Rip current возвратное течение. 14. Князь

...Я не сразу осознал, что это междугородний звонок. Звонит и звонит телефон, ну и чёрт с ним, мне не хотелось к нему подходить и разговаривать с кем-то. Пусть думают, что меня нет. Через пару минут звонок повторился, и тут я уже услышал, что это межгород, и понял, что это Нора.
Я вышел в прихожую и снял трубку.
- Здравствуйте, - нежный и вежливый незнакомый голос.
- Здравствуйте, - сказал я машинально, и вдруг теплом обдало меня из трубки, и я замер, боясь поверить, но уже понимая, что не ошибся..
- Вы не могли бы пригласить Вячеслава?
Я прислонился к стене и беззвучно засмеялся. Глупо и счастливо.
- Девушка, - сказал я, глупо и счастливо смеясь, – вы ничего не перепутали?
Трубка затихла у меня под ухом. Тихо и испуганно затихла, как мышка… ни шороха, ни дыхания… притихла..
Я представил, как она стоит с этой чёртовой трубкой, стоит, затаив дыхание и не зная, как реагировать… не знает, верить или нет.
- Пани, вы звоните в замок князя Радзивилла, я могу вам помочь?
- Князь!… - и трубка пискнула, а потом всхлипнула, а потом шмыгнула, потом опять всхлипнула, и я стоял и слушал эти прекрасные хлюпания, и эти прекрасные вздохи и шмыганья – и всё это в свою честь - и чувствовал абсолютное и совершенно глупое счастье…
- Какое счастье, что ты позвонила... какое счастье, что ты позвонила, - сказал я глубоко и облегченно вздыхая.
- Как хорошо, что ты подошёл, а я так боялась!..
- Глупая ты… кто же может к тебе ещё-то подойти…
- Ну, вдруг кто-то подошёл бы и сказал, что тебя нет.
- Да нет здесь больше никого, я один… я теперь здесь всё время один. Приезжай, ты будешь со мной, ты будешь жить у меня. Приезжай… я тебя буду ждать, слышишь?
- А я думала, я думала…
- Ты думала, меня унесло в море?
- Я думала, вдруг что-то… Я подумала, а вдруг... – и на меня понеслась вторая волна хлюпов, вздохов и всхлипов…
Прекрасные звуки, мне никогда ещё столько не плакали в телефон…
- Мне ещё никогда столько не плакали в телефон, - сказал я. - Оказывается, это так прекрасно.
- А почему ты один? А почему ты не писал? Что-то случилось?
- Слушай, - сказал я. – Это всё пустяки. Главное, что мы нашлись. Звони мне, я буду ждать. Звони когда хочешь. И приезжай, слышишь? Слышишь?
- Да…
- Ты поняла? Ты слышишь?...
- Да…
- Почему ты ничего не говоришь?
- Я слушаю твой голос..
- Но я же молчу…
- А я слушаю твоё молчание…
- Послушай… Ты мне нужна… Ты слышишь меня?... Всё остальное - чушь собачья. Понимаешь?
- Да...
- Ты слышишь меня?
- Да…
- Ты. Мне. Нужна. Ты слышишь?
- Да...

