Есенин. Гибель. Телеграмма

из сборника «ЕСЕНИН. ГИБЕЛЬ» -
http://www.proza.ru/avtor/mirzoyan&book=9#9
*

Странно - искренние поклонники Есенина, в безграничной любви своей к нему, часто изображают его наивным простачком. Чтобы не сказать - дурачком.
Например - художник Шилов.
Его хоть и называют представителем «лужковского стиля», ( то есть безвкусицы), портретист он великолепный.
И Есенина любит.
И по этому поводу написал картину.
В багрово-линялых тонах комната «Англетерра», мертвенный свет фонаря за леденелым окном, разноцветные галстуки, как змеи, ползут из сундука (это прямая цитата из воспоминаний Всеволода Рождественского), ампир-диван и златокудрый Серёжа в жилетке и белой рубашке, чуть не с жабо...
Убийц на картине, конечно, нет, но дверь уже открыта и полоска света уже упала на ковёр…
Есенин сидит на диване, поджав ногу, немного напуганный, но мужественно смотрит не в сторону убийц, а на нас с вами…
Конечно, каждый имеет право на своё видение и т.д., но невольно наплывает вопрос - а дверь Есенин не пробовал закрыть?
Ну, чтоб не убили.
Вот уж воистину:  услужливый художник - хуже врага.
*
Но услужливый писатель тоже - врага не лучше.
Отец и сын Куняевы в ЖЗЛ с творчеством Есенина разобрались блестяще, переплетя его с историей страны и жизнью Поэта.
Но, имея доступ к архивам, в биографии Есенина, они почему-то оказались не то что не глубже Шилова, а даже ещё и поуслужливее.
( Про семейный подряд Безруковых на телевидении - и говорить не хочется -
до такой разухабистой клюквы даже американское кино не доросло.
Оказалось, услужливый кинематографист - самый лютый враг Есенину).
Но тут - надо по порядку…
*
Гибель Есенина странным образом переплелась с событиями XIV -того съезда ВКП(б), проходившем в те дни в столице.
*
23 декабря 1925 года, утром своего последнего дня в Москве, Есенин приехал в Госиздат на углу Софийки и Рождественки получить 1.000 руб. - часть гонорара за полное собрание своих сочинений - почти годовой заработок среднего советского служащего.
Но денег в кассе не было.
Было 10.30.
Услышав его голос, в коридор из отдела вышел моднейший тогда писатель Тарасов-Родионов, автор повести «Шоколад», переведённой на кучу языков
и поставленной в куче театров.
Тарасов опишет Есенина так:
- «Он выглядел франтовато, но был слегка выпивши».
*
Ну, а какой поэт с утра не выпивши?
Иначе он и не поэт.
*
Есенин заявил Тарасову, что ему «так хочется о многом с ним поговорить».
Тот предложил пройти в комнату, где он работал.
Обратите внимание, что отвечает ему Есенин:
- «Нет, нет, здесь неудобно, - протянул он, болезненно скривившись и отмахнув рукой».
Говорить в комнатёнке Госиздата Есенин не хочет - много ушей - видимо, хочет сказать что-то важное.
- «Пойдём, кацо, вниз, на угол, в пивнушку, там и посидим».
*
Диковинное слово кацо - друг - Есенин  привёз в Москву весной того года из Грузии и с тех пор щеголял им.
На первый взгляд, может показаться, что Тарасов-Родионов передаёт колорит его речи.
А теперь вспомните - кто у нас кацо?
Не называя фамилии.
*
А кто вас отпустит с работы в 10.30 пить пиво?
Но - богема - закон не писан. Да и мелочи всё это.
Тарасов согласился и они пошли.
*
Вышли из Госиздата, наискосок перешли Софийку и перекрёсток, и спустились в полуподвал, в кавказскую пивнуху.
*
( В «Есенин. Гибель. 23 декабря.» вы увидите фотографии этой пивнушки разных времён. Там и сейчас ресторанчик.)
*
И за пивом, примерно час, Есенин изливал Тарасову свою душу - рассказал о всех своих жёнах и женщинах.
И политических взглядах.
Не забыв сообщить, что Тарасов-Родионов непременно войдёт в историю русской литературы.
То есть - на полках истории будут стоять тома Пушкина, Лермонтова, Чехова, Достоевского и повесть Тарасова-Родионова «Шоколад».
(О которой сейчас знает лишь кучка специалистов по большевистской литературе 20-х годов 20-го столетия.)
*
Сразу после гибели Есенина Тарасов всё это тщательно запишет в  воспоминаниях «Последняя встреча».
*
Наблюдательные современники Есенина отмечали - при всём имидже Серёга-душа-нараспашку - он был замкнут, дальновиден, расчётлив, умён и даже хитёр.
У Тарасова - он простодушен и болтлив.
Что свойственно пьющим. 
И вытащил он Тарасова с работы в пивнуху только за тем, чтобы рассказать ему о своих жёнах.
