Аврора - рожденная на заре в зеленом свете текст

Данилко Софья

Август

Дорогая сестра Элизабет!

Спасибо за твое ответное письмо и подарок. Ты написала, что этот кулон я подарила тебе на твою свадьбу как напоминание о нашем родстве. Сейчас, когда в моей памяти нет никаких воспоминаний, он послужит мне символом, что я не одинока.

Жизнь в больнице стала тоскливой с той поры, когда моего соседа мистера Сноу забрали домой. Мне стало не с кем играть в шахматы и совершать прогулки по небольшому парку на территории больницы. Теперь все свободное время я провожу за чтением книг. Врачи говорят, что мое состояние улучшилось, но, моя дорогая сестра, я все так же испытываю головные боли. Люди в белых халатах не могут мне помочь, единственное лекарство - сон и чтение книг на свежем воздухе. Только тогда боль немного приглушается.

Сегодня, когда тетя Маргарет рассказывала о своих внуках, которые украли туфли отца и отдали их босому проходимцу, я вдруг увидела перед собой картину из прошлого.

Это было воскресенье, матушка пекла пирожки с тыквой. Мы всегда брали немного больше свежеиспеченного лакомства, чем могли съесть, чтобы отдать половину детям с цыганского табора. Они жили в поле за лесом, вдали от глаз нашей деревушки. Мы приносили им пирожки, а их братья катали нас на лошадях. Помню, как однажды упала с коня. Это было последнее воскресенье, когда я видела вас, мою семью.

Как странно, это воспоминание или сон? Было ли так на самом деле, Элизабет?

С любовью, Аврора

Глава 1 - Старая шкатулка тети Лизи

- Раз, два, три, четыре, пять, я иду искать, кто не спрятался, я не виноват, - раздался в доме мальчишеский голосок.

Мальчик обернулся и окинул взором огромный зал. Он прошел мимо диванчика с креслами, обшитыми бордовым бархатом, и направился к большому резному деревянному шкафу. Открыл дверцу и внимательно посмотрел внутрь, но кроме платьев и коробок никого не нашел. Потом он посмотрел за тяжелыми красными шторами и направился на второй этаж, в комнаты которые выделяла им тетушка на время, когда они приезжали на летние каникулы. Мальчик зашел в свою комнату – осмотрел шкаф, заглянул под кровать, за шторы, то же самое он проделал и в комнате своей сестры – но снова везде было пусто. Вдруг он услышал, как сверху что-то упало. Он вышел из комнаты и поднялся на чердак.

- Элис, ты здесь? – спросил он.

Ответа, конечно, не последовало. Когда играешь в прятки, нельзя себя выдавать. Мальчонка аккуратно стал осматривать шкафы и большие сундук. Вдруг он заметил, что возле одного шкафа валялась подкова, а сбоку стоял стул. Ребенок аккуратно поднялся на него, наверху за коробками он увидел небольшой клочок светло-зеленой ткани – это была часть платья сестры.

- Туки, туки, Элис, я нашел тебя! За коробками! Я вижу твое платье! – радостно воскликнул мальчик.

- Эдмонд, ну почему ты всегда так быстро находишь меня? – спросила девочка, вылезая из укромного места.

- Ты всегда себя выдаешь. Если бы ты не уронила подкову, я бы еще долго тебя искал, - ответил он, помогая сестре спуститься. – И зачем ты выбрала такое пыльное место? Посмотри, твое светлое  платье запачкалось!

Брат стал отряхивать наряд Элис. Ей было лет десять, каштановые волосы заплетены в две косы, зеленые глаза смотрели на брата. Эдмонду было шестнадцать лет, те же каштановые волосы, только глаза были серыми. Они были очень похожи, только взглянув на них, сразу можно было догадаться, что они брат с сестрой.

- Идем.

- Подожди, мы должны найти еще мистера Чейза.

- Ты взяла с собой кота на чердак?

- Я не брала, он зашел вместе со мной, а выгнать его не было времени, потому что ты уже закончил считать.

- Хорошо, давай поищем.

Мальчик и девочка стали искать старого кота. Они осмотрели почти каждый уголок, как вдруг брат заметил кота высоко на книжной полке. Это был черный кот с белыми носочками и грудкой. Эдмонд подставил стул и стал тянуться за животным.

- Ну, давай же, иди сюда, старый котяра, - говорил ему мальчик, пытаясь схватить его за лапу, чтобы снять с полки.

- Его зовут мистер Чейз, - вежливо поправила своего брата Элис.

Но, несмотря на все уговоры, он не сдвинулся с места, а даже наоборот стал пятиться назад. Тогда Эдмонд встал на цыпочки, схватился за край полки и потянулся вперед, как вдруг послышался треск. «Надеюсь, эта деревянная подставка под книги не упадет», - подумал мальчик. Но, как на зло, под тяжестью кота и веса мальчика, полка оторвалась от стены, и оба полетели вниз.

 - Боже, Эдмонд, ты цел? – подбежала испуганная сестра, вытаскивая брата из-под завала книг.

- Это было больно, но все в порядке, - успокоил он сестру. – Смотри, там что-то есть.

Действительно, там, где была полка, теперь виднелось небольшое отверстие. Видимо деревянная подставка и книги на ней закрывали расщелину. Любопытство детей не знает границ, они заглянули внутрь и вытащили содержимое. Там лежала небольшая шкатулка – деревянная, покрытая лаком. На крышке была вырезан павлин со сложенным хвостом. Замка как такового не было, она закрывалась на крючок. Как только брат с сестрой хотели открыть ее, как послышался голос, доносящийся снизу.

- Эдмонд, Элис, вы где?

- Мы здесь, тетя Лизи, сейчас спустимся.

Дети быстро спустились сначала на второй этаж и спрятали в комнате Эдмонда находку.

- Вы были на чердаке? – поинтересовалась тетя у племянников, как только они спустились на первый этаж.

Перед ними стояла женщина лет сорока, высокая, стройная, каштановые с сединой волосы были собраны в пучок, а серые глаза строго смотрели на детей.

- Да, - ответил Эдмонд и опустил глаза.

- Сколько раз я вам говорила, что лазать на чердак нельзя!

- Прости, мы играли в прятки.

- И другого места не нашлось, чтобы спрятаться на чердак? – грозным голосом спросила женщина. – Ладно, мойте руки и ступайте ужинать. Уже вечер, скоро нужно будет ложиться спать, - добавила она.

