8 Новая жизнь Васьки

ВОСЬМАЯ СКАЗКА ДЛЯ ЗЛАТЫ
Глава 1  -  Соня
Глава 2  -  Фаня
Глава 3  -  Васька
Глава 4  -  Интервью
Глава 5  -  Вот оно, счастье!



               

                Глава  1

                Соня

              Начался новый учебный год. Злата пошла во 2-й класс. Ожила позабытая-позаброшенная за лето «Фанина школа». Злата взялась за обучение кошечек с таким рвением, как будто готовила их к поступлению в аспирантуру. Она ставила каждому заработанные оценки и объясняла отстающим «ученикам» правила.

              Уроки уроками, а концертные программы и театр никто не отменял. И Злата ставила бабулины сказки, развивая свой режиссёрский талант. Бедные кошечки! Это не так-то просто – выучить роль! И чтобы без запинок и задержек. А ведь ещё и двигаться надо! Прямо горе какое-то! Когда Злата-режиссёр входила в раж, она их ругала и обзывала «глупыми». Это надо же, не могут запомнить, кто, где стоит!

              Больше всего претензий у Златы было к Соне. Соня ленилась учить свою роль и постоянно портила общую картину: все стояли как дураки и ждали, а она закатывала вверх глаза, что-то «мычала» и что-то «жевала» – слова, наверное. Не разберёшь. Так хорошо начав учиться в прошлом году, теперь Соня училась спустя рукава. Ну подумаешь, двойка или тройка, велика важность! «И чего они из кожи лезут вон? – думала она. – Стараются, аж пар от них идёт. Одно слово – малышня, а я учусь так, как хочу. Хочу – учу, не хочу – не учу. Небось, в златином классе дети тоже по-разному учатся. Наверняка и плохие ученики есть, и ничего, радуются жизни!»

              Кошечки и Васька не осуждали Соню за такую учёбу – пусть учится, как хочет! Кроме учёбы, все занимались «делами». У каждого было своё «дело». У Сони тоже было своё любимое «дело»: она чередовала лежание–валяние на златиной кроватке с любованием на себя в зеркало. Ах, какая красота! Ну, просто глаз не оторвать до чего красива! Соня поворачивалась перед зеркалом и так, и сяк, принимала разные позы, старалась  поизящнее изогнуться, но что-то не очень получалось. Необходимо было тренироваться. Желательно почаще и побольше, чтобы достичь того «верха совершенства», о котором она мечтала. Вот так! И ещё вот так! А ещё и вот так!!! Соня неутомимо принимала замысловатые позы и, не отрываясь, смотрела в зеркало: а так каков результат?

              В это время Фаня сидела с книгой в лапах и время от времени что-то записывала в маленькую тетрадку. Иногда она отвлекалась от своего занятия и смотрела на сонины выкрутасы.
– Соня! – позвала её Фаня. 
– М-м, – откликнулась Соня, не меняя позы.
– Ты не устала?
– Нисколько!
– И тебе не надоело?
– Ничуть! А что должно надоесть? – Соня повернулась и недовольно посмотрела на Фаню.
– Бездельем маяться, – грустно отозвалась Фаня. – Ты только тем и занята, что валяешься в кровати или перед зеркалом вертишься.
Соня пошатнулась, встала на нижние лапы, уронила изящно торчащий хвост и подмела им пол вокруг себя. Ну вот, обязательно нужно помешать! Делом не дают позаниматься!
– И что ты хочешь мне сказать? – сердито спросила она Фаню. – Что нужно или учиться, или делом заниматься? А радоваться жизни когда прикажешь?
– Я не могу тебе приказать. Я могу только посоветовать, – упавшим голосом ответила Фаня.

            Васька отложил в сторону свою писанину, кошечки бросили свои «дела» и тут же превратились в зрителей. Интересная вырисовывалась картинка!

– Я хочу сказать, что красота – это ещё не всё. Она не заменит ум. А ум нуждается в развитии, – сказала Фаня. – Посмотри вокруг: умных кошечек любят гораздо больше, чем глупых. Кстати, глупых, вертлявых и назойливых вообще не любят, – закончила свою мысль Фаня и вздохнула.
Соня недоумевающе хлопала глазами и не понимала (ну совсем не понимала!), какое отношение к ней имеют фанины слова. Она же такая красивая!
– И что получается? По-твоему, я глупая и вертлявая? – и у Сони задрожали губы.

            Фаня промолчала. Невольные свидетели не вмешивались. Они смотрели и слушали, затаив дыхание.

– Неприкаянная ты какая-то. Не знаешь, чем себя занять, – тихо сказала Фаня, видя, что Соня готова вот-вот расплакаться. А она, Фаня, в общем-то, и не хотела расстраивать Соню, хотела только посоветовать ей заняться каким-нибудь делом. – Вон, посмотри на девочек:у каждой есть своё дело.

– Ой, да знаю я их дела! – с досадой махнула лапой Соня. – Стася какие-то квадратики из материи вырезает, чтобы подушку себе, любимой, сшить, ну, как люди шьют себе лоскутные одеяла. Как будто готовое нельзя купить! Васька каждый день бумагу портит. Что он такого может написать, спрашивается? – Всё больше распаляясь от обиды, Соня не замечала, что она обижает своих друзей. – Настя каких-то уродиков из пластилина лепит, даже определить невозможно, кто это. Катя непонятную сетку крючком вяжет. Ну зачем ей сетка? Рыбу ловить, что ли? А Сашенька такие картины малюет, что ум за разум заходит. Мазня какая-то!

             Соня остановилась, шумно набирая в грудь воздух и обдумывая новые аргументы в свою пользу, чтобы доказать Фане, что не такие уж они и хорошие, если ерундой занимаются. И вдруг она услышала глубокую тишину и увидела своих близких друзей: они сидели как каменные изваяния и молча смотрели на неё.

