Хочу ребенка! глава 1

Начало    http://www.proza.ru/2017/05/06/785

Глава 1  Ритуал

- Ура-а-а!  Мы едем в село к Ваньке и Юльке! – орала Ева, собирая в дорогу необходимые вещи. Щас, увы, не Ванька и Юлька привлекали  эту маленькую лисичку,  и даже не их две премиленькие дочурки, а  рыжий друг Ромка, с которым она прошлым летом имела неосторожность познакомиться, когда паренек полез к  нам в огород воровать клубнику, а Ева его крапивой отстегала. Потом, правда, сама нарвала ягод и угостила, но то было потом, а для начала дала понять, что  на чужое посягать – вредно для здоровья, а главное, больно и долго чешется.  В предчувствии встречи с Ромкой, Ева собиралась со скоростью, не присущей женскому полу. Мотнулась к шкафу - и быстро нарыла свою футболку с шортами. Рюкзачок у нее на случай непредвиденных обстоятельств всегда собран и наготове,  Расчесалась и вперед - агитировать Кешу. Через пять минут попугай воодушевленно горлопанил:

- Ура! Село! Село!

- И коты, - поддал горькую пилюлю Стас, занятый поисками своих белых носков. Вот  сколько лет вместе, а  он никак не может отвыкнуть от своих буржуйских замашек – шелковые рубашки и белые носки. И главное – я покупаю себе серые и черные, а он – белые! Ева любит разноцветные: красные, зеленые, желтые… Вот вся эта радуга по дому и валяется. Мои серые и черные в бардаке не участвуют принципиально.
Кеша послушал Стаса, подумал своей небольшой, но что-то там соображающей головешкой, повертел ею и жалобно изрек:

- Коты! Кошмарррр!

- И комары, - опять шла антиреклама от Стаса.

- Не поняла, ты что, не хочешь к Юльке с Ванькой на новоселье ехать? – возмутилась я.

- Как вы догадались, Шерлок? – и не скрывал Стас. – Я дико устал! Эти операции, операции, думал, наконец-то отдохну, так нет – бац, и снова напряг. Кать, ну реально, давай останемся дома и отдохнем?

- Они нас с Нового года зовут, некрасиво уже даже. На улице весна, красота. Четыре дня выходных. Там все так буйненько цветет, а мы дома? Я давно не видела своих крестниц. Шашлыков хочу! И с Юлькой поговорить, мне лучше становится, когда мы с ней наговоримся,  – последний аргумент возымел действие.

- Ото так бы и сказала. Вы там с этой Юлькой как нашепчетесь, ты тогда  хмельная ходишь. Я даже знаю,  на какую тему она проест нам мозги. Конец света! Очередной! – Стас был очень недоволен этой поездкой. В коем-то веке выдались реально выходные, когда можно подрыхнуть до  девяти, а не подрываться в шесть утра при том, что с операции домой в час ночи  приехал. Возможно, он бы и убедил меня  дождаться июня и отправиться к Ваньке с Юлькой  в период отпуска, но мне нужно было именно сейчас, а в дверях стояла собранная, как солдат Ева, и злобно смотрела на нас:

- Вы долго будете копаться, типа родители? – мы со Стасом ей были  братом и сестрой и одновременно опекунами. Пока была маленькой, я для нее была «мама Катя» и в маленькой головке Евы даже не зарождались вопросы относительно «кто папа и мама».  А вот когда она пошла в школу, там ей быстро объяснили более сообразительные «коллеги по парте», что я для мамы Евы  слишком молодая.  Моя красотка порылась в шкафчике (где она только не рылась) и нашла документы, среди которых было и ее свидетельство о рождении. Вот когда правда о том, что я не мама – всплыла, а значит, пришло время объяснять все, как есть.

- Это мой паспорт? – строго пригвоздила  меня к стене.