Отметим пока только, что Тарасов-Родионов по образованию - юрист, закончил Казанский университет.
*
Стало быть, Тарасов знает, что такое подписка о невыезде.
А правильнее - «подписка о невыезде и надлежащем поведении».
И что это - одна из мер пресечения, предусмотренная уголовно-процессуальным законом.
*
Немного всем известной предыстории.
В августе 1925-го Есенин с новой женой Софьей Толстой возвращаются в Москву из свадебной поездки Баку.
Едут в поезде, в «вагоне высшего комсостава» (командующего состава), в двухместном купе.
Нетрудно догадаться, что билеты им забронировал бакинский друг и покровитель  Есенина Пётр Чагин (Болдовкин) - второй секретарь ЦК компартии Азербайджана - иначе Есенин ехал бы в обычном вагоне.
Видимо, в очередной раз поругавшись с женой (причины - отдельная тема) Есенин идёт в вагон ресторан расслабиться.
Красноармеец, стоящий в тамбуре на охране, не выпускает его из вагона.
Может быть, ему был дан такой приказ - не пускать Есенина.
Есенин - естественно - шуметь.
На шум из своего купе выглянули дипкурьер Народного комиссариата иностранных дел Адольф Рога и врач Ю. Левит.
И сделали Есенину «замечание» - так в показаниях.
Тот прошёлся по их национальностям и пообещал дать по этим самым мордам.
Банальная базарная склока.
В Москве на вокзале Есенина задерживают.
*
Дело попадает в суд - судье Липкину.
Судье Липкину пишет народный комиссар просвещения Луначарский, судье Липкину пишет крупный партчиновник из Кремля Илларион Вардин, хлопочет Чагин - просят закрыть дело.
Судьишка Липкин  должен если не умереть со страху, то папку с делом съесть с компотом точно.
А он не только не съел, но и дело не закрыл.
*
Начались судебные мытарства Есенина.
И Тарасов это знает.
Как и то, что Есенин находится под
подпиской о невыезде.
А нарушение подписки влечёт за собой изменение меры пресечения - заключение под стражу.
А Есенин едет в Ленинград.
И вытащил Тарасова с работы, чтоб рассказать ему о своих жёнах.
*
         продолжение следует...
*
Эх, не успел...
Издательство "Бёркхаус" оказалось быстрее -
http://www.berkhouse.ru/blank-2/есенин
"Есенин. Гибель." Книга первая "Ночь".
*
Лирическое отступление -
пару месяцев назад начал вывешивать частями публицистическую историю «Чёрный, чёрный квадрат…».
Вывесил всю.
Смотрю - не шибко, но читают.
Недавно заглянул  - ба! - пол«квадрата» висит, а конца нет!
«Продолжение следует».
Как так получилось - ума не приложу.
Хотел довесить. А потом решил - если хоть один читатель спросит, - а где конец-то? - тогда и повешу.
И вот  -
http://www.proza.ru/avtor/mangerokin -
«С большим интересом вчера прочла Ваши репортажи и сегодняшнее «сетование» на то, что "не успел". Не сетуйте. Книгу ещё прочтут. А вот читательская аудитория сайта, подсевшая, (как я, например) на этот цикл, с нетерпением ждёт следующих глав. Спасибо».
*
Вот для этого читателя и продолжу.
*
Тарасов сел писать свои воспоминания сразу после гибели Есенина
и 20 января
отдал их в незапечатанном конверте сотруднику Госиздата Ивану Евдокимову, редактору собрания сочинений Есенина,
взяв с Евдокимова слово «никогда никому не показывать».
Евдокимов залез в конверт
и…
впрочем, читайте сами…
*
Надпись на конверте рукой Ивана Евдокимова:
- «Автограф Тарасова–Родионова.
Воспоминания о последней встрече с Есениным
Тарасов–Родионов подарил мне,
взяв слово
никогда
никому
не показывать,
пока не встретится
(через много лет)
надобность в этом.
20 янв. 1926. ».
*
Обратите внимание - Тарасов уверен –
только через
«много лет»
читателям
то есть – нам с вами
«встретится»
«надобность»
знать,
что
говорил ему Есенин в пивнушке.
*
И на семьдесят лет
воспоминания Тарасова–Родионова
исчезают в спецхране…
*
Что же такого тайного и крамольного сообщил Есенин Тарасову, кроме своих жён?
*
Неужели вот это?
Есенин:
- «…. если б ты знал, какая сволочь другие писатели.
Я не любил и не люблю перемывать косточки другим, потому что люблю людей и умею ценить муки творчества, но Есенин схватил меня за рукав.
- Нет, ты не кривись. Спросил я как-то Пильняка, какого мнения он о твоем «Шоколаде»? — «Разве это литература?» - ответил он брезгливо, - И ты понимаешь, кацо, кто это ответил, это ответил Пильняк, халтурщик, каких не видывал свет. И ты думаешь, он искренне это сказал? Ничего подобного. Его злость взяла, как это появляется какой-то там Тарасов-Родионов, о вещи которого спорят, шумят, говорят, перед которым он, Пильняк, уходит в тень. И он тебя возненавидел.
