянорусский корнеслов. Язык наш — древо жизни на земле и отец наречий иных. СПб., 2005.
329. Истахри. Книга путей и государств. Цит. По: Материалы по истории Туркмении и туркмен. Т. I. VII–XV вв. М.-Л., 1939. 
330. Два имени одного парохода. Цит. по: «Деловой Подольск». № 2 (26). Подольск, 2012.
331. Ерохин В.М. Ключ к тайному храму. «Информация». Подольск, 2008.
332. Донесение д. Иоанна Фабра его высочеству Фердинанду, Инфанту Испанскому, Ерцгерцогу Австрийскому, Герцогу Бургундскому и Правителю Австрийской Империи, о нравах и обычаях Московитян//Отечественные записки, Часть 25. № 70. 1826.
333. Амброджо Контарини. Путешествие в Персию. Цит. по: Барбаро и Контарини о России. Наука. М., 1971, Библиотека иностранных писателей о России. Т. 1. СПб., 1836.
334. Йакут Ал-Хамави. Алфавитный перечень стран. Цит. по: Материалы по истории туркмен и Туркмении. Том I. VII–XV вв. Арабские и персидские источники. М.-Л. АН СССР. 1939.
335. Буровский А. Петр Первый. Проклятый император. «Яуза». «Эксмо». М., 2008.
336. Материалы для русской истории. Дневник Корба//Русский вестник, № 4. 1866.
337. Шпанченко В. Княжая пустынь. По следам загадок и тайн Костромской земли. Кострома, 2003.
338. Ахмед ал-Я`куби. Книга стран. Цит. по: Материалы по истории туркмен и Туркмении. Том I. VII–XV вв. Арабские и персидские источники. М.-Л. АН СССР. 1939.
339. Книга, называемая новый летописец. Цит. по: Хроника смутного времени. Фонд Сергея Дубова. М., 1998.
340. Абу Абдаллах ал-Максуди. Наилучшее распределение для познания стран. Цит. по: Материалы по истории туркмен и Туркмении. Том I. VII–XV вв. Арабские и персидские источники. М.-Л. АН СССР. 1939.
341. Пименово хожение в Царьград. Цит. по: Книга хожений. Записки русских путешественников XI–XV вв. Советская Россия. М., 1984.
342. Воинские повести Древней Руси. Лениздат. Л., 1985.
343. Приск Панийский. Сказания Приска Панийского. Цит. по: Ученые записки второго отделения Императорской академии наук. Книга VIII. Вып. 1. СПб., 1861.
344. Исаак Маасса. Краткое известие о Московии в начале XVII в. Государственное социально-экономическое издательство. М., 1936.
345. Путешествие в Московию барона Августина Майерберга, члена императорского придворного совета и Горация Вильгельма Кальвуччи, кавалера и члена правительственного совета Нижней Австрии, послов августейшего римского императора Леопольда к царю и великому князю Алексею Михайловичу, в 1661 году, описанное самим бароном Майербергом. Императорское общество истории и древностей Российских. М., 1874.
346. Книга историография початия имене, славы и разширения народа славянского, и их цареи и владетелеи под многими имянами, и со многими царствиями, королевствами, и провинциами. Собрана из многих книг исторических, чрез господина Мавроурбина архимандрита Рагужского. СПб., 1722.
347. Чингиз-наме. Орды: белая, синяя, серая, золотая… Переход к власти племенным биям и неизвестной династии тукатимуридов в казахских степях в XIV в. Цит. по: Чингиз-наме. Издательство «Гылым». Алма-Ата, 1992.
348. Известия Джиованни Тедальди о России времен Иоанна Грозного. Цит. по: Журнал министерства народного просвещения. № 5–6. 1891.
349. Андрей Роде. Описание второго посольства в Россию датского посланника Ганса Ольделанда в 1659 г. Цит. по: Проезжая по Московии. Международные отношения. М., 1991.
350. Шлейссинг. Полное описание России, находящейся ныне под властью двух царей-соправителей Ивана Алексеевича и Петра Алексеевича. Цит. по: Рассказы очевидцев о жизни Московии конца XVII века//Вопросы истории, №1. 1970.
351. Тверские летописи. Древнерусские тексты и переводы. Тверское книжно-журнальное издательство. Тверь, 1999.
352. Путешествие через Сибирь от Тобольска до Нерчинска и границ Китая русского посланника Николая Спафария в 1675 году // Записки русского географического общества по отделению этнографии. Т. X, вып. 1. СПб, 1882.
353. Стефан Какаш и Георг Тектандер. Путешествие в Персию через Московию 1602–1603 гг. Императорское общество истории и древностей Российских. М., 1896.
354. Фоккеродт И.Г. Россия при Петре Великом, по рукописному известию Иоганна-Готтгильфа Фоккеродта. Цит. по: Неистовый реформатор. Фонд Сергея Дубова. М., 2000.
355. Тьеполо Ф. Рассуждение о делах московских Франческо Тьеполо. Цит. по: Исторический Архив, Т. III. М.-Л., 1940.
356. Сидоров Г.А. Родовая память. Томск, 2011.
357. Страленберг Ф.И. Северная и восточная часть Европы и Азии. Шток-Хольм, 1730. Цит. по: Записки капитана Филиппа Иоганна Страленберга об истории и географии Российской империи Петра Великого. Северо-восточная часть Европы и Азии. АН СССР. М.-Л., 1985.
358. Саймонов Ф.И. Описание Каспийского моря и чиненных на оном российских завоеваний, яко часть истории государя Петра Великого… Императорская академия наук. СПб., 1763.
359. Авриль Ф. Путешествия. Сведения о Сибири и пути в Китай, собранные миссионером Ф. Аврилем, в Москве, в 1686 году. Цит. по: Русский вестник, № 4. 1842.
360. Корнилий де Бруин. Путешествие в Московию. Цит. по: Россия XVIII в. глазами иностранцев. Лениздат. Л., 1989.
361. Зиннер Э.П. Сибирь в известиях западноевропейских путешественников и ученых XVIII века. Иркутск, 1968.
362. Обри де ла Мотрэ. Путешествие по различным провинциям и местностям герцогской и королевской Пруссии, России, Польши и т.д. Цит. по: Петербург Петра I в иностранных описаниях. Наука. Л., 1991.
