Призвание варяга гл 23 Утро в Новгороде

Лучи ласкового утреннего солнца беззаботно ласкают кожу, веселые блики прыгают в соломенных волосах. Рёрик проснулся неожиданно и резко. Что-то снилось ему под утро. В пьяных грезах ему мерещилась Вольна, какая-то напуганная и измученная. Сон перепутался с явью. То ему виделось, как она бежит вдоль реки, то сидит рядом с ним как невеста на этой свадьбе с пирующей дружиной, недовольная от того, что он пришел в Новгород со своим войском и устроил тут погром. Но вот он целует ее губы, гладит шелковые волосы, нежно шепчет ее имя…А она, содрогаясь в его руках, плачет и что-то невнятно лопочет. Ее прекрасный бархатный голос отчего-то больше походит на мышиный писк. Открывая глаза, он видит пред собой чужое лицо.

Наваждение улетучивается. Вольны нет. Эта новгородская княжна. Скверная ночка.
Равнодушным взглядом Рёрик обвел спящее рядом тело и отвернулся. Раннее утро. Из полуприкрытых ставен повеяло холодным бодрящим ветерком. На улице свежо и хочется скорее туда.

Рёрик подошел к окну, окинул взглядом опустевшую улицу. Двор будто вымер. Разбежались все. Побросали дома и скотину. Но можно не волноваться: деваться им некуда – вернутся.

Одевшись и захватив с собой оружие, Рёрик вышел из опочивальни. Но не пройдя и пары шагов, запнулся обо что-то увесистое. Это оказался спящий Трувор, укутанный в какие-то покрывала, недовольно проворчавший что-то неразборчивое и перевернувшийся на другой бок. Впрочем, кому тут еще быть? Трувор предан, как старый пес. Никогда он не оставляет Рёрика одного, всегда рядом его меч, готовый разить зложелателей князя.

Рёрик перешагнул спящего и отправился вниз по лестнице. На первом ярусе царила тишина, разрезаемая дружным храпом. Натешившаяся дружина спала. Вернее, та ее часть, что пришла сюда из праздничных изб вслед за князем, дабы охранять его в случае возникновения опасности.

- Пора…- с этими словами Рёрик отвесил легкого пинка подвернувшемуся под ногу Ингвару. Сон застал того врасплох рядом с лавками, на которых храпели Ньер и Гуннар. Продолжая подобным образом будить попадавшихся по пути воинов, временами сопровождая все это ругательствами, князь добрался до двери и вышел на улицу.
 
Приятно было узреть хоть одно бодрствующее лицо - храбрый Ратмир сидел на ступеньке и точил меч, периодически щурясь по сторонам, словно ястреб на охоте.

- Княже! С пробуждением! - поприветствовал Ратмир, который еще вчера был оставлен дозорным и ничего не пил.

- Ты один тут? Остальные где? - зевнув, полюбопытствовал Рёрик.

- Кто в банях, кто спит…Половина набралась порядочно давеча! - заулыбавшись, начал Ратмир. - А я ж, князь, уже на речку сбегал! Тут недалеко! Хороша водица, бодрит! - Ратмир кивнул в сторону реки.

- Я тоже, пожалуй, на речку подамся…А ты буди остальных, скоро начнем сборы, - снова зевнул князь, потягиваясь.

- Как же так? А передохнуть, сил набраться…- устало вздохнул Ратмир.

- Нет. Нет времени на отдых, - зевнул Рёрик, который и сам был бы не прочь проспать денек другой.
- Многие не готовы выступить, - заметил Ратмир.

- Кто не готов, может остаться, - кивнул Рёрик. Впрочем, все желают отправиться со своим воеводой. Ведь сидя на одном месте, денег не заработаешь.
 
- И где Хельми? Он часом не забыл, что здесь за старшего останется?

- Видел я его с утра. Был он в конюшне с Кнудом. Напомнил я ему о его предназначении…

- Хорошо! Молодец! - похвалил Рёрик. А после неспешно  пошел за околицу, с интересом осматриваясь по сторонам. Утром все выглядело несколько иначе, чем вечером, в свете звезд и огня.

Ратмир подскочил, как петух на насесте, и принялся расталкивать тех, кто так еще и не понял, что пора просыпаться. А Рёрик тем временем добрался до реки. Спокойная, но, и впрямь, по-осеннему холодная вода, рябила там и тут на ветру.

Бросив одежду на берегу, Рёрик с разбегу окунулся в темный омут. Тысячами ледяных кинжалов врезалась вода в отдохнувшее тело. Дыхание перехватило на миг, но сразу отпустило. Вынырнув поодаль, тряхнув шапкой промокших волос, он уже спокойнее поплыл поперек речки. Вскоре в компании какого-то радостного пса к реке подоспел заспанный Трувор с сомнительной кожаной флягой в руках.

- Снадобье лекарственное несу! - весело вопил Трувор с берега.

К возвращению князя все уже были на ногах и готовились пуститься в осиротевший Изборск, пока не ведающий, что за горе постигло его этой ночью.

Гл. 24 Дорогой муж http://www.proza.ru/2017/04/09/698


Рецензии
Вот здесь, Анна, Рёрик уже другой, более понятный, более человечный. Но вообще, какое жестокое время вы выбрали для романа! С уважением,

Элла Лякишева   02.10.2017 13:06     Заявить о нарушении
Мне кажется, абсолютно отрицательных героев быть не должно; все-таки в каждом человеке есть что-то хорошее (даже если плохого больше))))

Лакманова Анна   02.10.2017 14:13   Заявить о нарушении