- Ты преувеличиваешь, Серёжа. Мы встречаемся с Пильняком и всегда мирно толкуем. И, кроме того, он, во всяком случае, художник...
- Кто художник? Это Пильняк-то?! - и Есенин надвинул шапку на глаза, - Да у него искусство и не ночевало! Он чистейшей воды спекулянт. Ты знаешь, как-то в пьяной компании зашла речь об его творчестве. Это было, когда он еще бряцал славой. И он встал, понимаешь ли ты, в этакую позу, задрал ногу на стул и заявил: искусство у меня вот где, в кулаке зажато. Все дам, что нужно и что угодно. Лишь гоните монеты. Хотите, полфунта Кремля отпущу. Ты понимаешь, кацо, ты вдумайся только: «полфунта Кремля»! Ах, г...о, с…чье, «полфунта Кремля»! - и Есенин с ненавистью ударил о стол дном пивной бутылки».
*
Если бестактно вспомнить,
что теперешняя жена Есенина Софья Толстая в короткий период ухаживаний изменила(няла) Есенину с Пильняком
и чуть не вся окололитературная Москва показывала за спиной Есенина рога,
а он узнал об этом последним, когда свадьба была уже неизбежна,
то эмоции Есенина понятны.
Но причём тут «полфунта Кремля»?
*
Есть фантастически нелепое мнение, будто Фрунзе убили по приказу Сталина.
И, кажется, что это Пильняк его придумал и запустил своей «Повестью непогашенной луны».
*
Фрунзе умер на операционном столе два месяца назад, 31 октября.
23 декабря - повесть уже написана, или почти дописана.
Есенин пьёт пиво.
В кулуарах XIV съезда ползут глухие шёпоты - Кацо убил Фрунзе. Скоро выйдет книжка.
*
Есть ещё не менее нелепое мнение, что окружение Фрунзе подкинуло идею Пильняку написать эту вещь.
Но Пильняк посвятил её главному редактору журнала «Красная новь» Александру Воронскому - одному из ближайших соратников Троцкого.
Троцкого, с которым у Пильняка давние и чуть не дружеские отношения.
А теперь давайте с трёх раз догадаемся, кому принадлежит идея - обвинить Сталина в убийстве Фрунзе?...
*
Троцкий готовится к съезду.
И подготовился.
*
Вот о чём намекает Тарасов-Родионов,
наивно полагая, что через «много лет» мы будем об этом помнить.
*
Кажется, в этом и есть причина засекречивания воспоминаний Тарасова.
Но Троцкий, устами Есенина, упоминается в рукописи всего два раза:
Есенин:
- «Ну, коль не Ленин, то Троцкий, Я очень люблю Троцкого, хотя он кое-что пишет очень неверно».
*
Вот и весь Троцкий.
*
А дальше на станице несколько строк безнадёжно густо замазаны чёрной тушью…
*
Но прежде, чем пытаться их прочесть, сначала выясним - а что у Есенина с билетами на поезд? Деньги-то он ещё не получил.
*
Тарасов:
- "Когда ты едешь?
Есенин:
- Сегодня, с вечерним поездом.
Тарасов:
- Во-первых, ты не достанешь на сегодня билеты. Сейчас, перед праздниками, билеты на все поезда в Ленинград давно уже проданы.

- Не беспокойся, кацо, - и Есенин хитро и самодовольно улыбнулся, - Уже всё устроено. Билеты уже оставлены в кассе, остаётся только их взять. Пусть для других это и невозможно, для меня это ровно ничего не стоит. Меня жизнь избаловала и балует: для меня - всё легко».
*
Есенин бахвалится. Он баловень судьбы. Всё, о чём, наверное, только тайно грезит Тарасов, далось и давалось Есенину легко - слава, деньги, женщины. И полное собрание сочинений вот-вот.
Да женщины всё какие - мировые звёзды, да графини. Да прима театра Мейерхольда Зина Райх.
Правда, может, как истинный коммунист, Тарасов о такой ерунде, как бабы, не мечтал. Но полное собрание сочинений…
Это посильнее баб будет.
*
А жизнь уже не долго будет баловать Есенина.
Скоро его побалует смерть.
Когда Тарасов это писал, Есенин уже погиб. Поэтому читать это следует не без тайной издёвки -
«хитрый и самодовольный» Есенин даже и не чует, что жить ему осталось всего четыре дня.
Кстати - Есенин должен был быть первым поэтом в России, у которого прижизненно выйдет полное собрание стихов.
Да не случилось.
*
И ещё Александр Игнатьевич всё это пишет потому что уверен - через «много лет» благодарные потомки, конечно же, не забудут, какой он крупный революционный деятель - на групповой фотографии Военной организации при ЦК РСДРП(б) в 1917-то - он есть. Сбоку, но есть.