363. Избрант Идес и Адам Бранд. Записки о русском посольстве в Китай (1692–1695). Цит. по: Избрант Идес и Адам Бранд. Записки о посольстве в Китай. Глав. Ред. Вост. Лит. М., 1967.
364. Державин Н.С. Происхождение русского народа. М, 1944
365. «Вопросы истории» 1947, №7.
366. Сидоров Г.А. Тайный проект вождя. «Родовичъ». М., 2012.
367. Якоб Ульфельдт. Путешествие в Россию. Языки славянской культуры. М., 2002.
368. Иоанн Перштейн. Донесение о Московии Иоанна Перштейна, посла императора Максемилиана при московском дворе в 1575 году. М., 1876.
369. Юст Юль. Записки датского посланника в России при Петре Великом. Цит. по: Лавры Полтавы. Фонд Сергея Дубова. М., 2001.
370. Эльзевир из Лейдена. Руссия или Московия. Цит. по: Описание России, изданное в 1630 году в Голландии // Московский телеграф, часть 7, № 3. М.,
371. Гельбиг Г.А. фон. Русские избранники. Издание Фридриха Готтгейнера. Берлин, 1900. Цит. по: Гельбиг Г. фон. Русские избранники. Военная книга. М, 1999.
372. Матвеев А.А. Граф Андрей Артамонович Матвеев. Записки. Цит. по: Рождение империи. Фонд Сергея Дубова. М., 1997.
373. Куракин Б.И. Гистория о Петре I и ближайших к нему людях. 1682–1695 гг. Цит. по: Русская старина, 1890. Т. 68. № 10.
374. Избрант Идес и Адам Бранд. Записки о русском посольстве в Китай (1692–1695). Цит. по: Избрант Идес и Адам Бранд. Записки о посольстве в Китай. Глав. Ред. Вост. Лит. М., 1967.
375. Миллер Г.Ф. История Сибири, I. М.–Л., 1937.
376. Джон Белл. Путешествия из Санкт-Петербурга в различные части Азии. Цит. по: Исторические путешествия. Извлечения из мемуаров и записок иностранных и русских путешественников по Волге в XV–XVIII вв. Краевое издательство. Сталинград, 1936.
377. Иржи Давид. Современное состояние Великой России или Московии. Цит. по: Вопросы истории, № 3. 1986.
378. Мартыненко А.А. Патриарх Тушинского вора. ООО «Профессионал». М., 2013.
379. Мартыненко А.А. Тайные маршруты Древней Руси. ООО «Профессионал». М., 2013.
380. Петухов Ю.Д. Тайны древних русов. Вече. М., 2011.
381. Хождение в святую землю московского священника Иоанна Лукьянова (1701–1703). «Наука». М., 2008.
382. Путешествие на Амур. СПб., 1859.
383. Жербильон Ж.Ф. Сочинения. Цит. по: Сибирь в известиях западноевропейских путешественников и писателей. Т. 1. Ч. II. Крайгиз. Иркутск, 1936.
384. Жербильон Ж.Ф. Сочинения. Цит. по: Сибирь в известиях западноевропейских путешественников и писателей, XIII–XVII вв. Сибирское отделение Российской академии наук. Новосибирск, 2006.
385. Толстой П.А. путешествие стольника П.А. Толстого по Европе (1697–1699). Серия «Литературные памятники». «Наука». М., 1992.
386. Абу Мухаммед ал-Абдари. Магрибинское путешествие. Цит. по: Древние и средневековые источники по этнографии и истории Африки южнее Сахары. Т. 4. Арабские источники XIII–XIV вв. Восточная литература. 2002.
387. Витсен Николас. Путешествие в Московию. Symposium. СПб., 1996.
388. Рейтенфельс Я. Сказание светлейшему герцогу Тосканскому Козьме Третьему о Московии. Книга I. Цит. по: Утверждение династии. Фонд Сергея Дубова. М., 1997.
389. Рейтенфельс Я. Сказание светлейшему герцогу Тосканскому Козьме Третьему о Московии. Книга II. Цит. по: Утверждение династии. Фонд Сергея Дубова. М., 1997.
390. Рейтенфельс Я. Сказание светлейшему герцогу Тосканскому Козьме Третьему о Московии. Книга III. Цит. по: Утверждение династии. Фонд Сергея Дубова. М., 1997.
391. Рейтенфельс Я. Сказание светлейшему герцогу Тосканскому Козьме Третьему о Московии. Книга IV. Цит. по: Утверждение династии. Фонд Сергея Дубова. М., 1997.
392. Н.В. Устюгов. Работные люди на Сухоно-Двинском пути в первой половине XVII века. Цит. по: Исторические записки, 6, М., 1940.
393. Алеппский П. Путешествие Антиохийского Патриарха Макария в Россию в половине XVII века, описанное его сыном, архидиаконом Павлом Алеппским. Выпуск 2 (От Днестра до Москвы). Книга 6. Цит. по: Чтение в обществе истории и древностей российских, Книга 4 (183). 1897.
394. Мартыненко А.А. История народа Русы. ООО «Профессионал». М., 2013.
395. Алеппский П. Путешествие Антиохийского Патриарха Макария в Россию в половине XVII века, описанное его сыном, архидиаконом Павлом Алеппским. Выпуск 3 (Москва). Книга 7. Цит. по: Чтение в обществе истории и древностей российских, Книга 3 (186). 1898.
396. Алеппский П. Путешествие Антиохийского Патриарха Макария в Россию в половине XVII века, описанное его сыном, архидиаконом Павлом Алеппским. Выпуск 3 (Москва). Книга 8. Цит. по: Чтение в обществе истории и древностей российских, Книга 3 (186). 1898.
397. Алеппский П. Путешествие Антиохийского Патриарха Макария в Россию в половине XVII века, описанное его сыном, архидиаконом Павлом Алеппским. Выпуск 4 (Москва, Новгород и путь от Москвы до Днестра). Книга 11. Цит. по: Чтение в обществе истории и древностей российских, Книга 4 (187). 1898.
