Последние из могикан

Когда я слышу о терактах, которые совершаются то там, то здесь, о насилии, религиозной нетерпимости, то всегда почему-то вспоминаю слова из Корана: "Не проливай невинную кровь - она священна в глазах Всевышнего".

А потом мысль моя  летит на Святую Землю, в далёкий 1178 год, к монаху  ордена тамплиеров, Рыцарю Печали, которого враги с ужасом в сердце называли Красным Дьяволом - наверное, за его необыкновенное воинское мастерство.

Но тут же я слышу и спокойный, полный уважения, голос Салах ад-Дина, известного  в христианском мире как Саладина, правителя Египта и Сирии, великого полководца и мусульманского лидера того времени: "Я слышал о тебе, рыцарь... Ты великий воин. И человек чести, не такой, как твои собратья."

Не такой, как твои собратья... Как много сокрыто в этих нескольких словах.

В них - неотъемлимая составляющая Крестовых походов, их повод, толчок. И, как следствие, импульс, возбуждение, мотивация каждого в отдельности крестоносца.

Не такой, как твои собратья...

Как хорошо, когда подобные слова о тебе говорят твои недоброжелатели, враги: человек чести.

Мне кажется, давно ушли в небытие те необыкновенные и дерзкие люди, способные не внимать раболепно окружению, но слушать голос совести, голос своего сердца. Способные давать слово и неукоснительно исполнять его.

А вспомнил я Печального Рыцаря,  знаменитого крестоносца, не случайно. Как-то его образ неуловимо перекликается в моём сознании с другим, очень важным, знаковым событием в этом мире, которое произошло в марте 622 года, когда Синайский монастырь Святой Екатерины в Египте получил фирман пророка Мухаммеда.

Эту охранную грамоту Мухаммед выдал монахам после своей победы у Бадра. В частности, в указах говорится:

" Я, Мухаммад ибн Абдуллах, Посланник Аллаха и тщательный опекун всего мира; написал настоящий инструмент для всех людей его народа и его религии, как надёжное и положительное обещание сделанное к христианской нации, последователям Назарянина, кто бы они не были, будь то благородные или вульгарные, почётные или иначе, говорю так Я: Кто из моего народа дерзнёт нарушить моё обещание и клятву, которая содержится в настоящем соглашении, разрушает обещание Бога, действует вопреки клятве и будет противником веры (не дай Бог), ибо он становится достойным проклятия, будет ли он сам царь или бедный человек, или кем бы он ни был.

Всякий раз, когда кому-либо из монахов в своих путешествиях случится остановиться на любой горе, холме, в деревне, или другом жилом месте, на берегу моря или в пустынях, или в любом монастыре, церкви или молитвенном доме, я буду среди них, как хранитель и защитник их, их товаров и вещей, с моей душой, помощью и защитой, совместно со всеми людьми моего народа; потому что они часть моего народа, и честь для меня.

В этих одиннадцати главах можно найти всё, что относится к монахам, а остальные семь глав наставляют, как относиться к каждому христианину.

Те христиане, которые являются жителями, которые по богатству своему и движению в состоянии платить подушный налог, уплачивают не более чем на двенадцать драхм с головы в год(это меньше, чем возлагалось на самих мусульман - авт.).

За исключением этого, ничего не может от них требоваться, в соответствии с прямым распоряжением Бога, который говорит: «И не спорьте (о, верующие) с людьми Писания кроме как только лучшим образом» [29:46 ]. Дайте ваши хорошие вещи им, и разговаривайте с ними, и препятствуйте всем во вреде им.

Если случится что женщина-христианка выйдет замуж за мусульманина, мусульманин не должен пресекать склонность его жены, чтобы удержать её от церкви и молитвы, и практики её религии.

...Никто не должен приставать к ним, когда они путешествуют на дороге.
Какими бы церквями они не обладали, никто не лишит из них.
Кто принимает решение об аннулировании любого из этих моих указов, пусть точно знает, что он аннулирует приказ Бога.

...Никто не должен брать в руки оружие против них, но, наоборот, мусульмане должны вести войну за них.

И под этим я повелеваю, что ни один из моего народа не дерзнет не делать или действовать вопреки этому моему обещанию, до конца мира[5]."

                *                *                *

Без преувеличения эту охранную грамоту для христиан можно назвать образцом веротерпимости.

И как раз вовремя здесь вспомнить слова одного мусульманина, бедуинского вождя, адресованные тому же Рыцарю Печали:
"Мы хотим поблагодарить тебя. Сам Всевышний послал тебя нам на помощь... Он наблюдает и твою скорбь, но Всевышний  также видит и цель всякой нашей боли."

Ушли из нашего мира своими скорбными дорогами люди чести, способные на поступки, которыми потом восхищались бы  поколения. Ушли последние из могикан.

Но здесь нельзя не вспомнить, что печальный рыцарь у себя на родине был осуждён церковью и сослан на 20 лет "в крестовый поход". Но удостоился слов восхищения, благодарности и чести от своих врагов.

Как всё неоднозначно в этом мире...


Рецензии
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.