Люди-дикобразы или как стать счастливым

Последние несколько десятилетий проблема поисков счастья в мире стала трендом.
Придумали даже индекс счастья.

Появилось огромное количество семинаров, фильмов, книг по этой теме. А вместе с ними, как грибы после дождя (или как черти из табакерки, выбирайте сами)  начали выскакивать, керосиня один другого, десятки тысяч коучей, тренеров блаженства. И оказалось, что счастье-то вполне доступно, его можно  накачать, как "кубики" на животе. И только ленивый будет ходить с животиком невезения или пузищем несчастья и плакаться в жилетку(какими  же недалёкими были в этом отношении наши отцы и деды - я поражаюсь их отсталости).

Но, как ни странно, на  фоне  эйфории повёрнутых на теме благополучия и радости, всё чаще приходиться читать и выслушивать рассуждения о том, что среди земного бытия - категория счастья почти эфемерна.

Вот и один добрый и опытный в этих делах автор тоже решил написать мне прямо в личку: "Всем хочется счастья... Можно, конечно,  иногда получить немножечко. Но сполна - никогда!"

Он наверное думает, наивный, что есть первооткрывателем... Как бы не так.
Ещё Соломон( Ему-то чего недоставало? Мудрости, хоть отбавляй - по всему миру шла молва; жён и наложниц  больше тысячи -  наверное всех  не перепробовал, золота  бери - не хочу, а серебро и вообще в царстве за  ничто считалось - даже простой люд жил в большом изобилии) и тот стенал устами Екклезиаста: совершенного счастья нет, и поэтому всё - суета сует, есть только временные, скоропреходящие радости.

 И согласно его сетованиям жизнь человеческая движется не спиралью вверх, к прогрессу, а только по надоедливому кругу, в котором банально, с той же последовательностью, как явления природы, зима и лето, чередуются психические проявления радости и страдания, которые мало зависят от сознания и воли человека.
Движение не вперёд, а вокруг,  неотвратимость этого естественного хода, бессилие  человека что-либо изменить, подчинить себе - если он сегодня как бы совершенно счастлив, то даже на мгновение не может поручиться, что завтра счастье не изменит ему.

Но это Екклезиаст...
А вот Шопенгауэр в этом плане ещё более категоричен: есть одна для всех врождённая ошибка - это убеждение, что мы рождены для счастья.
 Не напрасно его прозвали философом-пессимистом, поделом ему.
Он сравнивал отношения между людьми( а не в них ли счастье?) с жизнью дикобразов. Шопенгауэр утверждал, что в любви, семье, дружбе мы всегда испытываем эмоциональный дискомфорт и уподобляемся стае дикобразов, которая холодной зимней ночью бредёт по дороге.

Когда же им  становится совсем холодно, то они начинают сближаться в желании согреться. Но чем больше они хотят тепла,  чем больше соприкасаются и прижимаются, тем больше ранят друг друга своими ужасными иглами.
И тогда дикобразы, вопреки своему желанию, вынуждены отодвинуться один от другого на безопасное расстояние и двигаться дальше.  В конце концов, они выбирают тот умеренный просвет, при котором  с наибольшим удобством способны переносить холод и уколы игл.

Нечто подобное происходит и с людьми. Потребность в отношениях притягивает их один к другому словно магнитами, а многочисленные отталкивающие свойства и недостатки заставляют расходиться.
Средняя мера расстояния - вот конёк Шопенгауэра, его формула более-менее счастливого сосуществования в обществе, которую взяли на вооружение и развили многие современные искатели счастья. И особенно  на Западе, где не приветствуются тесные контакты среди людей.

У кого же много собственной, внутренней теплоты,  размышляет Шопенгауэр,  тот пусть лучше держится вдали от общества, чтобы не обременять ни себя, ни других.  Другими словами, я такой интересный и самодостаточный господин, что мне никогда не бывает скучно с самим собой...