На ужин тетушка испекла пирожки с тыквой. Честно говоря, ничего кроме этого лакомства она не готовила – на то была мисс Бейли, которая выполняла обязанности повара и горничной, миссис Харви платила ей достаточно за двойную работу.

Поужинав, брат с сестрой отправились на второй этаж. Как только стемнело, в комнату Эдмонда зашла Элис с зажженной свечой в руках. Мальчик достал шкатулку и открыл ее. Внутри были письма, а на крышке с внутренней стороны была фотография. На ней была изображена девушка и темными волосами, в светлом длинном платье. Незнакомка смотрела на детей с улыбкой.

- Кто она? – спросила сестра.

- Не знаю, но думаю, в этих письмах мы сможем узнать ответ на этот вопрос.
Они достали одно из писем и стали читать его при тусклом свете пылающей свечи.

Сентябрь

Дорогая сестра Элизабет!

Недавно со мной произошел один случай, который потряс меня до глубины души. Однажды на закате солнца я вышла прогуляться по парку. Почти в самом конце аллеи, на последней лавочке, я заметила девушку. Она была невысокого роста, с рыжими длинными волосами, которые словно полыхали в свете уходящего дневного светила, и зелеными глазами. Незнакомка была одета в легкое белое платье, босая. Мне показалось это странным, ведь на улице было прохладно. Я подошла к ней и сказала:

- Простите, вы не замерзли? На улице сегодня холодно.

- Нет, - ответила она улыбнувшись. - Я не чувствую холода, вот, потрогайте мои руки, они горячи словно тлеющие угли в костре.

Девушка протянула мне свою руку, она действительно была горячей. Не теплой, а именной горячей. Я не могла понять, как такое возможно, и лишь недоуменно смотрела на незнакомку.

- Меня зовут Лия, - представилась она. - А вас - Аврора. Не удивляйтесь, пожалуйста, однажды я слышала, как вас называли по имени.

- Я не видела вас раньше.

- Я нечасто здесь гуляю. Отец не разрешает мне уходить далеко от дома.

- А разве вы не пациентка? – спросила я удивленно, так как в округе не было ни одного поселения.

Лия посмотрела на меня и лишь слегка улыбнулась.

- Извините, мне пора идти домой. Скоро солнце зайдет за горизонт, и, если я не успею к тому времени домой, то проведу ночь в этом мире, - сказала она спустя минуту молчания.

И тут меня окликнула тетя Маргарет, сказав, что нужно вернуться в палату. Стоило мне обернуться, как эта странная рыжеволосая девушка исчезла, как будто бы ее и вовсе не было. Может, я схожу с ума, Элизабет? Нет, это было реально. У видений не может быть ни запаха, ни звука, ни температуры. Она все же была реальна, моя дорогая сестра. Когда я стояла на тропинке возле той лавочки, чувствовала, что встречу ее снова.
 
Мое ожидание оправдалось – я встретила Лию на следующий день, а потом  и каждый день. Мы долго разговаривали и бродили по парку. Но за неделю нашего с ней общения я нисколько не узнала о ней самой, наши разговоры были далеки от личностей как нас самих, так и других людей. Но однажды рыжеволосая девушка спросила – почему я нахожусь в психиатрической больнице. Я не знала, что ей ответить, потому что не помню обстоятельств, когда я сюда попала – ни дня, ни месяца, ничего. Появилось ощущение, что эта лечебница – мой родной дом. Но ведь это не так! Я знаю это! Врачи говорят, что я сама должна все вспомнить, поэтому я все еще пишу тебе, моя Элизабет, в  надежде, что наша с тобою родственная связь поможет мне в этом непростом деле.
 
- Твое место не здесь, - промолвила Лия. – Ты не похожа на сумасшедшую. Хотя у каждого человека своя мера нормальности, - добавила она, подумав.

Возможно, так и есть. Общество придумало правила, которые должен соблюдать каждый. Если ты придерживаешься норм, то вписываешься в мир людей, если нет – то на тебя вешают бирку «ненормальный, сумасшедший» и начинают лечить и воспитывать. Тогда получается, у человека нет выбора, каким ему быть. Единственное, что остается, это стать как все. Может быть, поэтому я оказалась здесь, что не подходила под стандарты общества. Надеюсь, что со временем мои воспоминания вернутся.

С любовью, Аврора

Октябрь

Дорогая Элизабет!

Сегодня за окном шел дождь. Раскаты грома были настолько громкими и суровыми, что я в страхе проснулась посреди ночи и не смогла больше уснуть. Казалось, небо было рассерженным и ругалось грозой на кого-то, молния словно хлыст сияла в руках ветра. Я не осмелилась подойти к окну и посмотреть, над кем вершится суд. Встала с постели, подошла к раковине, умылась и посмотрела в зеркало. Молния снова осветила палату. В отражении я увидела свое лицо - оно было бледным и холодным как мрамор, а в глазах - картина из прошлого.

Женщина сидела в кресле возле столика, на котором в подсвечнике были зажжены три свечки. На руках она держала двухлетнего ребенка. За окном была такая же буря, что и сегодня ночью. При каждом раскате грома маленький ребятенок вздрагивал, а женщина прижимала его к своей груди и приговаривала: "Не бойся, мой маленький ангел". Она поцеловала свое чадо в лоб и стала напевать мелодию. Ее голос - мягкий, нежный, спокойный - понемногу убаюкивал ребенка. Когда малютка заснула, мать встала с кресла, унесла ее в комнату и положила в детскую кроватку.

- Моя милая Аврора, после каждой бури наступает рассвет. Дожди и грозы очищают землю от зла, гнили, чтобы наш мир процветал в гармонии. Тебе не стоит бояться таких ночей, ибо ты была рождена на рассвете, в ту минуту, когда в небе появляется зеленый луч, - прошептала над спящим ребенком матушка и ушла в свою спальню.

Я смотрела на свое отражение и чувствовала, как по щеке бегут горячие слезы. Эта женщина была моей матерью. Пусть я не помню её лица, даже в воспоминаниях оно было размытым, но ее голос - его я не забуду никогда. Помнишь ли ты, Элизабет, ту колыбельную, что пела мама нам перед сном? Я бродила по комнате и напевала мелодию, которую услышала в воспоминании, и в друг слова стали подбираться сами:

" За окном луна взошла,
Звезды светят в небесах.
Спи, малюточка моя,
Глазки закрывай.
Добрая царица Ночь
И Морфей, ее слуга,
Проводят тебя, моя дочь,
В мир чудесного сна".