Я положил трубку и какой-то время стоял, прислонившись к стене с блаженным видом.
Как мало человеку надо для счастья. Всего-то один телефонный звонок, в течение которого девушка плачет половину отведённого времени…
Я отлепился от стены и с наслаждением расправил плечи. Потянулся с хрустом. Жизнь была прекрасна.
Мне внезапно захотелось встать на руки. Походить на руках. Я вышел в зал, азартно отодвинул стол, поправил ковёр на полу, примерился и вышел в стойку. Попробовал постоять на одной руке. Получилось. Немного кривенько получилось, но получилось же… И отлично, что получилось, и замечательно, что получилось… а теперь на другой руке. Ещё более кривенько. Но ведь получилось же. Пусть кривенько, но ведь вышло же… И когда я в последний раз стоял на одной руке, даже интересно, когда мне хотелось этого. Когда-то на пляже, на песке. С кем-то на спор. Но точно не в этом году. Значит, в прошлом году…
Я устал и повалился на диван. Отдышался.
Осмотрелся.
Комната была другой.
Уютной она сейчас была, уютно-тёплой, уютно-мягкой. Уютно в ней тикали часы на стене, и уютно её подсвечивал торшер, которой таки починил мой верный друг Геныч, и уютно золотились корешки собраний сочинений в шкафу, которые мама оставила мне - отчасти потому, что их некуда была деть в новом их жилище, и отчасти для того, чтобы книги создавали хорошую духовную атмосферу, если ко мне придут в гости друзья.
Я усмехнулся… Ах, мама-мама… Друзья в гостях – это, к твоему сведению, не интеллектуальное и утончённое разглядывание корешков и благогоговейное поглаживаение  переплётов.
Друзья в гостях – это когда все спят вповалку в одной комнате, потому что в спальне спят парочки, и им деликатно не мешают. Друзья в гостях – это когда во втором часу ночи раздаётся неожиданный звонок, и ты идёшь - встаёшь-таки, держась за стену - чтобы открыть ещё одному утончённому другу, и он, войдя и оглядевшись вокруг, качает головой и извиняющимся тоном говорит: Ребят, у меня только пол-литра с собой…
Друзья в гостях - это вылетевшие пробки, и душераздирающий на весь дом "Черный кофе", и разъярённые соседи, и девчонки в одних лифчиках и без, с испуганным визгом прячущиеся за дверь.
Нет, на корешки, кстати, книжные смотрится и даже книги вынимаются из шкафа и листаются. И даже зачитываются вслух цитаты. Так что, тут всё как раз очень интеллигентно. Но лучше, мама, тебе не знать, что именно тут зачитывается в эпицентре дружеских вечеринок и каким образом художественно, хотя и не вполне цензурно, домысливается прочитанное под дружный гогот светского общества.
Лучше тебе, мама, не знать...
Но теперь всё. Покончено теперь со всей страшной правдой прошлой жизни, которую ты не видела, мама, и, слава богу, что не видела. А те, кто её видели, будем надеяться, что тебе не расскажут…
Я ещё раз оглядел свою необыкновенно уютную комнату, вышел на балкон и постоял пару минут, вдыхая ночь. Представил, что она стоит рядом. Смешная, смеющаяся. Смешливая. Представил, как она ахает и удивляется. Легко и счастливо вздохнул. Нет, всё правильно предки съехали, и мне одному просто отлично. А если ещё поставить ёлку и убраться...  Но это попозже. А вот что мы сейчас сделаем, так это мы хорошенько поужинаем и завалимся спать совершенно счастливыми - хотя бы потому, что ночь мы практически не спали... Точнее, две ночи. Одну из которых мы поклялись не вспоминать.
Я закрыл балкон, пошёл в кухню, вытащил из холодильника стряпню Норы – там было ещё порядочно и выглядело бесподобно. Вывалил половину на сковороду, и пока прекрасный ужин разогревался, включил телик. Стало ещё уютнее.
Сковороду я притащил в зал – именно так, как не разрешала мама. Получилось вдвойне вкусно. Нет, отлично всё-таки предки придумали. Свобода - есть великое благо. Не помню кто сказал. Свобода - это нечто такое, что в тебя впивается молнией*... А это кто сказал? А чёрт его знает, кто это сказал, но сказал совершенно здорово и правильно.
Я внимательно посмотрел вечернюю программу, не понимая ни слова и думая о другом, выскреб дочиста сковородку, напился чаю с остатками варенья из белой черешни, которое не успели дожрать мои утончённые друзья, с наслаждением рухнул на постель и выдвинул заветный ящик.
И вытащил наугад первый попавшийся конверт...
...Здравствуй, мой князь…


    КОНЕЦ ВТОРОЙ ЧАСТИ "ПОНЕДЕЛЬНИК КВАНТУМ САТИС"

-------------------------------
*стихи Мигеля Эрнандеса

продолжение ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ "ТАНГО ЛИБЕРТИ" - http://www.proza.ru/2017/06/24/1083


Рецензии