Потому что он на двух броневиках захватил Центральный банк.
Там, правда, все уже убежали и денег не было, но он захватил.
И передал в руки кому?… Менжинскому.
А Вячеслав Рудольфович ныне - зампред ОГПУ. И даже больше - Сталин уже убрал этого железного эпилептика Феликса и числится он председателем только номинально, работает Менжинский.
Александр Игнатьевич арестовывал казачьего генерала Краснова.
(хотя там была целая делегация арестовывателей, вместе с Троцким )
Арестовывал…
Да кого он только не арестовывал. Только царя не расстреливал.
Он навечно вписал своё имя в историю мировой революции.
А это - посильнее полного собрания сочинений будет.
Хотя и полное собрание не помешает.
*
Когда читаешь его автобиографию, невольно думается - не будь Александра Игнатьевича, так и Ленину бы крышка,  и революции бы не случилось.
На фронтах Гражданской был секретарём Сталина.
Закончил военную службу на генеральских должностях.
Александр Игнатьевич нисколько не сомневается - мы никогда не забудем, кто он такой. Поэтому про себя он ничего и не пишет.
*
А что Есенин?
«Мне б ту, сисятую, она глупей».
Марксизмом тут и не пахнет.
Нет, нет, неплохой поэт.
Пусть будет.
А строчка неудачная - пьёт много.
Впрочем, и у Александра Игнатьевича тоже есть неудачная строчка в  блистательной биографии.
Очень неудачная.
Гибельно неудачная.
Но об этом - позже.
*
А под праздниками Тарасов имел в виду вовсе не новогодние, а Рождество.
Это был последний год, когда советская власть ещё разрешала народу праздновать Рождество. Только в силу сдвига большевиками календаря Рождество получилось не православное, а католическое. Или, правильнее - новоцерковное.
Гражданская война только закончилась, разруха, паровозов нет, вагонов не хватает, а народ куда-то всё едет и едет…
Билетов нет.
Но как же Есенин выкрутился?
*
Немного партийной истории…
*
Страной управляла тройка - ЗИКАСИ -
Зиновьев-Каменев-Сталин.
Это была модная шутка одного партийного остряка.
Чем остряк кончил - догадайтесь сами.
*
Генеральным Секретарём ЦК партии Сталина сделали Зиновьев и Каменев.
Чтобы должность не досталась Троцкому.
Россия Зиновьева и Каменева уже не интересовала, они её уже  восемь лет как захватили. И грезили уже мировой революцией - Германия, Англия, США...
Зиновьев и Каменев - вожди планетарного масштаба, а не какой-то там захудалой крестьянской России.
И в надменности своей они даже и не замечали всё возрастающее влияние этого «узколобого грузина».
Когда к  1925-тому году заметили, сильно встревоженные, они решили убрать его с поста Генсека.
И мыслили они очень просто - мы этого недоучку поставили, мы и снимем.
Партия поймёт. Коммунисты поддержат. Это же - мы.
*
Последние месяцы шла подготовка. 
В Ленинграде, Северной Пальмире, вотчине Зиновьева - которую коммунисты в шутку называют Зиновия -
( каламбур - Зиновьев = Зенобия, ( Zenobia Septimia ) царица Пальмиры Сирийской III  века) -
Зиновьев за год снял с командных постов около 200 сторонников Сталина.
Зиновьев безраздельный хозяин Ленинграда и коммунистической организации города.
*
Председатель Моссовета Каменев абсолютно уверен - московские коммунисты тоже пойдут за ним.
*
И Троцкий не дремлет - запустил слух: Фрунзе убил Кацо - Пильняк уже гениально пишет.
*
XIV-тый съезд - Зиновьев и Каменев против Сталина,
Троцкий против всех.
Этот съезд - Сталину не пережить.
Ну, до кучи, ещё поговорят об "индустриализации страны".
*
Но и Сталин не сидел без дела.
И билетов не достать - не потому, что Рождество на носу -
между Ленинградом и Москвой, туда-сюда-мотаются делегации-делегаты-комиссии-агитаторы, как зиновьевские, так и сталинские.
Зиновьев-Каменев готовятся свалить Сталина.
Сталин готовится снять Зиновьева.
ЗИКАСИ рухнула.
Мира не будет.
Билетов нет.
*
А у «хитрого и самодовольного» Есенина - всё схвачено.
Кто-то забронировал ему билет.
Но Тарасов-Родионов этого «кого-то» не называет.
Потому что он считает, что и так всё сказал.
А кто не понял - тот не знает историю партии.
А кто не знает историю партии, тот вымрет, как бронтозавры.
*
Вроде мы ещё не вымерли, но кто сейчас знает историю КПСС?
А никто.
Только узкая группа специалистов, сотня фанатов-пенсионеров, да папа с сыном Куняевы делают вид, да папа с сыном Безруковы.