398. Алеппский П. Путешествие Антиохийского Патриарха Макария в Россию в половине XVII века, описанное его сыном, архидиаконом Павлом Алеппским. Выпуск 5 (Обратный путь. Молдавия и Валахия. Малая Азия и Сирия. Результаты путешествия). Книга 14. Цит. по: Чтение в обществе истории и древностей российских, Книга 2 (199). 1900.
399. Алеппский П. Путешествие Антиохийского Патриарха Макария в Россию в половине XVII века, описанное его сыном, архидиаконом Павлом Алеппским. Выпуск 1 (От Алеппо до земли казаков). Книга 1. Цит. по: Чтение в обществе истории и древностей российских, Книга 4 (179). 1896.
400. Герье В. Отношения Лейбница к России и Петру Великому по неизданным бумагам Лейбница в Ганноверской библиотеке. СПб., 1871.
401. Вебер Ф.-Х. Записки о Петре Великом и его царствовании Брауншвейгского резидента Вебера. Цит. по: Русский архив. №6. М., 1872.
402. Вебер Ф.-Х. Записки о Петре Великом и его царствовании Брауншвейгского резидента Вебера. Цит. по: Русский архив. №7 и №8. М., 1872.
403. Позье И. Записки придворного брильянтщика Позье о пребывании его в России с 1729 по 1764 г. Цит. по: Русская старина. Том 1. 1870.
404. Шетарди. Маркиз де ла Шетарди в России в 1740–1742 годов. Депеши французского посольства в Петербурге. Цит. по: Маркиз де-ла-Шетарди в России 1740–1742 годов. М., 1862.
405. Болотов А.Т. Жизнь и приключения Андрея Болотова, описанные самим им для своих потомков. В 3-х томах. Т. 1: 1738–1759. ТЕРРА. М., 1993.
406. Финкенштейн К.В. Карл Вильгельм Финк фон Финкенштейн. Общий отчет о Русском дворе 1748 г. Цит. по: Франсина-Доминик Лиштенан. Россия входит в Европу. Императрица Елизавета Петровна и война за австрийское наследство 1740–1750. ОГИ. М., 2000.
407. Койэтт Б. Исторический рассказ или описание путешествия господина Кунраада фан-Кленка. Цит. по: Посольство Кунраада фан-Кленка к царям Алексею Михайловичу и Феодору Алексеевичу. СПб., 1900.
408. Плано Карпини. Иоанн де Плано Карпини. Книга о тартарах. Цит. по: Историческая география политического мифа. Образ Чингиз-хана в мировой литературе XIII–XV веков. Евразия. СПб., 2006.
409. Джениксон А. Путешествие в Среднюю Азию 1558–1560 гг. Цит. по: Английские путешественники в Московском государстве в XVI веке. Соцэкгиз. М., 1937.
410. Гваньини А. Описание европейской Сарматии, которая включает в себя Полонию, Литванию, Самогитию, Руссию, Московию и части Татарии. Цит. по: Сибирь в известиях западно-европейских путешественников и писателей, XIII–XVII вв. Сибирское отделение Российской академии наук. Новосибирск, 2006.
411. Бэкон Р. Великое сочинение. Цит. по: Английские средневековые источники IX–XIII вв. Наука. М., 1979.
412. Матфей Парижский. Великая история Англии, или хроника. Цит. по: История средних веков в ее писателях и исследованиях новейших ученых. Том III. СПб., 1887.
413. Матфей Парижский. Великая хроника. Цит. по: Английские средневековые источники IX–XIII вв. Наука. М., 1979.
414. Коллинс С. Нынешнее состояние России изложенное в письме к другу, живущему в Лондоне. Сочинение Самуэля Коллинса, который девять лет провел при Дворе московском и был врачом царя Алексея Михайловича // // Чтения в императорском обществе истории и древностей Российских. М., 1846; Утверждение династии. Фонд Сергея Дубова. М., 1997.
415. Гундулич Ф. Путешествие из Вены в Москву в 1655 году. Цит. по: Русский вестник, № 9. 1869.416. Ланноа Г. Гильбер де Ланноа. Путешествия и посольства. Цит. по: Великая Русь рыцаря де Ланноа // Родина, № 12. 2003.
417. Тевэ А. Всемирная космография. Цит. по: Сибирь в известиях западноевропейских путешественников и писателей. Т. 1. Крайгиз. Иркутск, 1932.
418. Шильтбергер И. Путешествие Ивана Шильтбергера по Европе, Азии и Африке, с 1394 года по 1427 год // Записки императорского Новороссийского университета. Том 1. 1867.
419. «Описание земель». Анонимный географический трактат второй половины XIII в. // Средние века. Вып. 56. 1993.
420. Хордадбех. Ибн Хордадбех. Книга путей и стран. М., 1986.
421. Трипольский В. Вильгельм Трипольский. Книга о состоянии сарацин, по возвращении короля Людовика из Сирии. Цит. по: История средних веков в ее писателях и исследованиях новейших ученых. Том III. СПб., 1887.
422. Гельмольд. Славянская хроника. Книга 1. Цит. по: История средних веков в ее писателях и исследованиях новейших ученых. Том II. СПб., 1864.
423. Гельмольд. Славянская хроника. Цит. по: Латиноязычные источники по истории Древней Руси. Германия. Вып. II. Середина XII – середина XIII в. Институт АН СССР. М., 1990.
424. Родес И. Донесения Иоганна де Родеса о России середины XVII в. Цит. по: Русское прошлое. Книга 9. СПб., 2001.
425. Пальмквист Э. Заметки о России. Цит. по: Краткое описание города Новгорода и его местоположения // Материалы и исследования по археологии СССР. № 31. Материалы и исследования по археологии древнерусских городов. Т. II. М., 1952.
426. Ниенштедт Ф. Ливонская летопись Франца Ниенштедта бывшего рижсого бургомистра и королевского бургграфа // Сборник материалов и статей по истории Прибалтийского края. Том III–IV, 1880–1883.
427. Мильтон Д. Джон Мильтон (1649–1652). О стране самоедов в Сибири и о других странах, лежащих к северо-востоку и подвластных москвитянам. Цит. по: Сибирь в известиях западноевропейских путешественников и писателей, XIII–XVII вв. Сибирское отделение Российской академии наук. Новосибирск, 2006.