И Соне стало…страшно. Что она наделала?! Она же всех обидела!! Разошлась так, что остановиться не могла. Ужас! Что теперь делать? И малышня, и Васька, и Стася с Фаней – они же самые близкие, самые любимые, самые лучшие её друзья! Соне стало почему-то холодно, внезапно разболелась голова. И лапки, которыми она так фигурно изображала изящные позы перед зеркалом, упали вниз, как будто Соня потеряла последние силы.
Никто не пытался нарушить тишину. Все смотрели на неё и молчали.

– Простите меня, – пролепетала Соня, всхлипнула и громко заплакала, приложив лапки к мордочке. – Я… Я не хотела… Я не хотела вас обидеть, – сквозь слёзы говорила она, – сама не понимаю, что это на меня нашло. Как с ума сошла!– Соня ещё раз всхлипнула и заплакала ещё громче. – Простите меня, пожалуйста-а-а!

– Ну что ты, Сонечка! – заговорили сразу хором и наперебой обиженные ею друзья. Им стало жалко Соню. Пусть ленивую, пусть вертлявую, пусть даже глупую – всё равно жалко. – Конечно, мы тебя прощаем! Ты успокойся, не надо так рыдать,  – кошечки окружили её и гладили кто по головке, кто по спинке.
Рыдания и всхлипывания постепенно становились тише. Все облегчённо вздохнули.

             Хлопнула входная дверь, и прозвучал весёлый голос:
– Что это у нас тишина какая-то подозрительная! Что-нибудь случилось? – и в комнату заглянула Злата. – А что это вы накуксились? Клюквы наелись, что ли?

Все как по команде посмотрели на Злату. У одних был вид встревоженно – растерянный, у других жалостливый, а Соня вообще имела жалкий вид. Мордочка её была вся мокрая от слёз, уши опущены, а в лапках она трепала свой роскошный хвост.

– Итак, рассказываем всё по-порядку, – скомандовала Злата и села на диван.
Кошечки продолжали молчать. Да и что рассказывать? Что сначала Соня обиделась на Фаню, а потом Соня обидела всех? Но ведь всё разрешилось, чего уж тут!
– Ясно, не хотите говорить. Значит, произошло что-то неприятное, – сделала вывод Злата.
– Кх-м, ну, в общем, – решилась первой заговорить Сашенька, – Соня обиделась на Фаню.
– За что?! – воскликнула Злата. – Наша чудесная Фаня не может никого обидеть!
– За то, что Фаня не дала Соне…– Сашенька замялась, подбирая нужные слова, – …радоваться жизни.

               Злата удивлённо посмотрела на Фаню.

– Но ведь «радоваться жизни» не означает, что нужно целыми днями  лежать в кровати или крутиться перед зеркалом, – с виноватым видом, словно оправдываясь, тихо сказала Фаня.
– Я тебя поняла, Фанечка, – сказала Злата. – Ты сделала замечание Соне за её безделье, а она обиделась на тебя. Так?
– Не совсем, – подключилась к разговору Катя. – Если быть точной, то потом Соня всех нас обидела. Такой злой я её никогда не видела!
– О-о-о! Как у вас тут всё непросто, – улыбнулась Злата. – Значит, отомстила она вам всем за то, что вы такие хорошие? – и она громко рассмеялась. – Ну и как? Простили Соню или тоже обиделись?
– Простили, конечно, – сказала Настя, – всё-таки она наша подружка.
– Помирились?

               Все в знак подтверждения закивали головами.
– Вот и хорошо. А теперь, – загадочно протянула Злата, – после ваших «трагедий» давайте все вместе…радоваться жизни!
              Злата подбежала к музыкальному центру, включила весёлую музыку, и все радостно закружились в танце.


                Глава  2

                Фаня

                Прошла неделя, как Фаня под предлогом «прогуляться» каждый день выходила из дома, чтобы искать работу. Она давно мечтала заняться серьёзным делом. И сегодня ей, наконец, повезло:  её приняли на работу в издательство «Кискина литература».
                Сначала её проэкзаменовали на эрудицию и грамотность. Комиссия состояла из трёх персон: большого белого кота представительного вида и двух кошечек. Важного кота звали Филимон. Фаня решила про себя, что он – директор издательства или, в крайнем случае, главный редактор. Он сидел за столом и довольно дружелюбно разглядывал Фаню. Когда Филимон услышал, что Фаня любит- обожает словари, он энергично хлопнул в пушистые «ладоши» и уверенно произнёс:
– Мы Вас возьмём. Нам такие кадры нужны. Приступите к работе послезавтра. Всего доброго!

                Фаня была счастлива! Выйдя из просторного кабинета, она стала  озираться по сторонам и гадать, куда надо пойти, чтобы найти выход на улицу.

– Деточка, Вы заблудились? – перед ней стоял  крепкий чёрный кот и улыбался. – Вы, наверное, новенькая. Давайте я Вам помогу.
– Спасибо, – и Фаня последовала за ним по коридорному лабиринту.
                Проходя мимо кабинетов с открытыми дверями, Фаня впервые увидела такое количество кошечек и котиков, кошек и котов. И главное – они все были заняты делом! Подоконники, столы и даже стулья были завалены бумагами. Кто-то читал, кто-то писал, кто-то печатал на компьютере, кто-то разговаривал по телефону. Как интересно!
– А вот и выход! – сказал чёрный кот, не переставая улыбаться. – Всего Вам доброго!
– Спасибо, – ещё раз поблагодарила Фаня приветливого кота и вышла на улицу.

                Окрылённая удачей Фаня шла домой, ничего не замечая вокруг. Боже мой, какое счастье! Она будет заниматься любимым делом, будет читать много-много рукописей! И не просто читать, а ре-дак-ти-ро-вать!!!