Та ли эта песня, моя милая сестра? Что значат слова матушки - что такое зеленый луч на рассвете?

С любовью, Аврора

Глава 2 - Загадка зеленого луча

Сегодня Эдмонд проснулся раньше обычного. За окном было еще темно, он лежал в своей кровати и смотрел на потолок, размышляя: "Интересно, что же за чудо такое этот зеленый луч? И кто же эта девушка, изображенная на фотографии? Если бы она действительно была сестрой тетушки Лизи, то она непременно рассказала бы нам о ней. Наверно, тетушка все же что-то скрывает, иначе, зачем было прятать шкатулку с таинственными письмами на чердаке, да еще и в расщелине стены. Нужно непременно все выяснить. В этой истории наверняка есть загадка, я в этом уверен!"

Размышления юноши прервал крадущийся из-под штор солнечный луч. За долгими раздумьями он и не заметил, когда наступил рассвет. Эдмонд встал с кровати, подошел к окну и распахнул шторы. В комнату ворвался дневной свет и разыскал все то, что было неубрано или спрятано под покровом ночи - огарок свечи, при свете которой брат с сестрой читали загадочные письма незнакомки, валялся на полу возле кровати, потертая зеленая книга, в которой были описаны приключения Синбада, лежала на стуле, на котором небрежно была свешена одежда.

Юноша подошел к столу, где лежала тетрадка, вырвал из нее листок, завернул в него огарок и спрятал в карман. Одевшись, он спустился вниз на кухню, где уже была Элис. Мисс Бейли подала на завтрак овсяную кашу с маслом, чай и бутерброд с джемом. Эдмонд сел на свое место, минуту помолчал и спросил:

- А где тетя Лизи? Неужели она еще спит?

- Нет, она ушла рано утром по делам, - ответила сестра. - Велела передать, что она будет только ближе к вечеру.

Эта новость вызвала радость у брата. До вечера было еще много времени, которое можно было посвятить разгадке тайн и поиску ответов на вопросы, которые крутились в голове у мальчика с самого утра. Но с чего начать? "Библиотека!" - осенило Эдмонда.

Позавтракав, он отправился на второй этаж, где была личная библиотека семьи Харви. Элис предпочла помочь мисс Бейли в саду. Открыв дверь в комнату, юноша увидел четыре огромных стеллажа, которые были сверху донизу забиты книгами. Все они были потертыми, старыми, но именно здесь хранились самые хорошие и самые нужные книги, как считала тетушка. Мальчик немного растерялся, ведь он не знал, что именно нужно искать. Он направился к первому стеллажу и стал рассматривать названия книг. Там были "Одиссея" Гомера, "История" Геродота, "Государь" Николо Макиавелли и многие другие старинные книги, но ни одна по названию не подходила Эдмонду. Потребовалось много времени, прежде чем мальчик нашел книгу с нужным ему названием - "Загадочные явления планеты Земля", которую написал путешественник, чье имя стёрлось с обложки массивного тома (так стара была эта рукопись). В конце книги был дан список явлений, которые описывались в труде неизвестного автора, и там он нашел то, что искал - " Зеленый луч". Мальчик открыл нужную страницу -  на ней были разные красивые иллюстрации, схемы и описание самого чуда:

"Зеленый луч - это вспышка зеленого света в тот момент, когда солнце исчезает или появляется за горизонтом. Для наблюдения этого явления нужен открытый горизонт, свободный от облаков, где происходит закат или восход солнца, и чистый воздух. Продолжительность зеленого луча всего несколько секунд. <...>
Существует много легенд, связанных с этим загадочным явлением. Согласно одной из них, тот, кто увидит зеленый луч, будет счастливым и везучим до конца своей жизни. В другой говорится о том, что это душа возвращается из загробного мира в мир живых. А в третьей рассказывают о том, что в тот момент, когда на земле появляется зеленый луч, два мира соприкасаются друг с другом. Родившиеся в этот самый момент способны видеть разных мифических существ, путешествовать в иные миры, одновременно существу и в нашем, и в чужом. Существует поверье, будто такие люди были вытолкнуты из иного мира в земной, и, когда приходит время, они возвращаются обратно..."

Чтение мальчика прервала сестра, которая голосила на весь сад: "Тетушка Лизи вернулась домой". " Неужели вечер? Как быстро идет время", - думал он, ставя книгу на ее прежнее место.

Поужинав, тетя сразу же ушла в свою комнату. Было видно, что она была чем-то обеспокоена. Но Элис и Эдмонд не стали спрашивать ее о поездке, так как знали, что миссис Харви ответит, будто у неё всё хорошо и это просто усталость. Но что бы это ни было, волноваться было не о чем, так как тетя всегда решала свои проблемы довольно быстро и эффективно.

Поедая свой ужин, мальчик посмотрел в окно - скоро закат. Сначала он подумал, что нужно поскорее одеться и добраться до обрыва, чтобы за горизонтом увидеть зеленый луч, но, внимательно посмотрев на небо, расстался с этой мыслью. "Небо должно быть чистым, без облаков, а сегодня оно просто устелено ватой. Да еще и темно-фиолетового цвета. Наверно будет гроза".

- Мисс Бейли, а как определить, когда небо будет чистым? - обратился с вопросом он к женщине.

- После грозы, - ответила повариха.

Ноябрь

Дорогая Элизабет!

Прожитый мною сегодняшний день был полон загадок и неприятных событий. Как странно, а ведь проснувшись утром, я ощущала в душе спокойствие и радость.
Гуляя ближе к полудню по аллее в парке, я встретила Лию. Мы долго бродили по тропинкам и разговаривали, но она явно была чем-то обеспокоена, хоть и скрывала это. Я не решилась спросить, что тревожит девушку, посчитала, что она сама мне все расскажет, если захочет. Идя по аллее, мы вышли на главную тропу, что вела в больницу, навстречу к нам шли санитары, а мы все так же беседовали. Увидав нас, мужчины прибавили шаг. Лия посмотрела внимательно мне в глаза и произнесла: "Будь осторожна". Я не поняла ее слов, какая опасность может скрываться в стенах лечебницы, в которой я живу уже очень долгое время. Но тут меня окликнул один из санитаров:

- Мисс Харви, вас зовет врач.

