Спящие. Демиурги. Главы 1 - 2

Продолжение трилогии "Тайное правительство"
Дилогия

Спящие. Демиурги

Пролог
- Рано или поздно она должна вернуться в центр управления программами, - величественная женщина задумчиво смотрела на спящего в водном пузыре старика Пта.
- Она думает, что ей некуда и незачем возвращаться, - возразил стоящий возле женщины высокий беловолосый мужчина. – Она уверена, что мир Сил – мёртвый мир. Она ищет нужный сценарий уже просто ради самого поиска. Она бесконечно верит в возможность гармонии.
- Пусть ищет, - кивнула женщина и поправила чёрную прядь, выбившуюся из туго стянутых и скрученных жгутом волос. – Гармония не помешает и всем нам.
- Она, возможно, захочет вернуться с кем-то из тех, кого мы называем программами, созданными в голограмме, а Сил именуют Демиургами.
- С кем бы она ни захотела вернуться, мы примем всех.
- Но им нужны будут материальные носители нашего мира.
- Значит, мы дадим им их. Если они найдут гармонию…

Глава 1
Реальность там, где ты находишься сейчас. Иного критерия реальности нет. Потому что всё другое – уже относительность.
Я помню много реальностей. Реальность огненного мира, где пыталась примерить интересы столь не похожих друг на друга ученого Дэя, бредившего проектом «Сотворение» и его супругу Мэй, мечтавшую о семейном счастье. Помню реальность мира воды, где случилось мне побывать и богиней, и много раз человеком. Из каждой реальности я вынесла опыт и познания, а еще скорбь, много скорби. Но самая моя первая реальность давно потеряна в холодной бездне космоса и именно она не даёт мне покоя. Если миры, в которых я жила, любила и ненавидела, блаженствовала и страдала – только чья-то иллюзия, голограмма, то почему, зачем и кто её создал?
Моё нынешнее имя – Тиа. Королева Тиарэ. Но каким было моё самое первое имя? Я помню.… Помню очень странную картину. Передо мной на всем пространстве, что способен охватить взгляд, черно – белая мозаика, словно шахматная доска, словно соты в улье, словно пиксели в изображении. Помню, как много раз умирала. И это всегда было больно. Не верьте тем, кто говорит об очаровании смерти. О том, что смерть – избавление, освобождение, облегчение. Это ложь! Смерть – это страх и отчаяние. Осознание того, что бывшее только что твоей реальностью, вмиг стало ничем, пустотой, тем самым бесконечным монотонным изображением, копией мира, который знала, но забыла. Смерть – это бездна тоски, невозможность вернуть то, что было некогда значимо и дорого.
Я вспоминала мир Сил.
Наивысшая точка развития любой цивилизации – начало её гибели. Это происходит, когда все эволюционные ступени уже пройдены, а идеи наивысшего гуманизма воплощены в реальность, когда отсутствует столкновение интересов, потому что создан единый обезличенный организм. Голографическая вселенная – кладбище интеллекта мира Сил.
Можете ли вы представить себе разум, чистый разум без примеси эмоций? Разум, который рядится в образы прекрасных, нежных девушек, у которых с нежностью и женственностью ровно столько же общего, как у образа, который мы видим в компьютерной игре, с набором букв и цифр, который этот образ составляют. Сил выглядели как женщины, но были скорее похожи на андрогинов по сути своей - бесстрастные сотрудники центра управления программами голографического Пта. Сил не обладали персональными именами. Они обезличили себя. И я была одной из них. Когда-то, очень давно, в другой реальности.

