Призвание варяга гл 8 Девичество

Шелест листвы в танцующих кронах берез. Теплый южный ветерок. Холода давно минули. Впрочем, в родном Новгороде всегда отрадно. Быть может, он пока не так укреплен, как некоторые другие поселения, но зато здесь все самое лучшее. Самый белый снег и самое яркое небо.

Варвара, младшая из трех дочерей Гостомысла. С ее именем связаны упования семьи – красивая и смышленая – она принесет пользу себе и городу. Но это в будущем. А пока она лишь ребенок. Вдалеке от суеты лежит на опушке леса и мечтательно вглядывается в бескрайнюю синь. Княжну мало волнуют обыденные вещи. Ее ум чаще занимают отвлеченные вопросы. Добро и зло, звезды и небо. Где-то в глубине кучных облаков, как говорят, находится обитель могущественного Сварога . Интересно, кто это выяснил…Ведь чтоб узнать наверняка, надо сперва взлететь к небу, наверное, на большой птице.

Не заметив того, Варвара уснула. Трава в поле была высокой. Потому княжна не боялась, что повстречается тут с кем-либо. В таких зарослях ее непросто заприметить. Она нередко засыпала на ароматной подстилке из луговых колокольчиков, когда не хотела возвращаться домой, где ее зачастую ожидали упреки и грызня.

Сон младшей дочери Гостомысла всегда был крепок. Однако на этот раз ей не удалось выспаться под колыбельную ветра. Чьи-то голоса разбудили ее. Сначала она услышала сквозь дрему какую-то возню. А потом и вовсе проснулась.

- Что ты наделал?! – послышался сердитый женский голос, который даже спросонья показался Варваре знакомым. – Я же сказала, только не в меня! Недотепа!

- Ты также сказала, что нам нужен ребенок. Наследник Гостомысла! - напомнил мужской голос, который Варвара слышала впервые.

- Но не сейчас же! – гаркнул женский голос. - Не сейчас же, когда князь в походе уже много дней!

- Может, он вернется завтра, - возразил мужской голос, затем послышалось зевание.
 
- А если через год? Надо сперва дождаться его возвращения. Я не могу оказаться с животом в его отсутствие! Неужели это неясно?!

- Не серчай, я же осторожно, - попытался утешить мужской голос.

Варвара нахмурилась, узнав, наконец, хозяйку женского голоса. Это же Злата! Наложница отца. Сомнений нет!

В силу неопытности своей юной непорочной натуры, Варвара не поняла половину из того, что обсуждали любовники. Однако одно ей все же было ясно - надо поскорее сообщить батюшке о том, что Злата была в поле наедине с каким-то мужиком! О боги, но князь же в отъезде…А поверит ли он такому сообщению о своей любимой наложнице? Чтобы не усомнился, нужно знать, хотя бы, кто тот человек, который сейчас возле Златы.

Приподнявшись на локте, Варвара уже хотела высунуть голову из травы, но потом передумала. Она сама не знала почему. Просто решила не делать этого, а выждать. Пусть эти двое соберутся уходить, и тогда уж она распознает, кто есть кто.

Но замыслу княжны не суждено было претвориться в жизнь. Над простором уже летел чей-то скрипучий глас, выкрикивающий ее имя.

- Я сколько буду тебя искать! – раздались вопли уже совсем близко от Варвары. Они вылетали изо рта худой высокой девушки, направляющейся прямо к месту, где отдыхала Варвара. Бледное лицо пришелицы выражало недовольство. Впрочем, ранняя морщина на переносице говорила о вечном напряжении хозяйки. Раздраженность чувствовалась в ее движениях. В самой походке крылось что-то неспокойное.

Велемира – княжеская дочь от первой жены Гостомысла. Ее мать умерла от родильной горячки, подарив князю двух сыновей и двух дочек – собственно, саму Велемиру и еще Росу. Сыновей Гостомысл потерял одного за другим не так давно, но бодрости духа вместе с ними не утратил. Велемира считалась рассудительной и правильной сестрой. Она была старше других детей Гостомысла. И во время отъездов отца считалась тем человеком, который присмотрит за сестрами и теремами.