Но и они почему-то этого инкогнито не только не расшифровали, но даже и не обратили на него внимания.
А этот КТО-то - и есть ключ к воспоминаниям Тарасова.
*
Кстати, если вы внимательно читаете, вы должны были уже догадаться.
*
Когда Евдокимов прочёл эти, ещё не зачёркнутые, строки Тарасова,
то с перепугу дописал на конверте:
- «Прочёл сегодня же, 20 января.
Никогда не доверял Тарасову, но тут есть зёрна правды, только зёрна».
*
Видимо, эти «зёрна правды» и были потом густо и безнадёжно замазаны чёрной тушью.
*
В конце восьмидесятых, когда рукопись стала доступна исследователям, есениновед С.Субботин, химик по образованию, сумел смыть тушь и прочесть…
*
Есенин:
- «Я очень люблю Троцкого, хотя он кое-что пишет очень неверно. Но я его, кацо, уверяю тебя, очень люблю. А вот Каменева, понимаешь ты, не люблю. Тоже мне вождь. А ты знаешь, когда Михаил отрекся от престола, он ему благодарственную телеграмму залепил за это самое из Иркутска... Ты думаешь, что я беспартийный, то я ничего не вижу и не знаю. Телеграмма-то эта, где он мелким бесом семенит перед Михаилом, она, друг милый, у меня.
- А ты мне её покажешь?
- Зачем? Чтобы ты поднял бучу и впутал меня? Нет, не покажу».
*
Буча.
Видимо, у Есенина это было любимое слово.
Через четыре дня, 27-го, Эрлих повторит его в «Англетерре» по поводу резания Есениным вен и писания стихов кровью.
Буча по поводу телеграммы поднялась очень скоро.
*
Меньше, чем через год, на пленуме Коминтерна Сталин публично припомнил Каменеву эту телеграмму и что Ленин замял эту историю, чтобы не пятнать партию большевиков.
- Врёшь, подлец! - закричал с места Каменев, согласно стенограмме.
И тут очень важно, что ответил ему Сталин(стенограмма):
- Я соберу подписи.
*
Имеется в виду, что Сталин соберёт подписи старых большевиков, кто подтвердит  факт отправления Каменевым телеграммы.
Значит - самой телеграммы у Сталина - НЕТ.
Что подтверждает и выкрик Каменева «врёшь, подлец».
Каменев уверен, что телеграммы у Сталина нет - иначе бы так не кричал.
*
Однако подтвердить факт телеграммы Сталину удалось.
Сталин - письмо Молотову от 23 декабря 1926 года:
- «… мне пришлось напомнить ему (Каменеву)  в заключительном слове о телеграмме М. Романову.
Каменев выступил с «опровержением», сказав, что «это ложь».
Зиновьев, Каменев, Смилга и Фёдоров внесли в Политбюро «заявление» с «опровержением», потребовав его опубликования.
Мы опубликовали это заявление в «Большевике» с ответом ЦК и с документами, убивающими Каменева политически.
Считаем, что Каменев выведен из строя и ему не бывать больше в составе ЦК.
Ну, пока всё. Об остальном устно. Жму руку.
Коба».
( РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 1. Д. 5388, с. 96 - 97.)
*
Именно этой телеграммой Сталин окончательно свалил Каменева.
Есенина уже почти год, как не было в живых.
*
Папа с сыном есениноведы Куняевы сопоставили расчищенную рукопись Тарасова со стенограммой пленума Коминтерна и родили сенсацию -
Каменев нажаловался Зиновьеву, а тот велел своим людям убрать Есенина в Ленинграде.
И всё из-за телеграммы.
*
Правда, эта версия была озвучена до Куняевых - ну, да это ладно. Они хотят быть родителями мифа - не станем им в этом отказывать.
*
Только ещё раз прочтём стенограмму пленума Коминтерна от ноября 1926 года.
И самую малость пофантазируем:
- Врёшь, подлец! - кричит с места тов. Каменев тов. Сталину.
И тут тов. Сталин достаёт рукопись Тарасова:
- А вот что в пивнухе рассказывал товарищ поэт Есенин коммунисту Тарасову-Родионову.
И начинает читать:
- «А вот Каменева, понимаешь ты, не люблю. Тоже мне вождь. А ты знаешь, когда Михаил отрекся от престола, он ему благодарственную телеграмму залепил за это самое из Иркутска... Ты думаешь, что я беспартийный, то я ничего не вижу и не знаю. Телеграмма-то эта, где он мелким бесом семенит перед Михаилом, она, друг милый, у меня".
А через четыре дня  поэт Есенин погиб при загадочных обстоятельствах»…
Ну и так далее.
*
И тут Каменева - можно было не только из ЦК выкинуть, но и реально срок ему намотать.
А Сталин почему-то этого не делает.
*
Версию, что строки уже залиты тушью в расчёт не берём - спецлаборатория ОГПУ в Горках, производящая отравленные чернила и прочие ужасы, уж как-нибудь, да не менее умеет химичить, чем химик-есениновед Субботин.