428. Груневег М. Записки. Мартин Груневег о Борисе Годунове. Цит. по: Тиран и заступник // Родина № 12, 2004.
429. Донесения посланников республики соединенных Нидерландов при русском дворе. Отчет Альберта Бурха и Иогана фан Фелдтриля о посольстве их в Россию в 1630 и 1631 гг. с приложением очерка сношений Московского государства с республикой соединенных Нидерландов до 1631 г. СПб. 1902.
430. Гюдьденстиерне А. Аксель Гюльденстиерне. Путешествие его княжеской светлости герцога Ганса Шлезвиг-Голштейнского в Россию 1602 г. Цит. по: Чтения в императорском обществе истории и древностей Российских. № 3. М. 1911.
431. Марш А. Извлеченная из рукописного свитка (roll), написанного на русском языке, заметка об экспедиции на реку Обь, предпринятой Антоном Маршем, главным фактором английской компании в Московии, и другие заметки о северо-восточном крае. Цит. по: Сибирь в известиях западноевропейских путешественников и писателей. Т. I. Крайгиз. Иркутск, 1932.
432. История о Казанском царстве (Казанский летописец). Цит. по: ПСРЛ, том XIX. СПб., 1903.
433. Марков С. Земной круг. Цит. по: «Современник». М., 1976.
434. Ибн-Баттута. Путешествие шейха Ибн-Батуты в Золотую Орду, в половине XIV века. Цит. по: Выписка из арабского путешественника // Вестник Европы, Часть 101. № 20. 1818.
435. Ибн-Баттута. Путешествие шейха Ибн-Батуты в Золотую Орду, в половине XIV века. Цит. по: Русский вестник, Том 2. 1841.
436. Ибн-Баттута. Из описания путешествий Ибнбатуты. Цит. по: Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды, том I. Извлечения из сочинений арабских. СПб., 1884.
437. Ибн-Баттута. Путешествие в Хорезм. Цит. по: Ибн Баттута и его путешествия по Средней Азии. Наука. М., 1988.
438. Йакут. Му'джам ал-булдан. Т. 1—6. Тегеран, 1965.
439. Ал-Умари. Китаб масалик ал-абсар ва мамалик ал-амсар, та'-лиф Ибн Фадлаллах ал-Умари. Изд. Klaus Lech. Wiesbaden, 1968.
440. Ибн ал-Асир. Полный свод всеобщей истории. Цит. по: Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды, том I. Извлечения из сочинений арабских. СПб., 1884.
441. Ибн ал-Асир. Полный свод всеобщей истории. Цит. по: Материалы по истории туркмен и Туркмении, Том I. VII-XV вв. Арабские и персидские источники. М.-Л. АН СССР. 1939.
442. Материалы по истории туркмен и Туркмении, Том I. VII-XV вв. Арабские и персидские источники. М.-Л. АН СССР. 1939.
443. Рашид ад-Дин. Сборник летописей. Том 1. Книга 1. М.-Л. АН СССР. 1952.
444. Рашид ад-Дин. Сборник летописей. Том 1. Книга 2. М.-Л. АН СССР. 1952.
445. Рашид ад-Дин. Сборник летописей. Том 2. М.-Л. АН СССР. 1952.
446. Абу-л-Фида. Книга упорядочения стран. Таквим ал-Булдан (ок. 1331 г.). Цит. по: Древняя Русь и Нижнее Подунавье. Памятники исторической мысли. М., 2000.
447. Древнейшие государства на территории Восточной Европы, 1999 г. Восточная литература. М., 2001.
448. Абу-л-Фида. Книга упорядочения стран. Цит. по: Древние и средневековые источники по этнографии и истории Африки южнее Сахары. Т. 4. Арабские источники XIII–XIV вв. Восточная литература. М., 2002.
449. Абу Хамид ал-Гарнати. Ясное изложение некоторых чудес Магриб. Цит. по: Путешествие Абу Хамида ал-Гарнати. М. 1971.
450. Абу-л-Касым ибн Хаукль. Цит. по: Материалы по истории туркмен и Туркмении, Том I. VII–XV вв. Арабские и персидские источники. АН СССР. М.-Л., 1939.
451. Абу-л-Касым ибн Хаукль. Книга путей и стран. Цит. по: Хрестоматия, Том III: Восточные источники. Русский Фонд Содействия Образованию и Науке. М., 2009.
452. Ибн ал-Факих ал-Хамадани. Книга стран. Цит. по: Древние и средневековые источники по этнографии и истории Африки южнее Сахары. Т. 1. Арабские источники VII-X вв. М.-Л. АН СССР. 1960.
453. Тарунтаев Ю. А. Никто как Бог. «Издательство Алгоритм». М., 2012.
454. Цывын-Жаб Сахаров Н. Об инородцах, обитающих в Баргузинском округе Забайкальской области. Цит. по:  Летопись баргузинских бурят // Труды Института Востоковедения. VIII. Материалы для истории бурят-монголов, I. АН СССР. М-Л., 1935.
455. Монт Г. Описание Московии при реляциях гр. Карлейля // Историческая библиотека. № 5. 1879.
456. Таннер Б. Польско-Литовское посольство в Московию. Цит. по: Посольский двор и первая аудиенция послов польско-литовских у царя Феодора Алексиевича // Вестник Европы, Часть 147. № 8. 1826.
457. Таннер Б. Польско-Литовское посольство в Московию. Цит. по: Таннер и его известия о русских XVII века // Журнал министерства народного просвещения, Часть 15. 1837.
458. Таннер Б. Польско-Литовское посольство в Московию. Цит. по: Бернгард Таннер. Описание путешествия польского посольства в Москву в 1678 г. Императорское общество истории и древностей Российских. М., 1891.
459. Ченслер Р. Книга о великом и могущественном Царе России и Князе Московском. Цит. по: Английские путешественники в Московском государстве в XVI веке. Соцэкгиз. М., 1937.
460. Маскевич С. Дневник 1594–1621. Дневник Маскевича. Цит. по: Сказания современников о Дмитрии Самозванце. Т. 1. СПб. 1859.
461. Георгий Монах. Временник. Книга 2. Цит. по: Временник Георгия Монаха (Хроника Георгия Амартола). Богородский печатник. М., 2000.