– Я знаю, что ты здесь! - верещала Велемира. - Вылезай из муравы!

Варвара уже не знала, как и поступить. Она полагала, что лучше сделать вид, будто ее тут нет. И таким образом все же довести дело до конца. Выяснить, кто те двое, что уединились в разгар летнего денька. Но тут на ее лицо пала тень – уперев руки в бока, над ней накренилась старшая сестра.

- Велемира...- Варвара старалась выглядеть самодостаточной, но в душе ей было не по себе под сверлящим взглядом сестры, которую она немного побаивалась.

- Зачем ты здесь, когда твое место в тереме? Пойди и займись рукоделием, - начала Велемира, все больше раздражаясь. Ей не нравилось то легкомыслие, с которым Варвара катит по жизни. Но еще больше ей не нравилось то, что окружающие считают это пристойным. Ведь если б кто-то из других девушек позволил бы себе подобное поведение, то был бы надолго заперт под замок. - Княжне не подобает гулять одной, тем паче, вдали от дома! Ты же не челядь! Что скажут люди?! В горницу! Живо!

- Иду, иду, - отряхивая юбки, Варвара встала на ноги. Огляделась по сторонам, пытаясь увидеть хоть кого-то в поле, помимо них с Велемирой. Но ничего, кроме зеленого ковра, ей разглядеть не удалось. А голоса голубков, разумеется, стихли. Слышался лишь шум леса, колыхающего листвой.

- Зачем вышла с княжеского дворища? - впившись, старшая княжна уже не хотела отпускать жертву. - А если тебя украдут? А затем потребуют выкуп? - Велемира дернула Варвару за косу, чтобы привлечь внимание к своим словам. Старшей дочери князя показалась, что ее сестра рассеяна. - А вообще-то, с тобой много чего можно сделать. Сама должна соображать, не маленькая. Впрочем, может, для того ты тут и шляешься одна?! Когда отец вернется, я все ему расскажу! Как ты постоянно шатаешься, не пойми где, и не пойми с кем! Я не буду больше скрывать твои проделки! - погрозила Велемира, попутно отмахиваясь от назойливой осы, которая прицепилась к ней, летая перед самым ее носом.
 
Варвара промолчала, хотя была в гневе от столь гнусной клеветы. Ничего постыдного она себе не позволяла. Ходила гулять, как и все, в ее лета. Только и всего. Скорее б вернулся батюшка! Без него оно, конечно, спокойнее. Зато когда он в городе, Велемира всегда тише травы.

- Немедля возвернись в терем! – голос Велемиры сорвался на визг. Для пущей убедительности княжна повелительным жестом указала младшей сестре в сторону изб.
Варвара знала, что Велемира не любит ее, и любой повод будет для той хорош, чтобы наябедничать отцу. И хотя князь всегда был снисходителен к проказам самой младшей княжны, Варвара все равно опасалась этих жалоб. А все потому, что у Велемиры невозможный нрав! Единственное, что нужно сделать – выдать ее поскорее замуж! Тогда, возможно, она перестанет отравлять дни своим ворчанием!

А в этот же самый миг в траве, всего в дюжине шагов от сестер, словно мыши под метлой, затаились Злата и ее возлюбленный - белобрысый детина с низким широким лбом и дюжими плечами.

- О, Макошь, спасай……- наложница Гостомысла зажала рот ладонью. – Варвара была здесь все это время…- на сей раз Злата обращалась к своему знакомому, который возлежал возле нее в сомнительном облике. - Нельзя позволить ей заговорить…Она нас выдаст. Она не могла не узнать моего голоса…

- И чего делать надобно? – уточнил низколобый, потягиваясь.