***
- Работать с программами будем в самом Пта. Полное погружение. – Семь в третьей степени смотрела на меня ровным взглядом огромных синих глаз.
- Что это значит? – спросила я, хотя прекрасно понимала что.
- Это значит, что мы будем жить в голограмме.
- Чья это идея?
- Моя!
Подавляю в себе недовольство. Голографическую вселенную и Пта придумала я – Двенадцать в десятой  степени. Я продумала игровой мир, в котором Сил смогут прокручивать множество сценариев, пока не найдут единственно верный. Я предложила не обезличенное пространство, в котором гармония будет достигнута, несмотря на постоянное столкновение разных точек зрения на одни и те же вещи.  И это я придумала создание Демиургов! Программ, которые смогут творить миры внутри голограммы по своему усмотрению.
Но проблема в том, что у нас, у Сил общим является всё, даже идеи. Однажды пришедшая в чью-то голову идея становится общественной, принадлежащей всем Сил. Это одно из условий нашего существование, наряду с отсутствием имен. Никаких имён, только цифры. Бесконечные холодные цифры.
Смотрю на идеально красивое лицо Семи в третьей степени. Смотрю будто на собственное зеркальное отражение. У нас почти одинаковые черты лиц, только убранные под изумрудного цвета шелковые платки волосы разные. У меня – золотые, у неё – чёрные. Я не должна испытывать недовольство. Если идея Семи в третьей степени одобрена первой десяткой, то она будет воплощена в реальность, как и моя. Но я раздражена, нет, я злюсь! Я не имею на это право, это противоречит законам Сил, но иногда у меня возникает желание послать в бездну эти законы! Собственно голографическую вселенную и Пта я придумала, грея в душе запретную надежду, что первая десятка так и оставит этот проект полностью за мной. Не оставила.
А ведь Семь в третьей степени смотрит на меня с вызовом! Я вижу на её безмятежном лице, чувствую в её спокойном взгляде злорадство.
- Значит, десять одобрили твоё предложение? – задаю ей бесполезный вопрос.
- Одобрили, - кивает Семь в третьей степени. – Центр управления программами  в Пта уже создан.

***
Мы идём с Семью в третьей степени по белому длинному коридору к самому сердцу голографического центра, к помещению в котором создается иной мир. Мир, который станет для Сил игрой, которая возможно заменит реальность. Я очень хотела, чтобы эта новая реальность походила на нашу с одним только отличаем -  там будет многополярность, разность, интрига, сюжет. Впрочем, всё это должны создать Демиурги, которых Сил создадут по подобию….
По подобию тех, кто навсегда вычеркнут из нашего мира – тех, кто создавал противоречия. Тех, кто имел авторское право на свои мысли и идеи, на собственное «Я». У Сил не осталось «Я».  Была только упрощенная иерархия, где важные решения утверждали первые десять Сил.  Они стояли у истоков образования нашей нынешней системы. Гармоничной, однообразной и тупиковой. Это понимали многие Сил, но только я решилась предложить первым десяти надежду на воссоздание  в нашей реальности истинно гуманного общества без обезличивания. Многие из нас были против, потому что не верили в возможность, даже виртуальную гармонии там, где довлеет индивидуальное Эго. Там где, рождаются и умирают, любят и ненавидят.
Сил не рождаются и не умирают в привычном биологическом понятии. Из группы  соматических клеток материнского организма воссоздается полная копия любой из Сил, когда тело её стареет. А сознание просто переписывается во вновь выращенное тело. Поэтому я не рождалась и никогда не умру, я даже не могу сказать, когда вообще началось моё конкретное отдельное существование, хотя термин отдельное – моё своеволие. У Сил нет такого понятия. Сил – это единый организм, каждая из нас, его клетка, маленькая частица, заключающая в себе представление о целом.
На этом же принципе построена и всякая голограмма. Такой вот парадокс. Мы закладывали в базовую основу нового мира свой, но надеялись, что он решит нашу проблему.