                Придя домой, Фаня нашла всех в сборе.
– О, Фанечка пришла! – радостно воскликнула Настя. – А где ты была? Без тебя нам скучно.
– Гуляла, – солгала их любимая Фанечка. – Я теперь каждый день по утрам гулять буду. – Ну не могла же она вот так взять и раскрыть свою тайну! Пришлось врать. – А где же Васька? Он у нас большой выдумщик на игры.
– Васька, да, был выдумщик, – сказала Настя, – а сейчас только и знает, что сидит за столом и что-то строчит.
– То есть пишет, – уточнила Катя.
- Васенька-а, – Фаня направилась к Ваське, - что это ты там «строчишь»?

                Шутливый вопрос Фани вызвал у котика неожиданную реакцию: вместо того, чтобы показать и рассказать, что именно он делает, Васька поспешно спрятал тетрадь в ящик стола.
– Я? – он тревожно взглянул на Фаню и закрыл ящик на ключ. – Да так, ничего особенного.
Оказывается, у него тоже есть тайна! А может быть, секрет? Собственно говоря, разницы никакой. «Что же он скрывает? Надо узнать», – Фаня была заинтригована.

– Девочки, – встрепенулась Фаня, как будто в этот момент что-то вспомнила, – я сегодня, когда гуляла, слышала краем уха, что в нашем районе будет проводиться смотр кошачьей художественной самодеятельности.
– Вот бы нам в нём поучаствовать! – восторженно закричала Сашенька.
– Напрасно мы, что ли, пьесы разные разучиваем? Вот и покажем свой театр! – тоже загорелась желанием выступать Катя.
– Как же мы туда попадём? О нас никто не знает, – озадачилась организационной стороной вопроса Настя.
– Я всё устрою, – успокоила их Фаня.

                Пообещав кошечкам, что они будут участвовать в несуществующем смотре, Фаня призадумалась. Ну и взвалила она на себя ношу! И ведь никто её за язык не тянул, сама напросилась! Вот что значит поддаться благородному порыву.  Теперь придётся самой этот смотр организовывать. Хлопот-то сколько! А куда деваться: наобещала – делай!
 
                И Фаня приступила к делу: связалась по телефону со всеми организациями, которые могли поспособствовать этому мероприятию, заручилась поддержкой ответственных, а также заинтересованных лиц, нашла площадку, на которой можно было провести смотр, назначила дату его проведения, позаботилась об объявлениях, чтобы собрать побольше зрителей и первой подала заявку на участие. У-у-уф! Кажется, всё предусмотрела. Можно свободно вздохнуть.

                Конечно, фанины хлопоты заняли много времени, не день и не два. А в это время кошечки готовились к выступлению, готовились, не покладая лап. Они решили показать сказку «Пропажа»: во-первых, Злата её хорошо с ними отрепетировала, а во-вторых, в этой сказке у Стаси была главная роль, которую она очень любила. Кошечки очень волновались. Конечно, это не конкурс, а всего лишь смотр, но всё же им очень хотелось быть лучше всех.

                Васька в подготовке не участвовал, так как у него не было роли. Он как обычно сидел за столом и что-то писал. Недовольный, комкал листок, с досадой бросал его на пол, брал новый лист и снова писал.

                И вот настал тот замечательный день, когда кошечки могли блеснуть своими талантами. День выдался погожий, солнечный. Смотр проводился на открытой площадке, но сама сцена была крытой. На самом верху сцены крупными буквами было написано: «Смотр кошачьей  художественной самодеятельности». Вся площадка была украшена разноцветными воздушными шарами.  Народу собралось видимо – невидимо! Кошечки и коты, их друзья и  хозяева всех собравшихся зрителей заняли места на скамейках.

Зазвучала торжественная музыка и смотр начался. Каких только номеров не было! Танцевальные и акробатические номера чередовались с песенными. А ещё были фокусы и декламация.

                Кошечки томились в ожидании выхода на сцену. Им уже казалось, что они забыли слова, что они не справятся, просто опозорятся – и от этих мыслей они дружно затряслись.

– Вот только трусить не надо, – твёрдо и спокойно сказала Стася, – иначе проиграем. Смелость города берёт! Всё у нас будет хорошо.

       И вот, наконец, наступила музыкальная пауза, во время которой начали устанавливать декорации для спектакля. Когда всё закончили, очаровательная кошечка в блестящих башмачках, в пышной ажурной юбочке и в таких же ажурных перчаточках на передних лапках объявила:

– А сейчас, дорогие зрители, вы увидите спектакль домашнего театра. Спектакль называется «Пропажа».

                Соня в полуобморочном состоянии вышла на сцену и разлеглась на кроватке….. Всё представление прошло как во сне. Очнулись кошечки от громких криков «Браво!» и оглушительных аплодисментов. Что тут началось! Зрители повскакивали со своих мест, восторженно кричали и даже обнимали друг друга от радости, некоторые запрыгивали на сцену, пытались обнять и расцеловать артистов. Да, это был настоящий успех!

– Приглашаем на сцену режиссёра! – и ведущая отвела лапку в сторону, предлагая посмотреть на того, кто поставил этот удивительный спектакль.

                Но на сцену никто не вышел. Режиссёр даже не знал о необыкновенном смотре художественных кошачьих сил. Кошечек как молнией ударило!!! Их триумф в одно мгновение померк! Они растерянно посмотрели на Фаню, а Фаня виновато посмотрела на них. Как она могла забыть о режиссёре? Разве они самостоятельно могли бы справиться с такой трудной задачей? Кошечки раскланивались, улыбались, но на душе у них было неспокойно.
 
                И куда делся восторг от успеха? Их объявили лучшими на смотре, тогда почему же они шли домой грустные? Для всех кошечек стало ясно, что они поступили некрасиво.  Ведь их успех – и златин успех тоже! Как они могли забыть о ней?