- Нет. Это документ, подтверждающий твое рождение. Всем, кто родится, такое выдают. Паспорт дадут, когда исполнится шестнадцать лет, - просветила на свою голову.

- А здесь написано, что мама Лариса Петровна? – недоумевала Ева.

- У нас с тобой одна мама, Ева. Мы сестры, - дальше продолжала объяснять.

- И Стас мне не папа?

- Нет.

- А кто?-  у Евы не все складывалось, а посему раздражала ее эта неопределенность.

- Тебе – брат.

- А тебе?

- Мне – муж.

- Как это? Он  брат, ты сестра? – Ева никак не могла  соединить в своей голове всю полученную информацию. Чтобы ее  формирующийся мозг не  взорвался, я взяла  карандаш и начала рисовать человечков  - зрительно и схематично воспринимать легче.- Вот это  - твоя  и моя мама, а это ее первый муж и мой отец. Он умер и  наша мама вышла замуж за  твоего папу. Вот это твой папа. У него до этого была  первая жена и ребенок – Стас.  Его жена умерла, но  папа Дима женился на нашей маме, и у них родилась ты.

- А-а-а… Так вы со Стасом не брат и сестра. Тогда понятно, чего вы муж и жена, - обрадовалась Ева. -  А когда я получу паспорт, я смогу от вас уехать?

- С какого перепугу? Тебе плохо с нами? – недоумевала я. Что в голове этой девчонки – всегда было сложно разобрать.

- На всякий случай! Вдруг попутешествовать захочу. Папу с мамой не мешало бы поискать, – ах вот оно что. Ева настояла, чтобы я записала ее в туристический кружок и  по телевизору  любила смотреть передачи о сильных и выносливых. Сначала Стас решил утаить факт гибели родителей. Он придумал красивую легенду, что самолет  упал в тайге и  никакие экспедиции не могут найти  папу с мамой. Ева поверила, поскольку сказки Стас рассказывать мастак.

- Вот, учись, как надо быстро собираться, - указывала я на  готовую к поездке Еву, сидящую на пуфе в коридоре.  Стас обвел  сестру нежным взглядом  и понял –  не отвертеться, потому что если леди хочет… А в данном случае ехать хотели две леди ( попугай не  леди и не определился, чего он хочет: болтать на балконе с воробьями или подпевать  петуху), поэтому Стас  оставался в меньшинстве, то есть в пролете своих желаний – банально хотел на  диване поваляться, футбол посмотреть и пивом с  сухариками побаловать свое пузо.

- Не  кисни. У них есть телевизор. Вместе с Ванькой посмотрите футбол. Зато тебя из  больницы дергать не будут, - рисовала преимущества  проведения выходных не в Киеве.

- Ага, не будут. Ехать  дальше придется, если что, а так все хорошо, - все равно продолжал бурчать.

- А чего это я тебя уговариваю, - встрепенулась. – Права у меня есть, мы с Евой и сами можем съездить. Сиди, смотри свой футбол.

- Я сам дома не останусь! Вас одних тоже опасно отпускать, - забоялся моих угроз. А я и не сомневалась, что так будет.

- Тогда садись за руль и не выделывайся, - терпение мое приближалось к отметке «нуль».

- Але, мы бы уже доехали, пока вы ругаетесь, - подала голос Ева. Кеша добавил:
- Вперед! Вперед! – похоже, что уже определился.

Строить новый дом Ваньке припекло три года назад, как только родилась Таня, Юлькина вторая дочь и моя вторая крестница. Кудрявая малышка собрала у родителей все самое лучшее: у папы курчавые локоны –завитушки, у мамы пухлые губки и большие глазки.

- Сына мне родить  не светит, - разочарованно жаловался Ванька, зная от своей всезнающей жены, что будет руководить гаремом из супруги и троих дочек, - но сад посадить и дом построить все же не мешало бы.