***
Белый коридор, кажется, никогда не закончится. Высокие потолки ослепляют белым светом. Иногда я ненавижу свет и хочу погрузиться во мрак, чтобы прийти в себя, задуматься и обрести «Я», на которое не имею права.
Наконец перед нами зал из чёрных матовых зеркал. Зал настолько огромен, что зрительно трудно определить его размер. Посреди – водный пузырь со спящим внутри стариком. Сон его спокоен, чешет старик пятку о пятку, переворачивается, посапывает. Из одежды на нем только длинная белая рубаха. Его возраст для мира Сил, как символ изменений, которых у нас никогда не будет.
Старик не настоящий, голографический. Его назвали Пта, он стал эмблемой центра. Я улыбнулась. Похоже, чувство юмора не до конца покинуло нашу цивилизацию.
- Он запрограммирован спать, - сказала Семь в третьей степени, - Если он пробудится – это будет означать уничтожение голограммы.
- Понятно.
- А это саркофаги для наших тел, - Семь в третьей степени махнула рукой, и в зале вспыхнуло множество светильников, озаривших резервуары для сна. Тысячи резервуаров.
- Это столько желающих присоединиться к проекту? – наверное, на моём лице отобразилось искреннее удивление.
- И будет еще больше, - довольно кивнула Семь в третьей степени. – Почти готов второй такой же зал.
- И каждая Сил создаст своего Демиурга?
- Конечно, любой из нас хочется найти тот единственный сценарий.
- А если в центр управления программами пожелают переселиться все?
- Значит, так тому и быть, - Семь в третьей степени подошла к одному из саркофагов и открыла крышку. – Ты готова?
- Я – Двенадцать в десятой степени добровольно переселяю свое сознание в голограмму, я становлюсь сотрудником центра управления программами Пта, - смотрю в холод взгляда Семи в третьей степени.
На самом деле выбора у меня нет. Мой проект принят и одобрен десятью, и я должна подчиняться их решениям.
- Встретимся по ту сторону реальности, - усмехается Семь в третьей степени и я понимаю, что наше противостояние с ней в новой вселенной только начинается.

***
Момент погружения. Когда крышка саркофага защелкнулась, и перед глазами сначала темнота, а затем появились крошечные огоньки подсветки, я подумала о том, что погружаюсь в маленькую смерть. Тогда я не знала, насколько долго продлится этот сон. Если бы не подсветки, саркофаг походил бы на гроб.
Сил не знали умирания, но в библиотеке Потерянных времен я читала книги, в которых рассказывалось об эпохе, когда и мы ведали, что такое настоящая смерть. Всегда считала, что вечность существования одновременно достижение и проклятие. Когда-то мне нравилось посещать библиотеку, хотя другие не понимали этой странной тяги к артефактам предшествовавшей Сил цивилизации. Библиотека почти всегда пустовала. Громадные, заставленные древними книгами комнаты. Сил воспринимали книги, как произведения искусства, как историю, которую никто не хотел помнить. Потому что в той истории остались войны, боль, страх и одиночество и та самая смерть.
По слухам, первые десять знали мир, запечатленный в книгах. Но они никогда не делились с остальными своим прошлым. Они предпочитали его  забыть. И вот, предложив идею голографической вселенной я, по сути, предложила воссоздать в виртуальности мир, который первые десять знали и ненавидели. Почему они согласились? Ответа я не получила и никогда не получу.
Погружение похоже на падение с большой высоты. Вхождение в систему центра управление программами вызывает странный зрительный ряд: черно- белые квадраты, сначала маленькие, они потом становятся всё больше и больше. Затем какое-то голубоватое пространство выгибается дугой, обволакивает и засасывает. Головокружение и тошнота. Затем снова тьма, но ноги уже ощущают плотную опору. Стою, меня пошатывает из стороны в сторону, и я не решаюсь открыть глаза. А когда открываю то…