– Как дела? Победили? – бодрым голосом спросил Васька, выскочив в прихожую, и, увидя кислые мордочки своих подружек, с тревогой спросил: – Что-то случилось?
– Угу, победили… – отозвалась Стася.
– То есть? Я не понял.
– Ну, в общем, успех был оглушительный, – начала Соня.
– И что? – от нетерпения перебил Соню Васька.
– А то, что, когда на сцену позвали режиссёра, Златы на месте не оказалось. Мы ведь ей о смотре ничего не сказали, – закончила Соня.
– Да, нехорошо получилось, – Васька озадаченно почесал за ухом. И вдруг ему в голову пришла мысль: – Слушайте, девочки, я, кажется, придумал, как исправить положение! 
– Как? – раздались жалобные голоса.
– Когда Злата придёт домой, ей нужно рассказать всё, как было и, самое главное, поздравить её с успехом. Это же и её заслуга.
– Ур-р-ра! – воспряли духом кошечки. – Ох, и умный же ты у нас!
– Да ладно, чего там, –  заскромничал Васька.

                Вечером, когда мама с дочкой поужинали и уже намеревались что-то там доделать, подклеить, подписать, кошечки обступили Злату и, смущённо перебирая лапками, рассказали ей всё, как было, а потом  поздравили её с заслуженным успехом. К общему удивлению, их «режиссёр» совсем на них не обиделась, а только сказала:
– Я рада за вас! Поздравляю! А на смотре я всё равно не смогла бы присутствовать: я же в школе была.

 
                Глава  3

                Васька

                Чем больше Васька писал, тем больше он понимал, что бесконечно  писать впустую не имеет смысла. Надо что-то такое придумать, чтобы его усилия не пропадали даром. Да, надо заняться чем-нибудь серьёзным. И Васька решил искать работу.
                В одно прекрасное утро он тоже отправился на «прогулку». Каково же было его удивление, когда, пройдя два квартала, он увидел Фаню. Но она не гуляла, не-ет. Так не гуляют… Фаня шла деловой походкой к явно намеченной цели. Интересно, куда это она идёт? Его разбирало любопытство. Васька пошёл за Фаней. Вскоре она повернула направо и вошла в довольно большое здание. На двери Васька прочитал табличку: «Издательство «Кискина литература». Вот это да! Так вот куда Фаня ходит «прогуляться»! И ему стало завидно. Васька некоторое время повертелся перед входом, ожидая, что Фаня скоро выйдет. Нет, не вышла. «Значит, она здесь работает», – решил Васька и пошел своей дорогой. 

               Он сам не знал, куда ему нужно было идти. Он просто шёл и читал вывески на зданиях. А вдруг что-нибудь подвернётся? В нескольких издательствах и редакциях ему было отказано по причине отсутствия вакансий, то есть свободных рабочих мест. А один работник редакции, – Васька уже не помнил, какой именно, – сказал, что он слышал от кого-то, якобы «Кошкино радио» приглашает на работу корреспондента, и предложил ему обратиться туда. А вдруг повезёт?

– Подскажите, пожалуйста, где находится это «Кошкино радио», – попросил Васька.
– Здесь недалеко, через один квартал и налево.
– Спасибо.
– Удачи!


– Вы раньше работали на радио? – спросил Ваську заместитель редактора развлекательных программ, когда тот оказался в его кабинете.
– Нет, но я очень хочу! – ответил Васька, и по его виду без труда можно было определить, с каким рвением он приступил бы к работе.
– Ну, хорошо, давайте попробуем, а там будет ясно, подходите Вы нам или нет, – недолго думая, великодушно согласился заместитель.
                Васька от радости судорожно закивал головой и принялся его благодарить.
– Да Вы не спешите с благодарностями, – сказал с улыбкой заместитель, – для начала выполните пробное задание: Вы возьмёте интервью у известной артистки госпожи Мурки, запишете его на диктофон, потом на бумагу и принесёте его нам на оценку. Вот тогда мы и решим вопрос о Вашем трудоустройстве – в положительную или отрицательную сторону. Приходите завтра часикам к десяти.

                Попрощавшись с заместителем редактора, Васька летел домой как на крыльях. От радости для него всё стало другим: и свет, и воздух, и деревья, и дома, и улицы – в общем, всё!

                Перед домом он замедлил шаг. Надо сделать так, чтобы никто не заметил его радости. У него теперь тоже есть секрет, как у Фани. Васька стёр с мордочки улыбку и вошёл в дом.

                Малышки что-то там копошились в углу под окном и громко обсуждали:
– Сначала блузочку нужно надеть, а потом уж сарафан, – деловито говорила Катя, – а ты сразу сарафан напяливаешь.
– А если на блузку надеть, тогда сарафан мал становится, – отвечала Сашенька.

                Васька заглянул через головы: « А-а, в куклы играют. Одним словом, малышня».
Весь день Васька был сам не свой, ничего не замечал. Ему было и радостно от того, что он почти нашёл работу, и страшно  от мысли, что ему могут отказать. Васька прямо-таки лопался от нетерпения. Скорее бы пришёл завтрашний день! А о фанином секрете он просто забыл.


                На следующее утро Васька в назначенный час был на месте.
– Вы точны. Это хорошо, – вместо приветствия сказал заместитель редактора. – Пойдёмте со мной, я Вам всё объясню.
               
                Ваську привели в какой-то маленький кабинетик, выдали ему диктофон, большой блокнот с фирменным знаком и золотыми буквами «Кошкино радио» и фирменную шариковую ручку. Затем они вернулись в кабинет заместителя.

