Призвание варяга гл 28 Князь Рюрик

Тоскливый дождь обреченно моросил с самого утра. Небо Изборска затянуло свинцовыми тучами. На улице было зябко. Бояре расселись по лавкам избы, где обычно велись приемы. Тут были только самые знатные и уважаемые народные деятели. Боярское вече монотонно жужжало в нетерпении, словно комариный рой на болотах. Разговоры шли самые разные. Одни интересовались о цели собрания. Вторые делились новостями и рассказывали истории. Третьи сонно зевали в ожидании князя Изяслава, который всех их собрал здесь сегодня для совещания, отправив каждому лично гонца с приглашением.

Наконец дверь отворилась. На пороге возник человек высокого роста, приятной располагающей наружности. Одет он был добротно, что говорило о его положении. За поясом у него поблескивал кинжал.

- Приветствую собравшихся, - поздоровался незнакомец, войдя в избу. За ним ступало еще двое ухарей, тут же скромно усевшихся на табуретах у входа.

Жужжание в избе стихло. Бояре с удивлением и недоверием разглядывали вошедших. Незнакомец неторопливо проследовал в центр избы и просто устроился на пустующем троне, где обычно восседал сам Изяслав. Сей предмет обстановки был особой выделки. Дубовое кресло с высокой спинкой, широкие подлокотники которого плавно переходили в устойчивые ножки. Присмотревшись, можно было угадать в получившейся фигуре изящно изогнувшегося журавля. В подтверждение тому служило наличие на постаменте позади трона чучела этой прекрасной птицы. Головка была чуть приподнята, а клюв распахнут. Казалось, будто птица желает о чем-то предупредить тех, кому покровительствует. Что и понятно, ведь журавль издавна олицетворял мудрость и бдительность правителя Изборска.

- Вижу, все вы в сборе. Так что мы можем начинать, - молвил гость, окинув горницу взглядом. - Дозвольте представиться. Я князь Нового города. Меня зовут Рюрик . Это мои советники, - незнакомец кивнул в сторону ухарей, затихших на табуретах возле двери.

Вече недоумевало. Послышалось журчание приглушенных голосов. Наконец от гудящей массы отделился длиннобородый боярин. Это был староста. Он обычно выражал мнение всех остальных при переговорах с Изяславом, ибо обладал всеобщим доверием и понятной грамотной речью.

- Рюрик? Мы думали, это собрание созвал наш князь - Изяслав. Мы все получили от него послания и…

- Я понимаю ваше недоумение, - устраиваясь поудобнее в кресле Изяслава, незнакомец расстегнул луду . - Но вынужден сообщить, что, к сожалению, сам Изяслав не может присутствовать на нашем с вами совете.

- Как же так! Зачем он собрал нас, коли сам не пришел! - послышалось со всех сторон возмущенно. Недовольство нарастало, перетекая из еле различимого доселе шепота в рокочущий базар. - Что такое!

- Что это значит? - пеняли бояре на Изяслава. - Что он вздумал!

А незнакомец тем временем наблюдал, бездействуя. Прошло несколько времени. Наконец, поднялся староста, замахал руками, призывая присутствующих этим жестом к порядку и тишине.

- Где же он? - обратился удивленный глава вече к незнакомцу. - Где наш князь?

- Он пал, - лаконично сообщил гость.

В ответ на мрачную новость бояре загалдели громче прежнего.

- Как это?! - послышалось справа от гостя.

- Возможно ли такое! - послышалось слева от гостя.

Староста пытался что-то сказать, но шум поглотил его слова. Лишь через несколько минут восстановилась тишина. Изумление сменилось любопытством, и вече смолкло в нетерпении.

- Меня зовут Жидимир. Я буду говорить от лица всех собравшихся, - начал староста. - Князь, услышанная новость поразила нас. Мы желаем получить толкование. Где, когда, при каких обстоятельствах погиб наш славный правитель? Да и, кроме того…Простите за прямоту, но я, признаться, недопонимаю обстоятельства и с вами лично…Насколько нам известно, в Новгороде издавна, уже многие годы, с юных лет и до седин, княжит мудрый Гостомысл…Он хозяин всех тамошних земель.

- Вы говорите о моем предшественнике. О бывшем князе новгородском, - пояснил гость просто, словно ничего особенного в этой вести нет. После чего обратился к одному из своих «советников», - Трувор, открой ставни.