- Хорошо, я скоро буду, - ответила я и обернулась, чтобы попрощаться с рыжеволосой девушкой, но ее уже не было, она,словно, исчезла.

Идя в кабинет врача, я даже подумать не могла, чем может обернуться наш разговор.

- Мисс Харви, скажите, как вы спите в последнее время? Страдаете бессонницей или, напротив, сон достаточно глубокий?

- Я сплю хорошо, меня ничего не тревожит, чувствую себя вполне нормально.

- У вас появились друзья, вы стали более открыты - это очень хорошо. Но с кем разговаривали сегодня, идя по тропинке в парке?

- С девушкой, ее зовут Лия.

- Опишите ее.

- Она невысокого роста, с рыжими волосами, зелеными глазами. С ней приятно общаться.

- Вы часто с ней видитесь?

- Вполне, но, простите, зачем вы о ней спрашиваете? Она вам знакома?

Врач посмотрел на меня внимательным взглядом, размышляя что же ответить. Было видно, что ему не понравились мои ответы, но почему, моя дорогая сестра? Он встал со стула и направился к стеллажу, где хранилось множество одинаковых папок по внешнему виду, но разных по толщине. Мужчина вытащил одну из них, открыл и достал из нее листок исписанной бумаги.

- Мисс Харви, вы знаете, почему вы находитесь здесь? - спросил он, медленно подходя к столу.

Очевидно, на этот вопрос не нужно было отвечать, ведь мы оба знали, что я страдаю потерей памяти. Доктор подал мне эту бумагу.

"...Доктору Стивенсону, заведующему психиатрической лечебницей
Прошу принять Аврору Харви в ваше учреждение для прохождения лечения от психического расстройства. Было неоднократно замечено, что она разговаривает сама с собой, утверждает о присутствии людей или животных поблизости (которых кроме нее самой никто и никогда не видел). Подобное поведение вызывает беспокойство со стороны других людей и за ее собственную жизнь (был случай,когда из-за этих видений она чуть не упала со скалы в море). На все процедуры по улучшению ее состояния даю согласие.
Мистер Харви..."

Я прочитала эту бумагу три раза и никак не могла осознать то, что в ней написано.

- Аврора, это были галлюцинации, иллюзия, эта девушка плод вашего воображения.

- Нет, она была реальна! Иллюзию нельзя почувствовать - у нее нет ни запаха, ни тепла, ни холода! - прервала его я.

- Моя задача - вылечить вас, хотите вы этого или нет, - сказал он хладнокровно, немного помолчав,и в кабинет зашел санитар. - Отныне все прогулки запрещены. Вы свободны.

Я не стала перечить ему и что-либо говорить, а молча, в сопровождении санитара ушла в свою палату.

Элизабет, это заявление написал мистер Харви. Неужели мой собственный отец отдал меня в лечебницу, посчитав ненормальной? Ответь мне, сестра! Что я сделала такого, что общество решило от меня избавиться? или вернее сказать исправить? Я же не виновата, что встретила Лию здесь, я не сошла с ума,я знаю это. Память возвращается по кусочкам, но от этих воспоминаний и свидетельств прошлого мое сердце сжимается от боли. Я пишу это письмо, и душа моя болит от обиды, что вы, моя семья, так поступили со мной. Я вспоминаю слова Лии и понимаю, что опасность кроется не в самих стенах больницы, а в прошлом, события которого хранятся в папке у доктора, в моих воспоминаниях, что разрывают мою душу на части. Прошу тебя, Элизабет, ответь мне, почему вы так поступили?

С любовью, Аврора

Глава 3 - Тайное откровение миссис Харви

Эдмонд проснулся рано утром, чтобы успеть добежать до обрыва и увидеть зеленый луч. Быстро надев штаны, кофту, носки и ботинки, он спустился вниз, открыл дверь, и его лицо сразу же переменилось с радости предвкушения увидеть чудо-явление на разочарование - небо покрыто серыми тучами, на улице моросил дождь. Мальчик долго стоял на пороге, обуваемый холодным ветром, и не мог поверить собственным глазам. «Как же так?» - подумал он, закрыл входную дверь и медленно пошел к себе в комнату.

Раздевшись, Эдмонд лег обратно в кровать и стал размышлять, вспоминая все прочитанные письма и статью из энциклопедии.

«А что если Аврора вовсе не из этого мира? Это объясняло бы, почему тетушка и матушка никогда о ней рассказывали. Или эта девушка была все же сумасшедшей? Я слышал о болезнях, когда в одном человеке могут скрываться и жить несколько личностей, или когда его посещают галлюцинации. Врачи говорят, что это психическое расстройство. Хм, но ведь есть те, кто видите будущее. Как их там называют? - задумался он, вспоминая слово. - Провидцы! Вспомнил! Ну, или гадалки всякие - они же видят будущее, прошлое, а это тоже своего рода галлюцинации, тогда чем они отличаются от тех же ненормальных, которые лечатся в больницах? А они ведь еще опаснее! Скажут, что в будущем человеку грозит какая-нибудь беда, а он потом живет с этой мыслью и боится любого шороха. А ненормальные действуют сразу, без всяких угроз. Но и от тех и от других никогда не знаешь, чего ожидать. Вот, что пугает людей! Но все же интересно, почему Аврору увезли лечиться в психиатрическую лечебницу? Она наверняка должна была сделать что-то ужасное! Убийство? Да ну, - сразу же отмахнулся Эдмонд от этой мысли, - она не способна на это. Все ее письма наполнены нежностью, задумчивостью и светом. Может, разгромила комнату в гневе? А что, это вполне возможно, но это было явно не просто так. На любой поступок всегда найдется причина более весомая, чем «я хочу», - сделал мальчик вывод и уснул.

Весь день дом был погружен в уныние из-за серости дождя. Мисс Бейли учила Элис вышивать, миссис Харви уехала рано утром по делам и вернулась лишь к вечеру, а Эдмонд просидел в библиотеке за чтением книг.

Ближе к ужину он стал спускаться вниз, как вдруг услышал тихий плач из комнаты тетушки. Юноша осторожно подошел к ее комнате. Тетя Лиззи стояла на коленях возле кровати, на которой лежала старая фотография.