Это утверждение очень популярно сейчас, как единственно приводящее к ощущению счастья. Казалось бы, философ прав: имей в себе самом радость и теплоту, держись на безопасном расстоянии от ближнего своего, то есть, соблюдай должную меру в сближении, чтоб не уколол, и дело в шляпе - ты всех обскакал на повороте.
Но  в этой теории есть одно уязвимое место - это жизнь самого Шопенгауэра.

Оказывается,  он очень не любил людей. Был, завистлив, самолюбив, жил в полном одиночестве до самой своей кончины. Его вспоминали, как мрачного, вечно угрюмого господина, который видел в человеке только дикое и страшное животное, сдерживаемое рамками цивилизации.

И если формула счастья, секрет которой в безопасном расстоянии, нашла вот такое выражение, то стоит ли её поднимать на щит "веры"?

Но что Шопенгауэр, это так, захудалый пессимист, без монокля видно. Нам ли в 21 веке, когда, понимаешь,  уже человеков из пробирки производят, брать с него пример?

Вот Аристипп с его теорией гедонизма - это да! Наш человек!  Хоть и жил грек ишшо до нашей эры(они ещё с Сократом друг перед  другом шляпы снимали, чтоб  понятнее было), а  был повёрнут на счастье прямо, как мы сейчас.

По его мнению, путь к счастью лежит в достижении  максимального удовольствия, избегая при этом боли. Опять же, смысл жизни(запомним это словосочетание), по Аристиппу, находится в получении физического удовольствия. А все остальные ценности являются лишь инструментами, то есть средствами для достижения этого состояния. Что ж, неплох грек, совсем неплох...

Но что это?
 Оказывается, гедонизм только утверждает, что ценно, но не учит, не делает предписаний, как мы должны вести себя, чтобы достичь  блаженства.
Блиин!!!
И что нам это даёт?  Только хором  оближемся и утрёмся, как коты перед кольцом домашней колбасы.
Да, к глубокому нашему сожалению и носатый грек сходит с дистанции.
 А ведь как стартанул!
 Может вся причина в этом его "греческом виде" или как там у них  было принято состязаться на олимпийских играх в те времена, когда на стадионах женщины наблюдали   атлетов  только в щёлки между брёвнами?

Мда... Чем дальше в лес, тем угрюмее болотина. Это "счастье" пожалуй почище Сусанина петляет.  Вывернуться бы  потом  после него домой в полном здравии.

Что у нас там в загашнике ещё   осталось?
 Ага, утилитаризм. Утверждает, что для полного счастья надо лишь правильно организовать общество, чтоб каждый из нас максимально приносил друг другу максимальное удовольствие и минимизировал страдание.
Коммунизм, что ли? Проще сказать, чем сделать. Нет, это мы уже проходили. И развитый капитализм, если что, тоже.

Тут, правда, ещё трансгуманисты(современные футурологи) к микрофону по головам прут, словно пан Ляшко в украинской Раде. Вопят, что они точно знают, как достичь блаженства. Ну-ну...

В общем, они уверены, что в недалёком будущем человек  сможет искусственно менять не только структуру своего тела, но и психику. И этот процесс будет происходить с помощью новейших технологий, включая прямое воздействие на мозг человека.

Так-так, интересно, прошу пояснить на примерах.

А здесь, как раз, всё очень просто, утверждает британский философ Дэвид Пирс, надо только легализовать наркотики. В частности, энтактоген MDMA (Экстази) он считает препаратом, который "показывает" человечеству мир будущего, где будут побеждены психические болезни и насилие.

Ну вот, я так и думал, что этим всё  закончится: проглотил таблетку - и к блаженству на полных парах. И штурмана мне не нужно - я сам!

Задумался сейчас: а  к чему же мы пришли в процессе этих наших размышлений?  Какая-то  печалька натуральная  у нас на свет вылупилась... С чего начали -  к тому и приплыли после долгих блужданий.

А помните, я ещё  вас просил: запомните это словосочетание - "смысл жизни"?

 Известный психолог Рой Баумейстер рассуждал, что люди могут напоминать других существ в их стремлении к счастью, но поиск смысла жизни является тем, что делает нас человеком.