462. Георгий Монах. Временник. Книга 11. Цит. по: Временник Георгия Монаха (Хроника Георгия Амартола). Богородский печатник. М., 2000.
463. Мюнстер С. Космография. Цит. по: Описание Литвы, Самогитии, Руссии и Московии — Себастиана Мюнстера (XVI века) // Журнал министерства народного просвещения. Ч. 211, отд. 2. 1880.
464. Степаненко А. Истории больше нет.
465. Хожение: Путешествие и литературный жанр. Цит. по: Книга хожений. М., 1984.
466. Даниил. Житье и хоженье Даниила Руськыя Земли игумена. 1106—1108 гг. Православный палестинский сборник, т. I, вып. 3, кн. 3. СПб., 1883; т. III, вып. 3, кн. 9. СПб., 1885. Цит. по: Книга хожений. Записки русских путешественников XI–XV вв. Советская Россия. М., 1984.
467. Хожение Варсонофия в Египет, на Синай и в Палестину. Цит. по: Книга хожений. Записки русских путешественников XI–XV вв. Советская Россия. М., 1984.
468. Хожение гостя Василия в Малую Азию, Египет и Палестину. Цит. по: Книга хожений. Записки русских путешественников XI–XV вв. Советская Россия. М., 1984.
469. Гмелин С.Г. Самуила Георга Гмелина, доктора врачебных наук, императорской академии наук, Лондонского, Гарлемского и вольного Санкт-Петербургского общества члена путешествие по России для исследования трех царств природы. Цит. по: Исторические путешествия. Извлечения из мемуаров и записок иностранных и русских путешественников по Волге в XV–XVIII вв. Краевое книгоиздательство. Сталинград., 1936.
470. Левашов П.А. Цареградские письма о древних и нынешних турках и состоянии их войск, о Цареграде и всех окрестностях оного… и о многих иных любопытных предметах. Цит. по: Путешествия по Востоку в эпоху Екатерины II. Восточная Литература. М., 1995.
471. Эдуардс А. Ричард Джонсон, Александр Китчин и Артур Эдуардс (1565–1567 гг.). Третье путешествие в Персию, начатое в 1565 г. Ричардом Джонсоном, Александром Китчином и Артуром Эдуардсом.  Цит. по: Английские путешественники в Московском государстве в XVI веке. Соцэкгиз. М., 1937.
472. Кильбургер И.Ф. Краткое известие о русской торговле, каким образом оная производилась чрез всю Руссию в 1674 году. Цит. по: Сибирь в известиях западно-европейских путешественников и писателей. Т. 1. Ч. II. Крайгиз. Иркутск., 1936.
473. Невилль. Записки о Московии. Аллегро-пресс. М., 1996.
474. Невилль. Изложение рассказов Спафария о путешествии в Китай и торговле с этою страною. Цит. по: Сибирь в известиях западно-европейских путешественников и писателей, XIII–XVII вв. Сибирское отделение Российской академии наук. Новосибирск., 2006.
475. Дневник Марины Мнишек. Дмитрий Буланин. Книга 3. М., 1995.
476. Даниил. Житье и хоженье Даниила Руськыя Земли игумена. 1106—1108 гг. Цит. по: Библиотека литературы Древней Руси / РАН. ИРЛИ; Под ред. Д. С. Лихачева, Л. А. Дмитриева, А. А. Алексеева, Н. В. Понырко. Наука. Т. 4. XII век. Хождение игумена Даниила. СПб., 1997.
477. Коробейников Т. Путешествие московского купца Трифона Коробейникова с товарищи в Иерусалим, в Египет, к Синайской горе, предпринятое в 1583 году. Типография П. Кузнецова. М., 1826.
478. Хождение на восток гостя Василия Познякова с товарищи. 1559 г.
479. Логан Д. Путешествие Джосиаса Логана на Печору и зима, проведенная им там с Уильямом Персглоу и Мармадьюком Уильсоном в 1611 году. Цит. по:  Сибирь в известиях западно-европейских путешественников и писателей. Т. I. Крайгиз. Иркутск, 1932.
480. Колло Ф. Доношение о Московии. Цит. по: Итальянец в России XVI в. Франческо да Колло. Донесение о Московии. Наследие. М., 1996.
481. Иовий П. Книга о посольстве Василия, великого государя московского к папе Клименту VII. СПб., 1908.
482. Главинич С. Письмо цесарю (императору Леопольду). Цит. по: Себастьян Главинич. О происшествиях московских. Императорское общество истории и древностей Российских. М., 1875.
483. Шильтбергер И. Путешествие по Европе, Азии и Африке. Элм. Баку, 1984.
484. Гизен, Стефан и Гейс, Стефан. Описание путешествия в Москву Николая Варкоча, посла Римского императора, в 1593 году. Цит. по: Проезжая по Московии. Международные отношения. М., 1991.
485. Вундерер И.Д. Иоганн Давид Вундерер. Путешествие по Дании, России и Швеции с 1589 по 1990 гг. Цит. по: Щит и зодчий (Путеводитель по древнему Пскову). Отчина. Псков. 1994.
486. Соваж Ж. Записка о путешествии в Россию Жана Соважа Дьеппского, в 1586 году. Цит. по: Русский вестник. Т. 1. Вып. 1. 1841.
487. Стадницкий М. История Димитрия, царя Московского и Марии Мнишковны, дочери воеводы Сандомирского, царицы Московской. Цит. по: Иностранцы о древней Москве (Москва XV–XVII веков). Столица. М., 1991.
488. Леонтий. История жизни младшего Григоровича. Цит. по: Путешествия в Святую Землю: записки русских паломников и путешественников XII–XX вв. Лепта. М., 1994.
489. 1ПСЗ. Т. III. № 1426. – Декабря 12. Именитый. – О сборе на Мытном дворе в Москве с пригоняемого скота пошлины и постоялых денег.
490. Козловский И.П. Краткий очерк истории русской торговли. Вып. I–II. Киев, 1898.
491. Рогатко С.А. История продовольствия России с древних времен до 1917 г. Русская панорама. Творческая мастерская «БАБУР-СТМ». М., 2014.
492. Услар П.К. Древнейшие сказания о Кавказе. Типография Меликова. Тифлис, 1881.