*
Почему в 36-том, во время процесса над Зиновьевым и Каменевым, Сталин не использует рукопись Тарасова?
Эти прохвосты, кроме прочего, ещё и убили Серёжу Есенина!
Да их бы порвали прямо в зале суда.
Сталин этого - опять не делает.
*
Куняевы этими пустыми вопросами не задаются.
Не хотят портить себе настроение первооткрывателей -
они ж разгадали тайну гибели Есенина.
*
Но вернёмся в 23 декабря 1925 года в пивнуху на Софийке.
Около 10.30 Есенин вытащил с работы Тарасова, чтобы сообщить, что у него в кармане убойный компромат на Каменева.
*
А зачем?...
*
Почему-то сегодня принято считать, что в суд на Есенина подал оскорблённый в своих национальных чувствах гражданин А. Рога.
Однако в суд подал… Народный Комиссариат Иностранных дел СССР.
По факту нападения гр. Есенина на сотрудника комиссариата иностранных дел.
В показаниях - Есенин «рвался в купе» к Роге.
А Рога - дипкурьер, в купе у него - секретная дипломатическая почта.
*
Поднялась буча - октябрь- ноябрь 1925-го.
Как помним, хоть за Есенина и вступились нарком Луначарский, крупный партчиновник Вардин и пр., бесстрашный судья Липкин дело, мало не закрывает, а требует применить к Есенину меру пресечения - арест.
И скорее всего, Липкин хочет объединить все уголовные дела Есенина, которые вовсе не закрыты, а находятся в разных отделениях милиции в каком-то странном состоянии задвинутости в дальний ящик, словно КТО-то не даёт им ходу.
Дел не 13, как почему-то принято думать - меньше, но объединив их все, срок Есенину суд отмерит по полной.
А если прибавить сюда посвящение и чтение стихов Царской семье, за что Есенин получил от Царицы золотые часы, общение с Распутиным, который и пристроил Есенина служить в армии в санитарном поезде Императрицы - то и вовсе может вышка высветить.
*
И за всей этой судебной бучей стоит … Каменев.
Суд - в Москве. Москва - вотчина председателя Моссовета Каменева.
К тому же один из потерпевших в поезде - Ю.Левит протеже-выдвиженец Каменева на пост чуть не министра здравоохранения Азербайджана  - ездил осматривать свои будущие медицинские владения.
*
И дело вовсе не в Есенине.
Уголовные дела Есенина - это компромат.
Каменев готовится к XIV -тому съезду.
Ибо ниточки от дела по факту нападения Есенина на дипкурьера тянутся к человеку, который забронировал Есенину билеты - ему ведь на суде придётся отвечать, на каком таком основании он сделал билеты в вагон комсостава (командующего состава) такому негодяю и пьянице, как Есенин.
А от того человека - ниточки потянутся к Кирову.
А от Кирова - к Сталину.
Который уже, (неофициально пока), но назначил Кирова новым хозяином Ленинграда.
Вместо Зиновьева.
*
Вот почему так бесстрашен судья Липкин.
Вот почему так настойчива милиция - от угрозы ареста Есенину приходится прятаться в ПЛАТНОМ отделении психушки Ганнушкина.
А когда милиция приходит с ордером на арест и туда - договариваться с врачами  о диагнозе белая горячка - единственный способ избежать ареста и обрубить ниточку к человеку, который забронировал Есенину билет.
*
Есенин попал.
Игры с властью штука непростая.
И Есенин выкручивается.
*
Вроде - всё сходится -
затравленный Есенин пытается себя обезопасить -
вытащил Тарасова в пивнуху и, зная, что Тарасов сторонник Зиновьева и Каменева и доложит 
                предлагает решить конфликт  -
прекратите судебную травлю, оставьте в покое -
иначе обнародую телеграмму.
*
Большинство есениноведов  (в т.ч. и Куняевы) считает, что Есенин блефовал - никакой телеграммы у него не было.
Однако, блеф это достаточно рискованный.
Представьте - Есенин говорит Тарасову, что телеграмма у него,
а в ответ - хохот Тарасова:
- Да она уже лет восемь у меня в сейфе лежит.
Тут - блефанув, можно выдать свою абсолютную беспомощность и в дураках остаться.
*
Вспомним (а Есенин это знает) -
в 17-том году Тарасов арестовывал генерала Краснова, того, сего арестовывал - вполне мог и эту  телеграмму где-то хапнуть.
Но Есенин блефует, вроде, удачно.
- А ты мне её покажешь? - просит Тарасов.
А это означает, что в зиновьевско-каменевских кругах 
                местонахождение телеграммы неизвестно.
И ещё это означает, что Есенину недавно
               кто-то рассказал об этой телеграмме,
(чтоб безалаберный Есенин - да сам следил за подковёрной историей ВКП(б) - сейчас даже дети в это не поверят)
              а возможно даже телеграмму и показал -
а иначе, это даже уже и не блеф, а совсем блефятина.