- Сам как полагаешь?! – Злата вгрызлась взглядом в своего непонятливого любовника. – О боги…- Злата закатила глаза. – Сделай так, чтоб мы больше о ней не говорили…Разве что помянули в праздник…

- Она же княжна? – застопорился низколобый.

- И что?! – еще больше разозлилась Злата, попутно натягивая на себя одежды. - Одно ее слово - и нас с тобой по костям разберут!

- А со второй что делать?! Ее сестрицей?! – низколобый понял, что Злата дело говорит. Нельзя тут сомневаться и надо поскорее покончить с опасным свидетелем.
 
- Уже ничего…Луд тебя побери! Они ушли…- Злата замахнулась и ударила по траве. Былинки отклонились в сторону от ее руки. – Медленно собирался…

- Тебе то быстрее, то медленнее, подавай. Тебя не разберешь…- поддел детина.
 
- Хорошо, что Гостомысла нет…- не обращая внимания на трепотню спутника, размышляла Злата вслух. – Но он может появиться в любой день. Мы не должны терять времени…Вдруг она кому-нибудь разболтает?! Тебе ясно?

- Да понял я все…Как я токмо поймаю ее? – беспокоился детина, также уже обряжаясь в шмотки.

- Я все устрою…- Злата откинула золотую волну волос за спину и поднялась, озираясь по сторонам. – Сначала я пойду. Ты выжди. Сразу за мной не следуй.

****
Варвара играла с кошкой, когда вдруг услышала негромкий стук в дверь. Оказалось, что на крыльце ее ожидала Злата. Неожиданно приветливо улыбнувшись, наложница Гостомысла вошла в сени. Варваре пришлось посторониться, чтоб не соприкоснуться с неприятной для нее женщиной. 

- Я хотела предложить тебе...- начала Злата, осматриваясь в тереме.

- Нет, не надо…Благодарю…- Варвара уже полдня размышляла над положением, в котором оказалась. Но так ни к чему и не пришла. Будучи желторотым птенцом, малосведущим в житейских делах, она даже не предполагала, что кто-то может желать ей зла. Она ведь никому ничего не делала дурного!

- Но ты ведь даже не знаешь, что я имею в мыслях, - Злата присела на лавку, оглядев стол, на котором лежал кусок какой-то ткани. – Что это? Вышивка? – непринужденно поинтересовалась Злата. Обычно она не заходила к дочерям Гостомысла. Вскользь встречаясь с ними на улице, она чаще всего отворачивалась от них, как и они от нее.

- Карта…

- Какая карта?..- думы Златы были полны только тем, как выманить княжну с княжеского дворища.

- Княжества…- Варвара не была охотницей рукодельничать, хотя ей постоянно твердили о необходимости создания приданого. И все же пяльцы и прялка не особенно увлекали ее. Но коротать досуг как-то требовалось. Ей нравилось рассматривать карты отца. Также она любила читать хозяйственные записи, которые велись на обычной бересте, но притом бывали занимательнее узоров на рушнике.

- Так ты пойдешь со мной на реку? – с улыбкой уточнила Злата, взяв на руки кошку. Та как раз собиралась шмыгнуть из дома, но наложница Гостомысла перехватила ее по пути.

- Я не умею плавать…- призналась Варвара. – Так что мне неинтересно на реке…

- Не умеешь плавать? – Злата на миг задумалась. – Надо непременно освоить сие. Я смогу научить тебя, если желаешь. 

- Нет, нет, не нужно…- отказалась Варвара. Когда она была совсем маленькой, то упала в воду. Пока няньки вытаскивали ее на поверхность, она уже почти успела задохнуться. Воспоминание о том эпизоде  отпугивало с тех пор ее от любых водоемов.

- Как это - не нужно? – Злата чесала за ушком постепенно разомлевшую в ее руках кошку. – Очень нужно. Это твоя безопасность. Вдруг ты свалишься в реку или озеро…Или такое несчастье произойдет с твоим ребенком…Ты должна уметь плавать на любой случай.