493. Священник Даниил Сысоев. Летопись начала. «Аксиос». М., 2003.
494. Ц. де Бриада. История тартар. Часть 2-я. История тартар брата ц.  де Бриада. Цит. по: Христианский мир и «Великая Монгольская империя». Материалы францисканской миссии 1245 года. Евразия. М., 2002.
495. Ц. де Бриада. История тартар. Часть 1-я. Взгляд  с высоты Вавилонской башни. Цит. по: Христианский мир и «Великая Монгольская империя». Материалы францисканской миссии 1245 года. Евразия. М., 2002.
496. Ц. де Бриада. История татар. Часть 3-я. Исследования и материалы. Цит. по: Христианский мир и «Великая Монгольская империя». Материалы францисканской миссии 1245 года. Евразия. М., 2002.
497. Крижанич Ю. Неопубликованный трактат Юрия Крижанича. Цит. по: Советское славяноведение, № 2. 1966.
498. Порденоне О. Восточных земель описание, исполненное Одорико, богемцем из Форо Юлио, что в провинции Антония. Цит. по: После Марко Поло. Путешествия западных чужеземцев в страны трех Индий. Наука. М., 1968.
499. Турбервилль Д. Джордж Турбервилль. Послания из России. Цит. по: Джером Горсей. Записки о России XVI-начало XVII. МГУ. М., 1991.
500. Флетчер Д. Джильс Флетчер. О государстве Русском. Цит. по: Дж. Флетчер. О государстве русском. Захаров. (www.zakharov.ru) М., 2002. Комментарии: Проезжая по Московии. Международные отношения. М., 1991.
501. Кулемин Г. протоиерей. Православные святыни Московской епархии. Храмы Балашихинского благочиния. М., 2005.
502. Московские Церковные Ведомости. № 21, 1896.
503. Скворцов Н.А. протоиерей. Уничтоженные в Московском уезде церкви. М., 1902.
504. Холмогоровы В. и Г. Исторические материалы о церквах и селах XVI–XVIII ст. Выпуск 5. Радонежская десятина. М., 1887. 
505. Холмогоровы В. и Г. Исторические материалы о церквах и селах XVI–XVIII ст. Выпуск 4. Селецкая десятина. М., 1885. 
506. Строев П. Списки иерархов и настоятелей монастырей Российския церкви. СПб., 1877.
507. Шлейсинг Г.А. Георг Адам Шлейсинг. Сочинения. Цит. по: Сибирь в известиях западно-европейских путешественников и писателей, Том 1. Часть II. Крайгиз. Иркутск, 1936.
508. Эвлия Челеби. Неудачная осада Азова Турками в 1641 году, и занятие ими крепости по оставлении оной Козаками. Цит. по: Записки Одесского общества истории и древностей, Том VIII. 1872.
509. Эвлия Челеби. Книга путешествия. (Извлечения из сочинения турецкого путешественника ХVII века). Вып. 2. Земли Северного Кавказа, Поволжья и Подонья. Наука. М., 1979.
510. Эвлия Челеби. Книга путешествия. (Извлечения из сочинения турецкого путешественника ХVII века). Вып. 3. Земли Закавказья и сопредельных областей Малой Азии и Ирана. Наука. М., 1983.
511. Колотий Н. Русская Палестина — ландшафтная икона Святой Земли. Трагедии, тайны, факты истории. Русский Вестник. М., 2011.
512. Рассулин Ю. Верная Богу, Царю и Отечеству. Анна Александровна Танеева (Вырубова) — монахиня Мария. Царское дело. С.-Пб., 2006. 
513. Боханов А.Н. Григорий Ефимович Распутин-Новый. Мифы и реальность. Русский издательский центр имени святого Василия Великого. М., 2014.
514. Наварра Ф. Я нашел Ноев ковчег. Сибирская благозвонница. М., 2011.
515. Мартыненко А.А. Язык русских. М., 2015.
516. Мартыненко А.А. Русское оружие. «Помощь» по-американски. М., 2015.
517. Мартыненко А.А. Запрещенная победа. Заговор против Руси и России. Издательство «Институт Русской цивилизации». М., 2015.
518. Григорович-Барский В.Г. Странствования по святым местам востока. Часть II. 1728–1744. ИИПК. «ИХТИОС». М., 2005.
519. Григорович-Барский В.Г. Странствования по святым местам востока. Часть I. 1723–1727. ИИПК. «ИХТИОС». М., 2004.
520.  Григорович-Барский В.Г. Странствования по святым местам востока. Часть III. 1744 г. ИИПК. «ИХТИОС». М., 2005.
521. Никитина А. Афанасий Никитин. Хожение за три моря в 1466–1472 гг. Императорская Академия наук. СПб., 1857.
522. Ибелин Ж. Граф Яффы Жан Ибелин. Иерусалимские рассказы. Исторический пролог и эпилог к «Письма Гроба Господня», или Ассизам иерусалимского королевства. Цит. по: История средних веков в ее писателях и исследованиях новейших ученых. Том III. СПб., 1887.
523. Косма Индикоплов. Христианская топография. Цит. по: История Африки в древних и средневековых источниках. М., 1990.
524. Ибн Саид ал-Магриби. Книга географии относительно семи климатов. Цит. по: Древние и средневековые источники по этнографии и истории Африки южнее Сахары. Т. 4. Арабские источники XIII–XIV вв. Восточная литература. М., 2002.
525. Агафий. О царствовании Юстиниана. Книга 5. АН СССР. М., 1953.
526. Агапий Манбиджский. Начало описания климатов. Цит. по: Древние и средневековые источники по этнографии и истории Африки южнее Сахары. Т. 1. Арабские источники VII–X вв. АН СССР. М.–Л., 1960.
527. Раймунд Ажильский. История франков, которые взяли Иерусалим. Текст цит. по изданию: История средних веков в ее писателях и исследованиях новейших ученых. Том III. СПб., 1887.
528. Ал-Идриси о странах и народах Восточной Европы. Восточная литература. М., 2006.
529. Ал-Идриси. Развлечение истомленного в странствии по областям. Цит. по: Материалы по истории туркмен и Туркмении, Том I. VII–XV вв. Арабские и персидские источники. АН СССР. М.-Л., 1939.
