Стюардесса по имени Анна

         –Уважаемые пассажиры! Наш самолёт рейсом Новосибирск – Сочи прибывает в пункт назначения – город Сочи. Температура за бортом – плюс 26 градусов. Просим вас оставаться на местах до полной остановки лайнера. Мы пригласим вас на выход, – проговорив привычную фразу, Анна повесила микрофон на место и, прикрыв глаза, откинулась спиной к подрагивавшей стенке шедшего на посадку Боинга. «Быстрее, быстрее на пляж», – крутилось у неё  в голове. Анна даже тихонько застонала от удовольствия, мысленно представив себе как через час-другой её молодое, распаренное летним зноем тело  погрузиться в восхитительную прохладу Черного моря. На губах вдруг появился солёный привкус морской воды и в воздухе запахло йодом.

      Резкий звонок прервал  приятные видения. Анна с досадой посмотрела на  табло – горела лампочка под номером 25 в салоне эконом-класса. Самолёт уже заходил  на круг перед посадкой, и передвигаться по салону стало сложнее.
 – Ань, да сиди. Садимся же уже! Подождут пару минут, – громко зевая, простонала вторая бортпроводница Ксюша. Она всегда зевала из-за волнения при взлёте и посадке.
 – Ладно уж, схожу, гляну, – Анна отстегнула ремни безопасности, машинально провела рукой по волосам и направилась вдоль  рядов.
 – Сюда, сюда, – замахали ей рукой встревоженные пассажиры. – Валидол  несите скорее или нитроглицерин – человеку с сердцем плохо.
Анна быстро вернулась в отсек и, доставая аптечку из шкафчика, выдохнула:
 – Ксюша, узнай – есть ли на борту врач. Похоже, у какого-то пенсионера сердце не выдержало перегрузки.
 – Вот не сидится же дома этим старикам! Всё по курортам раскатывают ...  – недовольно пробурчала та и потянулась к микрофону. 

       Анна, на ходу раскрыв аптечку, подошла к  месту под номером двадцать пять и брови её удивлённо поползли вверх. Вместо пожилого пассажира, держащегося за грудь, она увидела завалившегося на бок молодого,  коротко стриженого, худого мужчину в  тёмно-синей, застиранной футболке. Он был без сознания. Сидевшая рядом соседка взволновано махала на него каким-то журналом. Остальные пассажиры, сочувственно поглядывая в их сторону, с нетерпением ожидали посадки самолёта. Анна быстро приоткрыла флакончик с нашатырным спиртом и поднесла его к носу мужчины. Как назло на лайнере не оказалось ни одного медика и Анне пришлось вспоминать всё, чему их обучали на специальных курсах бортпроводников. Появившаяся рядом Ксюша через несколько минут воскликнула:
 – О, смотри, приходит в себя! Надо было тебе, Анька, в медицинский идти!..  А что это он выглядит как зек? – прошептала она ей на ухо.
 – А ты откуда знаешь, как они выглядят? – удивилась Анна.
 – Ой,  насмотрелась я на них, когда к брательнику в колонию на свиданку с мамкой ездила. Точно, – похоже, что только что после отсидки. Интересно, где  он денег взял на самолёт? Они обычно после освобождения на поездах до дома добираются.
 – Да, ладно тебе! – отмахнулась от неё Анна, внимательно следя за тем, как начали подрагивать веки у мужчины. Вот он глубоко вздохнул и, приоткрыв глаза,  затуманенным взором попытался осмотреться  вокруг себя. Взгляд  серых  глаз остановился на ней: – Что со мной?
 – Вы потеряли сознание. Но теперь вам уже лучше? – полуутвердительно спросила Анна, из всех сил держась за спинку крайнего  сиденья и стараясь удержаться на ногах. В этот момент  лайнер хорошо тряхнуло и в иллюминаторах стали проноситься мимо стоявшие поодаль  от посадочной полосы  какие-то постройки и деревья.  Спустя несколько минут он остановился и пассажиры, облегчённо выдохнув, дружно  похлопали, благодаря экипаж за мягкую посадку и оживлённо заёрзали на своих местах.