В горнице, и впрямь было жарко, несмотря на то, что на улице стояла осень. Верно, кто-то из прислуги переусердствовал, когда топил печь.

- Как это «о бывшем»? Я не понимаю…- обратился староста к Рёрику, следя взглядом за хозяйничающим Трувором, распахивающим ближайшее окно возле трона Изяслава. - Еще давеча гонец доставлял нам вести от Гостомысла…Не понимаю…- Жидимир запнулся, сдвинув брови в раздумьях. - Разреши просить разъяснить нам некоторые важные вопросы, иначе мы не сможем двинуться дальше...

- Я с радостью и удовольствием разъясню вам все, что вы попросите, - с улыбкой пообещал Рёрик.

- Во-первых, где же все-таки Изяслав? И что случилось с теми, кто его сопровождал?

- Он упал с лошади и свернул себе шею, - кратко пояснил Рёрик.

- Сломал выю? – переспросил пораженный Жидимир.
 
Рёрик утвердительно кивнул. А бояре недоуменно переглянулись. Во избежание нового шума, староста тут же махнул рукой в сторону бояр, приказывая им этим жестом пока молчать. А затем продолжил.

- Мы знаем, что у него была хворь…Однако, речь шла токмо о небольшом повреждении ноги…

- Как видите, все оказалось, куда серьезнее, чем все мы чаяли, - князь с сожалением развел руки в стороны. После такого сокрушающего сообщения снова поднялась буча: бояре зашумели, как океан в шторм.

- Что ж…Странно…- староста уже устал всех перекрикивать, и его слова потерялись в гаме. Через пару минут он поднял обе руки вверх и несколько раз призвал своих собратьев к тишине. - К этому вопросу мы еще вернемся. Второй вопрос таков…Где же сам Гостомысл? И кто, собственно, ты сам? Откель родом, кем приходишься ему? Твое имя кажется нам знакомым…Но мы бы хотели услышать подробности из твоих уст, если возможно…

- Возможно, - великодушно согласился Рёрик. - Любимый всеми нами Гостомысл, к прискорбию, покинул этот мир. Как ты сам заметил, он был слишком стар и слаб. Но как мудрый правитель он предвидел свою кончину заблаговременно. И потому разыскал меня, дабы я стал его преемником и защитником Новгородских земель. Ибо я его родственник и имею все права на престол Нового города. Кроме того, я происхожу из древнейшего рода ругов. Обычаи моего народа и язык схожи с вашими…Да и сил у меня предостаточно, чтоб вступиться за земли моего возлюбленного родственника в случае опасности, - терпеливо пояснил Рёрик. - Такова была воля умирающего - вот я и пришел.

Бояре принялись перешептываться между собой, с любопытством разглядывая гостя и смущенно что-то бормоча друг другу. Староста во избежание новых беспорядков, поскорее продолжил беседу.

- Мы вернемся к этому обсуждению позже…А сейчас просим поведать нам, что привело тебя в Изборск.

- Привела меня сюда необходимость. И желание позаботиться об Изборске.

- Что это за необходимость? - не сразу понял староста Жидимир. Бояре тоже недоумевали. - Да и потом, слава Сварогу-прородителю, у нас есть тот, на чьи плечи мы сможем возложить все тревоги об Изборске.

- Боюсь, что того, кого ты имеешь в виду, больше нет среди живых, - вздохнул Рёрик.

- Вероятно, ты меня недопонял, - улыбнулся староста по-отечески снисходительно. - Я имел в виду, уж коли так, нашего молодого княжича Радимира, сына Изяслава.

- Я тоже, - уточнил Рёрик.

После слов гостя воцарилась пауза. В этот раз не было даже шепота.

- А он-то где? - уже более озабоченно забеспокоился староста. Попутно он переглядывался с обескураженными боярами, которые опешили от сих неожиданных и скверных новостей, утратив дар речи.

- Пал, - сообщил Рёрик не более содержательно, чем в прошлый раз.

- Как это «пал»? Он тоже? Но он же так молод…Он же ехал на свадьбу! Он же…- все были поражены.

- Да, это все так. Он был молод. Ехал на свадьбу, полный надежд, навстречу судьбе. Но с ним случилась беда. Он и его храбрые витязи угодили во вражескую засаду…Дальше можно догадаться о последствиях.

