Шаг в никуда

По ночному городу, по обочине проезжей части не спеша, нагнув голову, шла женщина. Проезжающие мимо машины равнодушно высвечивали мигающими  фарами, одинокую фигуру.
Женщина шла как-то странно, как-будто отрешенно от мира всего.
Светлый плащ ее  был нараспашку, не смотря на вечернюю прохладу.
 Длинные волосы, спутанные в беспорядочные пряди, небрежно откинуты за спину.

Днем про моросил небольшой дождик и воздух пропитанный сыростью, неприятно обволакивал тело, но женщина этого не замечала.
Время от времени, она останавливалась и из бутылки, прикрытой легким шарфиком, делала несколько глотков.
Немного скривившись,то ли от горького привкуса вина,то ли своих мыслей, не обращая внимания на небольшие лужи, шла дальше.

Отсвет фонарей, следующий за ней по пятам, играл её тенью, меняя её и кружа  вокруг неё .
 Иногда она заостряла на ней свое расплывчатое внимание.
 Тень, по ее мнению, выглядела жалко: придавленные горем плечи, неуверенный шаг и такое же безысходное равнодушие к  своему будущему,как и у неё самой.
Слез у неё уже не было они, как прорвавшийся горный поток, поднявший со дна  своим необузданным напором большой валун, выкинули его на поверхность,  загородив узкое ущелье,  не давая литься дальше.
Её же камень, поднятый со дна души, так же лежал тяжёлым буруном ,затрудняя дыхание и не давая воли слезам.

Тяжёлые мысли  приправленные терпким вином, только разжигали её воображение  вместо того,чтобы успокоить найдя благополучный исход.
Женщина неуклюже пошатнулась и от взмаха руки бутылка выскользнув,  разбилась о бордюр дороги , оставляя на нём кровавые разводы.
Она равнодушным  взглядом окинула разлетевшиеся осколки, и стекающие по бордюру  полосы вина, и видимо приняв какое-то решение, свернула на другую улицу ведущую на набережную.
...

Максим, немного успокоившись, перестал гнать машину.
Минут двадцать назад, сильно хлопнув дверью, он выскочил из своей квартиры. Очередной скандал с женой вывел его из терпения и чтобы не натворить с опала дел, вдавливал педаль газа до упора, спасаясь скоростью.

Ночные улицы были почти пустынны и проезжающие изредка машины не вызывали у него опасения.
Прошедший днем дождик своей свежестью, успокаивающе действовал на нервы.
Высунув руку в приоткрытое окно, он с удовольствием ловил прохладные потоки воздуха.

Такие скандалы изнуряли его, опустошали его душу до гулкого эха, больно бьющего по подсознанию.
 Не заладилось у них с самого начала, но рождение одних за другим троих детей не давало развиться закрадывающейся не единожды мысли,  бросить все и уйти.
Бросить и уйти, для него  считалось не мужским поступком и он пресекал эту мысль  в самом начале, считая её просто слабостью.
 Две дочери-погодки прошлой осенью пошли в школу, забот добавилось и приходилось со всем мириться.

Мирился с беспорядком в доме: увлекая игрой дочерей, приучал убирать в комнатах, поддерживать чистоту.
Смирился с изменой жены, родившей совсем не его сына.
По началу его заедало ощущение брезгливости, он не мог взять  маленького на руки и отведя глаза от взгляда жены, молча уходил.
Мальчишка рос, ластился к нему, ничего не понимая лез на руки и дрогнуло его сердце.
Однажды в порыве нежности обхватил его тельце, прижал к своему, чувствуя через одежду биение его сердечка.
Выудив губами  из пачки сигарету  Максим прикурил, выпуская дым в окно и  сбавил газ .Машина пошла тише и спокойнее , передав через руль свое состояние водителю.
...

Лариса шла не заостряя внимание по сторонам.
Раздражение, заполнившее её каждую клеточку тела, понемногу улеглось и мысли приобретали цвет серо-равнодушного оттенка.
Серость, настойчиво просочившаяся в ее душу, безжалостно закрашивала всё внутри, закрывая окна  тяжёлыми шторами не пропускающими свет .
 Да он и не нужен ей уже был: и так все ясно, до предела ясно.

Маячившее ,казалось бы неподалеку, счастье оползнем сползло к подножию, увлекая её  своей лавиной  к краю пропасти.
Всё у них начиналось, как в сказке и ей думалось,что она никогда не закончится. Но сказка на то она и сказка, чтобы увлечь содержанием, а потом в конце так ехидненько  высветить титр " Вот и сказочке конец...".

"Вот и сказочке конец", подумала Лариса и ей снова захотелось плакать.
 Скривив в больной гримасе сухие губы, попыталась выдавить слезинку облегчения, но в глазах было сухо, до рези сухо.
Поверив снова в любовь и не проследив за её маршрутом отдалась она ей, как щепочка большой волне, не замечавшей впереди водоворот, попадание в который обозначало только гибель.
С чем бы сравнить то её ощущение, когда желая порадовать любимого, сообщила ему о своей беременности и услышала совсем не тот ответ.
Да нет наверное такого сравнения. Или может это подойдет: человек ещё живой для всех, но для себя он уже мертв и чётко это осознает.
 Чувствуя, ещё в живую, последовательное отмирание своих клеточек, она нашла в себе силы повернуться и молча уйти.
Теперь даже крик не смог бы её остановить, но в след не послышалось и тихого   шёпота.