 – Вы держитесь,  мы уже приземлились. Я сейчас вам вызову «скорую», – Анна склонилась к пассажиру.
 – Не нужно «скорую», – слабо улыбнулся мужчина. – Спасибо вам за помощь. Дальше я сам справлюсь.
 – Уверены? – Анна невольно отметила про себя, как  выразительно смотрятся серые глаза, когда их обрамляют такие густые, тёмные ресницы.
 – Всё будет хорошо, – произнёс с некоторым затруднением  мужчина.  Анна направилась к входному люку, на который уже с вожделением смотрели нетерпеливые пассажиры.

       Спустя двадцать минут после посадки экипаж с дружным смехом выгрузился из лайнера и  направился в сторону гостиницы для лётчиков. Они прошли  по недавно отстроенному к Олимпиаде новенькому, красивому аэропорту мимо шумной толпы пассажиров и провожающих.
 – Вы идите, я догоню вас. Куплю себе журнальчик на обратную дорогу, – Анна помахала рукой членам экипажа и свернула к киоскам с прессой и сувенирами.
 – Опять свой Космополитен купит, – привычно проворчала Ксюша. – А  сама ведь на пляж торопилась.
 – Успеем и на пляж на пару часов сбегать,  и в гостинице отдохнуть, – прикуривая на ходу, усмехнулся рано поседевший, высокий, статный командир корабля. – Сегодня у нас удачный график.
Анна подошла к киоску и, убедившись, что очередной номер её любимого журнала есть в продаже, встала в хвост небольшой очереди. Продвигаясь к прилавку, она разглядывала красивые конструкции новенького аэропорта, украшенного олимпийской символикой. Неожиданно её взгляд зацепился за что-то знакомое среди сидевших в зале ожидания людей. В коротко стриженом мужчине в тёмно-синей футболке она узнала своего  недавнего пассажира. Мужчина сидел с закрытыми глазами, прижав к себе небольшой клетчатый китайский баул и, казалось, отдыхал.
Анна купила глянцевый журнал и, катя за собой небольшой чемоданчик на колёсиках,  направилась к выходу. Проходя мимо своего бывшего пассажира, она вдруг поняла, что с ним опять что-то не то. Мужчина часто дышал и руками судорожно мял клеёнчатые бока баула.
 – Давайте-ка я всё-таки вызову вам «скорую», – произнесла Анна, тронув его за плечо. Глаза мгновенно открылись, и настороженно-острый взгляд мужчины неприятно поразил её. Правда, узнав её, он тут же расслабился и смущённо попытался улыбнуться, кривясь от боли:
 – Это опять вы, моя спасительница! Нет, давайте обойдёмся без «скорой»… просто посидите со мной минут пять… – он показал рукой на пустовавшее рядом с ним место и, судорожно вздохнув,  добавил: – Сейчас пройдёт. У меня так бывает иногда.
Анна, понимая, что уходит драгоценное время, замялась:  – Видите ли, я…
 – А-а, вы куда-то торопитесь, наверное, – догадался он и махнул рукой. –          Идите, идите, не обращайте на меня внимания. Сейчас всё пройдёт, не волнуйтесь…
 – Да, мы собирались всем экипажем сбегать на пляж, окунуться в море, – в свою очередь смутилась Анна и почему-то добавила. – Но я могу немного посидеть с вами, если вам станет от этого немного легче.
 – Как вас зовут, добрая фея? – с усилием улыбаясь, спросил мужчина. Капельки пота блестели  у него на лбу.
 – Анна, – она присела рядом.
 – Анюта значит… А я - Андрей. И мне, действительно, легче из-за того, что вы рядом. Уже отпускает.
 – А что с вами? Почему не лечитесь? – успела только спросить Анна, как в ту же минуту Андрей, кинувший ошеломлённый взгляд куда-то поверх её головы, резким движением притянул её к себе и приник сухими губами к её губам. Аня попыталась вывернуться, но Андрей ещё сильнее прижал её к себе и взволнованно прошептал: – Пожалуйста, не дёргайся! Так надо, – иначе они убьют меня…
Анна замерла… Она чувствовала на губах жаркое дыхание Андрея. На мгновение  девушке  показалось, что она тонет в бездонных зрачках  серых глаз… В сладкой истоме Анна прикрыла глаза… Спустя несколько минут Андрей выпустил её  из объятий и смущённо улыбнулся: – Извини, сам не думал, что так получится.
 – Кто они? – растерянно спросила Анна, автоматически разглаживая примятую фирменную блузку.
 – Заклятые друзья, – усмехнулся Андрей. – Слышала когда-нибудь о таких? Спасибо тебе, Анюта!  Иди на свой пляж, а то там уже заждались, наверное…
 – А как же ты…вы?
 – Думаю, что опасность миновала, да и тебя не хочу втягивать в свои дела. Не так уж  они и хороши у меня пока, – Андрей цепким взглядом огляделся по сторонам, с затруднением поднялся. Подхватив свой клетчатый баул, он кивнул ей головой и исчез в толпе  встречающих и провожающих.