- Во вражескую засаду? Но кто мог напасть на них! - оглядывая бояр, риторически молвил староста.

- А у Изборска нет врагов? - удивленно осведомился Рёрик.

- Да, конечно…- пробормотал староста растерянно. К этому моменту все уже обсуждали новость, многие из присутствующих недоверчиво разглядывали рассказчика. Сам Жидимир был озабочен и взволнован. - Теперь я начинаю понимать, о какой помощи идет речь…Но, позволь спросить, почему именно ты?

- Поясню. Во-первых, выходит, что я ваш новый и, похоже, единственный подходящий для этих целей родственник. Насколько мне известно, на этих землях в первую очередь принято звать именно родственников князя. А уж потом рассматривать другие варианты. А так как ваш Радимир все-таки успел жениться на нашей Варваре, то получается, что Изборск и Новгород теперь точно братья. И я имею самое прямое к вам отношение. А во-вторых, что немаловажно, почившие Изяслав и Гостомысл выражали мне поддержку, каждый в своем роде.

- Возможно…- задумчиво молвил староста, нахмурив лоб. Он что-то не припоминал такого. - Рюрик…Рёрик…Ютландия…Фризия…Рарог…- староста что-то сопоставлял в своей голове. - Но имеющиеся сведения о тебе(ибо теперь мы уже представляем, кто перед нами) заставляют нас думать, что ты не совсем тот человек, коего мы ожидали увидеть здесь с таким предложением. Не пойми превратно…

- Это почему же? Что за сведения такие? - будто удивился Рёрик.

- Ну как же…Ходят слухи, что вы…Как бы это сказать…- замялся Жидимир. - Ты и твои наемники… Те земли, в которых вы побывали…- староста оглянулся на остальных бояр, словно желая получить их одобрение. - Словом, преданы мечу и пожарам, а жители…Мужи убиты, а женщины…

- Я понял мысль, не продолжай, - кивнул Рёрик. - Так вот именно ввиду этих слухов я и предлагаю вам всем еще раз подумать, прежде, чем отказываться от моего великодушного предложения…

После этих слов в приемной избе Изяслава зазвенела тишина. Бояре пытались обдумать смысл услышанного. Улыбка нового новгородского князя и его последние слова не очень вязались друг с другом.

- Это что же? Ты хочешь сказать…- только сейчас в голове старосты шелохнулась тревожная мысль.

- Я хочу сказать, что вам в любом случае нужен князь. А Изборску по большому счету все равно, кто им окажется. Вопрос лишь в том, что станется конкретно с каждым из вас…Сегодня. Завтра…Без вашего благодетеля. Изяслава…А также без дружины, которая заступилась бы за город. Поиск вами нового князя – дело хлопотливое и нескорое. До того, как оно увенчается успехом, много еще чего может приключиться…Стоит ли так рисковать, оставаясь без защиты в не укрепленном городе?

- Речи не совсем понятны, - возмутился староста, почуяв скрытую угрозу. - Пролей свет…!

- Не совсем понятны…- Рёрик прищурился. И после краткого раздумья продолжил чуть мягче. - Я вижу, что вы неправильно меня поняли. И желаю исправить недоразумение. Единственная причина, по которой я здесь - это тревога за братский народ, оставленный по воле богов на произвол судьбы. Я хочу огородить вас от тех неприятностей, которые вам грозят в отсутствии защиты вашего князя. Еще вчера меня бы здесь не было. Но уже сегодня - это мой святой долг. И чтоб наш разговор не затянулся, давайте сразу проясним следующее. Какие именно причины останавливают вас от моего участия в судьбе Изборска?

- Причины в том, что мы не можем довериться тому, кто нам незнаком, - сходу сообщил Жидимир, поглядывая на остальных и зрительно советуясь с ними. - Не серчай, но ты и твое племя – чужые для нас. Мы не пригласим к себе на княжение того, кто нас не знает и не любит. Это же уму непостижимо, в конце концов!