– Хорошо продумайте вопросы, которые Вы будете задавать, – сказал заместитель, усаживаясь в глубокое кресло и предлагая Ваське сесть на стул. – Они могут быть самыми разными, это первое. Кстати, зайдите в отдел корреспонденции, там Вам дадут письма от наших слушателей. Это Вам поможет построить беседу. Второе: не искажайте ответы, даже если Вам очень хочется что-то подправить. Третье: будьте предельно внимательны и чрезвычайно вежливы. А остальное зависит от Ваших способностей и общего развития. Завтра в одиннадцать госпожа Мурка будет у нас на радио. Придите немного раньше. До свидания!

                Придя домой, Васька забился в угол и до самой ночи читал письма слушателей. Затем он составил план предстоящей беседы. Собственно, вопросы к мадам Мурке уже содержались в письмах. К нему никто не приставал, видя, какой Васька молчаливый, серьёзный и сосредоточенный. Ночью во сне он видел толпы слушателей, которые преследовали его, что-то кричали и чем-то грозились.

                Утром Васька проснулся тяжело, он чувствовал себя разбитым. Почему-то болела голова, и очень хотелось спать. И не просто спать, а спать долго -долго! Васька подумал, что это, наверное, от страха перед первым в его жизни интервью. Чтобы встряхнуться, он окатил себя холодной водой, чего раньше никогда не делал. Голова тут же заработала – быстро и чётко. Потом он согрелся под феном, пока сушил свою шубку, и собрал необходимые для работы вещи. Всё, пора!

– Вась, ты куда так рано? – вдруг услышал он чей-то голос.
Васька вздрогнул:
– Да так, – промямлил он от неожиданности,– пойду прогуляюсь. Что-то с утра голова болит.
– Это от того, что ты слишком много работаешь, – сочувственно сказала Катя. – Совсем себя замучил.

                Фаня заинтересованно посмотрела на Ваську.
– Ну ладно, девочки, пока! – и он вышел из дома.

                Фаня вдруг тоже собралась «прогуляться». Через один квартал она увидела бодро идущего Ваську и пошла за ним. Уж очень ей хотелось узнать, куда это он направляется. О-о-о, оказывается, у Васьки тоже есть тайна! С каждой секундой фанино любопытство разгоралось, как пожар в сухую погоду. Проследив за ним до самого «Кошкиного радио», она улыбнулась и пошла на работу.


– Пойдёмте, я Вас провожу, – сказала молоденькая кошечка и мило улыбнулась.

                Васька пошёл за ней и оказался в небольшом уютном помещении со  столиком посередине и двумя креслами.
– Вот здесь Вы будете работать сегодня, – она снова улыбнулась. – Располагайтесь. Да не волнуйтесь Вы так, всё будет хорошо!
– Спасибо, – почему-то сказал Васька. За что он её благодарил? Наверное, за поддержку.
                Он упал в кресло, чувствуя, что смелость покидает его и на смену ей приходит страх. Опять страх, этот вечный спутник неуверенности! «Если ты сейчас же не возьмёшь себя в руки, можешь попрощаться со своей мечтой», – сказал сам себе Васька. Он разложил свои вещи на столике.
– Вот сюда, проходите, пожалуйста! – услышал он голос милой кошечки.

                В комнату вошла госпожа Мурка: улыбающаяся, стройная, в чёрном, слегка поблёскивающем комбинезончике и воздушном белом шарфике на шее. Он-то думал, что придёт старая толстая чопорная кошка, а тут – такая красота! От удивления Васька порывисто встал и торопливо пошёл ей навстречу.
– Добрый день, госпожа Мурка! Садитесь сюда, пожалуйста! – он суетливо проводил её к креслу.

                Госпожа Мурка изящно опустилась в предложенное ей кресло и сложила крест-накрест задние лапки:
– Не волнуйтесь Вы так, всё будет хорошо, – неожиданно повторила она слова милой кошечки. – Ну что, начнём? – Госпожа Мурка ободряюще улыбнулась.

                Васька судорожно сглотнул (во рту было сухо, как в пустыне), откашлялся и начал:

– Уважаемая госпожа Мурка! Мы рады видеть Вас у нас в гостях. Позвольте обратиться к Вам с рядом вопросов, присылаемых нам, на «Кошкино радио»…

                Дальше Васька ничего не помнил. Он был как в бреду. Нет, конечно, он не забыл записать интервью на диктофон, но в голове у него шумело и горело.
При прощании госпожа Мурка, подхватив чуть было не упавший невесомый шарфик, одобрительно сказала:
– Ну что ж, товарищ молодой корреспондент, мне было приятно побеседовать с Вами. Желаю Вам успехов!

                Госпожа Мурка вышла, а Васька рухнул в кресло: только сейчас он понял, как сильно волновался.
– Как Вы? Всё хорошо? – в комнату заглянула та милая кошечка, которая провожала его сюда.
Васька молча кивнул.
– Я рада за Вас, – и она повернулась, чтобы уйти.
– Постойте, – остановил её Васька, – простите, как Вас зовут?
– Аксик, – улыбаясь, сказала она. – Всего доброго! – и ушла.
«Какое необычное имя», – подумал  Васька, собрал свои вещи и пошёл домой. Ему предстояло ещё изложить беседу на бумаге.



                Глава  4

                Интервью

                Придя домой, Васька залез под златину кроватку и от напряжения и усталости заснул мёртвым сном. Ему снилась милая кошечка Аксик. Она почему-то летала над ним и повторяла одни и те же слова: «Всё хорошо? Я рада за Вас!»

                Вернувшаяся с «прогулки» Фаня нашла Ваську улыбающимся во сне. «Странно, с чего это он спать завалился средь бела дня? Интересно, чему он так блаженно улыбается?» – подумала Фаня. Узнав о васькиной тайне, она стала ревностно относиться к нему.
 
