Rip current возвратное течение. 10. Таня

предыдущее - http://www.proza.ru/2017/04/23/2221

- Что, так прямо взял и пригрозил ей рапортом? Ты с ума сошёл. Она же могла на тебя жалобу накатать, зачем ты?
- Тань, что мне было делать, ну, достала она уже меня своими идиотскими поломками…
  Мы сидели на краю бассейна в пустом, гулком зале и отдыхали от заплыва, болтая ногами в воде. Конечно, после обеда бассейн тяжеловат, и меня уже слегка заклонило в сон, но после всей сегодняшней возни мне до смерти хотелось поплавать в чистой водичке. Одновременно я чувствовал вину перед Таней. И мне необходимо было заручиться чувством, что я никого не обидел. Хотя в глубине души я понимал, что весь тот разговор теперь так и останется со мной навсегда.
Я не знал, что с этим делать. Единственное, что было мне доступно – это вытеснять из памяти всю встречу. Теоретически у меня это получалось – делать вид, что ничего не было сказано. Практически же мне приходилось делать некий внутренний прыжок: я делал усилие и перепрыгивал через то время, что Таня находилась у меня. Не было его, этого времени и этого разговора. Исчезли они, выгорели, провалились в чёрную дыру.
Я не знал, правильно я делаю или нет, но я просто не мог придумать ничего другого.
Таня сидела рядом вроде совершенно спокойно и непринуждённо. В своей плотно окаймляющей лицо белой резиновой шапочке она выглядела совсем юно – девочка-семиклассница, взгляды которой со второй парты у окна я однажды вдруг стал ловить во время уроков.
- А если бы она, правда, нажаловалась?
- Кому?
- Городынскому твоему, или Самой…
- Ну, Городынский меня, как мужик, понял бы, - фыркнул я. – А Сама… Ну, врежет мне Сама, ну и ладно… А то она не знает, кто какие лампочки выворачивает и зачем. - Я покосился на Татьяну. - Она и так уже мне выговаривала, что я всех женщин  в пансионате перебаламутил…
- Что, правда?
- Чистая правда, - я засмеялся. – Она меня специально вызывала. – Веди, говорит, себя поаккуратней с женским полом. На тебя отдыхающие глаз кладут, а наши девочки ревнуют… Это ещё давно было, когда я с армии только пришёл и начинал работать. Профилактику со мной провели, в общем.
- А ты что?
- Ну а что я мог сказать на этот бред… Ну, говорю, давайте мне противогаз, буду в противогазе на вызовы ходить… Или маску с ластами, тоже можно, маска с ластами тоже сойдёт…
- А она что?
- А она как всегда: мало тебя ремнём драли, балабон, иди, работай…
Таня засмеялась.
- Так что ты насчёт Зои можешь не беспокоиться. А вот за газоны мне нагорит, это точняк… Опять я похоже попался на месте преступления за варварским отношением к эстетике парка.
- А что ты сделал?
- Ну, как что – на драгоценный газон раз пять наступил с особой жестокостью. Кстати, Тань… ты не знаешь, что тут раньше было?
- Где?
- На месте пансионата? Тут обрыв мог быть какой-то когда-то?
- Обрыв? Ну, может и был когда... Раз мы наверху, мог и быть. Тут кругом обрывы так-то… А тебе зачем?
- Интересно… А когда пансионат построен?
- Этот…в пятидесятые годы, вроде… Я могу посмотреть, у меня лекции остались по истории курортного лечения.
- Посмотри. А до этого что было? Не знаешь?
 - Даже не знаю. Ну так ничего не было… горы… Я у мамы могу спросить.
- Горы… я задумался… - Кстати, да, спроси у своих.
- А тебе зачем? – Таня заглянула мне в лицо снизу.
- Так, интересуюсь, - сказал я небрежно, - историей родного края… Слушай, а ты не знаешь, из отдыхающих ходит кто-то у нас в плаще с капюшоном?
- В плаще? Ну, у многих такие… с капюшонами. У Зои такой плащ.
- У Зои??
- А что тут удивительного? Дождевик такой болоньевый.
- Тёмный?
- Тёмный, да… они тёмные и бывают…
- То есть, Зоя могла ходить в плаще с капюшоном?
- Да кто угодно мог ходить. Просто Зоя любит в любую погоду прогуливаться, а все-то по номерам сидят в дождь… А тебе зачем?
- Все по номерам сидят в дождь… - повторил я задумчиво. – Но был не дождь…
- А что случилось-то?
- Ты понимаешь…
Я боролся с противоречивыми чувствами. С одной стороны мне хотелось обсудить с кем-то произошедшее, а это было лучше всего сделать с женщиной, с другой стороны, я понимал, что делать это надо максимально осторожно. И именно как раз с женщиной. В принципе, Таня была бы лучшей советницей в этом – но именно при условии максимально осторожного подхода.
Я ещё поколебался, выбирая слова, чтобы всё выглядело правдоподобно.
- В общем, я сегодня споткнулся, когда газон перебегал, и упал, - сказал я. - И когда голову поднял, увидел кого-то в плаще. А когда ближе подошёл… оказалось, нет никого.