      Весь оставшийся день Анна была рассеяна и молчалива. И окунаясь в прохладные волны Чёрного моря, и собираясь в  обратный рейс, и раздавая напитки очередным пассажирам, она мысленно возвращалась и возвращалась к  случившейся с ней истории. Дома она рассказала о произошедшем только своей маме и ближайшей  подружке. Обе дружно поудивлялись и поужасались её рассказу.

     Через неделю Анна опять полетела в Сочи. Умом  понимала, что сероглазый незнакомец  был всего лишь случайным,  необычным эпизодом в её жизни. Тем более, что она  ничегошеньки о нём не знала. Тем не менее,  в душе у неё почему-то теплилась призрачная надежда на встречу с Андреем.
«Было бы смешно, если бы он вдруг объявился здесь опять. Ведь тогда этот Андрей от кого-то скрывался…»,  – взгрустнула Анна. Проходя по узкому проходу салона, она зацепилась ногой  за пустое пассажирское  сиденье и чуть не упала.
 – Ты, Анна Львовна, сегодня что-то рассеянная какая-то, – проворчал  тридцатилетний, смуглый  штурман  Артём, подхватывая её под руку. – Ксюха вон  уже рассказала, что и пассажира какого-то колой облила, и заказ чей-то перепутала. 
  – Да-да, что-то у меня голова сегодня побаливает, – расстроено отозвалась Анна. Она потёрла ушибленную о край сиденья коленку и направилась со всем экипажем к выходу.

Спустя полчаса, когда они с Ксюшей  в гостиничном номере собирались на пляж, в дверь постучали. Анна, затягивавшая длинные, вьющиеся  волосы в конский хвост, стоя перед зеркалом в ванной, услышала только невнятный диалог напарницы с кем-то.
 – Ань, иди – это к тебе… – крикнула из прихожей, хихикая Ксюша.  Анна с расчёской в руках подошла и увидела стоящего на пороге улыбающегося дежурного администратора гостиницы с цветами в руках.
 – Вот, просили вам лично в руки передать, – администратор протянул ей роскошный букет красных, душистых роз и небольшой бумажный пакет на ручках. –  Сказали, что вы сами знаете от кого.
В пакете была запотевшая бутылка Массандры,  и  небольшая открытка с видом Сочи. На ней,  немного неровным, похожим на детский, почерком было размашисто написано одно слово: « Спасибо».

       С этого момента букет роз и бутылка коллекционного вина ждали Анну в каждый её прилёт. Члены экипажа понимающе переглядывались и улыбались, каждый раз  помогая Анне подняться на борт самолёта с роскошным букетом. Они по-дружески  подтрунивали над ней, выпытывая, когда же удастся им увидеть её необычного  поклонника. Анна и сама уже хотела бы встретиться с Андреем, но, как рассказал ей как-то администратор гостиницы, - ни один из тех молодых людей, что оставляли для неё букет и пакет с вином, не подходили под описание внешности Андрея. Анна была огорчена этим рассказом. Она поняла тогда, что Андрей только благодарит её за помощь в тот день и ничего более. А ей  уже снились по ночам его серые глаза, оттенённые тёмной каймой ресниц. Она уже скучала по нему, его голосу и таким сильным рукам.

     Тем не менее, настал день, когда Анна поняла, что больше не хочет  рвать себе сердце и душу воспоминаниями о такой короткой, странной встрече с Андреем. Она  попросила своё руководство больше не посылать её  в этот рейс, перевелась в другой экипаж и приняла предложение давно и безнадёжно влюблённого в неё одноклассника Димки. Свадьбу назначили в декабре с вылетом на медовый месяц в Гоа.
 – Слышь, Ань, – как-то окликнул девушку  штурман Артём из её бывшего экипажа в гостинице для  лётного состава в Москве, когда их рейсы случайно пересеклись. – Кто тебе был тот поклонник из Сочи?
 – Да так, никто, – махнула она рукой. – А что – какие-то проблемы?
 – Нет, проблем нет, – покачал он головой. – Просто потом, после того как ты перевелась в другой экипаж, подходили к нам пару раз  серьёзные такие мужики. Всё интересовались, куда это ты пропала. Пришлось врать, что списали тебя по состоянию здоровья, а то никак не отставали.
 – Спасибо, – вздохнула Анна. В груди у неё заныло, сердце болезненно сжалось,  вспомнились серые глаза  Андрея. Но она тут же постаралась отогнать от себя мысли о нём. За окном  кружились белые снежинки. До свадьбы оставалось меньше месяца.