- Ну я даже не знаю, - Варвара смотрела на невозмутимое лицо Златы и уже начинала сомневаться в том, что слышала именно ее голос в поле. Вдруг это ошибка? Мало ли на свете похожих голосов?

- Признаюсь, я пригласила тебя не для того, чтобы барахтаться на мелководье. Я хотела поговорить с тобой. Видишь ли…- Злата продолжала нежить в руках сонную кошку, которая уже не думала никуда убегать, убаюканная медовой речью гостьи. – Я знаю, что ты и твои сестры недолюбливаете меня. Однако скоро мы станем одной семьей…Ваш отец женится на мне, как только вернется из похода, - приврала Злата. На самом деле, Гостомысл ничего такого не обещал. По крайней мере, в отсутствии наследников. – Это дело решенное. И мне бы не хотелось, чтобы все оставалось таким, каким оно есть сейчас. Поверь, у меня самые искренние чувства к вашему отцу и благорасположение к вам самим. Я не знаю, смогу ли я убедить твоих сестер в том. Но я вижу, что ты не такая, как они. Вижу, что ты не судишь пристрастно о человеке, которого не знаешь…Так ведь?

- Да…- растерялась Варвара, которая, по сути, была еще доверчивым ребенком, хоть и потихоньку взрослеющим. Никогда прежде Злата не говорила со своими будущими падчерицами в столь доброхотном тоне. Обычно она лишь недовольно фыркала в их присутствии и жаловалась на них строгому родителю.   

- Прогуляемся вдвоем. Я расскажу о себе. О моей жизни до того, как я оказалась здесь, в доме вашего батюшки. И ты увидишь, что я не такая дурная, как обо мне принято судить…- продолжала Злата. - Я спрашиваю себя, где сейчас ваш батюшка, чем он занят и не забыл ли обо мне… Я чувствую себя очень одинокой, потому что здесь меня никто не любит…И я была бы очень рада, если б ты стала моим другом, которому я могу открыть сердце…- голос Златы лился словно сладкая песня. А кошка на ее руках уже совсем разморилась. Подергивая ухом, всегда осторожный пушистик теперь дремал на чужих коленях.

****

Варвара стояла на мостике и смотрела вдаль на заходящее солнце. Отказавшись от уроков плаванья, она не смогла совсем отринуть любезное предложение любимой женщины отца. «Не будем купаться, раз не хочешь. Полюбуемся закатом с моста», - предложила тогда Злата. Они условились встретиться на мостике, а потом вместе пройтись, дабы развеять дым былых разногласий. И вот сейчас Варвара услаждалась видами в одиночестве: мать идеи поздних прогулок задерживалась.

Местечко, и правда, было живописное. Мостик перебежал глубокий, густо поросший крапивой овраг. На дне его поблескивала речушка. Обычно тут было неглубоко. Но теперь уровень воды поднялся из-за непрерывных дождей последних недель. По обеим сторонам оврага шел лес. Деревья в нем были старыми и могучими. Их ветви тянулись друг к другу будто для рукопожатия.

На улице смеркалось. Подул прохладный ветер. День выдался погожий, но к ночи, кажется, грядет непогодица. Варвара покрепче запахнулась в платок. И тут услышала шаги. Повернув голову, она увидела, что по мосту идет крепкий детина. Из-под низкого лба недобро блеснула пара глаз, устремленных однозначно на княжну.

Сначала Варвара топталась на месте, засматриваясь красотами подступившего вечера. Но, по мере приближения детины, они все меньше занимали ее. Причиной тому была веревка, которая неожиданно возникла в руках пришельца. Будто подхлестнув ей в воздухе невидимого коня, он бросился к княжне.

Взвизгнув во весь окрест, Варвара подхватила подолы и помчалась по шаткому деревянному настилу, не дожидаясь того момента, когда веревка окажется на ее шее. Княжна не отличалась особенными физическими способностями и бегала не лучше других девиц. Но сейчас у нее будто прибавилось сил. И все же расстояние между ней и нападающим все равно неминуемо сокращалось. Как бы быстра и целеустремленна она ни была, детина оказался проворнее. Так она и внеслась в лес – на всех парусах, в облаке воплей и опасений.