- Упал? А где упал?
- Да, прямо у тётки под окнами. Оглянулся машинально, не видит ли она – и рухнул.
- Ты ударился? Сильно ударился? Дай посмотрю! Ну-ка повернись!
Я вздохнул. Про упал говорить, конечно, не следовало, но тогда всё выходило совсем уже неправдоподобно: солнце попало в глаза, и мир, понимаешь, перевернулся… Хотя…зрение иногда выкидывает всякие интересные штуки с человеком…
- Да не ударился я ничем. Я успел сохранить равновесие. Солнце как раз вышло, ослепило, я потерял ориентировку. На минуту.
- И что было не так?
- Понимаешь, корпус санатория пропал из поля зрения. Вообще.
- Ну так ты просто повернулся в другую сторону, может…
- Может быть, может быть… - протянул я задумчиво. - Угол обзора сменился… да…
- А ты сам-то что думаешь?
- Ну… я думаю, может от сотрясения в голове какая-то картинка всплыла. Которую я видел и забыл. Может, в кино. Может во сне. Такое реально, как думаешь?
- В принципе… знаешь, с человеком что угодно случиться может, всякое совершенно невероятное. Я в это верю. А у тебя так раньше не было?
- Было. Когда я в тягун попал. Перестал видеть берег. Я ведь выбрался бы из него сразу, но мне всё закрыли, весь горизонт. Вообще. Везде одна вода. Вот только что были огни берега – и нет ничего…
- А потом как?
- А потом… потом, когда я уже на всё плюнул и перестал метаться, я в итоге почувствовал направление течения… ну, как обычно должно быть…  выплыл.
- А берег когда увидел?
- Не помню… когда уже тягун проплыл поперёк. Как занавес отодвинули – увидел отблески огней…
Мы помолчали.
- Может, тебе томографию сделать, - сказала Таня задумчиво. – Я могу поговорить…на всякий случай…
- Ах, томографию… сказал я. - Может, ещё ментоскопирование? И аппендицит вырезать с гландами заодно уж… на всякий случай.
- Я серьёзно, - сказала Таня. – А вдруг какие-то нарушения начинаются? Я могу поговорить с девочками...
- Ой, вот только с девочками не надо. Твоим девочкам только попадись… Они мне вообще всё поотрезают на радостях.
Я посмотрел на Таню. Она шуточек не приняла, сидела очень серьёзная.
- Тань, не бери в голову. Просто пить надо меньше.
- А вот эта картинка, которую ты видел и забыл, - Таня повернулась ко мне… - Ведь ты же не мог видеть, что тут было до твоего рождения?
- Не мог, - согласился я. – Я и не говорю, что это было так. Это просто вариант. Забудь, - сказал я. – Чисто ассоциативное мышление. И давай с тобой договоримся – как только это ещё раз повторится, я сразу прихожу к тебе, и мы вместе идём на ментоскопирование.
Она повернулась ко мне, посмотрела укоризненно.
- Вместе, - подтвердил я. – И в вечерних туалетах, - я не выдержал и заржал, и она тоже улыбнулась, наконец.
- Ладно, - сказал я, - давай ещё разок сплаваем, и мне надо бежать, а то Городынский как раз вот точно убьёт… Зою-то он мне спустит, а вот то, что я пост бросаю – это грозит страшной расправой… Кстати, о бросании поста… тебя можно попросить об одной услуге?
- Какой?
- Мне нужно, чтобы до Зои не дошла информация о моём ближайшем ночном дежурстве.
- А если уже дошла?
- Вот как раз в этом и просьба. Нужно её разубедить.
- А каким образом?
- Ну… Тань, вот это и надо придумать…
- Я попробую, - сказала Таня. – Но за эффективность не ручаюсь. Она же проныра. Но я попробую.
- Попробуй, - сказал я. – Ну, пошли?
Я встал, подал ей руку, помог подняться, на мгновение она очутилась близко, и совсем близко к моим глазам всплыли розовые губы и боязливые глаза, глаза опустились, она отвернулась, прошла мимо и пошла к лестнице.
Я автоматическим взглядом скользнул ей вслед. И опять подумал: красивая девчонка. Стройная, фигурка хорошая, как у всех наших девчат, выросших с детства на берегу. А вот сердце молчит... и ничего тут не сделаешь…
Она аккуратно опустилась по ступенькам к воде, на секунду зависла над ней, словно ласточка, в чёрном узком купальнике и белой шапочке, напружинилась, оттолкнулась от ступеньки и плавно взрезала гладкую воду почти без брызг.
Точной стрелкой пронеслась вперёд под водой, потом подняла голову в своей белой шапочке и поплыла от меня красивым кролем. Молодец…
Я посмотрел сверху, как она плывёт. Подумал: эх, Татьяна… так-то всё здорово, но как же нам вылезти-то из-за этой парты, второй у окна…
Потом вздохнул, закрыл глаза, качнулся вперёд и с наслаждением рухнул вниз, в голубую воду.

продолжение - http://www.proza.ru/2017/04/25/1948


Рецензии