Вместе ковали Победу! 4. продолжение

               
                ФРОНТОВАЯ ПОЧТА.


                Вести с передовой  в Алексеево-Лозовку.

               
      Не было дома в стране, где бы не ждали эти письма в те годы, полные тревоги, боли и надежды. Их встречали, словно людей.  Разные чувства обуревали адресатов: волнение и радость, когда девочка-почтальон опускала руку в свою сумку, а глаза ее  восторженно блестели. Тогда становилось  ясно, что принесла она желанную весточку с фронта. В маленьком  треугольнике со знакомым почерком главным было -  жив!  Когда же в дом приносили официальный прямоугольный конверт с печатью и штампом, гулко начинало стучать сердце. Стук этот пронизывал насквозь и отдавал где-то в ногах, ставших вдруг ватными. И почтальон знал, что утешить сейчас невозможно, и тоже не сдерживал своих слез участия и сострадания. Эти  «похоронки», как называли их в народе, были самыми тяжелыми в его сумке.

   Но были еще и другие письма. О них и будет рассказ.  Перед отправкой на фронт после прохождения курсов, или в передышках между боями, или из военных госпиталей отправляли их наши земляки в местные органы советской власти. В Чертковском  районном архиве таких писем сохранилось совсем немного – всего около двух десятков. В разные месяцы  отправляла  полевая почта письма бойцов Красной,  а позже – Советской Армии,  на малую Родину, только что освобожденную от немецко-фашистских захватчиков. То были 1942 -1943 -1944г.г.  Мало кто знал об этих письмах с фронта. Разве что несколько работников Алексеево-Лозовского райисполкома, да родственники фронтовиков.
               
   С тех пор прошло более 70 лет. Из личных, письма эти стали историческими источниками, рассказывающими правду  словами воинов, которые сражались в той большой войне на передовой, и кому «нужна была всего одна победа».

   Лежат на архивных полках почтовые карточки с треугольным штампом полевой почты и лаконичной холодной записью «Проверено военной цензурой». Когда -то они помогли многим жителям освобожденной от оккупантов территории нашего района. Лишь только освободили нашу землю,  и первые военные сводки об этом пришли в действующую армию, отправились  короткие письма, полные тревоги и заботы о близких людях, оставшихся в тылу: в Алексеево-Лозовке, Греково-Степановке, Павловке... Их авторы – рядовые, сержанты, офицеры -  все обращаются к председателю райисполкома.

  Вот письмо лейтенанта Харченко Ефима Григорьевича от 18 февраля 1943г. «Дорогой товарищ! Я не знаю  тебя, но раз этот район свободен, раз он советский, значит, там и человек советский, значит товарищ. Так передайте, товарищ, мой любовный привет всему моему освобожденному Дону, моей Родине, где я родился и возрос»… Лейтенант просит председателя сообщить о судьбе его родственников, проживающих в Донском зерносовхозе Донского поселкового Совета. В начале войны там остались его жена с двумя дочерьми, три сестры и мама – Харченко Мария Акимовна. « Если они живы и находятся в вашем районе, то, прежде всего, сообщите мне о них и передайте им, что я жив, здоров»…

    Рядовой Сетраков Николай Захарович ищет в хуторе Сетраков, в колхозе  «Красная заря», маму Евдокию Васильевну. Чередниченко Мария Федоровна, боец Красной Армии, надеется узнать, где находятся ее многочисленные родственники, всего 17 человек. До войны все они проживали в селе Кутейниково. Отец ее – Федор Терентьевич Чередниченко был председателем колхоза «Молот». Мария просит передать им адрес своей воинской части и ждет писем с Родины. Шевченко Ф.С. просит сообщить о судьбе своей жены, учительнице Павловской неполной средней школы, Татьяны Алексеевны Шевченко.   В каждом из сохранившихся писем главная просьба: помочь найти своих родственников, связь с которыми в период оккупации была потеряна....
               
    Невольно ловишь себя на мысли: читая эти старые письма о неизвестных тебе людях, радуешься, когда видишь на почтовой карточке  надпись в уголке наискосок - «Ответ дан. Эта семья находится…» и следует адрес.  Надеешься, что  пришли к этим людям фронтовые треугольнички, а может быть, и аттестаты, которые помогали справляться с голодом и военной разрухой.  Подписи под ответами неразборчивы, но знаешь, что это работники Алексеево-Лозовского сельского Совета.

   И вот что еще  объединяет все эти письма. Их авторы, красноармейцы,   находят необыкновенно страстные слова об отношении к захватчикам и о своей готовности сражаться за Родину до конца. Вот некоторые выдержки из писем. «… Я строил наше счастливое социалистическое государство, над которым людоеды так издеваются. Скажи всем нашим, кто остался в живых из моих земляков, … что я клянусь мстить проклятым головорезам за муки, которые вы пережили под игом фашизма»…
   «…Передавайте всем товарищам привет, кто честно защищал  и защищает нашу Родину, а мы будем добивать врага до конца».

   «.. Я пока жив и здоров и сейчас сражаюсь с гитлеровскими кровопийцами и надеюсь, что недалек тот день и час, когда будем опять жить мирно и строить свою Родину». 
   
   «…служу на пользу Родины. Громим врага под Сталинградом от начала и до конца…».               
               
   В различное время доводилось мне изучать документы, которые, говоря на официальном языке, принято относить к «жизни тружеников тыла». По этим документам рассказывала  читателю о том, как работали, восстанавливали разрушенное, выживали, помогали фронту те, кто оставался в годы Великой Отечественной войны на освобожденной территории наших двух районов – Алексеево-Лозовского и Чертковского, которые в 1959г. объединились в один, Чертковский район.
            
   Но эти письма, документы той эпохи, вдруг повернулись ко мне совсем иной гранью. Они свидетельствовали о том, как высоко  фронтовики ценили жизнь своих родных и близких в тылу, их вклад в общую победу. И как само существование этого тыла поддерживало духовные силы каждого воина.
               
   Читаешь такие документы, не писателем придуманные, а написанные теми простыми людьми, кто каждый день рисковал жизнью, кто каждый день помнил о своей земле, о своей семье,  кто чувствовал себя лично главным её защитником,- и тогда понимаешь, что армия, в которой они  сражались, не могла не  одержать победы.


Рецензии