      В тот вечер Анна возвращалась домой из очередного рейса. Несмотря на то, что на часах было ещё только шесть часов вечера, на улице уже было уже довольно темно и  черневшие прямоугольники домов переливались тысячами светящихся окон.
Она подъехала на своей голубой «Киа»  к родной девятиэтажке и аккуратно припарковалась во дворе. Поставив машину на ручник и на сигнализацию, Анна взялась за ручку чемоданчика на колёсиках и направилась к подъезду. Внезапно чья-то крепкая рука в кожаной перчатке  взялась за ручку чемоданчика поверх её руки. Анна рефлекторно дёрнула чемоданчик  на себя, замахнувшись второй рукой с сумкой на незнакомца, и услышала такой долгожданный  негромкий, мужской смех:
  – Хорошо же ты, Анюта, встречаешь гостей!                И перед ней из темноты возник большой  букет роскошных роз.
  – Ты-ы-ы?!!  Как ты здесь оказался?! – Неожиданно звонким голосом воскликнула Анна.
 – Эх, Анюта, если бы ты знала, как я по тебе соскучился! – крепкие мужские руки сжали её в своих объятиях. Анна смотрела в такие родные серые глаза и никак не могла поверить в происходящее.
 – Как же это?!  Ну, где же ты был всё это время?! – чуть не плача причитала она, гладя обеими руками по впалым, гладко выбритым щекам.
 – Где я был – там меня уже нет. А вот ты почему вдруг перестала прилетать в Сочи? – озабоченно спросил  Андрей. – Мои мужики там весь аэропорт на ноги подняли, чтобы узнать твой адресок. Что у тебя со здоровьем?!
 – В каком смысле - со здоровьем? – озадаченно посмотрела на него Анна.
 – Так твои же летуны сказали, что тебя списали по состоянию здоровья. Вот я и прилетел,  как только смог вырваться. Так что признавайся, какие проблемы, – лицо Андрея стало  озабоченным. – Если там деньги нужны на операцию или проконсультироваться в любой клинике – говори всё как есть. Мы твоё здоровье быстро поправим.
 – Андрей, у меня всё в порядке со здоровьем. Просто… – замялась Анна. – Просто ты не появлялся и я не знала, что и думать… И я решила, что твои подарки – это всего лишь благодарность за мою помощь.
 – Вот дурочка-то! – рассмеялся Андрей. – Конечно же, благодарность! Я всё понял, Анюта. Только, извини, но я до вчерашнего дня и сам не знал, как у меня всё сложится, а тебя просто не  хотел  светить своим…кхм…скажем так, недоброжелателям. Поэтому и не мог появиться раньше. Правда, я был уверен, что ты всё поймёшь о моём отношении к тебе по розам. Что же это ты у меня такая недогадливая? – Андрей  опять крепко прижал девушку к себе. – Ну, что – так и будем у подъезда стоять или ты меня всё-таки пригласишь на чашку чая?
 – Ой, Андрюша! – радостно воскликнула Анна. -  Конечно, пойдём. Только у меня там мама…
 – Отлично! И с мамой заодно познакомимся, – Андрей подхватил чемоданчик и шагнул вслед за Анной в подъезд.