И вот  внутренние работы  в декабре были закончены, двухэтажное строение готово к  заселению. Но  наша семейка  никак не могла приехать на  сие торжество. И вот  Пасха, которая в этом году  тридцатого апреля, а потом майские – чем не  повод. Тем более, что к этому времени я уже столько вещей и игрушек  Катерине – меньшей (это я так  первую доцю Юлькину завеличала) и Танюшке накупила, что еле в пакет огроменный все влезло.

Хозяева нам были очень рады. Ванька бегал по этажам и показывал, как он прекрасно  выбрал место для печки, и какие большие светлые окна на кухне. Юлька хвасталась картинами, ковриками и  шторками. Потом Стас и Ванька перебрались в сад и занялись подготовкой мангала, а мы с Юлькой  засели в кухне. Юлька готовила салатики, а я  не спускала с рук маленькую Танюшку и любовалась шустрой Катериной-меньшей. Еву ветром сдуло  в соседний двор к Ромке.

- Да пусти ты ее, она прекрасно ходит. И бегает, как ураган, - говорила Юлька.
- Дай я наиграюсь ребенком. Ева уже выросла, даже по голове погладить не позволяет, не то, что на коленках посидеть.

За столом традиционно разговор  вертелся вокруг тревожащего все умы человечества  вопроса – конце света.

- Нашли табличку с календарем майя, так там все заканчивается 2000 годом. Что делать будете, когда объявят? – Юлька на полном серьезе.

- А вы? – отфутболил дразнящий вопрос Стас. Он еле сдерживал смех.

- Ванька построил погреб. Если что – к нам, ага?  А у вас погреба нет? –  смешная такая Юлька стала, хотя почему стала, она всегда такой была.

- Я не знаю, что там майя себе думали, но я планирую жить дальше, - возразил  Стас, - Иван, шашлычок удался, - попытался перевести разговор в другое русло, но не тут-то было.

- Это ты зря. Многие  предсказатели говорят о приближающемся конце света. Если не в 2000, то в 2012 точно. Тогда произойдет парад планет, и  Земля столкнется с астероидом, - Ванька, как зомби, видимо повторял информацию, которой его напичкала Юлька.

-Ребята, вы о чем-то еще думаете, кроме конца света?  Весь прошлый год  об этом говорили, теперь опять. Это что до 2012 года так будет? - не выдержал Стас.
- Конечно, думаем, - совсем не обиделась Юлька и растянулась в улыбке, - Я беременна!

- Вот это молодец! Прогрессивный взгляд в будущее. Пахнет мощным оптимизмом, - похвалил Стас. – Как третью девку назовете уже придумали?
- Вообще-то плохая примета, но придумали, -  улыбаясь, сообщила Юлька. – В честь папы, Иванна!

- А как по мне, Юлиана – звучит красившее, - поддела я и нарвалась на грозный взгляд Ваньки. – Да шучу я, Иванна тоже ничо.

После обеда  Стас с Ванькой уединились возле  телевизора – футбол. Мы же с  Юлькой ушли в детскую, где  Катерина отлично играла с Танюшкой, помогая  той строить из кубиков пирамидки, а потом вместе с наслаждением  разрушали. Нам такой игры не понять.

- А у вас? – Юлька печально смотрела на меня, улавливая настроение. – Неужели ничего?

- Не-а, - вертела я головой. – Может быть, ты ошиблась насчет того  гадания?

- Я пять раз после того, как вы уехали, раскладывала. У тебя будет ребенок, - говорила Юлька шепотом, - И не один.

- Тогда почему пока ни одного? Мы ведь перепробовали все, - возмущалась так же тихо я. В памяти всплыли неимоверные усилия, граничащие с подвигами. У меня овуляция, а у Стаса  дежурство. Садилась в такси и мчалась в отделение, где между операциями  искусно соблазняла мужа и доводила до  экстаза. Я не знаю, как там у других, но ему, слава Богу, много не нужно – просто чтобы я сняла с себя одежду. Заводится на  раз-два. Сложнее затормозить весь этот процесс, чем начать. Все хирургическое отделение было в курсе нашей проблемы. Когда предстояла сложная и важная операция, меня  в отделение за час не пускали. - Может, Стас прав и стоит усыновить?