                В это время Настя и Катя играли в шашки.
– Кать, ты опять неправильно сделала ход, – сказала Настя.
– Как это неправильно? – возмутилась Катя, – вот отсюда и сюда, – и она показала, куда.
– А вот и нет! – настаивала Настя, – ты пошла сюда, а надо было пойти во-от сюда, – и Настя поставила катину шашку на другую клетку.
– А я так хочу, – заупрямилась Катя и передвинула свою шашку обратно.
– А так, как ты хочешь, нельзя! Это неправильно! – Настя опять переставила катину шашку. Игорные страсти накалялись.
– И чего вы раскричались? – вмешалась в ссору Соня. – Не видите, что ли, что Васька спит?
Настя и Катя оглянулись в Васькину сторону. Мордочки у обеих были недовольные.
– Я бы на вашем месте лучше в шахматы поиграла. Эта игра намного умнее, – сказала Соня.
Катя и Настя удивлённо посмотрели на Соню:
– А когда это ты научилась в шахматы играть?
– Ну, не вчера, конечно. Просто я внимательно наблюдала за игрой, когда мама со Златой играли. Интересно! Тут хорошенько думать надо, прежде чем сделать ход.
– А в шашках разве не надо думать? – недовольно спросила Катя.
– Надо, конечно, но это более лёгкая игра, – ответила Соня, уже пожалев о том, что ввязалась в разговор.
– А мы и не хотим трудную, – дружно заявили обе.

– Что не поделили? – проснулся Васька. Он успел отдохнуть и чувствовал себя прекрасно.
– Тут у нас страсти нешуточные, – сказала Соня.– Настя с Катей чуть не подрались из-за каких-то дурацких шашек, – она засмеялась.
– И совсем они не дурацкие! – обиделась за шашки Катя и добавила: – и ничего мы не дрались. Что ты сочиняешь?
– Да смешно просто, – отмахнулась от неё Соня. – Пойду-ка я лучше почитаю.
– Почитаю??? – вскричали все хором. – Ты?
– А что, разве я не умею читать? Или, может быть, мне этого делать нельзя? – возразила вопросами Соня.
– Да нет… мы просто… удивились… – пробормотала Катя, – ты ведь не любила читать, а тут… вдруг…
– Да ладно, не мямли. Я не обиделась, – успокоила её Соня.

                Никто, кроме Фани, не заметил, как Васька отделился от них и занялся своими делами.  Ему до завтра нужно было успеть записать своё интервью. Фаня тихонько подошла к нему сзади и из-за спины стала про себя читать: «Уважаемая госпожа Мурка! Мы рады видеть Вас у нас в гостях. Позвольте обратиться к Вам»…Бросив читать, она спросила вслух:
– А кто такая госпожа Мурка?
                Васька от неожиданности вздрогнул.
– Подглядывать и подслушивать нехорошо, – серьёзно сказал он.
– А где это у вас в гостях? – проигнорировав васькины слова, продолжала свой «допрос» Фаня.
Васька молчал. Фаня ждала. Молчание затянулось. И тут Фаня, растягивая слова и глядя ему прямо в глаза, тихо произнесла:
– Я знаю твою тайну. Я видела тебя входящим в редакцию «Кошкино радио».
– А я знаю – твою, – не растерялся Васька. – Ты работаешь в издательстве «Кискина литература».
Ошеломлённые, оба они помолчали какое-то время и вдруг вместе громко рассмеялись. Недолго же они хранили свои «тайны»!
                Кошечки оглянулись на них.

– Раз ты уж всё знаешь, может быть, ты мне поможешь? Я вот только допишу, а потом мы обсудим, насколько это хорошо или плохо, – предложил Васька.
– Давай, – охотно согласилась Фаня.
– А что у вас за секреты? – спросила Соня. – Нам же тоже интересно!
                Фаня и Васька переглянулись. Говорить или не говорить? Ну ничего от них не скроешь!

– Ладно, – решил Васька, – скажу. Я пишу одну работу. Когда закончу, обсудим все вместе. Идёт?
– Идет!!! – радостно закричали Соня, Настя и Катя.
И Васька сел за работу. Часа через два он закончил и пригласил всех на обсуждение.
– Стася, Сашенька! – позвал их Васька, – хотите послушать? Присоединяйтесь к нам, потом домик доделаете.
– А что слушать надо? – спросила Сашенька.
– Я тут кое-что написал. Надо послушать и оценить.
– Как интересно! Ну давай, читай!
Все кошечки уселись на диван и приготовились слушать. И Васька начал:

                Интервью

Кошкин друг: Уважаемая госпожа Мурка! Мы рады видеть Вас у нас в гостях. Позвольте обратиться к Вам с рядом вопросов, присылаемых нашими слушателями нам, на «Кошкино радио».
Госпожа Мурка: С удовольствием отвечу на любой приличный вопрос.
К.д.: Наша корреспонденция велика. Мы отобрали только самое существенное. Нужно сказать, что наряду с вопросами художественно-эстетического порядка в некоторых письмах поднимаются и злободневные практические вопросы.
г.М.: Я Вас слушаю.

К.д.: Наш постоянный слушатель спрашивает, куда девать два диска великолепного и никому не нужного видеоклипа, записанного Вами в городе Арамас в мае сего года.
г.М.: Вы очень любезны. Да, это было великолепно! Мы все дошли до ручки, но воспоминания об этой работе делают меня счастливой. Ну, разумеется, оригинал принадлежит бесподобной госпоже Мурке, то есть мне, а копия, я так думаю, ждёт своего хозяина – Бабушку Приму.
К.д.: И ещё один вопрос, связанный с Вашим творчеством, с планами на будущее. Нас спрашивают, когда Вы осчастливите Арамас своими гастролями. Сейчас так трудно с гостиницами. Вы, наверное, слышали, что в Арамас должна прилететь очаровательная госпожа Анири, совершающая концертное турне после вынужденного большого перерыва. Вы не боитесь, что Вас поместят с ней в одном номере?
г.М.: Ха-ха-ха! Это вообще не вопрос! Я умещусь даже в спичечном коробке!