- Отчего такие мысли? Как я уже упоминал – Гостомысл мой родственник. Так что, как минимум, я вам не чужой. Где я родился, как и чем жил – все это, безусловно, важно. Но важнее то, что сейчас я здесь, перед вами, стою с открытым сердцем, переполненным искреннего стремления помочь Изборску, - после этих слов некоторые посмотрели на гостя дружелюбнее. Однако большинство все же питали понятное недоверие. - Насчет любви к вам – это дело поправимое, - продолжал тем временем Рёрик. - Мы могли бы уговориться как раз сегодня…Условия такие.  Как я уже сказал, для самого Изборска не так важно, кто будет избран князем, а для всех вас мы могли бы что-то придумать. К примеру, все вы сохраните свое состояние и положение. Ваша жизнь никак не изменится с потерей славного Изяслава. Вы останетесь все теми же уважаемыми и любимыми народом деятелями. Я в свою очередь не буду вас обижать. Никаких пугающих перемен. Будем жить дружно…

Предложение гостя было настолько хорошим, что опытным боярам не верилось в его реальность. Новая метла всегда по новому метет. Или нет? Чего-то он недоговаривает…

- Изборск должен держать совет…Ибо такого рода решение не может быть принято впопыхах…- на самом деле староста уже все ясно видел. Этот пришлец – вероломный лиходей, молва о котором затопила все славянские земли. Он тать в ночи, головорез в подворотне! Он не по-княжески жил до сих пор, а по-разбойничьи. А посему не следует вести с ним никаких переговоров. И уж тем более пускать в Изборск, таким образом добровольно сложив голову на плаху под его топор. Ясно же, что он не имеет даже понятия о том, как все устроено в этих землях. Он привык к единоличной власти. Но это город, а не пиратское судно. И тут не может быть одного над всеми! Здесь есть вече. С ним испокон веку считается каждый князь, который уважает народ и ищет с ним дружбы. А этот…Нет, невзирая на благородные речи, он врет - не будут они жить дружно…

- Поступим так, - Рёрик поднялся с кресла и одернул воротник. Было ясно, что больше он не собирается тут высиживать. - Вы совещайтесь, сколько потребуется. Предложение для вас выгодное и своевременное. Так что здесь нечего раздумывать, как мне кажется. А я пока буду терпеливо ждать вашего заключения.

- Мы сообщим свое решение к полудню, - утвердил староста, поглядывая на остальных. Бояре, даже не успев еще ничего обсудить, в большинстве своем разделяли мысли и опасения главы вече, за исключением нескольких восторженных идиотов, тронутых красивой речью и обещаниями гостя с приятной улыбкой.

- Я вас не тороплю, можете совещаться до четверга, - милостиво предложил Рёрик, уже приблизительно догадываясь по лицам бояр обо всем, что творится в их головах, и о том, что они скажут ему в обед. Желая дать им больше времени, он понадеялся, что они склонятся в верном направлении, хотя и не рассчитывал на это.

- В этом нет необходимости, - отрезал Жидимир сухо. - Изборск даст ответ к полудню.

Гл. 29 Ответ Изборска http://www.proza.ru/2017/04/23/2186


Рецензии
На родство Рерик намекает вполне обоснованно, так как все люди произошли от Адама и Евы, хоть не все с этим согласны. Волчару с лисьими мозгами изображаете вполне реально. А вот всё же Вече Ваше слегка однобоко и малочисленно. Я предполагал, что в те времена Вече - это всё же не только бояре, но и весь народ. А вот народа как-то в повествовании и не просматривается. Ни новгородского, ни изборского. Рерик, его дружина, бояре и дворня. А народа нет. Или со смердами действительно можно не считаться, а сами они ни защититься, ни осмыслить не способны? Однако, отсутствие народа даже в виде толпы не смысленной, делает бессмысленными всех остальных. И Рёрика и бояр. Народ - это то, ради чего. И если ОН земли не наполняет, то и к чему эти земли князьям и даже пришедшим в набег ордам Батыевым? И присутствие народное как-то следует обозначить. А он ведь не "безмолствует" исключительно, как в "Борисе Годунове".

Николай Васильевич Захаров   25.06.2018 00:57     Заявить о нарушении
Ну ну. Это еще не конец эпизода. Пока переговоры со знатью. Но будет народ, и новгородский , и изборский... Немного терпения.

"...так как все люди произошли от Адама и Евы, хоть не все с этим согласны" - ахаха , отлично сказано! В престольных делах , полагаю, главное - намекать на некое родство)))

Лакманова Анна   25.06.2018 16:05   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.