530. Игумен Даниил. Житие и хожение Даниила, игумена Русской Земли. Цит. по: Книга хожений. Записки русских путешественников XI–XV вв. М., 1984; там же, а также в изд.: Памятники литературы Древней Руси. XII век. М., 1980; Путешествия в Святую Землю. Записки русских паломников и путешественников. Лепта. М., 1995.
530. Голицын Ю. Тайные правители человечества или тайные общества за кулисами истории. «Золотой век». «Диамант». С.-Пб., 2000.
531. Жеребцов А. Тайны алхимиков и секретных обществ. «Вече». М., 1999.
532. Рафаель Т. Принке. Михаил Сендивогий и Кристиан Розенкрейц неожиданные возможности.
533. http://gusnotes.narod.ru/land/text_7.html
534. Известие о поездке в Россию Вольдемара Христиана Гильденлеве, графа Шлезвиг-Гольштинского, сына датского короля Христиана IV от Христины Мунк, для супружества с дочерью царя Михаила Федоровича, Ириною. Цит. по: Чтения в императорском обществе истории и древностей Российских. № 4. М., 1867.
535. http://images.alwatanvoice.com/news/images/3909972183.jpg
536. Адам Бременский. Деяния архиепископов Гамбургской церкви. Книга 1. Перевод Дьяконова И.В. по изданию: Adam von Bremen. Bischofsgeschichte der Hamburger Kirche // Quellen des 9. und 11. Jahrhunderts zur Geschichte der hamburgischen Kirche und des Reiches. Ausgewaehlte Quellen zur deutschen Gechichte des Mittelalters. Bd. 11. Berlin, 1961.
537. Ибн ал-’Изари. Цит. по: Арабские ученые о нашествии норманнов на Севилью в 844 г. // Древнейшие государства на территории Восточной Европы, 1999 г. Восточная литература. М., 2001.
538. Аз-Зухри. Арабские ученые о нашествии норманнов на Севилью в 844 г. // Древнейшие государства на территории Восточной Европы, 1999 г. Восточная литература. М., 2001.
539. Ибн-ал-Кутиййа. Арабские ученые о нашествии норманнов на Севилью в 844 г. // Древнейшие государства на территории Восточной Европы, 1999 г. Восточная литература. М., 2001.
540. Ибн Абд аз-Захир. Жизнеописание аль-Малик аз-Захира. Цит. по: Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды, том I. Извлечения из сочинений арабских. СПб., 1884.
541. Вениамин. Книга странствий раби Вениамина. Цит. по: Три еврейских путешественника. Мосты культуры. М., 2004.
542. Адемар Шабаннский. Хроника. Перевод Андерсена В.В. по изданию: Ademari Cabannensis Chronicon. Ed. P. Bourgain // Corpus Christianorum. Continuatio Medievalis, Vol. 129. Brepols, 1999.
543. Ашик паша-Оглу. Османская династическая история. Цит. по: Новый турецкий источник по истории Крыма // Материалы по археологии, истории и этнографии Таврии, Вып. VIII. 2001.
544. Блез де Виженер. Описание Польского королевства. Цит. по: Мемуары, относящиеся к истории южной Руси. Выпуск I (XVI ст.). Киев, 1890.
545. Айрманн Г.М. Ганс-Мориц Айрманн. Записки. Цит. по: Записки Айрманна о Прибалтике и Московии 1666–1670 гг. // Исторические записки, Том 17. 1945.
546. Барберини Р. Путешествие Рафаэля Барберини в Москву в 1565 году. Цит. по: Сибирь в известиях западно-европейских путешественников и писателей, XIII–XVII вв. Сибирское отделение Российской академии наук. Новосибирск, 2006.
547. Абд ар-рашид ал-Бакуви. Сокращение [книги о] «памятниках» и чудеса царя могучего. Цит. по: Китаб талхис ал-асар ва'аджа'иб ал-малик ал-каххар. М., 1971.
548. Бартоломей Английский. О свойствах вещей. Цит. по: Английские средневековые источники. Наука. М., 1979.
549. Древняя Русь в свете зарубежных источников. Хрестоматия, Том 4. Западноевропейские источники. Русский фонд содействия образованию и науке. М., 2010.
550. Латиноязычные источники по истории Древней Руси. Германия. Вып. I. Середина IX – первая половина XII в. Институт истории АН СССР. М., 1989.
551. Путешествие Асцелина, монаха доминиканского ордена, которого папа Иннокентий IV посылал к татарам в 1247 году. Цит. по: Собрание путешествий к татарам и другим восточным народам в XIII, XIV и XV столетиях. СПб., 1825.
552. М. П. Алексеев. Сибирь в известиях западно-европейских путешественников и писателей. Т. 1. Иркутск, 1932.
553. Геррит де Фер. Плавания Баренца. Полярная библиотека. Издательство Севморпути. Л., 1930.
554. Белокуров С.А. О плавании голландских двух кораблей, для изыскания проходу мимо Новой Земли в Китайское государство… Кн. 4. 1895.
555. Гийом Левассер-де-Боплан и его историко-географические труды относительно Южной России. Киев, 1901.
556. Гийом Левассер де Боплан. Описание Украины. Древлехранилище. М., 2004.
557. Ибн Фадлаллах аль-Омари. Из сочинений Ибнфадлаллаха Эломари. Цит. по: Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды, том I. Извлечения из сочинений арабских. СПб., 1884.
558. Лiтопис попа Дуклянина. University of Ottava Press. 1986.
559. Абу-л-Касым ибн Хаукаль. Книга путей и стран. Цит. по: Сведения Ибн Хаукаля о походе Руси времен Святослава // Древнейшие государства на территории СССР. Материалы и исследования. 1975 г. Наука. М., 1976.
560. Робер де Клари. Завоевание Константинополя. Наука. М., 1986.
561. 562. 563. http://belayaistoriya.ru/blog/43911774137/Skifskiy-okean
564. Эверсман Э. Естественная история Оренбургского края. Часть 1. В типографии Штаба Отдельного Оренбургского корпуса. Оренбург, 1840.
565. Венелин Ю.И. Известия о варягах арабских писателей и злоупотребление в истолковании оных. Императорское общество истории и древностей российских при Московском университете. М., 1870.