Глава 2

Я стояла посреди амфитеатра. Прямо передо мной, в воздухе, висел громадный голубой кристалл. Он поворачивался из стороны в сторону, сверкая гранями. На трибунах чинно сидели Сил. Ни одного свободного места. Я медленно осознавала себя в новой реальности. Ощупала руками голову, туловище, ноги. Все привычно, ощутимо, материально. И над головой яркое безоблачное небо цвета кристалла. Почему же я стою по центру амфитеатра? Пробегаю взглядом по трибунам. В первом ряду вижу Семь в третьей степени. Она сидит, поджав губы, я чувствую её недовольство. Вот оно что! Мне выпала честь открытия голографического проекта Пта!  И это раздражает Семь в третьей степени. А что ты хотела?! Я придумала Пта. Из сотен тысяч цифр только я смогла предложить Сил что-то действительно имеющее перспективу. И мне всё не верилось, что новая реальность настолько осязаема. Я подошла к кристаллу вплотную, сжала кулак и с размаху ударила. Боль тошнотой подкатила к горлу. Сил тихо беседовали и смотрели на меня. Тысячи пар глаз, недоумение взглядов. Может им кажется, что я нарушила равенство всех перед всеми? Что возвысилась? Ну, тогда они правы! Я так чувствовала, нет, я знала, что это именно так! Они недоумевали, я злорадствовала. И только теперь, стоя посреди амфитеатра перед кристаллом, только теперь, обретя форму в голограмме, поняла, как же презираю эти одинаковые, безмятежные лица, из всех запретных страстей выбравшие недоумение.
Только Семь в третьей степени вызывала у меня некое подобие уважения. Потому, что, почти не скрывая бросила вызов мне, вмешавшись в решения, принимаемые десятью по проекту Пта. Я не ожидала, что Демиургов мы будем создавать в самой голограмме. Не была готова к погружению, но оно мне понравилось. Впервые за бесконечно долгий период существования Сил произошли изменения. Я видела своё отражение в грани кристалла.  И пусть моя внешность в голограмме идентична внешности в реале, однако я ощущала себя иначе. Кристалл, Излучатель, который собственно и будет проецировать голографическую вселенную на расстоянии вытянутой руки от меня. Но он отныне превращал механическое в мистическое, техническое в эзотерическое, обыденное в сказку. Нахождение в голограмме зарождало азарт.
- Провозглашаю! – громко сказала я, и разговоры на трибунах смолкли. – Провозглашаю принцип, на котором будет построена эта вселенная. Создание равно создателю!
Кристалл стал вращаться. Сначала медленно, затем всё быстрее и быстрее. Его грани засияли ярче, пока не стали испускать ослепительный свет. И тут тишину прервал голос Семи в третьей степени
- Ты хочешь сказать, что созданные нами машинные программы будут равны нам?
- Да, - я смотрела на неё с торжеством.
- Это немыслимо! То есть мы создадим этих Демиургов, и по факту они будут равны нам? У них будут те же права, что и у нас? Но это же бред! Это значит что при определенных условиях, - Семь в третьей степени запнулась, - Если мы можем жить в мирах Пта, то и Демиурги смогут попасть в наш мир, им нужны будут только носители. Что скажите первые десять?
- Решение Двенадцати в десятой степени одобрено, - механически голос раздался из всех динамиков, оглушая.
- Но, - Семь в третьей степени встала со своего места
- Ты забыла, - смотрю на неё уже с нескрываемой издевкой, - Решения десяти мы не оспариваем!
- Возможно, это происходило потому, что эти решения до этого момента были разумными! – чеканя слова сказала Семь в третьей степени.
По амфитеатру прокатился громкий выдох. Это разом ахнули все присутствующие Сил.
- А что тебя возмущает? – пожала плечами я. – Ведь мир Сил построен на принципе равенства. В Пта создавая Демиургов, мы, по сути, воссоздаём себя, тайную, подавленную сторону себя. Так почему тебе это кажется бредом? Создание равно создателю!
- Правила нахождения Сил в Пта, - прервал наш диалог механический голос, говорящий за первых десять. – Вы не можете покидать центр управления программами Пта. Вы не можете вмешиваться в творения своих Демиургов. Вы не можете посещать, равно, как и жить в мирах, которые создадут ваши или другие Демиурги. Вы не имеете права разговаривать, либо как-то еще выходить на контакт с созданными вами Демиургами. Мы, создатели Пта должны стать для Демиургов непостижимыми, недостижимыми. Демиурги не должны когда-либо догадаться, что их вселенная не настоящая.


Рецензии