- Прости меня, сестренка, - говорила она сквозь слезы. - Ты завещала никогда не делать этого, но у меня не осталось выбора. Я не могу просить помощи у тех, кто погубил тебя, а просить старшую сестру, мать твоих племянников нет смысла - она и без того пытается как-то выжить и обеспечивать своих детей. Я помню, как она ненавидела тебя, после того случая, когда ты, как ей казалось, разрушила ее жизнь. Но потом мы все осознали, что ты была права, Аврора, она раскаялась, написала тебе письмо, в котором просила прощения. Оно не дошло до тебя, отец сжег его, но все же ее слова нашли отражения в моих посланиях, которые я стала писать в тайне. Мы стали с ней близки, только отец остался непреклонен. Думаю, ты поймешь меня, Аврора, и простишь за то, что я совершила.

Эдмонд слушал тетушку и понял, что эта девушка на фотографиях была самым дорогим человеком для его матери и миссис Харви. Но что же с ней случилось? Почему они не спасли ее? Из-за дедушки? Или была другая причина?

Январь

Дорогая Элизабет!

Я слишком долго не писала тебе, прости меня. Я злилась на вас, мою семью, не находила себе места, пытаясь вспомнить хоть что-то, что объясняло бы мое нахождение в лечебнице. Но все попытки сознательно вернуть воспоминания были напрасны. Когда я уже прекратила мучить себя, этот лоскуток памяти неожиданно вернулся.

Тот вечер я провела за разговором с тетей Маргарет. Она рассказывала о своих внуках, доме, но больше всего мне запомнился один рассказ. Женщина вспоминала свое детство, как маленькой она качалась на качелях, которые были сделаны из небольшой дощечки, подвешенной на веревках на толстой ветке огромного дерева.

- Я села на эту дощечку, - говорила она, - и стала раскачиваться все больше и больше. Я взлетала на них так высоко, что, казалось, будто еще немного, и я смогу достать носочком туфелек до листьев. Я помню то ощущение, когда качели несли меня ввысь - свобода, легкость. Потом время будто замирало, прежде чем я начинала падать, чтобы снова оказаться в небе. Я воображала себя птицей и каждый раз думала, что со следующим рывком улечу в небо.

Я представляла себе эту картину и вдруг один из утерянных фрагментов моей памяти вернулся. Я стояла на краю обрыва, а рядом со мной золотоволосая девочка.

- Не бойся, - говорила она, держа меня за руку. - Посмотри, птицы не бояться упасть, когда взлетают со скал. Нужно лишь поймать ветер. Закрой глаза и почувствуй его дуновение.

Я закрыла глаза и стала пытаться уловить порывы ветра. Сначала мне это не удавалось, казалось, он дул везде, беспорядочно. Но в какой-то момент в моей душе наступил покой, я услышала звуки плескающихся волн и почувствовала, как этот буйный поток воздуха словно обволакивает мое тело, будто огромный великан осторожно и аккуратно взял меня своей большой рукой, чтобы перенести в другое место. Поверив своим ощущениям, я готова была сделать шаг - шаг с обрыва, чтобы взлететь. Но вдруг кто-то схватил меня за руку и резко потянул к себе, я упала.

- Ты совсем с ума сошла?! - кричала на меня какая-то девушка.

- Я бы взлетела как птица, - ответила я.

- Ты бы разбилась о скалы! Нет, Аврора, я не могу так больше. На этот раз я все расскажу отцу!

Это ведь была ты, верно сестра? Ты спасла меня от этого рокового шага.
В тот момент я поняла, зачем вы отослали меня в психиатрическую лечебницу. Вы пытались не избавиться, а защитить меня от меня же самой. Прости, моя дорогая Элизабет, что плохо думала о тебе, об отце. Возможно, вы были правы, отправив меня сюда на лечение. Но что значит «беспокойство других людей»? Неужели я могла навредить какому-то человеку? Эти вопросы вселяют в мое сердце ужас и стыд. На второй самый главный вопрос, почему моя память стала пустой, я также не могу найти ответ. Но я обязательно узнаю правду.

С любовью, Аврора

Февраль

Дорогая Элизабет!

Меня все так же держат под замком. Рассвет и закат я наблюдаю из окон палаты. Ах, сестра, как же мне хотелось сорвать засовы, что заперли меня в этой убогой комнате, и вырваться на свободу навстречу прохладным ветрам, теплым лучам солнца, пройти босой по мокрой от росы траве. Я тосковала по природе, по обществу Лии. Но в тот момент я не знала, чем могут обернуться мои желания.

В ту ночь я плохо спала - постоянно просыпалась и долго не могла заснуть. Когда я стала чувствовать расслабление и сладкое погружение в сон, то вдруг ощутила легкое прохладное дуновение и прикосновение горячей руки. В моей душе не было страха и ужаса, только интерес и надежда. Это была Лия, та рыжеволосая девушка, которую я так долго ждала. Она встала на подоконник, окно было открытым, и протянула мне руку.

- Не бойся, я с тобой, - сказала она мне.

Без страха я поднялась к ней. И тут в мою голову пришло то воспоминание, когда я чуть было не упала с обрыва. Сейчас меня переполняло такое же чувство свободы и уверенности.Я была одета лишь в легкой длинной белой рубашке,ноги босые. И в этот раз, держа за руку мою спасительницу, я сделала шаг. Это свободное падение на землю было похоже на полет, мы словно парили в воздухе, я ощущала себя настолько легкой, что казалось, если ветер подует сильнее, то нас унесет далеко-далеко. В какой то момент я желала этого, хотела улететь подальше от ставшей мне ненавистной лечебницы.

Могучий великан аккуратно поставил нас на землю. Там, далеко в лесу, играли огоньки. Я никогда не видела их раньше.

- Идем, ты должна это увидеть, - обратилась Лия ко мне, потянув за собой.

Не помню, как долго мы шли, но чем ближе мы подходили, тем четче я слышала музыку - веселую мелодию, которую играли дудочки, какой-то струнный инструмент, по звуку не совсем похожий на скрипичный голос, барабаны. По тропе мы пришли в центр леса. Увиденное поразило меня, дорогая моя Элизабет! В самой чаще леса пылал костер, языки его пламени так поднимались ввысь, кружась в танце, что казалось он сожжет все вокруг. Вокруг огня танцевали люди, не, не люди,они лишь носили внешность человека. Ты помнишь ту старую книгу сказок? В них главными героями были фавны, русалки, различные звери, фениксы и прочие существа. Они все были здесь, плясали, смеялись, кружили хороводы вокруг пламени.Сказки стали реальностью.