Их разделяла лишь пара шагов, как вдруг Варвара резко изменила курс и юркнула за ель, что была по левую ее руку. На сей раз детина не успел последовать за ней. Тяжелая дубина со всего размаху засвистела ему по морде. Справа за сосной таился парень, вооруженный этим нехитрым оружием.

Вопреки ожиданиям княжны, детина не свалился без чувств. Не даром веса в нем было почти столько же, сколько в диком кабане. Озверев от внезапной атаки, низколобый уже собирался броситься на неожиданного защитника дочери Гостомысла. Но тут же получил какой-то палкой по хребту и свалился на землю.

Детина был несилен в науках и прочих умственных нагрузках. Но зато в схватках он кое-что смыслил. И сейчас он понимал, что ему одному не одолеть двоих парней с дубинами. Ну или, по крайней мере, не одолеть без существенных потерь. Он бы легко справился с каждым из них по отдельности. Но не с двумя сразу. К тому же, теперь уже ясно, что это спланированная засада…

Вскочив на ноги, низколобый помчался наутёк, надеясь на то, что погони не будет. Но и тут он ошибся. Двое парней ринулись за ним.
 
- Его обязательно нужно поймать…- крикнула вслед удаляющимся Варвара, потирая ушибленный локоть – она ударилась обо что-то пока убегала, даже не заметив обо что именно.

Ну разумеется, злодея надо поймать. Это было в духе Варвары – подчеркивать очевидное. За покушение на княжескую дочку его ждет долгая и мучительная смерть. Какие бы мотивы не подвигли его на сие действо, можно сказать, что он обречен. И это понимали все присутствующие, а особенно, сам агрессор. И это осознание придавало ему сил и скорости. Он понимал, что любая участь будет лучше, чем оказаться пойманным этими двумя парнями, которые явно были знакомы княжне.

Варвара сначала хотела устремиться следом за погоней, но потом передумала и решила оставаться на месте, вспомнив указания, загодя полученные от своих другов. Самое время полюбоваться видами, открывающимися с мостика.

Уже совсем смерклось. И княжне становилось не по себе. Что там у них стряслось? Почему их так долго нет?!

И тут из темноты вышагнул силуэт. Варвара сначала отступила, хватаясь за шатающуюся загородку. Но потом выдохнула и пошла навстречу пришельцу, узнав своего вернувшегося друга.
 
- Пересвет…Ты меня напугал…

- Прости…- парень подошел к княжне и с заботой оглядел ее. – С тобой все ладно?
 
- Да…Ты сам как? Не ранен? – Варвара тоже тревожилась о друге детства. - Где Добрыня?

- Сейчас придет. С нами все хорошо…Однако…- парень выдохнул, думая, как получше объяснить дальнейшее. – Твой покуситель...Оступился и свалился в овраг, когда удирал от нас. И похоже, свернул себе шею. А может, ударился обо что-то…Короче, посягал на тебя, а в итоге сам отправился к прародителям…

- Так он мертв…- Варвара приложила ладонь ко лбу, поразившись непредвиденному исходу.

- Надо поскорее рассказать все князю…Как только он вернется.

- Нет, не нужно ему ничего рассказывать, - Варвара потерла виски. – Кроме моих слов, нет никаких доказательств того, что сей покуситель и Злата связаны между собой.

- Твое слово значит больше любого доказательства, - заверил Пересвет.

- Ты так в этом уверен? А если я ошиблась? Или мне показалось? Ведь все дети Гостомысла недолюбливают милую Злату, вот и катят на нее…И что, в конце концов, я делала одна в поле за пределами княжеского дворища?! Вот какие вопросы задаст мне отец!

