Просто жизнь

Курочка Ирма не находила себе места от волнения. Она стояла у окна и поминутно взмахивала крыльями. И ее беспокойство можно было понять. Столько сил вложили они в постройку этого дома и могут в один миг всего лишиться. Их участок для своих целей приглядели лисы. Сначала рыжехвостые предлагали деньги, потом начали угрожать. Петя петушок пошел к ним на встречу вместе с другими петухами, чтобы отстоять свои права.
Курочка верила в своего любимого, но сердце подсказывало ей, что даже его сил будет недостаточно. Ирма вся встрепенулась, когда увидела его. Но заметив поникший хохолок петуха и сгорбленную фигуру, она все поняла. Курочка распахнула дверь, выбежала ему на встречу, обняла любимого, и они расплакались. Лисы дали им день, чтобы собрать вещи и покинуть дом.
Петя взял с собой инструменты, а Ирма еду на первое время и направились они в лес. Они не успели найти подходящего места для ночлега, и пришлось остановиться прямо под деревом. Несчастные прижались друг к другу, пытаясь сохранить тепло. Ирма прислушивалась к каждому шороху. То ей чудились светящиеся глаза в кустах, то чье-то сдавленное рычание. Курочка так и не смогла сомкнуть глаз. Как только забрезжил рассвет, они побрели дальше и наконец, им повезло. Беглецы вышли на поляну, невдалеке виднелся холмик, в котором кто-то выкопан норку, вход в нору закрывала прочная деревянная дверь. Петя постучал, но никто не отозвался, тогда он дернул за ручку, дверь оказалась не заперта. Петух рискнул войти первым и дрогнувшим голосом прокричал:
– Добрый хозяин, простите за вторжение. Мы потеряли свой дом и…
Петух замолчал на полуслове, когда увидел в глубине огонек, который приближался к ним. Это оказался заяц, он деловито закрепил светильник в держателе и обернулся к непрошенным гостям. На нем были надеты домашние синие брюки в полоску и простая рубаха.
– Простите мой внешний вид, мы не ожидали гостей в такой час, – немного виновато произнес он, опустив ушки. – Ой, что это со мной? Куда подевались мои манеры? Мое имя Снежный, но все зовут меня Снежком. В нашем доме всегда рады гостям. Идите за мной, вы, наверное, устали с дороги.
Заяц снял подсвечник со стены и пошел вперед. Он проводил путников в небольшую комнату с круглым столом в центре и начал зажигать светильники, говоря на ходу:
– Садитесь, я сейчас принесу что-нибудь поесть.
– Мы не хотим вас обременять, – проговорила Ирма. – Нам бы только уголок, где можно было бы поспать.
– Терпение, красавица, – весело ответил Снежок. – Вот мои братья проснутся и мы все решим. А сейчас расскажите, как вас к нам занесло.
Петя не стал ничего скрывать и поведал их историю как есть. Снежный внимательно слушал петуха, поминутно кивая или всплескивая лапками в знак сопереживания.
– Мы все исправим, все будет хорошо, – заверил их заяц.
Все остальное произошло, как в сказке. Снежок уговорил братьев и сестер помочь несчастным. Петуху и курочке для начала выделили одну из комнат в норке. А тем временем сами зайцы ушли всей семьей строить им дом. В праведных трудах провели они всю неделю и, наконец, жилье было готово.
Эта норка была не такой глубокой, как у зайцев, но зато они предусмотрели окна в потолке, чтобы не было необходимости в дополнительном освещении. Внутри семья снежка оборудовала: спальню, гостиную, столовую, кухню и кладовую. О большем нельзя было и мечтать! Курочка была в таком восторге, что даже прослезилась и на радостях расцеловала каждого зайца.
Казалось, что вот оно счастье… и первое время так оно и было. Ирма была вся в заботах о доме, взяла саженцев у зайцев, развела свой огород, а около входа посадила цветы. Петя же не мог себя найти в этой новой жизни и стал часто уходить из дома. В один из дней он зашел дальше обычного и встретил ее. Никого красивее он в жизни не видел: белые перья, длинная шея, королевская стать. Петух несмело подошел к ней и стал осыпать комплиментами. Лебёдушка лукаво опустила глаза и слегка коснулась его крылом. Петя сразу приободрился, распушил хвост и стал сочинять истории, как он смело расправился с лисами, а потом заставил зайцев построить себе дом. Лизавете было смешно смотреть на такого хвастунишку, но она сделала вид, что верит.
– Я вижу, что равных тебе нет, – произнесла она. – Но боюсь, что даже такой силач, как ты не сможет мне помочь.
– Как не смогу? Я все могу! – Закудахтал петух.
– Хорошо, тогда пойдем со мной.
Петя даже глазом моргнуть не успел, как уже чинил дверь, пахал землю и латал крышу. Петух приходил к лебёдушке каждый день, он был готов сделать все за один ее взгляд. Но так не могло продолжаться вечно, и он решился. Пете не хватило мужества честно рассказать все Ирме, поэтому он рано утром написал ей письмо, забрал свои вещи и ушел.
Тогда петух даже не подозревал, что ждало его впереди. Лизавета возложила на него все заботы о доме и о своих трех детях, а сама почти не появлялась. Ее интересовали только танцы и развлечения, жизнь лебёдушки была вечным праздником, а его стала кошмаром. С утра до ночи и с ночи до утра он трудился и следил за чужими детьми. Лебедята его не очень любили и однажды даже вырвали у него перо из хвоста для какой-то игры. Петя чах на глазах, ничего уже не осталось в нем от былого красавца-петуха. Он потерял счет дням, и перестал надеяться. В самые темные часы своей жизни он все чаще вспоминал про Ирму, про то, как мирно и хорошо они жили. Он тысячу раз проклинал себя за то, что оставил свою милую, преданную курочку.
Любому терпению приходит конец. В один из дней гадкий лебеденок опять подкрался к нему сзади и вырвал еще одно перо из хвоста петуха. Петя не стал ругаться, а молча снял фартук, завязал пожитки в узелок и ушел. Ноги сами привели его к норке, где он жил с Ирмой. Он заметил ее издали, курочка сажала цветы и напевала какую-то песенку. Петух глубоко вздохнул и сделал шаг вперед, когда дверь дома распахнулась, и оттуда вышел тот самый заяц. Снежок подошел к Ирме и с улыбкой произнес:
– Хватит хлопотать, любовь моя. Сегодня же годовщина нашей встречи. Пойдем, я приготовил тебе сюрприз.
Петя резко отпрянул и спрятался за дерево, боясь, что они заметят его. Он почувствовал, как слезы подступают к глазам. Только сейчас он осознал, как глупо было надеяться вернуть прошлое. Как бы он хотел зачеркнуть все, что натворил и переписать! Но такой власти нет ни у кого, и с этой тяжестью придется жить дальше…


Рецензии