Может тогда счастье в смысле жизни, если конечно человек сумеет отыскать такой?
Ведь не секрет, что стремление к счастью и смыслу - два центральных мотива в жизни каждого человека. Это основные составляющие нашего хорошего самочувствия, они как бы подпитывают друг друга. И чем больше смысла в нашей жизни, тем счастливее мы. И чем больше испытываем счастья, тем больше воодушевляемся на поиск новых смыслов.  Всё! Круг замыкается.  Аксиома, господа.

Казалось бы, аксиома...
А вот тот же Соломон, один из мудрейших людей на земле, опровергает и это.
Казалось бы, кто если не он, имел больше смысла в своей жизни.
Мудрость, спрашивает он,  так она приносит людям только мучение, рождая в человеке тяжёлое осознание ограниченности его ума и непостижимости всего существующего.

Веселье, всякие удовольствия и развлечения?  Они оставляют в душе человека только мучительное ощущение пустоты.

Радости труда? Но и они условны. И находятся во власти не столько  самого человека, его талантов и энергии, как времени и случая.

Не зависит от человека также и то благо, чтобы есть и пить. Разве он не прав?

Богатство? Но богатые чаще других чувствуют себя одинокими, мучаются завистью, раздорами, жадностью. А нередко и теряют его.

А над всеми этими человеческими скорбьями царствует величайшее зло - смерть, которая одинаково принимает в свои объятия и мудрых, и глупых, праведных и нечестивых, уничтожая всякое различие между людьми. И делает их счастье призрачным.

И что же, друзья мои? Человек должен прийти к мрачному унынию, отвращению к жизни, разбивающей его мечты о счастье?

Как бы не так! Соломон верен себе и мудрости, данной ему Богом.
Он находит путь, чтобы не топтаться уныло по кругу, но выйти на новый уровень жизни и взойти вверх на новые витки спирали.

Счастье для человека возможно только тогда, когда на первое место в своей жизни он определит богосознание, живое сознание действующей в мире Божественной силы.
Всё в мире подчинено неизменным законам, установленным Богом. И человек не зависит от слепого рока, но только от Божественного провидения.

И вот только убедившись в том, что  его судьба  в руках Божьих, человек оставляет все заботы и  и боязливые ожидания будущего, всякое раздражение и досаду - и начинает искать отношений с Богом.  А найдя их - уже наслаждается самой жизнью, теми радостями, которые посылает ему Творец. Он с наслаждением ест хлеб свой, пьёт в радости вино своё, сладок ему свет и приятно ему солнце, он наслаждается жизнью с женою своей, которую дал ему Бог. Он ищет нравственного единения с людьми, всячески содействует их благополучию, уверенный, что от их судьбы зависит и его судьба.

Если же сталкивается со скорбью, то примиряется с ней, вполне убеждённый в целесообразности  Божественного промысла.
Так думал в своё время Соломон.

Но здесь таки надо признать, что Соломон был очень и очень далёк от тех отношений с Богом, которые спустя много лет предложит людям Иисус Христос. В его сознании это были только проблески надежды, только первые лучики восходящего солнца.

Если глобально, то счастье - это состояние человека, которое соответствует осуществлению его человеческого назначения.

А назначение человека на земле, как бы кто не возражал сейчас, это поиск Бога. И жизнь в гармонии и тесном общении с Ним. Написано: «От одной крови Он произвел весь род человеческий для обитания по всему лицу земли, назначив предопределенные времена и пределы их обитанию, дабы они искали Бога, не ощутят ли Его и не найдут ли, хотя Он и недалеко от каждого из нас: ибо мы Им живем и движемся и существуем…»

Если человек нашёл своего Творца и примирился с ним  благодаря Христу и сейчас живёт в мире и гармонии с Ним, любит и познаёт Его заповеди, то он выполняет своё человеческое предназначение. И, таким образом, по-настоящему счастлив.
Будущее его уже не страшит, и в любом возрасте он может наслаждаться жизнью, отношениями в семье и созидательным трудом.

И всё это в жизни каждого из нас может быть на самом деле, если, конечно же, наша вера не формальна.


Рецензии
На это произведение написано 19 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.