*
С Есениным, вроде, понятно.
А зачем Тарасов - всё это написал?
Есенин ему сказал, он побежал, доложил ближайшему окружению Каменева -  телеграмма у Есенина, но Есенин просит мира - закройте уголовные дела, он никому не покажет телеграмму - и всё.
Зачем писать-то?
*
Ответ - литераторский зуд писать мемории - не принимается.
Не тот это человек Тарасов.
И есть у него гибельная строчка в биографии -
арестованный Временным правительством летом 1917-го года и проведя пару недель в казематах Петропавловки, Тарасов-Родионов сломался и написал:
- Я виноват и глубоко виноват в том, что был большевиком.
*
Через пару лет бумага всплыла - комиссии партконтроля, это служба собственной  безопасности партии.
Что написано пером, не вырубишь топором.
А партия - таких штучек не прощает.
И Тарасова попёрли из партии.
*
А партия для Тарасова - всё. И жизнь, и смерть и полное собрание сочинений.
(собственно, партия и будет печатать книги Тарасова и квартиру даст в Сивцевом Вражке, и в командировки за границу будет отправлять - вести переговоры с Набоковым по поводу возвращения на родину и пр., и партия его и расстреляет в 1937-ом. А потом свалит на Сталина.)
Теперь пришёл черёд каяться перед партией.
*
И тут его поддержал… Сталин.
И в партии Тарасова восстановили.
Запомним - Тарасов у Сталина - в долгу.
А в 22-ом, во время очередной чистки - его снова исключили.
Неизвестно как, но в декабре 1925-го ему опять удалось восстановиться  в партии.
*
Получается - Тарасов отдаёт долги Сталину  - его рукопись,
                это донос на Каменева.
Причём, донос не в недра ОГПУ с подписью - доброжелатель,
                а донос публичный,
прикрытый формой воспоминаний о последней встрече с Есениным.
С кокетливой просьбой "много лет никому не показывать».
*
А теперь - давайте сообразим, кто мог зачеркнуть в рукописи строчки о Каменеве и телеграмме?
Простой ответ - цензура - не катит.
Цензура всегда политична.
Зачеркнул тот, кто не хотел, чтобы эти строки были использованы Сталиным против Каменева.
*
Так почему же Сталин не воспользовался этой услугой Тарасова?
*
Потому что, в отличие от Куняевых и Безруковых, Сталин был не так наивен.
Он понял - это ловушка.
Потому что Есенин купил в Ленинграде гуся.
( см. http://www.proza.ru/2017/04/04/1249)
А Сталин знал, кто съел того гуся.
*
Но не знающие биографии Есенина Куняевы, раздули сенсацию -
одна из самых загадочных смертей 20-го века, наконец, раскрыта - убийство! - рассказав о телеграмме Тарасову, Есенин пописал себе смертный приговор.
*
А так ли наивен был Есенин, чтобы везти  с собой в Ленинград такой убойный компромат - ведь убьют. Как пить дать убьют.
*
Читаем рукопись Тарасова дальше:
Тарасов:
- «А ты мне её покажешь?
Есенин:
- Зачем? Чтобы ты поднял бучу и впутал меня? Нет, не покажу.
- Нет, бучи я поднимать не буду и тебя не впутаю. Мне хочется только лично прочесть её, и больше ничего.
- Даёшь слово?
- Даю слово.
- Хорошо, тогда я тебе её дам.
- Но когда же ты мне ее дашь, раз ты сегодня уезжаешь? Она с тобой или в твоих вещах?
Есенин:
- О, нет, я не так глуп, чтобы хранить её у себя».
*
Либо отец и сын Куняевы эту фразу не заметили
либо не считают Есенина мало-мальски неглупым человеком.
Как Шилов.
Как многие услужливые поклонники Есенина - любители заниматься пустым сотрясанием воздухов.
*
Есенин:
- «О, нет, я не так глуп, чтобы хранить её у себя. Она спрятана у одного надёжного моего друга и о ней никто не знает, только он да я. А теперь ты вот знаешь. А я возьму у него... Или нет, я скажу ему, и он передаст её тебе.
Тарасов:
- Даешь слово?
- Ну, честное слово, кацо. Я не обманываю тебя.
- Идёт, жду».
*
Так зачем было убивать Есенина, если телеграммы у него нет?
Мало того - Есенин намекает: если со мной что-то случится, телеграмма тут же всплывёт.
Тогда уж - убивать надо было «надёжного друга».
*
Тут поклонники возразят - и «друга» убили.
Что развязало руки Каменеву кричать Сталину:
- Врёшь, подлец!
В смысле - нет уже никакой телеграммы, всё чисто.
*
А теперь - глянем на этот литературный донос Тарасова немного под другим углом.
И получится, что доносчик... Есенин:
- "Она спрятана у одного надёжного моего друга и о ней никто не знает, только он да я."