     Через час  Андрей, прихлёбывая горячий чай из разноцветной кружки, негромко повествовал Анне и её моложавой маме  – Таисии Романовне о своём нелёгком житие-бытие за последние десять лет. Обе женщины смотрели на него  влюблёнными глазами и внимали каждому его слову. Из слов Андрея следовало, что много лет назад он и двое его бывших одноклассников решили скооперироваться и открыть совместный бизнес. Начинали они с цветочных и продуктовых ларьков. Им подфартило, и бизнес быстро пошёл в гору. Они организовали ещё несколько фирм по продаже лекарств, косметики, автомобильных запчастей. Так понемногу они вышли на один из самых прибыльных рынков – строительный. Начинали с небольших объектов в пригороде, потом пошли более серьёзные заказы. И вот уже тогда он стал примечать, что его партнёры были не совсем честны с ним, а вернее всего совсем нечестны. Ожидавшаяся прибыль совсем вскружила им голову и затуманила  мозги, и они решили избавиться от него. Очень грамотно подставили его как руководителя строительной фирмы, организовав несчастный случай на стройке со смертельным исходом. Проще говоря, на объекте неожиданно с высоты девятиэтажного дома упали трое рабочих-строителей. Естественно разбились насмерть. Тут же появились как по заказу телевидение, репортёры,  следственные органы. Ему, –  как руководителю строительной фирмы,  – впаяли приличный срок за необеспечение безопасности проведения строительных работ.
       Это уже потом, в следственном изоляторе, он понял, из-за чего могли разбиться несчастные. Его адвокат несколько раз подавал на апелляцию, но бывшие компаньоны постарались на славу, и пришлось ему отсидеть весь срок.

       – А в тот день, Анюта, я летел к своей сестре после освобождения. Она у меня в Лазаревском живёт. Хотел у неё пожить, придти в себя, а потом уже заняться своими бывшими приятелями, – криво усмехнулся Андрей. – Только оказалось, что они уже знали, что я должен был прилететь тем рейсом и поджидали меня в аэропорту. Вот и пришлось мне потом ещё попартизанить.
– А теперь как же? – влажными глазами посмотрела на него Аня. – Как ты смог сюда прилететь, если они следят за тобой?
 – Всё, Анюта, теперь никто за мной не следит и я хозяин собственной строительной компании. Про бывших компаньонов не спрашивай, – но, увидев грозно сведённые брови Таисии Романовны, поспешно добавил: – Да,  нет-нет, Таисия Романовна, не подумайте ничего такого! Живы они все и здоровы. Вчера вот только в Москве все мы встретились и решили свои вопросы. Они мне отдали строительную фирму в качестве отступного, а я им разрешил забрать всё остальное. Теперь у каждого из нас своя дорога. И очень надеюсь, что больше я с ними не пересекусь, хотя в бизнесе всё может быть. И хватит об этом!
Роман встал из-за стола и опустился на одно колено перед Таисией Романовной:
 – Дорогая Таисия Романовна! Прошу руки вашей дочери и очень прошу не отказать.
 – Как же это вдруг? – растерялась мама Анны. – Вы же друг друга видели-то всего один раз! Вы же даже не знаете, какая она!
 – Эх-х, Таисия Романовна! Девушка, которая так относиться к беде чужого, незнакомого человека дорогого стоит. Там, на зоне, это очень хорошо начинаешь понимать.  Да, я за ней буду как за каменной стеной! Правда, же, Анюта?! – И всё ещё стоя на колене, Андрей жестом фокусника достал откуда-то из кармана пиджака красную бархатную коробочку. Приоткрыл её и повернулся к Анне: – Анюта, будь моей женой!
 – Подождите, Андрей, вы же ещё не всё знаете, – спохватилась вдруг Таисия Романовна. – Аня уже выходит замуж, но только за Диму. Через две недели.

        Глаза Андрея из серых превратились в стальные, и он тихо спросил: – Это правда, Аня? Значит, мне сегодня показалось, что я нужен тебе?
 – Нет, не показалось. Ты мне, действительно,  очень-очень нужен! Я люблю тебя, Андрей! С того самого дня, как увидела тебя в том самолёте, – с отчаяньем в голосе воскликнула Аня. – Только я … ты же пропал…тебя долго не было, а Димка – он меня ещё со школы любил… Но мне нужен только ты и…и… я согласна стать твоей женой…
 – Уф-ф,  – облегчённо выдохнул сразу повеселевший Андрей. – Ну, вы меня и напугали, Таисия Романовна! Конечно, я и сам виноват в том, что Анюта решила, что наша встреча была случайной. Ну, а теперь-то вы убедились, что это всё это было  не случайно?!! С  Дмитрием я сам разберусь. Возьму бутылку коньяка, и поговорим по-мужски. А пока примерь-ка колечко, Анюта. Я его в Бельгии для тебя покупал. Главное, чтобы размерчик подошёл. А не подойдёт – слетаем туда вместе, подберём подходящий…

          


Рецензии