566. Ma;oudi. Les prairies d`or. Texte et trad. Par C. Barbier de Meynard et Pavet de Courteille. Paris, I, 1861.
567. De Goeje. Das alte Bett des Oxus. Leiden, 1875.
568. Recueil de Voyages et de Memoires, publie par la societe de Geographie, t. IV, Paris, 1839. Appendix: De itinere fratrum minorum ad Tartaros quae frater Benedictus Polonus viva voce retulit, p. 774–779.
569. Берг Л. Аральское море. Опыт физико-географической монографии. Известия Туркестанского Отдела Императорского Русского Географического Общества. Т. V. Научные результаты Аральской экспедиции. Выпуск IX. СПб., 1908.
570. Спасский Г. Книга, глаголемая Большой Чертеж. Издание Императорского Общества Истории и Древностей Российских. М., 1846.
571. Рычков П. Топография Оренбургская. 2-е издание. Оренбургское Отделение Императорского Российского Географического Общества. Оренбург, 1887.
572. Тунманн И. Крымское ханство. Таврия. Симферополь, 1991.
573. Финляндская хроника. Перевод с финск. — Лапатка Я. 2011. Цит. по: Johannes Messenius, Suomen, Liivimaan ja Kuurimaan vaiheita seka tuntematon tekijan Suomen kronikka. Helsinki, 1988.
574. Тацит. Германия.
575. Ламартиньер. П.М. Ламартиньер, Пьер Мартин де. Путешествие в северные страны, в котором описаны нравы, образ жизни и суеверия норвежцев, лапландцев, килопов, борандайцев, сибиряков, самоедов, новоземельцев и исландцев. Изд. Московского Археологического института. М., 1911.
576. Михаил Сириец. Хроника. Цит. по: Сирийские источники XII–XIII вв. об Азербайджане. АН АзССР. Баку, 1960.
577. Шихаб ад-дин Абу-л-Аббас Ахмед ибн Али ал-Калкашанди (1355–1418). Светоч для подслеповатого в искусстве писца. Цит. по: Географическое описание Золотой Орды в энциклопедии ал-Калкашанди // Историография и источниковедение истории стран Азии и Африки. Вып. XVIII. СПбГУ. СПб., 1995.
578. Географическое описание Золотой Орды в энциклопедии ал-Калкашанди. Цит. по: Историография и источниковедение истории стран Азии и Африки. Вып. XVIII. СПбГУ. СПб., 1995.
579. Шихаб ад-дин Абу-л-Аббас Ахмед ибн Али ал-Калкашанди (1355–1418). Светоч для подслеповатого в искусстве писца. Цит. по: Географическое описание Золотой Орды в энциклопедии ал-Калкашанди // Тюркологический сборник, 2001. Восточная литература. М., 2002.
580. Аппиан. Римская история. Война с Ганнибалом. Цит. по: Аппиан. Римские войны. Изд-во «Алетейя». СПб, 1994.
581. Гай Светоний Транквилл. Жизнь двенадцати Цезарей. Книга 4. Калигула. Издательство «Наука». М., 1993.
582. Помпоний Мела. Хорография. Книга 1.
583. Павел Орозий. История против язычников. Книги I. Алетейя. СПб., 2001.
584. 585. Фомин С. Россия перед вторым пришествием. Т. 1. СПб., 1998.
586. Тимощук В.В. Пастор Виганд. Его жизнь и деятельность (1741–1808). Цит. по: Русская старина. 1892. № 6.
587. Будяк Л.М. Новиков в Москве и Подмосковье. М., 1970.
588. Фомин С.В. Правда о первом русском Царе. Русский издательский центр. М., 2012/7520.
589. 590. Журнал мануфакт. и торгов изд. При Минист. Финн. 1865 г. т. V, июль.
591. Севернорус. Народопр. II, 178. Gesch. des gans. B. I.
592. http://maxpark.com/community/6658/content/4961361
593. Арнольд Любекский. Славянская хроника (из записок путешественника XII века Гергарда викария Страсбургского епископа). Цит. по: История средних веков в ее писателях и исследованиях новейших ученых. Том III. СПб., 1887.
594. 'Абд ал-Латифа б. Йусуфа б. Мухаммада ал-Багдади. Книга уведомления и рассмотрения дел виденных и событий, засвидетельствованных на земле Египта. Российская академия наук. Институт Востоковедения. М., 2004.
595. http://biofile.ru/his/225.html
596. Народы России. Энциклопедия. М.: Большая Российская энциклопедия. 1994.
597. Адам Бременский. Деяния архиепископов Гамбургской церкви. Книга 4. Перевод Дьяконова И.В. по изданию: Adam von Bremen. Bischofsgeschichte der Hamburger Kirche // Quellen des 9. und 11. Jahrhunderts zur Geschichte der hamburgischen Kirche und des Reiches. Ausgewaehlte Quellen zur deutschen Gechichte des Mittelalters. Bd. 11. Berlin, 1961.
598. Пришвин М.М. Башмаки, Собр. Соч., т. IV, М. — Л., 1931.
599. Chronologie Orientalischer Volker von Alberuni. Herausg. v. Dr. C. Eduard Sachau, Leipzig, 1923 (арабск. текст). The Chronology of Ancient Nations. An english Version of the arabic text of the Athar-ul-Bakiya of Albiruni, Transl. and edited by Dr. C. Eduard Sachau. London, 1879.
600. http://www.opoccuu.com/bitva-pri-molodyah.htm
601. Сказание о Мамаевом побоище. Цит. по: Воинские повести Древней Руси. Лениздат. Л., 1985.
602. Хишам ибн Мухаммад ал-Калби. Книга об идолах (китаб ал-аснам). Восточная литература. М., 1984.
603. Нойгебауэр С. Московия, о ее происхождении, расположении, местностях, нравах, религии и государственном устройстве.  Цит. по: Статистическо-географическое описание российского государства в начале XVII столетия // Журнал министерства народного просвещения. № 9. 1836.
604. http://belayaistoriya.ru/blog/43609907890/Mifyi-o-slavyanah
605. 606. 607. 608. Дачная коммуна «батьки» Бокия http://rus-gall.livejournal.com/2129.html
609. http://www.bulgakov.ru/v/bal/11/
610.


Рецензии