Воспоминания о той ночи помутнели, но я помню, как кружилась в танце с неведомыми существами, как купались в озере с русалками и опускали в него венки, украшенные свечками, пили напиток - не вино, не вода, на вкус как сладкий компот из лесных ягод. После этих событий я перестала мучиться головной болью так часто, как раньше.

- Сегодня мы празднуем конец уходящего года, - говорила мне рыжеволосая девушка, - скоро в небе просияет зеленый луч, и наступит новая эпоха нашего мира. Он совсем другой, Аврора, и там есть место для тебя.

Проснулась я в своей кровати, окна закрыты на засовы, словно ничего не было. Может это был сон? Или реальность? Не знаю, может и так, но я бы хотела вновь оказаться там.

С любовью, Аврора

Глава 4 – Разоблачение

День подходил к концу. Поужинав, Эдмонд ушел к себе в комнату. Интерес Элис к тайне пропал с тех пор, как стало много непонятно. «Ну, еще бы, - с усмешкой сказал брат своей сестре, - ты еще не доросла. Подрастешь и все поймешь». Мальчик достал очередное письмо Авроры, адресованное его тетушке, желая узнать, чем же все закончилось. Он был уверен, что дочитав до конца все послания, ответы на многочисленные вопросы появятся сами собой. «Конечно, - думал он, - было бы лучше спросить миссис Харви, но я боюсь, что она ничего не расскажет. А ведь ее версию было бы интересно услышать».

Но как только юноша приступил к чтению, в комнату зашла тетушка. Увидев на столе шкатулку, ту самую, в которой она хранила все письма сестры, его лицо изменилось с мягкости на гнев.

- Где ты ее нашел? Кто разрешил взять? - спрашивала она племянника повышенным тоном. - Отдай ее сейчас же! - сказала женщина, быстро приблизившись к столу и схватив шкатулку.

- Прости тетя, она сама выпала из стены, - начал было оправдываться Эдмонд, но тетя Элизабет тут же его прервала.

- Нельзя чужие вещи брать без спросу, сколько раз мне нужно это повторять? - гневно сделала замечание миссис Харви и вышла из комнаты, унеся с собой шкатулку.

Спустя мгновение она вернулась обратно, отдала мальчику новенькую книгу, сдержанно сказав, что ее прислала его матушка, и вышла из комнаты.
Юноша какое-то время даже и с места не двинулся, ошеломленный таким странным поведением тетушки. Немного придя в себя, он вытер выступивший пот со лба и поднял левую руку, ладонь которой была сжата  кулак. Мальчик, сам того не осознавая, мгновенно среагировал на неожиданный визит миссис Харви, быстро спрятав письмо в свой кулак. Он взял скомканное послание, расправил его и стал читать.

Март

Дорогая Элизабет!

Почти каждую ночь я стала проводить с Лией, и никакие замки и запреты не могли меня удержать. Я нуждалась в этой девушке – она понимала меня, но самое главное было в том, что головные боли прекратились.

Я все пыталась вспомнить последний фрагмент своего прошлого – тот самый проступок, из-за которого отец отправил меня в психиатрическую лечебницу. Но, к сожалению, попытки не давали должного результата.

 - Я могу помочь тебе, - произнес знакомый голос за спиной.

 - Как? – поинтересовалась я. – Разве мы можем отправиться в прошлое?

Девушка посмотрела на меня с улыбкой, подошла, взяла меня за руку и сказала:

- Не бойся, верь мне.

Ее руки коснулись моих висков, и вот я стояла уже не в своей палате, а в знакомой комнате. Я не видела ее прежде, но  что-то подсказывало мне, что я видела это помещение и раньше. Оно было просторным, посередине стоял большой диван, обшитый красным бархатом, по бокам кресла, небольшой столик. Гостиная. В нее зашел молодой человек, лет двадцати пяти, каштановые волосы, зеленые глаза. Он был одет в строгий костюм, пиджак распахнут, видимо погода в тот день была довольно жаркой. Мужчина прошел в комнату и сел в кресло, вытянув вперед ноги. Со второго этажа спустилась девочка – я сразу узнала в ней себя. Гость обернулся на шаги маленькой хозяйки.

 - Здравствуй, Аврора, - поздоровался он мягким голосом.

- Здравствуйте, мистер Сноу, - ответила девочка.

- Можешь поздравить меня, твой отец дал свое разрешение на брак с твоей старшей сестрой Шарлоттой!

- Вы теперь будете жить здесь?

- А ты этого хочешь?

- Нет! – отрезала девочка.

Мужчина недоуменно посмотрел на маленькую Аврору.

- Что с тобой? Ведь мы так хорошо ладили, что же произошло, дорогое дитя?

И тут я услышала в своей голове женский голос, шепот, девочка тоже его слышала. Он повторял: «Не верь, не верь, он обманщик».

- Ты обманщик, - бросила ему юная леди. – Ты не любишь мою сестру, тебе нужны деньги отца!

«Он игрок, не верь, твоя сестра в опасности!» - повторяло неизвестное создание все настойчивее. Голова пошла кругом, мне становилось плохо  - глаза затуманивались, слова стали пульсацией, это сводило с ума. Я хотела остановить это давление, но не знала как. И тут девочка почти закричала: «Уходи! Не смей трогать Шарлотту!».

На шум пришли отец, мать и сестры. Они не понимали, что происходит.

- Аврора, что ты себе позволяешь?! – строгим голосом спросила ее будущая невеста.

- Все в порядке, - вмешался мистер Сноу, - мы немного не поладили. Аврора, - обратился он ко мне. – Я очень люблю твою сестру, мы уедем, если ты этого пожелаешь.

- Лжец! – яростно произнесла девочка и толкнула мужчину, что тот, запнувшись о столик, упал и сломал руку.

Отец схватил меня за руку и вывел в другую комнату.

- Ты совсем спятила?!

- Нет, послушай меня, этот человек не хороший!

- Замолчи!