Окружение Сталина - человек, который забронировал Есенину билет - доверило ему страшную партийную тайну - Сталин будет валить Каменева с помощью телеграммы.
Что Сталин вскоре и сделал.
А жалкий, с утра нетрезвый Есенин, трусливо спасая свою шкуру от суда и травли, слил с потрохами эту тайну Тарасову:
- "А теперь ты вот знаешь".
Как говорил Мюллер в "Семнадцати мгновениях" - что знают двое, то знает каждая собака.
А уж трое...
*
О чём 23 декабря говорил в пивной Есенин Тарасову - мы не узнаем уже никогда.
Несомненно, о чём-то важном, что Тарасов тут же донесёт и доложит -
Есенин, мало в этом не сомневался, он на это и рассчитывал.
Но вряд ли он был так мелок и так глуп, чтобы болтать о телеграмме.
Даже если она у него и была.
*
Да и не нужен был Каменеву мёртвый Есенин.
Каменеву нужен Есенин живой.
Каменеву нужен суд над Есениным.
Есенин - это компромат Каменева, его козырная карта в борьбе со Сталиным.
Даже, если у Есенина и есть эта чёртова телеграмма.
Каменев уже встал и с трибуны сказал на съезде:
- Сталин не тот человек, который может стоять во главе партии. 
А в ответ получил крики зала - Ура Сталину!
И аплодисменты - минут на двадцать.
( именно с этого дня это станет безумным ритуалом съездов компартии)
И, скорее, мёртвый Есенин выгоднее Сталину, чем Каменеву.
*
Но Куняевых это волнует мало.
Безруковых не волнует и вовсе.
Каменев и Зиновьев сговорились и убили Серёжу.
Телеграмма - доказательство.
Тарасов свидетель.
И всё тут.
*
Всем так хочется раскрыть тайну гибели поэта,
снять с Сергея Есенина  печать самоубийцы - непрощаемого греха хулы на Святого Духа.
Но зачем при этом делать из Есенина дурака?
Воистину - услужливый  поклонник, хуже врага…
*
Уголовное дело № 89 «О самоубийстве Сергея Есенина».
ТРИ свидетельских показания -
утром стучали, дверь была закрыта, КЛЮЧ ТОРЧАЛ ИЗНУТРИ. Дверь вскрыли  - Есенин висит.
Всё!
Самоубийство.
И ни один суд, ни в одной стране мира,
даже если папы и сыновья Куняевы и Безруковы захватят в заложники генерального продюсера «Первого канала» -
дело к пересмотру
                НЕ ПРИМЕТ.
*
… однако… выход есть… есть…
*
28-го декабря, около 11.00 в пятый номер «Англетерра» войдёт зам. начальника 1-го Убойного отдела Ленинградского УГРО, будущий  комиссар милиции 3 ранга (генерал) и начальник транспортной милиции СССР Пётр Прокопьевич Громов.
( см. http://www.proza.ru/2017/04/06/32 )
Хоть через несколько часов Громову и отдадут приказ -
самоубийство -
а он человек военный, не выполнить приказ не имеет права -
он поможет нам.
Поможет невольно.
*
Но, как ни странно, особенно нам помогут лживые воспоминатели, вроде Тарасова-Родионова.
Ибо - как ни ври - одни словом, да проговоришься.
И суд
                ВЫНУЖДЕН БУДЕТ
принять к пересмотру  дело № 89.
*
«Есенин. Гибель» - серия книг.
Издательство «Бёркхаус» - https://vk.com/berk_shop
Книга первая - «Ночь» -
http://www.berkhouse.ru/blank-2/есенин
*


Рецензии
Биографию Есенина написали многие известные и неизвестные писатели, журналисты.
И вот по прошествии лет выясняется, это видно...
Было всё намного проще, приземлённее что ли. Они писали, чтобы создать объём своих "трудов", когда вопрос умещался в небольшую книжицу.
У Вас не возникало ощущения, что - то не так во всей истории со смертью Есенинина? Не хватает простоты действа, хотя причины появления его в Ленинграде совсем неслучайны и действительно частью связаны со съездом.
Был самиздат начала 70-х, там эта телеграмма Романову фигурировала, НО... начало мисцифицирования смерти поэта. Вещали радио "голоса" из - за бугра об этом.
Важная деталь Вам, обратите внимание, какой возраст у всех известных авторов, написавших о поэте.
Возрастные, после 60-ти, одно мышление...
До 50-ти совсем другое...
Самое поразительное, жизнь его "создают" кому за 30-ть, в советское время, да и сейчас.
У каждого поколения естественный свой взгляд из... когда это было.
На всё надо смотреть проще, но ширше, кто - то говорил.

Владимир Конюков   26.05.2017 09:49     Заявить о нарушении
Речь идёт только о версии "телеграмма".

Владислав Мирзоян   26.05.2017 10:00   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.