– Ха-ха-ха-ха! – засмеялись кошечки, – в спичечном коробке! Ха-ха-ха!

                Довольный Васька улыбнулся и продолжил чтение:

К.д.: Чудесно! Вы так оригинальны! ( Госпожа Мурка снисходительно улыбнулась.) Разрешите продолжить. Один из наших слушателей интересуется, как отделаться от некоторых особ, которые по каким-то непонятным для него причинам преследуют его в сновидениях. Что Вы можете сказать по этому поводу?
г.М.: Хм, могу… Нет ничего проще. Есть испытанное народное средство. Нужно взять старый мятый и рваный лист в клетко-линейку, жирным карандашом нарисовать портрет этой злыдни, подрисовать к портрету рожки, длинные уши и усы, затем плюнуть ей прямо в нос и растереть это указательным пальцем правой руки. Затем с большим чувством разорвать это «произведение искусства» на мелкие кусочки, выбросить их в помойное ведро и поднять вверх два пальца левой руки, что означает – «Виктория!», то есть «Победа!»

– Хи-хи-хи! – смущённо засмеялись кошечки, – плюнуть прямо в нос!
 
                Тут уж и Васька хихикнул вместе с ними.

– Ну ладно, читаю дальше.
К.д.: Большое спасибо за полезный совет. Будем надеяться, что он поможет нашему другу обрести покой хотя бы по ночам. А теперь совсем о другом, с Вашего разрешения. Скажите, пожалуйста, как Вы относитесь к мешкам с овощами в стандартной городской квартире?    
г.М.: Резко отрицательно. Это неэстетично и негигиенично. Во-первых, они занимают много места. Во-вторых, они представляют собой опасность для здоровья людей. Все просто считают своим долгом споткнуться об них. Гости неудержимо устремляются к мешкам, как будто пришли в гости к ним, ломают себе ноги-руки, а затем, проклиная всё на свете, уходят из вашей жизни навсегда. Это печально. И, в-третьих, маленькие кошечки лазают туда без разрешения, вешают себе на уши мешковину, нюхают всякую гадость, пачкают свои стерильные лапки. Это ужасно! А ведь кошечки всегда должны быть идеально чистыми.

Кошечки закивали головами в знак согласия. А как же иначе? Именно идеально чистыми!

К.д.: Да, да, совершенно верно. Я думаю, что многие наши слушатели согласятся с Вашим мнением и не будут забивать свои и без того крошечные квартирки безобразными мешками. И, если позволите, последний вопрос.
г.М.: Ну что ж, пожалуй…

К.д.: Как бы Вы отнеслись к просьбе дать Ваш смычок напрокат? Насколько я знаю, Вы в прошлом – скрипачка. Вы ещё играете?
г.М.: В данное время – нет, но в скором будущем намереваюсь возобновить занятия скрипкой. Что же касается вопроса, дать или не дать смычок напрокат, то отвечу вполне определённо: «Нет, нет и ещё раз нет». Что же будет служить мне утешением, когда я открою пустой футляр? Ведь в нём нет не только самой скрипки, но даже канифоли. Смычок – это моя последняя надежда. А когда я добуду скрипку, то чем я буду на ней играть? Линейкой, что ли? Так что, как видите, к этому вопросу я тоже отношусь отрицательно.

               Кошечки представили, как на скрипке играют линейкой вместо смычка и опять рассмеялись.

– Так вы мне до конца дочитать не дадите: «хи-хи-хи» да «ха-ха-ха»! – призвал к порядку кошечек Васька.
– Мы не виноваты, что нам смешно. Ты сам так написал.
– Ну что, читаю дальше? – и он продолжил:

К.д.: Ничего-ничего! Это Ваше личное дело! Отрадно слышать, что Вы снова возьмёте в руки этот волшебный инструмент. Ведь недаром французский композитор Гектор Берлиоз назвал скрипку «царицей музыки».
г.М.: Да, не знаю ничего лучше! Ну разве что ещё  рояль и человеческий голос… Да и симфонический оркестр – это море красок. Ах, нет! Лучше всё вместе. Всё прекрасно! Сама музыка прекрасна! С ней ничто не сравнится!
К.д.: Как я Вас понимаю! Без сомнения, многие наши слушатели разделяют Ваше отношение к искусству. А я, в заключение, хочу горячо поблагодарить Вас за интересную беседу и пожелать Вам больших творческих успехов.
г.М.: Благодарю. Передайте привет всем моим поклонникам.
К.д.: Непременно. Всего Вам самого доброго!
«Кошкин друг».

            Васька закончил чтение и посмотрел на своих слушателей.
 
– А «Кошкин друг» – это ты? – спросила Сашенька.
– Сама не догадалась, что ли? И так сразу было понятно, – буркнула Соня.
– А мне было непонятно!– обиделась Сашенька, – Может, кто-то другой задавал вопросы, а Васька записывал.
– Ну что ж, резонно, только вы оценивайте давайте, а не ругайтесь, – пресёк их препирательства Васька. – Понравилось или нет?
– Понравилось! Нам всё понравилось! – наперебой закричали кошечки.

 Да и как им могло не понравиться? Было так смешно! Кошечки смотрели на Ваську с восхищением: в их глазах он был настоящим писателем.

– Фань, а что ты скажешь? – слегка волнуясь, обратился к ней Васька.
– Написано грамотно, легко и весело, – Фаня улыбнулась. – Я думаю, что твоя работа должна понравиться.
– Кому?
                Пауза. Все посмотрели на Катю: это она задала интересный вопрос.
– Да, кому понравиться? – подхватила катин интерес Соня.

«Ну вот, лопнула моя тайна, как мыльный пузырь, – с сожалением подумал Васька. – Теперь все всё узнают».