 - Он игрок! Как только он рассчитается со своими долгами, сразу разведется с твоей старшей дочерью. Пожалуйста, не позволяй ему исполнить его коварный план.

Мистер Харви что-то ответил, но я не успела расслышать его слова и снова оказалась в палате, одна.

Боже мой, Лиззи, я напала на человека! Вот почему вы отправили меня сюда. Простите меня, я не хотела причинять кому-то зла. Я была сама не своя, но скажи мне, сестра, были слова мои правдой или я понапрасну оклеветала человека?

С любовью, Аврора

Глава 5 – Признание

Эдмонд стоял у приоткрытой двери, ведущей в комнату тетушки, никак не решавшись войти. Набравшись храбрости, он все же постучал в дверь и вошел. Миссис Харви сидела на краю кровати, в руках она держала фотографию Аврору.

- Она ведь не была сумасшедшей, - начал юноша.

Тетя Лиззи встала и подошла к окну, не посмотрев на мальчика.

- Нет, она была вполне здорова. Я и твоя матушка пытались доказать это твоему дедушке, но он все так же оставался непреклонен, считая нашу младшую сестру позором семьи. Отослав ее в лечебницу, мы все переехали в город, где нас никто не знал. Наверно, отец надеялся, что так память об Авроре постепенно угаснет. Да, он все же выдал Шарлотту замуж за мистера Сноу, - словно прочтя мысли племянника, ответила женщина.

- А позже он подал на развод, как только рассчитался с долгами. Как она могла такое предвидеть?

- Твоя тетя могла предвидеть все – она ничего не боялась. А вот мы за нее постоянно испытывали страх – девушка была другой, словно не из нашего мира, но не смотря на это я и Шарлотта ее очень любили. Твоя мать так злилась на нее, что наша маленькая сестренка чуть не разрушила ее брак с достойным человеком, - сказала она, презрительно усмехнувшись. – Но позже стала жалеть о том, что не послушала сумасшедшую Аврору. Озарение порой приходит не сразу, лишь спустя долгие годы, которые обычно наполнены не самыми лучшими днями. Не смотря на наш переезд, втайне от отца я все же писала ей, потому что не могла оставить ее одну. В знак нашего родства я послала ей кулон, который она когда-то подарила на мою свадьбу. К несчастью, мой молодой муж погиб в море, когда Аврора еще была здесь, с нами, поэтому я осталась жить в доме отца.
 
- А почему тетушка потеряла память?

- Не знаю, Эдмонд, говорят, что это побочный эффект лечения. Видимо, эта загадка останется не разгаданной до самого конца. Она и не хотела знать, почему у нее нет воспоминаний, больше всего сестра хотела понять, почему ее посчитали сумасшедшей и отправили в лечебницу. Этот вопрос сводил ее с ума, а я не решалась написать правду, боялась потерять ее навсегда.

В комнате воцарилось молчание. Миссис Харви все так же стояла у окна и смотрела вдаль, а племянник, пораженный мягкостью и откровенностью тети, присел на кровать и не знал, что ответить или спросить.

- Тетя Лиззи, - начал он. – Почему ты ничего никогда не рассказывала нам? Как и наша матушка. Если вы любили свою сестру.

- Она сама так захотела, - ответила она спустя некоторое время.

- Аврора?

- Да, в своем последнем письме. Когда мне все же удалось убедить отца забрать младшую сестру домой, сказав, что она успешно прошла лечение и больше не страдает видениями и прочими недугами, мы приехали в лечебницу…

Женщина замолчала, ее губы затряслись, на глаза нахлынули слезы, она прижала свою ладонь ко рту, чтобы не издать звука боли, что разрывал ее душу в этот миг. Она не закончила свой рассказ, молча подошла к письменному столу и из самой нижней полки достала письмо. На удивление, оно было не распечатанным. Миссис Харви взяла его и отдала Эдмонду со словами: «Прочти».

«Элизабет Харви, моя дорогая любимая сестра, открой это письмо в канун моего дня рождения через 17 лет» - гласила надпись на конверте.

Мальчик аккуратно оторвал край бумажной упаковки письма, достал содержимое и стал читать.

Апрель

Дорогая Элизабет!

Когда ты будешь читать это письмо, меня уже не будет в этом мире. Я попросила тетю Маргарет отдать тебе его лично в руки, как и кулон, сказав, чтобы он всегда был с тобой, как напоминание о нашем родстве. Помнишь, с такими же словами ты отдавала его мне. Но пусть он послужит тебе не только напоминанием, что я была твоей сестрой, но и символом моей искренней любви к тебе, к Шарлотте, матушке и даже отцу. Я простила его гнев и принятое им решение упрятать меня в лечебницу. Душа моя стала свободной.

Почему я решила уйти? Ответ очень прост, сестра. Незадолго до того дня, как ты пришла сюда, в лечебницу, меня навестила Лия и предложила уйти вместе с ней в другой мир, где нет боли  и непонимания окружающих. Я не знала, что мне делать, мой мысли путались. С одной стороны, это было мои желанием, а с другой – я боялась неизвестности. «Не бойся, - сказала она. – Верь мне. Это не больно, ты даже не почувствуешь. Твое тело должно остаться здесь, ведь люди не исчезают просто так. Я буду с тобой, и мы просто перенесемся в другой мир вместе с мгновением зеленого луча».

Ох, моя дорогая Лиззи, как же я не хочу оставлять тебя здесь, но и остаться не могу. Думаю, что со временем ты поймешь меня. Мы еще встретимся, любимая сестра, у обрыва возле твоего дома спустя семнадцать лет. К тому времени Шарлотта выйдет замуж,  у меня появятся племянники. Тот человек достойный муж, я не вижу его судьбу до конца, но знаю, что старшая сестра не пожалеет о своем выборе. Не говори никому обо мне, придет время и мой дорогой племянник найдет тайник с письмами и захочет узнать обо мне. Пусть так и будет. Я просила сказать это тебе тетушке Маргарет, ах, как я ей благодарна! Чудесная женщина!

Я уйду сегодня, жалею лишь о том, что оставляю тебя здесь. Но я не могу забрать тебя с собой, твой дом – земля, а мой меня заждался. Мы еще встретимся, ненадолго, но встретимся.

До скорой встречи!