Лариса оторвала свой взгляд от дороги и сузив глаза попыталась сконцентрировать своё расплывчатое видение.
Дорога шла вверх на мост. Это было любимое место их свиданий.
Слово "было" острым осколочком резануло по её душе. Да много чего было и нет ничего.
 Лариса пыталась ухватиться хоть за одну мысль, но они , как табун ретивых лошадей  не задерживаясь, проскакивали мимо её сознания.

Наслушавшись советов подруг и желая хоть как-то отомстить она сделала аборт, убила в себе маленькое, живое сердечко.
 Пустота в душе, пустота внизу живота довели её организм до дикого истощения.
- Я, тварь, я не имею права на жизнь.- прошептав эти слова ,Лариса почувствовала вдруг какое-то облегчение, ей показалось,что она нашла единственно правильное решение всех вопросов.

Подойдя к перилам моста она без страха посмотрела вниз и выпустив легкий шарфик из руки, зачарованно проследила за ним взглядом.
 Её обуяла радость, тело приобрело небывалую легкость, стараясь не отвлечься от задуманного, она перевесилась и тут же без сожаления разжала руки.
...

Поворачивая на мост, Максим заметил одиноко бредущую фигуру женщины.
"Ещё одна полуночница, еще одной не спится"- усмехаясь подумал он и ощущая какую-то тревогу, не спеша поехал за ней.
Её дальнейшие действия на секунду парализовали его движение, но он успел выскочить из машины и молча, чтобы не испугать  криком, ухватил  рукой её , уже висящую.
 Широкий рукав плаща не давал сделать хороший захват, да и что он мог одной рукой, другой из последних сил держался за перила сам. Ноги не находили твердого упора, в проёме не было несколько прутов, а упор на ширине плеч не позволял ухватить её двумя руками.

Понимая бесполезность своего сопротивления, чувствуя противный холод между лопатками, задыхаясь от натуги он прохрипел - Ну что же тебе так неймется...мне то как жить... .
Глаза женщины страха не выражали, в них было какое-то недоумение содеянного, неверие в случившееся.
 Она  трепыхнулась, стараясь вырваться и тихо попросила - Отпусти...мне руке больно... .

Закричав, как раненый зверь, от безысходности и понимая всю бессмысленность , холодея от страха свалиться самому, Максим отпустил руку.
Не глядя вниз, разбив костяшки пальцев о перила, он мешком сполз по фонарному столбу на асфальт.
Нашарив дрожащими руками в кармане телефон, набрал номер друга.
- Санек, забери меня с набережной...только побыстрее, только успей... .
- Макс, что с тобой? Ты пьян? - услышал он недоуменный голос друга.
- Приезжай...поймешь все сам... - и устало отключил связь.

Ночь опускалась все ниже, укрывая мягким одеялом землю, дома, мост.
Свет фонарей стал ярче и при прищуривании глаз, разлетался мелкими лучиками меняя ,как в детском калейдоскопе, свой узор.
 На мосту, почти впритык ,стояли две машины  с приоткрытыми дверцами для водителей.
Прямо на асфальте, возле столба сидели два друга.
 Время от времени, один  вскакивал и жестикулируя руками что-то взволнованно доказывал другому.
Тот второй, сидел нагнув голову до колен, поднимая её только для глубокой затяжки сигаретой.

У обоих понимание жизни поменяло свой ракурс:у  одного от увиденного, у другого от услышанного .
Часто бывает так в жизни, когда один единственный случай меняет палитру жизни, когда воспоминание о нем приносят гораздо больше боли, чем остальные вместе взятые.
 Одни живут ничуть не смущаясь своих проступков, где могли помочь, но не захотели, не посчитали нужным, отвернувшись от протянутой руки.
 Других будет всю жизнь мучить, не давать покоя совести  желание помочь, но по силе обстоятельств не сумевших это сделать.
Такая она уж эта штука - жизнь.

...

P/S...В давно забытом фильме интересном
Запомнился мне страшный эпизод
Как удержать пытался он над бездной
Её…
......готовую упасть вот-вот…
Рука в руке…
......глаза в глаза… дыхание
И пульс…
........все на двоих… пока…
И от усилий…в страшном том молчании…
.........Вдруг разжимается держащего рука…
И почему-то в фильмах в то мгновенье -
Глаза того, кто птицей вниз летит…
.........А в них еще доверие,
................. недоумение
Начало ужаса и молчаливый крик…
А если бы увидеть руки
Да и глаза того, кто отпустил…
........Ты в чьих глазах заметишь больше муки?
........Того, кто вырвался
.............. или того, кто отпустил?
Как думаешь, чье первым упадет на камни сердце?
...........Кому страшнее в этот миг
................Чей крик души сильнее в герцах?
Кто дольше из двоих останется в живых????
___________________________
Да и вообще, причем тут горы
Подумай – в жизни свой закон
Не будь ты в осудивших своре
............Прости разжавшего ладонь…........Стихотворение из инета.


Рецензии
Жизненно,здорово и интересно- очень понравилось,спасибо!

Александр Черников Грэй   17.06.2018 14:49     Заявить о нарушении
Благо дарю за отклик.

Марина Александровна Каменская   17.06.2018 15:25   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.