- Я видела твоих детей, - уверяла Юлька.–Маленьких, только рожденных.

- И отец Стас? – лукаво спрашивала.

- Да, и он рядом стоял, - уверяла Юлька. – И врач такой с  усиками и синими глазами. Шапка –нахлобучка.

- Где видела? В картах? – сомневалась я.

- Чего в картах? Мне иногда  видится. Как фрагменты из кино. Вот я видела, как  мост разрушился и он…

- Там такой мост, что и без видений  было понятно, что скоро развалится.

- Ты мне не веришь? – обиделась Юлька.

- Тебе свойственно иногда все же ошибаться, - я тонко намекала на  казусы, случившиеся из-за Юлькиных предвидений не один раз. 

- Конечно. Судьба изменчива. Но когда видение много раз повторяется… точно…
Последние слова я пропустила мимо ушей, поскольку пора было уже забирать свою гулену из гостей. Ева возмущалась, проявляла максимум недовольства по поводу «только разгулялись, а надо уже домой», но оценив мой грозный взгляд и понимая, что еще будет два дня на игры, медленно пошла в дом.

- Пусть Ева эту ночь поспит в нашем доме, - предложила  Юлька. Прочитав немой вопрос в моих глазах, добавила, - Вдруг вы себя шумно вести будете. У нее сильное биополе, может  повлиять на  ход ритуала.

- Поняла. Пусть у вас поспит, - согласилась я, но ощущение, что Юлька чего-то не договаривает, не покидало.

- И на чердаке ведерко с водой поставь, - виновато отводя глаза, сказала подруга. – Побольше.

- На фига вода? – плохие мысли  начали роиться в моей голове.

- Вода – это проводник информации. Так нужно. Для закрепления эффекта, - врала Юлька, но у нее это плохо получалось. – В целях безопасности, Кать. Двадцать свечек в деревянном доме на чердаке, где сухое сено…

- Вот так бы и сказала сразу.

Как только Ева уснула, я слазила на чердак и приготовила все к проведению ритуала: разбросала по  сену нужные травки, застелила пледом сеновал, разместила по углам большие свечи, а рядом по три  небольшие лампадки. Выглядело красиво и эффектно. Не забыла и ведро с водой в углу поставить.

Для ритуала нужен был муж, а он с Ванькой в зале смотрел футбол. Для начала я  принесла семечки и уселась между  Ванькой и Стасом.

-  Как играют? Какой счет? – с энтузиазмом спросила и раздала семечки с  пакетиками для шелухи.

- Полуфинал, блин. Наши проигрывают, - возмущался Стас.

- Всех нормальных игроков продали, негров накупили и турка  тренером поставили. Как так можно выиграть? – критиковал политику клуба Ванька.

- А Танюшка все больше  на тебя становится похожа, - провела по курчавой голове Ваньки. Тот встрепенулся.

- Осталось всего двадцать минут.

- Стасик, я тебя жду на чердаке. Там особенная аура, мне бабушка всегда говорила, что там витает дух жилища. Домовой короче, - сказала Стасу. Ванька расплылся в улыбке, но промолчал.

- А зачем нам домовой?  - Стас не промолчал.

- Заменитель мужа, которому футбол и бокс  важнее, - решила пошутить. Стас улыбнулся. Он привык к моим подколам.