С любовью, Аврора

Глава 6 – Аврора

Мальчик дочитал письмо и посмотрел на тетю – по ее щекам катились слезы. Она смахнула их легким движением руки и взглянула на своего племянника.

- Когда мы приехали, нас встретил главный врач и сказал, что хоть наш визит и неожиданный, но весьма пришелся кстати. Я сразу почувствовала, что произошло что-то нехорошее. Он провел нас в палату. Аврора лежала на полу, ее глаза были открыты, а на губах еще сохранилась легкая улыбка. Я подбежала к ней, упала на колени и пыталась привести ее в чувства, ведь какое-то мгновение мне казалось, что она просто упала в обморок. Но сестра не отвечала, я прислонилась ухом к ее груди – ее нежное доброе трепетное сердце больше не билось. Боже, она была мертва, а я не могла в это поверить. Я прижала ее к себе, слезы уже катились из глаз, я не могла ничего произнести, из моей души лишь вырвался крик боли. Человек, которого я так сильно любила, мертв! Но что еще ужаснее, я сама была виновата в ее смерти. Я могла ее спасти, могла помочь ей, но ничего не сделала, - договорила тетушка и расплакалась.
Эдмонд подошел к ней и обнял тетушку Лиззи, а у самого из глаз катились слезы.

- Сегодня ее день рождения – она родилась на рассвете в зеленом луче. Нужно пойти к обрыву, ты проводишь меня, Эдмонд?

Мальчику не нужно было отвечать, ведь миссис Харви и так знала, что он согласится. Они оделись потеплее, и пошли вдвоем к обрыву. На улице еще царила ночь, серебряные звезды блистали на темно-синей вуали хозяйки. Небо было чистым. До рассвета оставалось совсем немного. Вот уже на горизонте стала появляться белая полоска, и спустя мгновение Эдмонда и женщину ослепил зеленый свет. Да, это был тот самый зеленый луч. Время замерло. И вдруг они увидели очертания девушки, которые становились все четче, словно она спускалась по лестнице с небес. Темные волосы, белоснежное длинное платье.

- Здравствуй, Элизабет, - сказала она.

- Аврора, - промолвила старшая сестра, не веря своим глазам. – Аврора, это ты! – воскликнула женщина и обняла девушку. – Прости меня, дорогая, я так перед тобой виновата, - говорила она сквозь слезы.

- Не плачь, Лиззи, - утешала ее мисс Харви. – Посмотри на меня, - сказала она ей и вытерла большими пальцами ее слезы. – Ты ни в чем не виновата, я горжусь тобой, сестра. Ты самое ценное что у меня было и самое важное, что ты для меня сделала – это то, что признала меня своей сестрой, что простила все мои проступки. Моя дорогая Лиззи, мы не смогли попрощаться с тобой тогда, поэтому я здесь. Я смогла отпустить всех вас, простить и попросить прощения. Я освободила себя от оков этого мира и ушла домой. Ты тоже должна отпустить меня, как бы больно это не было. Я всегда была с тобой, но сегодня врата между мирами закроются на долгие годы, это последняя наша с тобой встреча.

Девушка посмотрела на Эдмонда, улыбнулась и сказала:

- Как же ты вырос, мой дорогой племянник. У тебя счастливое будущее, я вижу это.

Она наклонилась  к мальчику и прошептала ему на ухо: «Тебе суждено было раскрыть мою тайну, и ты почти справился. Я горжусь тобой, Эдмонд».

- Лиззи, - обратилась она к миссис Харви. – Не теряй его больше, - сказала она и отдала кулон, тот самый, что она завещала Элизабет. – Прощай, Лиззи, прощай Эдмонд. Я очень люблю вас.

Мгновение и Аврора исчезла вместе с зеленым лучом. Рассвет.

Элизабет и мальчик еще долго стояли у обрыва, наблюдая приход нового дня. Каждый думал о своем. Тетушка впервые за долгое время почувствовала себя свободной. А ее племянник размышлял о том, кем же все-таки была его младшая тетя – обычным человеком, которого погубили лишь потому, что он не подходил под стандарты общества, или  она была существом из другого мира, странницей, потерявшейся и случайно попавшей в мир людей? Если это так, то Аврора действительно вернулась домой, а здесь она была лишь гостьей.

Заключение

Спустя 25 лет...

 - Как много людей вокруг нас, которые не подходят под стандарты общества. Опасных помещают в тюрьмы, а сошедших с ума в психиатрические лечебницы. Наша профессия вылечить пациента от недуга. Но как определить, болен ли человек на самом деле или он таким родился? Все гении говорят, психи (смех в аудитории). Но ведь сразу не определишь, кто перед тобой – псих или гений. Насильные процедуры, жестокость могут искалечить даже здорового психически человека. Мы лечим не плоть, а душу. А лучшее лекарство для души – это понимание, разговоры, принятие. Человека можно изолировать от общества в стенах лечебницы, но его дальнейшая жизнь будет зависеть только от врача, у которого есть право выбрать метод лечения.

- Скажите, а ваш метод действительно работает? – донесся голос с задних рядов.

- Судите сами, товарищи студенты, - промолвил доктор Харви. – Большинство моих пациентов стали писателями, композиторами, гроссмейстерами, фокусниками. Человек болеет душой оттого, что она не знает покоя, не знает своего пристанища и не понимает своего предназначения. Я помогаю своим пациентам разобраться в этом, прибегая, конечно, к лекарственным препаратам по необходимости, но тем не менее, если бы мои методы и эксперименты были полным провалом, я бы не стоял сейчас здесь перед вами и не пытался внушить вам, что вылечить человека мирным путем возможно.

Лекция закончилась, студенты разошлись. Профессор сложил свои бумаги в портфель, подошел к окну, посмотрел на небо и произнес одну лишь фразу: «Дорогая тетушка, кто бы знал, что мое знакомство с тобой в детстве изменит всю мою жизнь. Да, Аврора, твой племянник Эдмонд, стал профессором». Он глубоко вздохнул, улыбнулся и пошел заниматься своими делами.


Рецензии
Да, интиресно написанно , вырожу свою точку зрения
не плохо написано но растянуто автором почему-то
сюжет моментами читатель может уснуть
совет автору почитать
А.Дюма (граф монте-кристо)
как читатель 8 из 10
как критик 8 из 10

Тауберт Альбертович Ортабаев   12.05.2018 17:45     Заявить о нарушении