– Редактору «Кошкиного радио», – нехотя ответил он.
– Васенька, ты там работаешь?! – закричали от радости кошечки. Они уже были готовы им гордиться.
– Нет ещё. Это я выполнил пробное задание, а там они будут решать: принять меня на работу или нет.
– Конечно, принять! – решили за редактора и его заместителя кошечки. – Даже не сомневайся! Ты у нас – молодец!


                Глава  5

                Вот оно, счастье!

                На следующее утро, когда Васька стоял у входной двери, чтобы идти на радио, Фаня вдруг сказала:
 – Вась, подожди меня, нам же всё равно по пути.
– Куда по пути? – встрепенулась Соня.
– Э-э-э, – замялась Фаня, – ну-у… – Она поняла, что проговорилась и что сейчас ей придётся сказать, что она работает. А как же её тайна? Так интересно было её хранить! А с другой стороны, как долго она хранила бы свою тайну? И какой в этом смысл?
– Да ладно, скажи, чего уж, – подтолкнул её к признанию Васька.
– Э-э, дело в том, что я работаю редактором. В издательстве «Кискина литература», – не без сожаления рассталась со своей тайной Фаня.
– Вот это да! – сделала круглые глаза Соня. – Ну, ты даёшь!!! – Девочки! – вдруг закричала она, – наша Фаня – редактор!
Стася, Настя, Катя и Сашенька не ожидали с утра громких криков. Они испуганно посмотрели на Соню. О чём это там она кричит?
– Ре-дак-тор? – непонимающе повторили они. – А кто это?
– Ну, говорю же вам – Фаня! Наша Фаня – редактор, – и Соня победоносно улыбнулась, как будто в этом была её заслуга.

– Девочки, нам нельзя опаздывать, – сказал Васька. – Фаня, ты готова?
– Да, пойдём. Девочки, не обижайтесь, мы вам потом всё объясним, ладно?

                Фаня пришла в издательство вовремя, а Васька едва успел. Он вбежал в холл и стрелой взлетел по лестнице на второй этаж. Он несмело постучал в дверь и, услышав возглас «Войдите!», просунул голову в щель.

– Входите! Смелее! – ободрил Ваську заместитель редактора развлекательных программ. – Принесли работу?
– Да, – глухо ответил Васька, – только я…
– Не надо ничего объяснять, – прервал его заместитель редактора, – дайте её мне. Я ознакомлюсь с Вашими трудами и сам во всём разберусь. Кстати, Вы можете пока погулять и подойти примерно через часок. Хорошо?
Васька кивнул – мол, хорошо: подождать, так подождать – и протянул свою рукопись. Он вышел на улицу и только теперь вдохнул полной грудью. Постоял немного, задумавшись.

– Ну как? Приняли?
           Васька вздрогнул и обернулся. К нему приближалась запыхавшаяся Фаня:

– Я сбежала на минуточку. Всё-таки я волнуюсь за тебя.
– Нет ещё, Фань. Попросили подождать.
– Ну, я побежала, а то заметят, что я отлучилась – отругают. Пока! Не волнуйся!

                Васька походил туда-сюда недалеко от входа, пошуршал  разноцветной осенней листвой, которую с тротуаров никто не сметал, прочитал все вывески на ближайших зданиях. Больше заняться ему было нечем. Как медленно идёт время!

                Подходя к двери, из которой он вышел час назад, Васька услышал громкие голоса и смех. Он остановился. «Наверное, надо мной смеются, – с горечью подумал он. – Им смешно, что ещё один «писатель» выискался. И с чего я взял, что моя писанина может им понравиться?» Васька, совсем не трусливый котик, робко постучал в дверь.
– Войдите! – услышал он знакомый голос.

                Васька вошёл в кабинет и прижался к двери.

– Ну что же Вы так несмело! Проходите, садитесь, – сказал заместитель редактора, упитанный светло-серый котик. Рядом с ним сидел поджарый чёрный кот с симметричными белыми пятнышками под глазами, в белой «манишке» и в таких же белых «перчатках» на лапках. Это был сам редактор. От его решения зависело, примут или не примут Ваську на работу в качестве корреспондента. Чёрный кот улыбнулся:

– Мы рады познакомиться с Вами, – сказал редактор, когда Васька неловко устроился на краешке стула, – и нам понравилась Ваша работа, – Васька от волнения и радости заёрзал на стуле. А редактор продолжал:
– Нас привлекла оригинальность Вашего мышления: из огромного числа вопросов Вы выбрали наиболее пикантные, наиболее интересующие слушателей, и удачно их чередовали. Вы написали своё интервью с госпожой Муркой грамотно, легко и весело, я бы даже сказал, с юмором. И Ваша манера общения нам тоже понравилась.
– «Точно так же мне и Фаня сказала: грамотно, легко и весело», – отметил про себя Васька и с облегчением вздохнул.
– Поздравляем Вас, молодой корреспондент, – сказал заместитель редактора, – Вы приняты на работу на «Кошкино радио». Приходите завтра к девяти часам. Желаем Вам успешной работы!

                Васька шёл домой, и от счастья у него кружилась голова. Да, он был счастлив! Теперь он не будет впустую исписывать сотни листов бумаги, не будет прятать от чужих глаз свои наброски, которые всё равно никому не нужны, теперь у него есть работа! Может быть, он не только интервью будет брать. Может быть, он даже статьи будет писать. Может быть, он в прямом эфире передачу будет вести! А что, всё может быть, если ты трудолюбив и у тебя есть большое желание и заряд бодрости!
            И он будет часто видеть Аксик, такую милую кошечку. Васька так размечтался, что не заметил, как дошёл до дома. У него начиналась новая жизнь.



Всё!
17.04.2017 г.
Самара





            


Рецензии