 Пока Стасик не мог распрощаться с телевизором, у меня было время полежать на искусно смастеренном ложе и повспоминать детство. Чердак ни капельки не изменился со времен моего детства. Сена, скорее всего, набросал уже Ванька, но вот пучков разных травок, интересно завязанных нитками и подвешенных под крышей – видимо, все же Юлька. Я зажгла свечи. Все для романтического времяпровождения было готово – не хватало Стаса. Закрыв глаза, я слушала трели сверчка, поселившегося в углу, наслаждалась дурманящим ароматом высушенного разнотравья. Представила, как  из темноты  выйдет полуодетый Стас, осыплет комплиментами, мол, какая я романтичная, что решила провести  ночь на сеновале при свечах. И тут услышала  смачные ругательства – в темноте Стас присветил фонариком, влез по ступеням и фонарик у него выпал из рук прямо на свечку. По закону жанра свеча опрокинулась и зажглось сено. Я быстро рванула к ведру с водой и залила  горящее сено.   

- Катерина, ты опять со своими примочками? Чего нельзя было нормально в  доме на перине уложиться спать? Тебя все время тянет повыше. Я едва руку не вывернул, а у меня  во вторник три плановые операции. И дом чуть не сожгли...

- Не нравится, иди вниз, спи на перине, - горькое разочарование  прогнало все желание.

- Чего уж, залез с горем пополам. А свечек обязательно было так густо  понатыкать?

- Да, Стасик, ты не романтик. Загасим, когда спать будем ложиться. То есть сейчас уже  и можно гасить.

- Ну чего ты? Прикольный антураж. И ты тут так премиленько в кружева разоделась, - я любила вот этот блеск  его глаз. Он обещал море удовольствия и наслаждения.
Спустя полчаса мы загасили свечи. И в этой темноте на фоне стрекочущего кузнечика я прошептала:

- Стас, я хочу ребенка!

- Я это слышу каждый год приблизительно в это время.  Фазы луны? Вспышки на Солнце? Или что такое, что у тебя обостряется?  Мы с тобой перепробовали все.  Каждый раз ты меня выжимаешь, как лимон, но ничего не получается. Я даже согласился  тогда на эти  дикие йоговские позы из Камасутры. Может, хватит? Я не против, давай возьмем из детского дома. Нам дадут маленького. Мы с пеленок вырастим этого ребенка как своего.

- Я говорила с  Волковым. Он согласен нас с тобой вести.

- Волков? У него, честно говоря, нестандартные методы. Но результаты да, впечатляют, - согласился Стас. – И он дорогой мальчик. А ты ведь на машину новую копила.

- Какая машина, Стас? Я ребенка хочу!

- Понятно. Волков так Волков. Но если в течении полугода ничего не выйдет – возьмем  чужого и  воспитаем своим. Договорились?

- Ага, - согласилась я. Стас сгреб меня в охапку и  крепче прижал к себе.

- Мне ж дышать сложно, - пробурчала я. Стас немного разжал объятия, но совсем не отпустил.

- Это чтобы домовой не отобрал, - объяснил.

- Если честно, то я его когда  в Киев переезжали, перевезла, - призналась.

- Мало ли  что здесь завелось, пока нас не было. Могло и покруче домового что-нибудь поселиться. А ты на метле не умеешь, часом, летать? – решил пошутить.

- Надо будет – научусь, - пригрозила. – Я где-то читала, что если женщине обрезают крылья, она пересаживается на метлу. Летать все равно будет, вопрос – как?

- И не сомневаюсь, что летать будет…

Ночью приснилась бабушка. Как всегда улыбалась, рассказывала, как ей хорошо и предлагала красивое румяное яблоко из кошелки. Я проявила жадность и цапнула три яблочка. Бабушка удивилась, но ничего не сказала.

Продолжение   http://www.proza.ru/2017/05/14/1238


Рецензии
Ой, три яблочка обещают что-то интересное:)
С теплом,

Любовь Голосуева   30.11.2019 06:23     Заявить о нарушении
Жадность - всегда была плохой и наказуемой чертой характера)))
Даже во сне)

Ксения Демиденко   30.11.2019 16:54   Заявить о нарушении
На это произведение написано 13 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.