- Пусть задает! На каждый его вопрос имеется правдивый ответ у тебя! – Пересвет оглядел свою подругу с восхищением. Он был постарше нее, но, тем не менее, всегда восторгался ею. Про себя, конечно, не вслух.

- Ответ-то имеется. Но также имеются Злата и Велемира…- Варвара облокотилась на загородки мостика. - Знаешь, я тут, пока стояла на мосту, о многом подумала…- княжна развернулась к своему другу. - Если б ты не сказал, что меня попытаются убить, я бы сама до такого не додумалась. Да я до сих пор не верю, что это правда…- неоперившаяся пичужка действительно не была готова к козням взрослых птиц. - Я не ожидала такой подлости. И не буду ожидать в будущем!

- Я не понял ничего…- улыбнулся Пересвет, оглядев подругу в свете месяца. Она всегда казалась ему прекрасной. Но самое большее, что он мог себе позволить, это разговаривать с ней.

- А если Велемира и Злата захотят оговорить меня? Почему бы и нет? – несмотря на младые годы и недостаток опыта, княжна была неглупа и быстра училась. И сегодняшний день научил ее многому. - Злата может сказать, что в поле была я, а не она…Или еще хуже…Я и ты, например. В попытке защититься, заявит, что это она застукала меня, а не я ее!

- Да кто будет слушать эту гульню непотребную?! – Пересвет первым догадался о том, что княжне грозит опасность после ее прогулок по полю и предупредил ее сразу, как она рассказала ему о своем приключении. Однако он не был сведущ в отношениях домочадцев князя.

- Батюшка. Он же любит ее…К тому же, могут послушать Велемиру. Знаешь, она сказала мне сегодня: «Когда отец вернется, я расскажу ему, как ты постоянно шатаешься, не пойми где, и не пойми с кем». Это преувеличение…Однако…Как бы еще мне самой не найтись среди виновных…Понимаешь? Велемира подставит меня легко. Она всегда делает так, что я оказываюсь виноватой. Ей нравится чернить меня. И она мечтает, чтоб меня наказали построже.

- Из простой неприязни она не станет губить тебя, - усомнился Пересвет, жуя в зубах травинку.

- Видишь ли, там другое…Отец женихов нам выбирает…- открыла Варвара, не заметив в скудном освещении, как ее друг изменился в лице после ее слов. - И Велемире не нравится, что с ней вопрос уже решен. Замуж за сына Аскриния пойдет…Люди богатые, сын главы вече, но не князь все же…

- Могу сказать только одно – это нападение пошло тебе на пользу, - пошутил Пересвет. - Передо мной уже не пустоголовая девчонка, а государственный ум…

- Государственный ум, который может очутиться в положении еще худшем, чем этот беглец…- Варвара кивнула в сторону оврага, поросшего зарослями крапивы. – Ты пойми, Злата будет все отрицать. Даже то, что заманила меня сюда…А отец спросит, что я делала одна за пределами дворища, вечером, на мосту!

- Как что?! Ловила злодея вместе с нами…Я смогу это подтвердить.

- И тоже окажешься под ударом. Скажут, что ты попросту выгораживаешь меня. Или себя. Или нас! А Злату мы оговорили. Ты ведь знаешь, как она дорога отцу!
 
- И что ты предлагаешь?! Оставить все, как есть?!

- А что еще? Честь отца восстановлена, я полагаю…Мы свой долг выполнили, как могли.

- И ей все сойдет с рук?!

- Я боюсь, батюшка не переживет ее измены…Помню, однажды он сказал мне…«Злата - мой последний рассвет. Большое утешение». А после этого приказал прекратить жаловаться друг на друга.. Где же сейчас батюшка…

Гл. 9 Советник http://www.proza.ru/2017/04/09/643


Рецензии
да, Велемира - это фрукт! Не зря её любят осы. С уважением,

Элла Лякишева   27.09.2017 19:00     Заявить о нарушении
Ахаха, точно :) Спасибо , Элла ! :)

Лакманова Анна   27.09.2017 19:14   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.